Николай Пихтин:

Видео 14:34, 30 марта 2018 73 2

«Почему у нас в городе нет экскурсионных автобусов? Маленький автобусик ходил бы от Театралки...Я бы сам с удовольствием на нём прокатился»


Расшифровка передачи «Особое мнение» от 9 июля

Ведущий: Владимир Сметанин (В.С.)

Гость: Николай Пихтин (Н.П.)

В.С. - Здравствуйте, начинается программа "Особое мнение", меня зовут Владимир Сметанин. Гость в студии сегодня -

член общественной палаты Кировской области, директор издательства "Новая пресса" Николай Пихтин, и в ближайшие

полчаса с небольшим именно его особое мнение мы и услышим. Добрый день, Николай!

Н.П. - Добрый день.

В.С. - Сегодня повезло с погодой, не так жарко.

Н.П. - Да.

В.С. - Очень приятно передвигаться по улицам города.

Н.П. - Поприятнее.

В.С. - Да, поприятнее. И, соответственно, голова рождает много светлых мыслей, я надеюсь. Немало этих светлых мыслей у нас сейчас прозвучит в эфире. Давайте вернемся сразу же к заседаниям общественных организаций. Заседание состоялось 5 июля, в пятницу, в библиотеке имени Герцена. Вы там присутствовали и темой обсуждения была "исторические названия улиц Кирова". Вот тот самый проект, который реализуют в нашем городе "Единая Россия" с мая этого года.

Н.П. - Да, это заседание было направлено на то, чтобы можно было говорить о просвещении, просвещении народа, что люди должны знать, как улица называется, почему они так называются, ну и все это.

В.С. - Это единственная мера размещения _ таблички с историческими названиями?

Н.П. - Почему? Отнюдь нет. Здесь комплексно, но таблички - они нужны, безусловно. Пусть, естественно, не на каждом доме, но нужно их ставить. Чтобы люди знали, как эта улица изменялась, что она называлась вот так, потом так. Ну и, кроме того, рассказать, почему она так называлась. Я считаю, что это очень важно.

В.С. - А на какие, в первую очередь, слои у нас рассчитано вот это всё?

Н.П. - Вы знаете, если эту табличку креативно, нормально, правильно сделать, в нужном месте установить, то все будут читать.

В.С. - Я просто сомневаюсь: молодое поколение в общей своей массе насколько заинтересовано в появлении этих табличек?

Н.П. - Нет, будут читать, я почему-то уверен. Единственное, что я говорю, они должны быть в удобо читаемом месте, так скажем, распределены, а не на уровне трех метров в высоту где-то висят.

В.С. - То есть технологически расположены.

Н.П. - Да, да. Я в прошлом году был в Севастополе и обратил внимание: там вот такие таблички висят, в частности. Усть площадь Ушакова, там она 4 раза переименовывалась и все 4 названия висят, и описано, какая она была. И на других. Также в Евпатории был, там ему 2 тысячи лет, городу, и тоже такие таблички присутствуют.

В.С. - Как вы думаете, по времени этот проект сколько может жить?

Н.П. - Если смотреть в разрезе просвещения, то, наверное, очень долго. И я считаю, есть смысл даже поговорить о том, чтобы его сделать внепартийным. Почему только "Единая Россия".

В.С. - То есть привязка к партии вас несколько смущает?

Н.П. - Ну не то что смущает, но как бы... Настораживает.

В.С. - Настораживает? В принципе, наверное, как-то можно отгораживаться лично, да?

Н.П. - Я и говорю: сделать его внепартийным. Лучше другие, как желающие, приходят, помогают. Но упор сделать именно на просвещение. И то, это я предложил. Не знаю, посмотрим, может быть, что-то и сделают в этом направлении.

В.С. - Вы имеете в виду, это предмет в школе...

Н.П. - Да, это предмет в школе. Когда я учился, у меня был предмет "Родная речь". Ой, "Родной край". Но дело в том, что он был как бы вообще в Вятском крае. Я считаю, что народу, наверное, разумнее его привязать к конкретному населенному пункту. Например, для Кирова, ну там общее, понятно, привязано - пусть про Киров. В Слободском - про Слободской, Белая Холуница - про Белую Холуницу.

В.С. - А как быть в более мелких населенных пунктах? Например, деревня, село.

Н.П. - Надо думать, как. Это специалисты, педагоги наверно могут решить как-то, то ли факультативно у себя проводить занятия, то ли сами они у себя, местные историки, краеведы, может, напишут что-то. Просвещать-то надо.

В.С. - Как раз один из сложных вопросов, мне кажется, вопрос кадров: кто, собственно, будет... преподавать.

Н.П. - Нет, преподавать сейчас: ведь есть естествознание, предмет, там преподается. То есть преподавать-то будут, а проблема в том, кто учебник то напишет?

В.С. - То есть, учебник обязательно будет нужен?

Н.П. - Мне кажется да, конечно.

В.С. - А мне кажется, в селах почему бы не приглашать старожилов?

Н.П. - Я говорю, есть краеведы, и во многих селах есть организаторы, которые сами на своих средствах содержат какие-то музейчики или еще что. И они прекрасно знают историю своего края.

В.С. - А если будут приглашаемые люди, то наверное вопрос оплаты их труда встанет.

Н.П. - Ну, наверное.

В.С. - Или она на общественных началах должны все делать?

Н.П. - Мне кажется, если им эта идея понравится, педагогическому сообществу есть смысл собраться и между собой обсудить как-то эту технологию, и как это сделать. Они, наверное, лучше знают.

В.С. - В моей школе все-таки был предмет "Краеведение". Он, могу ошибаться, есть и сейчас, наверное, но он не входит в перечень обязательных предметов и его могут по выбору каким-то образом школьники изучать?

Н.П. - Возможно. Я вот тут не буду говорить, но я о чем говорю: что мне кажется, нужно делать жестче привязку к населенному пункту, где человек живет, чтобы он знал свою улицу. А не так, что, вот, я предложил, не знаю, преподаватели это воспримут или нет. Обычно ученики приходят в школу и пишут сообщение "Как я провел лето". А почему бы не написать сочинение "Я живу на улице такой-то, потому что...". Пусть они рассказывают о своей улице, почему она так называется, чем она нравится или не нравится.

В.С. - Ну, я думаю, даже не летом, а круглогодично в общем-то.

Н.П. - В принципе да. Это школьника спровоцирует на то, чтобы он интересовался историей, поузнавал, порасспрашивал, может быть.

В.С. - Но личность педагога, преподавателя тоже, наверное, много значит...

Н.П. - Очень.

В.С. - Можно своим примером как-то может заразить ребят. Поразмышлять на эту тему, порассказывать об этом.

Н.П. - Конечно.

В.С. - Подборка кадров должны быть, конечно, идти таким образом... Вообще реально ли это? Насколько?

Н.П. - В таких случаях, как говорят, была бы политическая воля.

В.С. - Почему бы той же партии не присоединиться к этому.

Н.П. - Почему бы и нет, не присоединиться, не организовать все это дело. Было бы желание, все можно сделать.

В.С. - Например, учитель - член той же партии "Единая Россия", и по партийной линии ему пришла указка: "Так, нужен вот такой предмет, "Мой родной край"...

Н.П. - Да, только чтобы преподавание этого предмета не агитировало свою партию.

В.С. - Что, по вашему мнению, там должно быть? Вот поподробнее в этом курсе.

Н.П. - Ну, я еще раз повторюсь: по конкретному населенному курсу. Киров - по Кирову, Вахруши - Вахруши, Сосновый бор - то по нему. То есть человек, живущий в каком-то населенном пункте, должен лучше знать свой населенный пункт. То есть согласитесь, наверное, когда человек читает общие фразы, к примеру "Вятский край", наверное не так у его в памяти...

В.С. - А то читаешь, а потом с трудом вспоминаешь что ты прочитал-то.

Н.П. _ да, а когда он прочитает и узнает, что у них в каком-то населенном пункте одна улица, и называется "улица Ленина", а то многие даже не знают...

В.С. - Еще должны отображаться те личности, знаменитые личности, которые родились и жили здесь.

Н.П. - Да-да-да.

В.С. - С конкретным предложением может уже выйти на департамент образования?

Н.П. - Я ведь не профессионал в таких делах, я тут вряд ли что-то смогу такое... Понимание мое есть, но... Если пригласят меня где-то, я еще это расскажу, а конкретно если - вряд ли, я же не педагог.

В.С. - Но вот любой школьный предмет, там еще и система оценок существует?

Н.П. - Да.

В.С. - Этот предмет тоже оценивать? Тоже экзамены проводить?

Н.П. - Ну экзамен - я не знаю, здесь попадет ли он под экзамены. Но я думаю, что стоит.

В.С. - Представляете, в будущем может появиться в ЕГЭ, например...

Н.П. - Ха-ха-ха!

В.с. - "Мой родной край". Почему бы и нет.

Н.П. - Почему бы и нет.

В.С. - А насколько это будет взаимосвязано с историей всего региона, историей отечества и, если заглядывать дальше, историей мировой? Тоже, наверное, должна быть какая-то привязка. Один из исторических принципов - это рассматривать все...

Н.П. - Вот у нас ряд улиц называется именами таких людей, которые в Вятке себя вообще никак не проявили, даже они в России практически не проявили, мирового уровня, где-то что-то они там сделали, а улица носит это название. А почему? Пока люди не задумываются.

В.С. - В общем, вы согласны и дальше высказывать эту точку зрения и озвучивать ее на различных площадках?

Н.П. - Конечно.

В.С. - Может и конкретные какие-то появятся...

Н.П. - Если реализуется, то буду рад.

В.С. - Хотелось бы услышать ваше мнение насчет еще одной темы, которая связана со школой. Буквально на днях у нас вышло постановление правительства о требовании школьной формы, эти правила вступят в силу с первого сентября, то есть с начала нового учебного года. Тему введения школьной формы мы неоднократно обсуждали в нашем эфире. Кому-то нравится, кому-то не очень нравится, но придется уже соблюдать эти правила каким-то образом.

Н.П. - Да.

В.С. - Написано в постановлении, что новым каким-то решением форма будет приниматься. Как она будет выглядеть, официально будет устанавливаться праздничная, повседневная, спортивная форма одежды. К какой точке зрения Вы?

Н.П. - Вы знаете, когда разговор зашел о введении школьной формы, то есть знакомые свои, и где-то в своих кругах, примерно такую точку зрения и высказывал, что каждая школа должна самоопределяться, и не должно быть на всю страну. Но все же государство у нас командное, и регулировать так наверное не совсем правильно. Если школы сами будут делать эту одежду школьникам, то у них образуется некая конкуренция в хорошем смысле слова. Будут пытаться кто-то кого-то перещеголять, выделиться как-то.

В.С. - Ввести какую-то меру все равно необходимо?

Н.П. - Какие-то критерии будут заданы. Диапазон есть для них, но я думаю, что крайностей не будет.

В.С. - Вот смотрите, в этом постановлении областного правительства говорится, что в случае введения единой школьной формы устраняются признаки социального, имущественного и религиозного различия между детьми. Так ли Вы доверяете этой формулировке?

Н.П. - Вы знаете, мне кажется, тема социального различия, она в какой-то мере есть, но отчасти и надумана. И у нас, и у вас я, по-моему, я это говорил, а детей самих-то не спросили. Вы спросите детей. Детям особо... Ну, может кто-то обиженный есть. Хочется ему щегольнуть или еще что-то. Но в большинстве они к этому относятся так: ну есть и есть, нет и нет. Пришел в этом - ладно, в этом - какая разница. Скорее всего так.

В.С. - Сейчас звучит точка зрения, что социальное неравенство может проявиться и в тех вещах, которые приносят школьники - дорогой телефон, какие-то другие дорогие гаджеты. Все равно всем понятно.

В.С. - Решение вырисовывается какое: или всем телефоны такие дорогие раздать, или у всех отнять. Наверное, это неправильно. В конце концов, надо другое воспитывать у людей. Если телефон похуже - не может у тебя семья позволить телефон получше, значит стремись! Трудись и зарабатывай больше, чтобы зарабатывать больше, чем богатый человек одевается.

В.С. - "Трудись" - родителям призыв или себе?

Н.П. - И себе, задуматься, что надо идти хорошую специальность получать, зарабатывать, чтобы и своих детей потом на будущее обеспечить.

В.С. - Не будет ли в этом некого принуждения... Общество потребления у нас, да, и все время стремимся приобрести что-то более качественное, дорогое...

Н.П. - Нет, этого не будет, скорее всего, значит надо отнять у всех и поделить. Другая точка зрения: мы будем пытаться заставлять себя человека, который может себя хорошо одеть, одеваться плохо. А у него есть свой вкус, свой стиль есть. и все это перечеркиваем, то ли?

В.С. - На индивидуальность уже наступает?

Н.П. - Конечно.

В.С. - А как быть с родителями, которые не могут себе позволить приобрести эту школьную форму? Может, бюджет, на себя взять затраты по ее изготовлению?

Н.П. - Ну, наверное может, особенно где-то в населенных пунктах области, не в больших городах. Это да, такие случаи не исключаю. Единственное,чтобы не получилось, что начали всем помогать.

В.С. - Это уже чересчур.

Н.П. - Чересчур. И чтобы не забюрократизировали, чтобы не было сбора бумаг и так далее. Не знаю, как здесь уже администрация поступит.

В.С. - А интересно, как быть в малокомплектных школах, где 20-30 человек учится, 40. там тоже необходимо?

Н.П. - Как вариант, и, по-моему, это обговаривали уже. Как вариант, если школа меньше, условно, восьмидесяти или ста человек, то форму вообще не вводить. Скорее всего, в какой-то деревне или малом поселении, где учится 30-40-50 человек, все ровно одеваются и зачем тут заставлять.

В.С. - Вопрос контроля ведь еще есть. А если ребенок пришел в праздничный день не в общепринятой парадной форме, а как-то по своему усмотрению оделся, и его учитель только должен пожурить, или еще вызвать...

Н.П. - В мое время, когда я учился, школьная форма была и для мальчиков, и для девочек. Если же кто-то неправильно одевался, то учитель, классный руководитель высказывал просто, говорил, делал замечание.

В.С. - За отсутствие ношения пионерского галстука тоже можно было на каникулы...

Н.П. - Конечно.

В.С. - А вопросы проработаны сейчас, если спросить областное правительство?

Н.П. - Вряд ли.

В.С. - Просто форма и все?

Н.П. - Да. Ну, скорее всего, школы сами должны решать. А в малокомплектные - думаю, да, смысла нет вводить.

В.С. - Наверное, мониторинг ситуации придется властям, что там будет после первого сентября по школьной форме, как это все...

Н.П. - Это больное место властей. Издать закон, там, указ, проконтролировать - это проблема большая.

В.С. - Ясно. Хорошо, закончили с темой школьной формы. Уже что поделать, придется одеваться ребятам в эту одежду.

Еще одна тема, тоже связана напрямую с историей нашего города, с общественными движениями, буквального сегодня в "Дневном развороте" мы говорили об этом. Завтра, 10 июля, у нас будет первый прецедент, когда будет собрана экскурсия, проект называется "Пешком по Вятке". Экскурсия - группа небольшая, 5-10 человек, они пойдут по самым известным, центральным улицам нашего города, будут узнавать об истории, истории зданий...

Н.П. - Я записался.

В.С. - Вы записались? Тем самым позицию Вы свою обозначили.

Н.П. - Это полезное, хорошее дело, нужно такие прогулки делать. И я, опять же, о просвещении. И то, что у нас Федяев начал делать информационные щиты и рассказывать, как оно было построено, кому принадлежало. Тоже полезно очень. Прогулки по таким местам развивают. И вчера я посмотрел, бросилось в глаза: из тех, кто записывается - во-первых, желающих больше, чем могут удовлетворить. Много молодежи, это очень хорошо.

В.С. - Востребованность этого проекта можно каким-то образом повышать?

Н.П. - Да, конечно. Но это будет от одной-двух этих прогулок, как будет реакция на нее в СМИ, прессе. Скорее всего, я вижу, что положительная будет реакция. Соответственно, будет больше желающих. А организаторы уже решат, как эти группы создавать, как их расширять.

В.С. - А упор нужно сделать именно на исторические здания, те, которые столетия назад были построены?

Н.П. - На вообще всё.

В.С. - Проходим мы, например, по улице Спасской, проходим мимо здания областного суда, достаточно новое здание, в том числе рассказывать и о нем?

Н.П. - Владимир, самое интересное, что очень многие и не знают, что это здание суда. Ну, стоит здание, красивое, а что там?

В.С. - Ну, если подойти, то по вывеске догадаться можно.

Н.П. - Ну это ж догадаться еще подойти, приглядеться.

В.С. - Знаменитое, и получившее большой резонанс здание пенсионного фонда на Комсомольской. Я Вас до эфира спрашивал, интересная штука с теми, кто будет участвовать этих прогулках. Они, вроде как, Антон Касанов написал, могут платить

100-200 рублей, могут вроде и не платить. Если решат, что надо отблагодарить как-то экскурсовода. У меня сразу в мозгу возникло: незаконная предпринимательская деятельность! В общем-то легко можно привязать.

Н.П. - Я сегодня с Антоном увижусь, я его спрошу по этому моменту. Но в принципе, сам факт оплаты говорит о серьезности намерений. То есть дело-то даже не в деньгах, а что человек приходит, отдает свои кровные деньги, пусть небольшие, но он уже как бы и с экскурсовода может спросить, что мол «я тебе заплатил, будь добр качественно сделай», а не просто так вот как бы «нахалявку»....

В.С. – Вот совсем недавно, тоже перед началом разговора говорили, что «экскурсии по нашему городу» - эта тема должна все-таки развиваться. У нас сейчас нет…

Н.П. – Вот буквально два дня назад, когда не было еще этого «Пешком по Вятке», еще не было даже информации, мы с ним думали, почему у нас в городе нет экскурсионных автобусов? Маленький автобусик, ходил бы он на Театралке, собирал бы еще где-нибудь людей и возил бы, экскурсии делал. Я бы сам с удовольствием прокатился и даже в выходной иногда бы прокатился, и второй раз, и третий раз, почему нет.

В.С. – Вы считаете, что эта штука была бы очень востребована?

Н.П. – Мне кажется, да, но здесь уже бизнес должен подключиться…

В.С. – Бизнес?

Н.П. – Ну здесь власти, что говорить. Это, конечно, какой-то бизнесмен должен взять что-то типа микроавтобусика, организовать билеты и все прочее, и экскурсовода найти.

В.С. – Любой бизнес преследует свои цели, чтобы получить выручку, в первую очередь. Ну а выручка вряд ли будет большая. Ну вот сколько вы считаете? Адекватная цена за такой проект?

Н.П. – Ну я, например, готов рублей двести заплатить. Это нормальная цена, и это окупаться будет. Все же экскурсовод работает, машина работает, ну как же, горючее и содержание машины и все прочее.

В.С. – У меня сейчас неожиданно возникла мысль о том, что сейчас же в общественном транспорте есть эта громкая связь, работающие динамики, почему бы туда не включить эти записи, отрывки исторические, это есть?

Н.П. – Я вот на 23-ем автобусе часто езжу и время от времени есть такое: останавливаются на остановке и рассказывают: «вот здесь рядом, на остановке здание такое-то, вот оно было так-то, такая-то улица»... То есть есть такое.

В.С. – Ну это здорово, нашелся значит такой умный человек. Я-то в последнее время в основном пешком передвигаюсь…

Н.П. – Людей в автобусе больше и когда все сидят и там рассказывают, видно, что все сидят внимательно слушают, между собой начинают что-то обсуждать. То есть людей интересует это.

В.С. – Ну а действительно, чем еще заниматься в автобусе, когда ты из пункта А едешь в пункт Б.

Н.П. – Ну вот на 23-ем я не раз слышал…

В.С. – Каким еще образом можно повышать любознательность жителей нашего города к этой старине, истории…?

Н.П. – Вот такими методами и повышать, простыми. Единственное, что в этих методах какая-то стабильность нужна, организаторы должны понимать, если какое-то мероприятие раз-два провели, а потом оно пропало, интерес у людей пропадет, а надо стабильно и нормально будет.

В.С. – А как быть зимой?

Н.П. – А что, зимой на микроавтобусе – без проблем. Я не вижу никаких проблем абсолютно.

В.С. – Да даже и прогулки возможны. Зимой город у нас приобретает совершенно иной вид и в общем-то какой-то дополнительный антураж придает.

Н.П. – Никита Юрьевич ведь у нас делал прогулки по городу, по Вятке…

В.С. – А, кстати, этот проект заглох?

Н.П. – Ну да, пока я больше не видел. Ну вот с Гусманом у него последнее вышло.

В.С. – Буквально несколько серий было. Опять же неизвестно, каков же отклик был на все это, насколько заинтересовало это жителей нашего города. Массово это было, не массово?

Н.П. – Нет, не массово это было, мда… Я бы не сказал, что массово. А вот такие «Пешком по Вятке», экскурсионный автобусик сделать, еще что-то... Вот это потихонечку будет…

В.С. – Почему бы телеканалам не предложить какие-то такие видео-экскурсии?

Н.П. – Ну у нас, по-моему, «Давеча» или «33 канал» делали проекты, по улицам с камерой шли и рассказывали. Но в любом случае большого числа откликов я не услышал, то есть насколько это эффективно, я не знаю. Здесь уже скорее нужно более тщательно готовить передачи, приглашать историков, искусствоведов, специалистов, которые будут рассказывать, а не просто – оператор и журналист.

В.С. – Готовы ли Вы лично оказать помощь этим активистам, кроме того, что вы согласны заплатить за эту экскурсию? Вы много фотографируете, я знаю…

Н.П. – Фотографирую… Ну вот сегодня мы с Антоном поговорим, я не знаю какая помощь от меня потребуется, но, скорее всего, я смогу просто обеспечить информационную какую-то помощь…

В.С. – Ну, минимум, сделать серию фотографий с этой экскурсии.

Н.П. – Ну мы с Антоном не раз уже говорили сделать что-то типа «Прогулки по улицам» и вот именно фото-прогулки, но здесь серьезная работа требуется слишком: каждую фотографию надо грамотно подписать, все это сделать, это надо уже историков подключать.

В.С. – Давайте еще раз напомним, что завтра, 10 июля, у нас состоится первая экскурсия в рамках проекта «Пешком по Вятке». В социальной сети вы можете найти информацию об этом и потом, если есть желание, присоединиться.

У нас в студии, в гостях Николай Пихтин, член Общественной палаты Кировской области, директор издательства «Новая пресса». На нашем сайте вы можете задать вопрос нашему гостю. Во-первых, спрашивает Лилия: «Кировские католики собираются провести шествие против абортов. Знаете ли

вы об этом? Как к этому относитесь? И что, сто лет просвещения и защиты прав женщин привели к тому, что баптисты теперь навязывают теперь нам, что делать?»

Н.П. – Ну я про это не знал, ну вот только из этого сообщения узнал. То, что они проводят, ну это их право проводить, но, мне кажется, наиболее эффективно это будет не вводить опять какие-то просвещения. Наверное, это будет эффективнее. И у прихожан пусть проводят такие беседы…

В.С. – А просвещения какого рода?

Н.П. – А чтоб женщины не делали аборты.

В.С. – То есть опасность последствий для здоровья и так далее? И озвучивать тоже те меры, которые у нас существуют для поддержки…

Н.П. – Конечно! А запрет может эту проблему просто-напросто загнать, как называется, «в подвал» или куда там… Ну для женщин это будет еще хуже.

В.С. – Ну вот католики, насколько я знаю, на протяжении последних лет и , собственно говоря, Православная церковь активно в этот процесс включились.

Н.П. – Все религии, по-моему, против этого.

В.С. – Да. Например, в том же Уржуме настоятель Свято-Троицкого собора регулярно организовывает такие мероприятия, выходят священнослужители на улицы и раздают листовки женщинам.

Н.П. – Но, однако, есть …

В.С. – Еще один вопрос от Натальи, наверное, будет Вам более интересен. Наталья спрашивает по поводу инициативы, которую высказали депутаты от Единой России, депутаты Государственной Думы, так вот о чем речь: «У нас, возможно, будут созданы так называемые саморегулируемые организации, которые разработают стандарты журналистики, этический кодекс, правила редакционной политики, а также объединять СМИ. При этом членство в таком Федеральном Региональном Объединении будет фактически принудительным, и издания не смогут существовать обособленно, а исключение из организации может привести к тому, что редакция будет закрыта, и учредителям запретят в течение 3-х лет создавать новые СМИ. Когда в стране наконец появится лишь одно Национальное Объединение этих саморегулируемых организаций, которые сосредоточат в своих руках полный контроль за отечественными медиа? Какие Вы видите последствия всего этого?

Н.П. – Последствия… Очень просто, будет «1 Канал», «2 Канал», газеты «Труд» и «Правда».

В.С. – Мы вернемся в медиа времен Советского Союза.

Н.П. – Вреднейшая идея.

В.С. – Вас не пугает обилие инициатив в отношении СМИ?

Н.П. – Меня пугает то, что такие идеи могут реализоваться.

В.С. – Не так давно у нас вступил в силу закон о запрете нецензурной брани в СМИ и вот буквально накануне прецедент Роскомнадзор обязал сайт, один из популярных и уважаемых многими,

Lenta.ru заблокировать три материала, где были опубликованы эти как раз-таки эти нецензурные слова. Ну, в частности, там был материал по падению метеорита в Челябинске, естественно в видеоролике русская душа понятно какими словами все это выскажет, и некоторые другие. Вот Ваше отношение?

Н.П. – Вы знаете, самое удивительно в этом деле то, не до принятия закона, не сейчас ни в одном СМИ практически мата нет. И то, что сейчас вот эти ролики – это не издательства, это не Lenta.ru, это граждане России, которые разместили ролик вот с таким матом, руганью и так далее. То есть авторского материала какого-то или редакционного с матом просто нет. И зачем этот закон принимали – непонятно. До этого были законы, это же самое можно было сделать и без принятия этого закона. Это первое. Второе: эти ролики появились после того, как этот закон вступил в силу и сейчас могут создать прецедент такой, что, ну я Вам говорил, чуть ли не с 17-го года начнут все перепроверять, включая литературу, где есть мат – все заставят убирать. Ну это, наверное, неправильно абсолютно.

В.С. – Зачистка совершенно излишняя от этого, да?

Н.П.- А эта зачистка-то к чему приводит – появятся чиновники, которым надо будет все это отсматривать, начнут расти штаты, зарплаты и так далее.

В.С. – Вам не кажется, что государство отстраивает какую-то систему инструментов по воздействию на СМИ и, в общем-то, при желании любое неугодное СМИ можно закрыть?

Н.П. – Не кажется, это так и есть. И в последнее время, я вот шутя – не шутя, на серьезе говорю, до сих пор наши чиновники никак не могут успокоиться и забыть старое прошлое, все хотят «порулить», все хотят поуправлять, «как это там так работает «Эхо Москвы», а мы не управляем, такого быть не может, нам надо порулить! Указать, что им говорить, что писать, что не писать», и так далее.

В.С. – Вот я нередко задаю себе такой вопрос: появится вот такая группа провокаторов, не знаю, как их назвать, несколько человек друг за другом позвонят к нам в прямой эфир, а у нас звонки очень даже приветствуются, это один из принципов нашей работы, а они начнут излагать свои мысли матом. Какие последствия-то будут для нас?

Н.П. – Вам вынесут предупреждение, что вы это не должны выкладывать и так далее, и что дальше будет, я даже с трудом представляю. А такая провокация может быть и на сайтах, где-то там в комментах, где-то что-то. На сайте Lenta.ru, например, такое количество комментариев, что отследить просто физически невозможно. Может быть провокация, запросто.

В.С. – Кстати, у нас среди кировских СМИ есть сайты, на которых нет функции комментариев. Они боятся возможных последствий?

Н.П. – Наверное. Ха-ха.

В.С. – А иногда прочитаешь, и так хочется прокомментировать, упрекнуть журналиста…

Н.П. – Кстати, вот в рекомендации к закону, что касается комментариев и то, что вы сказали в эфире, то будет предлагаться или удалить с сайта или с эфира, или отредактировать, то есть «запикать» или что-то такое…

В.С. – Модерация для этого существует. А, кстати, есть ли у нас современные технологии, позволяющие прямо он-лайн делать фильтры…

Н.П. – Нет, бесполезно…

В.С. – Бесполезно? То есть это особенности русского языка, русской лексики… Немного времени у нас остается до конца программы. Не знаю, дать ли Вам возможность понегодовать на эту тему. 135 млрд рублей до 2016 года запланированы в бюджете нашей страны на зарплаты чиновников. На что, сразу возникает вопрос?

Н.П. – Хм… Это мне не понятно. Единственное, что Вы дали информацию, что к 2018 году зарплата госслужащих должна увеличиться в 12,6 раза. По-моему, государство у нас, как я понимаю, строит какое-то бюрократическое государство, то есть масса чиновников плюс, если посмотреть, что делается со средним бизнесом, у которого фактически вчера были опубликованы законы новые, которые фактически заставляют людей закрывать свои предприятия, то есть государство опять делает ставку на крупные предприятия. Ну согласитесь, в Кирове проще иметь три крупных предприятия нежели 30 тысяч малых. Чиновникам проще тремя управлять, чем 30 тысячами.

В.С. – Мне кажется, чиновники – это та часть нашего населения, которая, естественно, получает зарплаты выше, чем средние зарплаты, и они, соответственно, обладают большим покупательским спросом. И повышая зарплаты чиновникам, такое ощущение, что искусственно государство этот спрос повышает.

Н.П. – Да, спрос повышает, но, кроме того, этим само оно регулирует зарплаты между чиновниками и государственными служащими и бизнесом, то есть у бизнеса зарплата растет и у чиновников. Хотя государство доходов больше не получило, не из чего как бы платить, но урезают и за счет этого платят.

В.С. – Словно повышается тем самым лояльность государства и государственной службы, мол «я работаю чиновником, мне повышают зарплату, и я буду делать все, что там сверху приказывают».

Н.П. – Есть и обратная сторона – и сверху могут давить, что «мы вот тебе зарплату платим, а ты тут что-то не так делаешь» и поправят, где нужно будет. Ха-ха. Ну, это ненормально. Для того, чтобы сокращать количество чиновников, можно раза в 2-3 смело, однако они у нас наоборот плодятся.

В.С. – Еще не могу не задать один вопрос. Сегодня самое, что ни на есть, актуальное, состоится внеочередное собрание в дискуссионном клубе «Вечерний». Тема: «Консерваторы и модернизаторы: с кем пойдем?». Можно ли поподробнее, что там ставится в качестве основной задачи?

Н.П. – Основная задача – это дискуссия. Значит, тема организаторами выбрана именно такая. Я могу озвучить, кто у нас будет? Значит, сегодня у нас спикерами будут Ян Чеботарев и Михаил Шевелев, два уважаемых человека. Для интриги я не буду позицию озвучивать. Приходите, услышите все. На этой дискуссии мы все же хотим понять, и люди чтоб высказались, все же люди хотят какой-то стабильности, устойчивости и хотят развиваться дальше, делать реформы более эффективно, более быстро. То есть вот эту точку нам надо будет поймать.

В.С. – Мне показалось, как-то осторожно было заявлена тема «Консерваторы и модернизаторы». Можно было как-то жестче заострить, я не знаю…

Н.П. – А вы знаете, я Вам раскрою такой секрет: сначала первая версия, первый вариант у меня возник. Хотели его озвучить не так. Она звучала так: «Если бы я был губернатором, за стабильность или развитие?» Вот люди бы поразмышляли.

В.С. – Ну да, интересно.

Н.П. – Но организаторы настояли именно на таком виде.

В.С. – Само собой напрашивается какая-то компромиссная точка зрения. Безусловно, должны быть какие-то устои, стабильность, но и в то же время…

Н.П. – Конечно, без крайностей и консерватизма модернизация должна быть. Наверное, какую-то срединную точку надо найти. Для этого и дискуссия, чтобы люди поняли, что да, нужно и то, и то, в таких-то пропорциях, в таких-то рамках.

В.С. – Я, к сожалению, не знаю по технологии этих заседаний. В какой форме итог подводится?

Н.П. – Итог подводится: заключительное слово берут оба спикера, и мы просим их каждого со своей позиции вынести консенсус, и плюс модератор закрывает мероприятие и объявляет, к чему же привели все выступления. Вот у нас пока что прошло три заседания и получалось, в общем-то, так, что консенсус мы находили.

В.С. – Аудитория дискуссионного клуба растет от заседания к заседанию?

Н.П. – Ну, к сожалению, на третьем заседании нас мало было, это было связано с праздниками. А так, не знаю, сегодня посмотрим, думаю, человек 40-50.

В.С. – Ну давайте напомним, где и во сколько?

Н.П. – В 18:30 в коворкинг-центре на 4 этаже мы проводим стабильно по вторникам.

В.С. – Ага, тема сегодняшняя: «Консерваторы и модернизаторы: с кем пойдем?». Истекло время «Особого мнения». Меня зовут Владимир Сметанин. Спасибо за ваш визит.

Н.П. – Вам спасибо, и тем, кто слушал.

В.С. – Всего доброго. До свидания.

Комментарии (2)

  • 16 июля 2013 | 22:32

    Николай Пихтин

    Цитата
    Дмитрий пишет: Хорошая идея, Николай! Толковый дядька, хоть и антисоветчик.
    Я не антисоветчик, Вы меня с кем-то перепутали :-)
  • 10 июля 2013 | 14:50

    Дмитрий

    Хорошая идея, Николай! Толковый дядька, хоть и антисоветчик.

Создание и продвижение сайта