Александр Галицких о демьяновской власти, лжи и пилорамах

Видео 14:34, 30 марта 2018 34 1

Комментарии (1)

  • 02 июля 2012 | 22:15

    вятка

    Демьяново: сбой в системе


    Почему в поселке заговорило оружие и возможен ли мир после событий 22 июня?


    02.07.2012
    22 июня в поселке Демьяново произошел вооруженный конфликт между выходцами с Кавказа и местными жителями.


    22 июня в поселке Демьяново Подосиновского района чуть не началась война. Около 100 жителей пришли на пилораму с палками, камнями и обрезками арматуры в руках. Их встретили вооруженные хозяева пилорамы — выходцы с Северного Кавказа. Стреляли. А в ночь на субботу неизвестные подожгли кафе, в котором начался конфликт. Результат — три уголовных дела, фигурантами которых являются исключительно русские парни, всплеск националистических настроений в поселке и витающий в воздухе вопрос — как жить дальше? Что не поделили демьяновцы и возможен ли мир после драки, «Бизнес новости» выясняли на месте событий.


    «Он на меня ствол направлял»
    - Вот здесь все вылезли из машин и дальше пошли пешком. И не надо говорить, что люди были пьяные! Лариса у меня снимала все на видео, посмотрите потом, никто не шатался. Был один придурок пьяный, еще человек пять — выпившие, и это из сотни русских ребят.
    Вместе с предпринимателем Александром Кочкиным, его молодой женой и двухлетним сынишкой мы идем той самой извилистой лесной дорогой, по которой 22 июня демьяновцы направлялись к пилораме. До пилорамы совсем недалеко от местного кладбища...

    - И если бы не полиция, если бы мы, старшие, не начали уговаривать молодежь, трупов 20-30 точно было бы, - замечает Александр Михайлович. - Я прыгнул к ним, чтобы попытаться договориться, призвать к мирному диалогу, а он ствол мне в живот тыкает и орет «Еще один шаг и я тебя убью!» А теперь меня же и выставляют зачинщиком всего.

    - Лариса, а вам не страшно тут было? - спрашиваю молодую девушку, которая в это время ведет неравный бой с комарами за собственного сына. Лариса была единственной женщиной в этой чисто мужской разборке.
    - Да я с ума сошла бы, если бы дома сидела, зная, что Саша туда идет, - слышу в ответ. - Тут я хотя бы могла чем-то помочь. Пули свистят, все бегают, полный хаос... а я смотрю, где у меня Саша.
    Сейчас спокойствие леса никто не нарушает. Пилорама оцеплена, люди в форме здесь днюют и ночуют прямо в палатках, а  нас благополучно разворачивают обратно и без разрешения начальства советуют не приходить.


    «Наших бьют»
    Картину произошедшего вооруженного конфликта пытаюсь восстановить уже в самом поселке.
    20 июня, в среду, в кафе «Кристалл» подрались два молодых человека — сын хозяина кафе Расул Салехов и не в меру нетрезвый Руслан Шишкин. Последний ломился в уже закрытое заведение, где Салехов отдыхал с друзьями. Сопровождавшие его три демьяновца успокоить товарища не смогли, поэтому Салехов и Шишкин схватились в рукопашной. При этом в баре разбили окно и выломали дверь. Шишкин, вроде бы, даже обещал возместить ущерб, но «стрелку» на следующий день на берегу реки Юг все же забили. Река здесь, кстати, крайне живописная.

    21 июня, в четверг, на берег пришли Салехов, его друг Ахмед (племянник владельца пилорамы Нуха Куратмагомедова) и, по словам дагестанцев, примерно 30 русских ребят. Снова была драка. Впрочем, по версии русских, их на речке было человек 8-10. Да и то, многие пришли не специально. Они просто отдыхали на берегу, увидели, что «наших бьют» и побежали на помощь.

    - Все же стихийно происходило. И изначально это была чисто бытовуха, - рассказывают мне молодые (лет по 30) демьяновские ребята. Все они участвовали в пятничном походе на пилораму. - Но все возмутились, когда позвонил Нух (он уже год как не живет в Демьяново) и сказал, что за племянника весь поселок на колени поставит. То есть они напрямую угрожали нам всем.

    Звонок с угрозами якобы поступил местному авторитету Денису Долгодворову (человек с далеко не идеальным, а точнее сказать, криминальным прошлым). Впрочем, Нух Абдулаевич категорически отрицает факт угроз.
    - Мне звонил Денис и сказал, что ребята собрались, настроены всех вас разломать, - рассказывает Куратмагомедов свою версию. - Я ответил: «кто нас будет ломать, тех мы сами будем ломать».

    Кстати, в понедельник 25 июня, Денис и Нух, встретившись лично на очередной «стрелке» у дома культуры, так и не найдут единого ответа на вопрос «а были ли угрозы». На мой вопрос «Действительно ли Нух Абдулаевич звонил и угрожал привезти своих людей и поставить поселок на колени», Денис просто отмахнется.

    Демьяновское побоище
    Так или иначе, накануне побоища фраза «весь поселок на колени поставим» вмиг облетела Демьяново. В пятницу, 22 июня, появилась еще одна весть: в поселок приехали 40 вооруженных дагестанцев на восьми машинах (цифры при этом в разных версиях очень разнятся) во главе с Нухом.

    - Тогда мы решили собраться у реки, - перебивая друг друга рассказывают мне демьяновские ребята. Вокруг меня стоит около десятка молодых, крепких и красивых людей. Пытаюсь соотнести их с образом «спившейся демьяновской молодежи» и не нахожу ничего общего. Все работающие. Все трезвые, за исключением Романа Васенина, который все два дня моего пребывания в Демьяново ходил слегка навеселе.

    - Мы собирались дважды, - продолжают демьяновцы. - Вызвали сотрудников администрации, правоохранительные органы. Потом они уехали на переговоры. Мы стояли час, два, ждали результата. Результата не было. Тогда решили идти туда.
    - Зачем? - задаю вопрос, который мучает меня еще с пятницы. - Вы же, по сути, толпой с палками в руках пошли посягать на частную собственность. Чего вы ожидали?
    - Мы шли для разговора. - отвечает мне Максим Исаков. - Чтобы разобраться: кто приехал, зачем, кому угрожать, чтобы не допустить кровопролития в поселке. Им-то есть куда уехать, а нам здесь жить и работать. Это наш дом. Палки мы взяли, чтобы как-то себя обезопасить. Люди все же приехали с оружием.

    - Приехав туда, мы увидели, что сотрудники полиции оцепили пилораму, - рассказывает дальше участник «похода» Слава. - Мы стали задавать вопросы дагестанцам — «зачем сюда приехали?», потом слово за слово, они начали угрожать стволами (у одного был обрез, у второго — сайга, у третьего — пистолет, ножи висели). Они кричали, что если мы подойдем, они нас всех поубивают. Конечно, народ взволновался... начался полный хаос. Полиция при этом встала спиной к дагестанцам, к нам направила автоматы, стреляли в воздух и нам под ноги, чтобы мы не подходили. А дагестанцы из-за спин полицейских стреляли в нас из травматического оружия. Прямо из-за спины начальника полиции Клюшова! Народ в шоке.

    - И я даже понимаю тех, кто напал на сотрудников полиции... - говорит Максим. - Если в присутствии сотрудника полиции мой товарищ падает с ног от выстрела в голову, тут обида возьмет такая! Если бы полиция вела себя корректно, обезопасила обе стороны, такого бы не произошло.

    - Мы не понимаем, почему у них не забрали стволы? - возмущается Юра Шаров.

    Кстати, еще в прошлую пятницу, 22 июня, в УМВД официально заявили, что стреляла только полиция и раненых нет. Однако уже в воскресенье замначальника Кировского УМВД Сергей Копырин объяснил демьяновцам, что Нух действительно произвел три выстрела, но исключительно в воздух. Разрешение на карабин «Сайга» (который все приняли за автомат) у дагестанцев было и «пока формально усматривается состав административного правонарушения»: все же стрелять из карабина в населенном пункте нельзя. По словам юриста Яна Чеботарева, правда, стрельба в пределах населенного пункта - это «голимая уголовщина», но слава богу, хотя бы признали, что эта стрельба имела место быть.

    Признали и наличие обреза. Хотя трудно было не признать - он зафиксирован на видео. А уже в субботу обгоревший обрез нашли на пилораме во время обыска. Впрочем, надо еще доказать, действительно ли кто-то стрелял из него по людям. Пока в больницу с ранениями от травматического оружия официально обратились три человека: Вадим Толстухин, Всеволод Бобров, Сергей Сорокин. Сергей и Всеволод стоят передо мной и демонстрируют круглые отверстия у одного — в ноге, у другого — на носу. Впрочем, доказать, что травмы именно от травматики, должна экспертиза.

    - По идее полиция должна была сразу изъять стволы у дагестанцев, - резонно заявляет Юрий Шаров. - Но этого никто не сделал. Они в нас стреляли, а полиция их защищала.

    «У нас накипело»
    - И такая безнаказанность у нас — привычное дело. Ведь почему люди вообще пошли туда? - перебивает Максим. - Это все давно накипело. Несколько лет назад этого же Нуха судили за нападение на судебного пристава, в итоге дали ему условно и он никого не стесняясь заявил судье «Я тебе денег дал, а ты мне еще и условно дала». Потом судью Эсаулову, кстати, объявили в федеральный розыск: она набрала кредитов, сделав пол-поселка своими поручителями, и уехала в Туапсе. Такая у нас здесь власть.

    У местных жителей припасено много историй о «плохих дагестанцах». И с глазу на глаз они их охотно рассказывают — и о том, как дагестанская молодежь пристает к русским девушкам (впрочем, девушки возражают, что и «наши парни порой не лучше»), и как разгуливает по поселку в футболках «Осторожно, дагестанец», и о том, что ни одного легального производства, связанного с дагестанцами, в Демьянове нет (опять же, к русским у власти тоже претензий немало), а сам Нух Абдулаевич уже 7 лет не платит ни копейки в бюджет. «Мне ногу прострелили и тоже дело замяли», - говорит Роман Васенин. А в доме культуры в понедельник одна женщина принародно рассказала, как однажды дагестанец Тимур всадил нож в спину ее мужа в драке, чудом не задев сердце и легкое. «А потом они угрожали убить и ее, и нашу дочь, если мы не пойдем в суде на мировую, - рассказывает девушка. - И муж отказался от претензий». Этот же Тимур ударил ножом в шею Александра Кочкина-младшего, сына предпринимателя Кочкина. «Я писал заявление, но меня даже на допрос не вызвали. Почему так?» - возмущается Саша.

    Нуху Куратмагометову есть чем крыть:
    - Когда Тимур кого-то ножом ударил, я сказал: «мы не должны позориться, Тимура надо отсюда убрать». И убрал, отправил обратно, - объясняет Нух Абдулаевич. - У меня же здесь жена русская, ребенок...
    - А до этого несколько раз его откупали, - уже после общего собрания глядя в глаза Нуху, говорит простая женщина Людмила родом из Баку. Нельзя было доводить до такого. Нельзя. Разумеется, наши обозлились.

    - У нас настолько коррумпирована районная власть, что люди, разочаровавшись в этой власти, устав от бездействия, поехали сами решать вопрос, - резюмирует Максим.

    Самовластие без власти
    Бездействием власти объясняет все случившееся и Нух Куратмагометов. Экспрессивный, крепкий мужчина, он неустанно рассказывает людям, как помогает поселку деньгами («Коран хвастаться запрещает, но сейчас я должен объяснить людям, что я для них делаю»), как платит самые высокие в поселке зарплаты и как за 6 секунд может успокоить своих людей, если только сам уверен, что они неправы.

    «Кому я не дал зарплату? Кого обидел? Пусть выйдет сюда и скажет, - неустанно повторяет Нух. - И сейчас я приехал только после того, как Дима Бестужев — мент — не смог решить вопрос самостоятельно. Он звонил мне, говорил, что избили моих племянников, что собирается 100 человек русских и что он не может разобраться. С обеда Дима просто выключил трубку. Я до 11 часов ночи звонил начальнику полиции Клюшову, он трубку не брал. И я приехал. Не с боевиками, а со своими племянниками. Вся эта каша из-за того, что нет власти в районе. Когда к нам пришла толпа, милиция просто убежала».

    Могла ли что-то действительно сделать местная полиция — большой вопрос. До реформы милиции в Демьянове было 25 сотрудников, теперь осталось три участковых и один инспектор ПДН (по делам несовершеннолетних). Еще какое-то время был дежурный в Демьянове, но и его сократили. Теперь ночью в поселке отдел полиции просто закрывается на замок. Впрочем, к моменту массовой сходки все силы полиции с района уже были стянуты к месту действий и, как утверждает Александр Кочкин, полицейские сработали хорошо.

    - У меня есть информация, что в ходе проверки Москва высоко оценила действия местных полицейских, а ведь ехала сюда головы отвинчивать и погоны срывать, - подтверждает слова Кочкина один из местных жителей, пожелавший, как, впрочем, многие, остаться неизвестным. - Сработали четко, быстро. Они тут все уже с ног валятся от недосыпания, поесть даже толком не успевают: допросы, проверки и плюс штатной работы жутко прибавилось.

    - Милиция встала между нами только после того, как я выстрелил в воздух, и если бы я не выстрелил, точно были бы трупы, - настаивает на своем Нух Абдулаевич. - Вообще как, по-вашему, я должен был поступить? На нас шла толпа и мы защищались. Оружие у нас есть с детства, это национальная особенность, но нападать мы никогда не будем.
    - Зачем Нух стрелял? Зачем притащил вооруженных людей? Собрались бы старшими, высекли молодежь и не было бы никаких беспорядков. - негодует Кочкин. - Все дело в этом.


     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Это война?
    - Да они вообще чуть что — хватаются за оружие, не умеют поговорить по-мужски, - заочно соглашаются в Кочкиным демьяновцы помладше. - Это сейчас они пытаются все замять, сотрудничают со следствием, говорят, что защищались, что во всем виновата местная полиция, а изначально все выглядело по другому, потому что они были уверены, что опять отмажутся.

    И полиция действительно все пыталась замять. Официально отрицала, что есть какие-то пострадавшие, что дагестанцы стреляли. Хотя все это видно на видео, на фото. А главный федеральный инспектор Фердауис Юсупов даже якобы звонил Александру Кочкину-старшему и настоятельно рекомендовал «убрать из интернета видеозапись и фото». Кочкин, по крайней мере, говорит об этом открыто.

    - А если они не собирались тут никого на колени ставить, зачем тогда к ним еще в субботу люди ехали? - задается вопросом Юрий. -Машины с выходцами с Северного Кавказа на дороге в районе Яхреньги сдерживали. Я ехал домой из командировки, увидел их, уже на все был готов... потом только полицию заметил. В гости что ли они ехали? А теперь вот еще и нас виноватыми делают.

    - Мне Клюшов лично сказал: ты или молчи, или я тебя с..ка тут сгною, - вставляет свои пять копеек Васенин. - Так и напишите. Васенин Роман Владимирович меня зовут.
    Вот уже неделю почти каждый день (а то и не по разу) люди выходят на улицу чуть ли не всем поселком, подкарауливают «заезжих чиновников», коих в таком количестве здесь отродясь не видывали, и требуют от них ответов. Впрочем, ежедневные продолжительные беседы кировских и московских властей, их разъяснения ситуации, призывы договариваться, жить дружно и не поддаваться на провокации действуют успокоительно не на всех. Принародно о готовности договариваться заявляют обе стороны.

    Однако на встрече с губернатором в среду, например, Нух Куратмагомедов и Александр Кочкин-старший руки друг другу так и не пожали. «Здесь живут и работают люди, - Муса, Заур - организовывают рабочие места, никому не мешают, и их никто не трогает. А те, кто с мечом приходит, от меча и погибнут. Зачем за ружье браться? Нельзя пугать людей. Да и не запугать нас», - за пару дней до этого пояснил мне свою позицию Кочкин. Куратмагомедов также не считает, что в чем-то неправ.

    В узких кругах молодежи и вовсе зреют крайне радикальные настроения. «Если на нас будут нападать, возьмем стволы и всех побьем. Будет кровь», «Единственный выход — выселить отсюда дагестанцев, и если это невозможно сделать с помощью административного ресурса, устроим экономическую блокаду, чтобы сами уехали» - делятся мыслями и планами демьяновцы. После пятничных событий здесь совсем потеряли веру во власть и правоохранительные органы.

    - Живем в страхе, - истерят женщины. - Когда уедут все чиновники, ОМОН, полиция, что с нами будет? Мы не для того детей рожали, чтобы их потом поубивали.
    Как жить дальше?
    Сейчас спокойствие демьяновцев охраняют по разным данным от 120 до 200 стражей порядка, но что будет, когда все они уедут из поселка, пока действительно непонятно. И это только один, пожалуй, самый важный вопрос, который задают демьяновцы властям.

    Помимо этой беды здесь множество исключительно типичных для всей России проблем — отсутствие дорог, изношенная коммуналка, нехватка финансирования со всеми вытекающими последствиями и прочее и прочее. «Да у нас даже спортзала нет, - говорит Кочкин. - А если бы русские и дагестанские ребята там занимались вместе, никогда такой бы бойни не случилось».


    Спортзал, кстати, обещал построить прилетевший на вертолете Никита Белых. А уже вернувшись в Киров, сообщил в блоге: «1 - в связи с особой ситуацией в поселке уделим ему повышенное внимание. Поможем в решении ряда вопросов за счет областных ресурсов. 2 - инициируем проверки всех предпринимателей на предмет уплаты налогов... Кроме того, вне зависимости от конфликта перед нами всегда стояла задача установить прямое круглогодичное автомобильное сообщение с Подосиновским и Лузским районами. Это будет сделано в 2013-м году после завершения участка Альмеж — Скрябино... Практически никогда не бывает, что в конфликте виновата только одна сторона. Своя доля ответственности есть на всех. И всем это надо признать. Что касается местной власти - выводы по персоналиям будут мной сделаны и озвучены в ближайшее время».

    - Вы только не делайте из Демьяново дыру, где живут одни бездельники и алкаши, - просят напоследок все мои собеседники. - А то послушаешь новости да заявления чиновников некоторых, именно так и получается. Не правда же это. У нас фанера, ДСП-плита делается, люди работают, бизнес развивается. И не только силами дагестанцев.

    За два дня пребывания в поселке я видела довольно незначительное количество праздных и пьяных людей. И за демьяновцев все же обидно. Но самое печальное, что этот поселок действительно ничем не отличается от любого другого в Кировской области. Но он не прошел испытание обычной бытовой дракой между представителями разных национальностей. По тем или иным причинам не сработали власти, полиция, прокуратура, депутаты, сами жители. Система дала сбой. В последний ли раз? И где гарантия, что в каком-нибудь еще населенном пункте не случится беда, из которой уже неделю не могут выпутаться демьяновцы.

    Мария Петухова
    petuhova.mv@gmail.com

    Фото Владимир Подгорбунский

    «Горячие» точки

    В Кировской области

    Слободской

    6 августа 1978 года танцы в городском саду Слободского закончились, как передавала радиостанция «Би-Би-Си», гражданской войной с «гражданскими беспорядками в городе Слободске». Началось все с выкрика диск-жокея: «А сейчас объявляется белый танец! Но только для белых!»
    Студенты из Узбекистана на намек среагировали молниеносно: Началась потасовка, которая вылилась в полномасштабные боевые действия слободской молодежи и узбеков.
    После стычки в городском саду узбекский отряд — человек 70-80 вышел строем с ножами и деревянными кольями на центральную улицу и, по словам очевидцев, сметал все на своем пути. Ломали заборы, избивали попадавших под горячую руку прохожих.
    Потом была осада общежития, где забаррикадировались самаркандцы. Человек 500 слобожан пытались прорваться сквозь милицейское оцепление к общежитию и били окна камнями. Кровопролития удалось избежать тогда благодаря подоспевшей на выручку кировской милиции. Всех южан посадили на автобусы и отправили в Киров, а затем поездом на родину. Четверых узбеков вместе с подстрекателем беспорядков сняли с эшелона и этапировали в кировский СИЗО.

    Луза

    В октябре 2006 года в Лузе произошло столкновение местных жителей и железнодорожных строителей из Татарстана.
    Как рассказывали очевидцы, потасовка между местными и железнодорожными строителями из города Агрыз в Татарстане началась поздно вечером в кафе недалеко от вокзала. Несколько молодых лузян, будучи в подпитии, увидев непрошеных гостей на "своей" территории, решили проучить их за прошлую обиду - между предыдущей бригадой путейцев из совсем другого региона России и лузянами вышла небольшая потасовка по поводу помятого автомобиля. Приняв посетителей кафе за прежних обидчиков, молодые люди ввязались в драку, для пресечения которой милиции пришлось использовать табельное оружие. По официальным сводкам, даже с подоспевшими на шум приятелями путейцев в драке участвовало не больше 20 - 25 человек. Хотя людская молва увеличила на следующий день число дерущихся до сотен.
    За медицинской помощью в больницу обратилось шесть человек. Из двоих лузян один уже выписан домой, четверо гостей от госпитализации и вовсе отказались.
    Для пресечения дальнейшей потасовки в Лузу срочно прибыли группа Кировского ОМОНа и заместитель начальника УВД области. Как и в Демьяново, официальные источники информации называли причиной конфликта личную неприязнь и отсутствие национальной составляющей.

    В России

    Кондопога

    В ночь на 30 августа 2006 года в Кондопоге у ресторана "Чайка" произошла массовая драка с участием местных жителей и выходцев с Кавказа. В драке погибли два местных жителя, что привело к массовым беспорядкам. Чеченская диаспора Карелии по просьбе руководства республики выдала подозреваемых в убийстве. Одному из них были предъявлены обвинения в убийстве и пяти - в причинении вреда здоровью. Кроме того, уголовные дела были возбуждены в отношении участников массовых беспорядков и двух зачинщиков драки в ресторане. Высокопоставленным сотрудникам милиции были предъявлены обвинения в халатности.

    Сагра

    В ночь с пятницы 1 июля 2011 года на окраине небольшого посёлка в Свердловской области произошла перестрелка между несколькими местными жителями и приехавшей на машинах группой бандитов-членов ОПГ, в количестве нескольких десятков человек, среди которых преобладали члены азербайджанской диаспоры Екатеринбурга. В ходе перестрелки один из нападавших — 28-летний уроженец Грузии азербайджанской национальности Фаиг Мусаев — был убит. После обращения местных жителей в фонд «Город без наркотиков» и вызвавшего большой резонанс сообщения в Живом журнале к данному событию было привлечено общественное внимание.
     


    Теги: Кировская область, Демьяново, конфликт, Никита Белых, полиция, власть, чиновники, население

Создание и продвижение сайта