Владимир Сизов, ректор ВСЭИ

Видео 14:34, 30 марта 2018 820 0

"Прежде чем объявлять, что мы сейчас мы начнем что-то сносить, реконструировать, надо было Центральный рынок сначала перенести, сделать, а не пугать людей. Это место (ред.: существующий рынок) , конечно, не приспособлено, но, тем не менее, оно источник дохода для нескольких сотен семей..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет высказывать ректор ВСЭИ Владимир Сизов. Владимир Сергеевич, добрый день.

В. Сизов: Добрый день.

С. Занько: Сразу приступим к делу. Хочу с вами поговорить о законопроекте, которого мы ждали-ждали, распоряжение по его изготовлению последовало еще в прошлом году — от 5 мая 2014 года, это была пояснительная записка к проекту федерального закона о защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования и ущемления их прав и законных интересов со сторон должностных лиц, действия/бездействия которых обжалуются. Коротко говоря, законопроект должен быть направлен на то, чтобы люди сообщали о случаях коррупции куда надо. Поскольку они могут подвергнуться какому-то давлению, преследованию, то их надо как-то защитить. Министерство труда РФ подготовило этот законопроект о защите и премировании лиц, сообщивших о коррупции. Документ опубликован на портале, каждый может зайти и посмотреть. Премироваться люди будут после того, как факт коррупции будет доказан. Что это такое? В Китае, например, наказывают не только за то, что ты — коррупционер, но и за то, что ты скрыл факт коррупции, если знал о нем. Карают, весьма жестоко карают, но результат, как мы знаем, коррупция процветала и процветает. 

В. Сизов: Про Китай мне известно достаточно много. 

С. Занько: То, что делают в Китае, и что делают у нас — это все поможет борьбе с коррупцией? К чему это приведет?

В. Сизов: Я скажу свое мнение. У меня есть сомнения, что эти действия приведут к борьбе к коррупцией, что она будет побеждена. Надо понимать, что коррупция бывает разных видов. Иногда не очень понятно, что это коррупция. Есть международные законы, которые обозначают, какие действия являются коррупционными. В нашем законодательстве далеко не все действия признаны преступными. Как мы будем бороться с тем, что не является преступлением?

С. Занько: Мы должны на наше законодательство ориентироваться.

В. Сизов: Если будем на него ориентироваться, значит, не получим необходимого результата. Конечно, бороться с коррупцией нужно. По некоторым оценкам, коррупционная составляющая приносит ущерб от 15% до 20% от ВВП любой страны, где эта коррупция процветает, а у нас она сильно процветает, мы на одном из последних мест в отношении коррупционности. В Китае считается, что 99% чиновников коррумпированы. Чиновники всегда на этом кормились. Изначально зарплата чиновника состояла из подношений граждан. Это было естественным ходом вещей — если не будешь брать, на что будешь жить? То, что сейчас пытается компартия Китая сделать, это скорее нонсенс, который никак не укладывается в головах, пропитанных тысячелетней культурой. Как не брать, если всегда это было? В России ведь ведь тоже чиновники всегда кормились так, не было зарплаты из федерального центра. В Китае активная борьба развернулась. По некоторым данным, в год осуждают до 600 тысяч чиновников, причем чиновников совершенно различного уровня. Был осужден министр путей и сообщений — очень высокая должность. По-моему, был расстрелян бывший мэр Шанхая за взяточничество. 

С. Занько: Причем делают они все это публично, освещают в СМИ, вполне наглядно, но ничего не меняется. Или меняется?

В. Сизов: Меняется. Вы знаете, чем строже наказание, тем больше взятка. Если рисковать, то по-крупному. Да и хитрее поступают просто-напросто. В Китае налажено хорошо понимание «антикварная керамика». Вазы видели китайские? Их очень много, они существовали с древнейших времен — династия Тан, династия Мин. Очень сложно определить, какого века эта ваза. Расценки на эти вазы хорошо известны, есть магазины, которые ими торгуют. Человек, который хочет поднести взятку, он покупает эту вазу дорогую, подносит ее в качестве презента чиновнику, причем ваза может выглядеть как современная. Чиновник, зная о стоимости вазы, несет ее обратно в магазин, магазин получает свою компенсацию 10%, чиновник — свои деньги. 

С. Занько: В Китае нет ограничения по стоимости подношения? 

В. Сизов: Попробуйте определить, сколько стоит эта ваза. Условно говоря, откуда чиновник мог знать, что это антикварная вещь? Побрякушка и побрякушка. 

С. Занько: Возвращаясь к нашим законопроектам, я хочу спросить, почему туда внесли графу о поощрении госслужащих, которые указывают на факты коррупции? Видимо, и материально тоже поощрять? Если это не деньги, то поездка в какой-то санаторий, еще что-то? 

В. Сизов: Это деньги, от 5% до 15% от суммы, которую удалось сохранить в бюджете. Дело в том, что эта система существует и в других странах, наиболее развита в США — там до 30% выплачивают, самая большая сумма премиальных составила 102 миллиона долларов. Был один «стукач», который рассказал о делах фирмы. 

С. Занько: Напомню, что эта традиция не только в Америке, но и во многих странах Европы. Это нормально, когда люди сообщают о своих соседях, подчиненных, начальниках и так далее. 

В. Сизов: Можно, конечно, обсуждать, какая должна быть причина эти премиальных, как должен работать закон. Как вы считаете, Павлик Морозов стукач или нет? Хорошо он поступил или плохо? 

С. Занько: На мой взгляд, не скажу. Скажу в другой программе. 

В. Сизов: В коммунистической идеологии подавалось, что хорошо. Неважно, что он сделал или не сделал, был ли на самом деле мальчик, неважно. Пример подавался. В обществе, где на первом месте стоят семейные ценности, он, безусловно, сделал неправильно. Где-то на Кавказе его бы сильно за это осудили. Вот ваша компания, «Эхо Москвы», уважаемое радио, у вас есть договора с сотрудниками, контрагентами. На договорах все держится или все-таки на доверии? 

С. Занько: В первую очередь на доверии, конечно.

В. Сизов: Что предлагает государство?

С. Занько: Договорные отношения. 

В. Сизов: Нет, оно предлагает разрушить доверие между сотрудниками полностью. 

С. Занько: Погодите, а что, в американских компаниях нет доверия между сотрудниками? 

В. Сизов: Конечно, есть. Про Китай я могу рассказать много, про Америку — мало. Может, я все-таки свой вариант предложу. Мне кажется, нужны в принципе другие меры, те, которые были раньше. В современной России коммунистическая мораль не пройдет, но воспитание христианской морали  вполне приемлемо. Христианская мораль не позволяет человеку, вне зависимости от договоров, принципов просто брать или давать взятку. Особенно брать, давать иногда приходится. В Китае есть специальные школы для госслужащих, где в течение месяца их тренируют не брать взятки, с помощью разных упражнений, медитации и так далее. 

С. Занько: Насчет христианской морали, это отдельная тема разговора, кому ее нужно прививать и нужно ли вообще. Мы сейчас не будем углубляться в эту тему. Мне кажется, что государство должно пробовать вводить какие-то меры, но как это ложится на наш мозг, душу, традиции, это отдельная вещь. И вообще, почему с общественностью это не обсуждается? Или обсуждается? Я не помню громких общественных обсуждений, надо нам или не надо, как мы сами участвовать готовы. 

В. Сизов: Навальный пытался сделать общественное антикоррупционное движение — значит, обсуждается, и результат обсуждений вы тоже знаете. Общественность, я думаю, боится обсуждать эту тему, чтобы не получилось, как у Навального.

С. Занько: Давайте перейдем к следующей теме, приземлимся на нашу землю. Поговорим о судьбе Центрального рынка. У нас тут было много экспертов, спикеров, тех, кто имеет отношение к рынку. Что делать с этим местом, что должно быть там. Их последних новостей могу сказать, что буквально вчера была встреча Владимира Быкова с представителями СМИ. Он сказал, что не будут там строиться жилые дома, но тем не менее, в итоге там будет некая реконструкция, которая будет строиться в следующем году. Будет стоянка на 800 машиномест, будет несколько этажей здания, на втором и третьем — торговые места для одежды, обуви, на 4 — боулинг, кинотеатр и кафе. Для садоводов и фермеров на рынке оставят крытые места. Обещают еще с бизнесменами, которые на рынке сейчас существуют, встречаться каждый месяц, вести разъяснительную работу. У меня есть ощущение, что большинство людей, которые принимают участие в процессе, не понимают, что на самом деле должно быть на этом месте, в этом городе. А вы как думаете? 

В. Сизов: Вообще, проблема Центральных рынков — не только кировская. Как ни странно, проблема возникает в том или ином регионе, ведутся примерно те же дебаты, что возникают и у нас. Причина заключается в том, что все эти Центральные рынки создавались когда-то, 50 лет назад, где-то 100, где-то 30. Так или иначе, рынок просто устарел. Тот Центральный рынок, который есть сейчас, устарел, он не соответствует никаким современным требованиям, предъявляемым таким организациям. Согласитесь, плохие подъезды, очень трудно добраться, нет парковок. Создавался он, когда не было рыночной экономики, никто не предполагал, что будет так много торговцев. Конечно, Центральный рынок должен быть другим и в другом месте. Там, где он сейчас, его быть не должно. То решение, которое приняла городская администрация, я в принципе одобряю. Никакого отношения к администрации не имею, но они мыслят в верном направлении. Другой вопрос, что хотели как лучше, а получилось как всегда. Прежде чем объявлять, что сейчас вот начнем сносить, что-то будем реконструировать, надо было этот Центральный рынок сначала перенести, сделать, а не пугать людей. Конечно, люди боятся изменений, боятся, что бизнес, который они налаживали... Квартиры, которые покупали у рынка, превращены в склады — я сам долгое время жил в этом районе, поэтому представляю, что там по утрам и вечерам творится. Это неприспособленное место, но тем не менее, оно — источник нескольких сотен, тысяч семей. 

С. Занько: Я замечаю, что в новых домах, которые строятся в этом микрорайоне, живут люди, которые приехали в нашу страну — таджики, узбеки, которые работают на этом Центральном рынке. Они с семьями там живут, ассимилировались, остались надолго. 

В. Сизов: Надо построить на новом месте, чтобы были хорошие подъезды, гостиницы, общежития для новых людей. У нас пригородов много...

С. Занько: А это разве Центральный рынок получится? Вы предлагаете Центральный городской рынок вынести в пригород.

В. Сизов: Центральный рынок не означает, что он в центре. Он не должен стоять на центральной площади. Если уж на то пошло, тогда он на Театральной площади должен быть. Центральный в данном случае главный, или большой. Его можно вынести в любое место и назвать Главным, например. 

С. Занько: Вы говорите, что надо было сначала построить или разработать проект...

В. Сизов: Нет, надо было построить. Может, я не совсем в курсе, но предлагается закрыть и начать реконструкцию, а куда люди-то денутся? Предлагают какие-то места, но решение не продумано было. Проект развлекательного центра, на мой взгляд, правильный. Там он должен быть, это и надо делать.

С. Занько: Что случится с соседними торгово-развлекательными центрами, которые точечно стоят вокруг рынка? Я совершенно согласна, что нужно продумывать все, но интересы уже построенных торговых центров учтены?

В. Сизов: Рынок — это муниципальное учреждение, и когда торговые центры строились частными лицами, они ведь не учитывали интересы города. 

С. Занько: Разве не город давал разрешение на строительство торгового центра? Разве город не изучал потребности населения в этом торговом центре?  Как они должны были действовать?

В. Сизов: Должны были так действовать. Эти центры получают часть свой маржи за счет того, что тут существует Центральный рынок. Если построит город такой торгово-развлекательный центр, возможно, что-то и оттянется у них, возможно. 

С. Занько: Следующая тема. Меня интересует проект, который разрабатывают в Росмолодежи. Это программа по направлению молодых специалистов, прежде всего выпускников факультетов госуправления в Крым. Сведения сообщил руководитель агентства ТАСС Сергей Поспелов. Речь идет о выпускниках факультетов госуправления. Связано это с тем, что в Крыму надо выстраивать новую управленческую систему. Я вам еще вчера посылала ссылку на очень интересный блог мэра Севастополя, который и кричал во все колокола, говоря, что сейчас Крым вошел в состав государства, в новую стадию, в новом законодательном поле действует, а те чиновники, которые остались, не знают, как работать в этом новом поле. И вот сейчас проект Росмолодежи. По вашему мнению, на что направлен этот проект, насколько он будет эффективен. Зачем вообще?

В. Сизов: К сожалению, ссылку ваше не почитал, был на концерте Гребенщикова, который в два часа ночи закончился. Мнение у меня есть, конечно, но вы вот тоже сегодня сказали, что есть у вас мнение, но не скажете. Я выскажусь конспирологически. В Крыму за 20 лет его отсутствия немножко все поменялось. Там университет федеральный открыт, почему бы не подготовить своих молодых специалистов в этом вузе. Если они считают, что не могут подготовить достаточно хорошие кадры, почему бы их не отправить в ту же Москву на целевые места, там подготовить, чтобы вернулись. Чтобы отправить молодых специалистов в Крым, недостаточно одной зарплаты. Чтобы они там осели, необходимы квартиры. 

С. Занько: Поспелов говорит, что есть финансовая мотивация в виде зарплаты, ряд других мотиваций — Крым, солнце, море, да и вообще патриотически настроенные ребята есть, они готовы работать, чтобы поднять уровень развития возвращенного региона. 

В. Сизов: Как раньше ездили, по распределению на три года, но если жилья не будет, то уедут. Конспирологическая тема такая. Скорее всего, туда будут направляться не просто молодые ребята, а закончившие факультеты государственного управления, в том числе прошедшие специальную подготовку в специальных органах. Они будут туда направлены с тем, чтобы отслеживать ситуацию, действовать в интересах именно России, а не полуострова. 

С. Занько: Я должна поправить саму себя. Я приводила ссылку на интервью с руководителем Заксобрания города Севастополя, лидером «Русской весны» Алексеем Чалым. Он давал интервью сайту «Русская идея», где четко говорил о том, что сейчас происходит в Крыму в связи с тем, что полуостров должен жить по новым законам, и как с этим справляются местные власти, которые остались практически в том же составе. 

В. Сизов: Молодежь, которая придет — какая разница, из местных вузов или из вузов, которые на большой земле находятся. Смысл только один — послать специально подготовленных людей, для выполнения специального задания. 

С. Занько: Хотелось бы понять, где это спецзадание, и желательно до 2050 года, чтобы спецзадание было в открытом доступе, стало ясно, как станет Крым развиваться дальше. Сейчас мы прервемся на короткую рекламу, после чего вернемся в студию. 

Реклама.

С. Занько: Это действительно программа «Особое мнение». Следующая тема, которую мы хотели с вами затронуть: Министерство культуры планирует скорректировать закон о возрастных ограничениях на доступ к произведениям искусства. Пояснение министра Владимира Мединского: «За 20 с лишним лет в России понапринимали огромное количество законов, которые сложно соблюдать по объективным и субъективным причинам. Грифы, касающиеся ограничений, к сожалению, не соблюдаются». Ведомство будет вносить свои предложения, основываясь на предложениях заинтересованной общественности. Кто эти люди, заинтересованная общественность, на основании которых будут вводится новые категории? Что вы вообще думаете об ограничениях, которые действительно понапринимали огромное количество, по отношению к доступу к произведениям искусства? 

В. Сизов: Не буду оригинальным. Мне кажется, это очередная глупость. Если бы можно было что-то запретить, тогда, наверное, эти ограничения имели бы смысл. Как можно вообще в современной информационном обществе запретить доступ к чему-либо? В лучшем случае министр может запретить доступ детей в музеи. Это глупость, тогда он уже будет министр бескультурья. Доступ к интернет-сайтам он все равно не запретит. Любые стикеры, которые вешаются: +16, +12 и так далее... Помню себя ребенком. Фильмы, которые шли в кинотеатрах с обозначением «только для детей старше 16 лет», и мы всеми правдами и неправдами пытались на них попасть. Стикеры имеют значение только для родителей детей, и для детей, которым не больше 6-8 лет, потому что потом дети самостоятельно начинают разбираться, что им надо и что не надо. Там, где будут обозначения, что только для взрослых, они полезут именно туда. Насчет искусства. Надо отличать все-таки искусство от порнографии. Если это настоящее искусство, то оно навредить не может, оно наоборот воспитывает. Давно читал такой пример, что в викторианской Англии, где были пуританские отношения ко всему, был случай, что произошло кораблекрушение. На корабле плыли несколько молодых пар, невесты были еще в подвенечных платьях. Они все утонули, потому что ни одна из них ни в какую не согласилась снять это платье с себя. Это реальный факт. Что у нас может быть с этими запретами? Запреты на такое мнимое половое воспитание ведут к тому, что дети потом будут стесняться ходить к врачу, будут возникать проблемы, будут стесняться отношений между мальчиками и девочками. К этому мы стремимся? Мы хотим осложнить им жизнь? 

С. Занько: Я хочу сакраментальный вопрос вам задать, Владимир Сергеевич. Что, Министерству культуры заняться больше нечем? Просто блещет перлами, и Министерство образования тоже часто, не говоря уже о Госдуме. 

В. Сизов: Недавно я видел на сайте, что хотят сделать так, чтобы люди работали по той специальности, которую получили. Вы посмотрите, кто у вас возглавляет государство? Я отвечаю на ваш вопрос, только издалека захожу. Надо понимать, чем заниматься. У наших чиновников нет опыта той деятельности, которой они занимаются. Нет базового образования и опыта работы в этих сферах. Они занимаются, чем могут, как каждая домохозяйка занимается на кухне политикой. Министры примерно на таком же уровне своей деятельностью занимаются. 

С. Занько: Сообщение, которое прошло по всем каналам. Мэр Москвы не то чтобы постоянно отчитывается, но присутствует очень активно абсолютно во всех СМИ. Владимир Васильвич дает пресс-конференции, сообщает, но я вот, например, от Собянина четко услышала, что он будет делать в своей вотчине, среди своих чиновников, для того, чтобы совершить антикризисный план. Я видела тот антикризисный план, которое правительство Санкт-Петербурга выложила, он тоже понятен. Почему я делаю такое отступление — у нас не очень понятно. Такое ощущение, что решается сейчас такой-то вопрос, и когда Владимир Васильевич Быков сообщает, что не было сообщений о большом количестве сообщений на наших предприятиях, мне это слышать странно. Я не знаю, как вами это воспринимается, но после таких сообщений я хочу увидеть антикризисный план. Меня, как гражданина, совершенно устраивает — Собянин поручил сократить число госслужащих в органах города. По его словам, это подразумевает повышение эффективности бюджетных расходов в том числе. Может, это мое эмоциональное восприятие, но я уверена, что огромное количество горожан тоже эмоционально ждут какого-то такого поступка от нашего мэра, чтобы эмоция была удовлетворена, и были прописаны некие конструктивные шаги. Возможно, я ошибаюсь, и в таком случае нужно эмоции отодвинуть на задний план, не делать популистских заявлений, что сейчас мы сократим количество чиновников, сейчас откажемся от закупок автомобилей, как сказал Никита Юрьевич Белых недавно, а заниматься нужно другими вещами. Какие шаги необходимо сделать, чтобы продемонстрировать гражданам, что вы с ними, что все действительно затянули пояса? 

В. Сизов: Шаги необходимы, и они будут. Надо понимать принцип, по которому именно российская власть построена. У нас не бегут впереди батьки. Сначала Путин объявил о том, что нужен антикризисный план, правительство его разработало, теперь регионы разрабатывают свои планы, но почему-то на основе почему-то именно правительственного плана, хотя все регионы, конечно, по-разному живут. Разработан в общих чертах антикризисный план области, дошло дело до городов. Я точно говорю, что он разрабатывается, потому что сегодня утром меня пригласили в комиссию по антикризисному плану города Кирова. Заседания еще не было. 

С. Занько: А когда будет?

В. Сизов: Не знаю, пока только согласовывался вопрос кандидатур. 

С. Занько: Тогда какие у вас мысли? Насчет популистских мер. Они сейчас требуются населению или их нужно всячески избегать? 

В. Сизов: Нужны конкретные меры, но и популистские нужны, к сожалению, тоже. Население очень падко к различным заявлениям. Если заявления не будут делаться, население может само себе что-нибудь напридумывать, страшилок всяких. Поэтому заявления нужны, даже если они будут не такие сильные по действию. В то же время конкретные меры нужны. 

С. Занько: Знаете ли вы, кто еще кроме вас входит в этот комитет?

В. Сизов: Пока я ничего не могу сказать по этому поводу. Может быть, меня еще и не утвердят. 

С. Занько: Мы все-таки надеемся, что утвердят, потому что хотелось бы получать информацию из первых рук, это было бы здорово. Есть ли какие-то мысли, какие первые шаги необходимо сделать?

В. Сизов: Я бы хотел послушать, какие будут поставлены задачи, потому что от этого будет зависеть, какие мысли стоит озвучивать, а какие — нет. Есть мысли, которые не будут осуществлены в нынешних условиях никогда. 

С. Занько: Невозможно осуществить или их просто не воспримут? 

В. Сизов: Дело в том, что многие вещи завязаны на федеральный центр. Нужно менять законодательство — это не так просто, но это было бы самым эффективным. 

С. Занько: Но это и самый длинный путь?

В. Сизов: Он и самый длинный, и самый невозможный. То, что мы можем сделать здесь, на местах — не так уж и много. Сейчас предлагается освободить предпринимателей, мелкий бизнес от налогов — хорошо, хотя бы это сделали. 

С. Занько: Это мы можем сделать на муниципальном уровне?

В. Сизов: Не на муниципальном, на региональном. Регион может на это и не пойти. Город будет активно ходатайствовать. От города зависит, будет или не будет. Если будет много обращений, то это сделают, потому что даже это, освобождение от налогов, не факт, что освободят. Федеральный центр отдал это на откуп региону. Регион скажет, что у него денег нет. Вы в курсе, что 16 млрд область пытается занять, потому что не хватает на реализацию бюджета? Вполне может быть ответ такой, что какое там освобождение от налогов? Денег же нет. И не понимают, что если освободят, то получат больший эффект, который будет, если не освободят. 

С. Занько: Как вы считаете, такой шаг, что вас, и людей вашего же круга приглашают в антикризисный комитет, это хорошо, позитивно? 

В. Сизов: Трудный вопрос. Как я могу оценить самого себя. То, что приглашают общественность, а я себя к общественности отношу, — это уже хорошо. 

С. Занько: Я вас еще и к экспертам отношу. Думаю, вас там тоже к экспертам относят. Спасибо большое. Это было особое мнение ректора Вятского социально-экономического института Владимира Сизова. Светлана Занько, всем до свидания. 

В. Сизов: До свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта