Вячеслав Тимченко, член Совета Федерации от Кировской области

Видео 14:34, 30 марта 2018 464 0

"Какая бы ни была пенсия у пенсионеров, я все равно считаю, что пенсионеры относятся к незащищенной категории граждан. И если президент говорит, что люди, которые слабо защищены социально с помощью государства, должны иметь реальную поддержку, то пенсионеры как раз должны относиться к такой категории"



Печатная версия передачи:

С. Занько: Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Сегодня свое мнение выражает член Совета Федерации от Кировской области Вячеслав Тимченко. Вячеслав Степанович, добрый день. 

В. Тимченко: Добрый день.

С. Занько: Тем, кто редко бывает в нашей студии, а вы не такой частый гость, мы задаем вопрос: какова цель вашего текущего приезда в Киров? Что планируете сделать, что уже сделано?

В. Тимченко: Несмотря на то, что основное место моей работы в Москве, я не так редко приезжаю в Киров — раз в месяц на несколько дней. Сегодняшний мой приезд связан с работой сенатора в регионе, встреча с жителями, посещение предприятий, посещение социальных объектов. Завтра я планирую все это сделать, обсудить наболевшие вопросы, почувствовать, где есть проблемы — не только общегосударственные, но и локальные, потому что не бывает маленьких и больших проблем. Все проблемы важны и их нужно решать.

С. Занько: К чему готовитесь? Ситуация в стране действительно сложная, как бы не пытались дистанцироваться в этих встречах, люди будут вас об этом спрашивать.

В. Тимченко: Безусловно, люди спрашивают, и не дожидаясь вопросов, я сам рассказываю в силу своей информированности, знаний о том, что происходит на уровне федерации, правительства, Госдумы, Федерального собрания, что происходит в Кировской области, моя точка зрения и взгляд на их действия. Период непростой, но что меня радует, когда я встречаюсь с разными категориями граждан — я не ощущаю паники, чересчур страшного состояния неопределенности и депрессии. Люди понимают, что сегодня непростая экономическая ситуация, но даже в более тяжелых ситуациях наша страна жила. Надо спокойно, системно работать, каждый на своем месте. Каждый должен относиться ответственно к своему участку, на котором он работает. 

С. Занько: Видимо, и у меня сегодня будут такие вопросы, которые вы обсуждаете с теми, с кем встречаетесь, когда приезжаете в Киров. Прежде всего хотелось бы понять, что происходит в Совете Федерации. Мы говорим про антикризисные идеи, которые то и дело подбрасывают. Кроме того, что опубликован антикризисный план правительства, есть всегда заявления депутатов, сенаторов, просто общественных активистов, где и как нужно поджаться, урезать, или, как говорил Доронин, правительство затягивает с тем, чтобы запустить печатный станок. Когда сюда приходил господин Черкасов, он очень сильно критиковал правительство областное, предлагал ряд своих мер. Вы в Совете Федерации предлагали свои меры?

В. Тимченко: Все государственные структуры, и федеральные, и региональные должны не просто заботиться, но предпринимать конкретные действия, и не на уровне разговоров и лозунгов, а на уровне практических действий. Я приведу пример, связанный с производством — только что был на заводе «Лепсе», встречался с трудовым коллективом. Они предвидели такую ситуацию, были готовы к ней, в том числе к западным санкциям. Они создали для себя производственный задел по своей программе, в том числе по гозаказу по обороне, производственных товаров народного потребления. Они до 2017 года имеют и сырьевую базу, и инструментальную базу для того, чтобы успешно работать. 

С. Занько: У них нет проблем с поставками импортных деталей, оборудования, сырья? 

В. Тимченко: Они успешно производят импортозамещение. Сами по себе станки могут спокойно прослужить 20-30 лет, а вот электронную систему управления этими станками они меняют на российские аналоги и успешно работают. 

С. Занько: Это именно потому, что у них станки еще советские стоят?

В. Тимченко: Не только. Я просто привел пример, что люди, которые занимаются своим делом, заранее просчитывают осложнения...

С. Занько: Такие осложнения они вряд ли могли предвидеть. 

В. Тимченко: Конечно, именно таких они не видели, но, сделав задел, запас, заключив оперативные соглашения с различными предприятиями, они развернулись на Восток, чтобы потом оттуда поставлять станки, которые далее заменят изношенное оборудование. Оно ничем не уступает по качеству, а иногда и по цене. Я говорю это не затем, чтобы похвалить именно «Лепсе», хотя достойный завод, и руководство заслуживает глубокого уважения, я привел пример того, что человек живет не одним днем, он просчитывает возможные варианты развития ситуации. Если так делать, то последствия кризиса, санкций, неправомерных действий можно будет по максимуму нивелировать. Думаю, что советовать у нас много желающих, имеющих свое видение ситуации. Смотрите, что уже начали делать в той же нашей Кировской области. Что бы там ни говорили, нужно быть объективным, что за последние пять лет произошли существенные изменения,  и они продолжаются, независимо от того, что у нас и бюджет дефицитный...

С. Занько: Вы под существенными изменениями что имеете в виду?

В. Тимченко: Я часто езжу по территории области. Зима — такое время, сложно предугадать состояние дорог, но в целом дороги стали лучше, чем 3-4 года назад, я это совершенно объективно говорю, потому что сам много езжу. 

С. Занько: Вы думаете, что в ближайшую пятилетку они продолжат строиться и улучшаться? А на какие деньги, прошу прощения, учитывая бюджет и команду затянуть пояса?

В. Тимченко: Можно привлекать деньги, находить для ремонта и строительства дорог, а можно просто как делает правительство области — мы одну из трасс, которая идет из Ижевска в Киров на Кострому, передаем в ведение федерального дорожного агентства. Соответственно, затраты на содержание этой дороги будет нести уже федеральный бюджет, а стандарты федеральной трассы намного выше, чем стандарты региональных трасс. С одной стороны, дорога эта будет улучшаться, с другой стороны, затрат со стороны кировского бюджета не будет.

С. Занько: Мы вовремя сделали. Неизвестно, захотели бы федералы сейчас взять эту трассу.

В. Тимченко: Это как раз и подтверждает, что человек должен заранее все прогнозировать. Региональные дорожные фонды при этом не сокращаются. Их наполнение зависит от ряда факторов, прежде всего регионального масштаба — акцизы, транспортные налоги и прочие вещи. Возможно, меньше будут ездить на машинах — это первый симптом экономического кризиса, снижение деловой активности, и как следствие, снижение транспортного потока. Вы посмотрите на Москву: все отмечают, что за последние несколько недель интенсивность транспортного движения в Москве снизилась, потому что снижается деловая экономическая активность потенциальных инвесторов. 

С. Занько: Они посещают страну все меньше и меньше, но у нас по-прежнему все хорошо. Что мы с этим будем делать? Инвестиции — важная вещь. 

В. Тимченко: Нужно искать инвесторов не среди тех, кто поддался на провокационные посылы США, а  среди партнеров. То есть, поворачиваться на Восток — Китай, Индия, Юго-Восточная Азия. Эти страны разделяют нашу идеологию, политику, устанавливают экономические связи.

С. Занько: То есть, все те истории, которые так активно обсуждались бизнесом и населением по поводу, например, что строительство нового жилого микрорайона неплохо бы осуществить вместе с китайцами, к этому будут теперь не так критично относиться? Ожидать ли нам прихода сюда крупных азиатских компаний?

В. Тимченко: Я бы говорил не о приходе крупных азиатских компаний, а о возможности привлечения передовых технологий из того же азиатского региона. Общался с представителями бизнеса, можно учиться у того же Китая — они покупают не готовую продукцию, а технологии, лицензии, и по ним производят собственную продукцию. Да, есть много продукции, качество которой оставляет желать лучшего, но есть и неплохая. 

С. Занько: Что же раньше не делали выбор в сторону китайцев, а покупали западные технологии? Аргументировали тогда, что западные технологии продуктивнее. 

В. Тимченко: Не мы выбираем партнерство с западными странами. 

С. Занько: Мне интересно, в той ситуации, которая продлится еще какое-то время - мы ожидаем выборов в США осенью, они многое покажут, но тем не менее, ситуация будет длиться долго. Хочу понять, кто ей может воспользоваться, если мы будем говорить о зарубежных партнерах? Euronews говорит, аналитики подтверждают, что страдают европейские страны от этих санкций, не лучший дипломатический ход, но деться некуда, выбрали меньшую из зол. Что-то не видно, чтобы азиатские партнеры быстро воспользовались этой ситуацией и к нам с большими корзинами денег зашли? Или мы их не пускаем? 

В. Тимченко: Не пускаем. Многие проекты на Дальнем Востоке, в Сибири с участием китайского и индийского капитала реализуются, новые контракты на поставку вооружения в том числе. 

С. Занько: А Кировская область что может поиметь?

В. Тимченко: Кировская область уже имеет — я уже говорил сегодня о гособоронзаказе, который выполняется на многих предприятиях области. Еще — возможность импортозамещения производства, товаров народного потребления.

С. Занько: Кто производить будет?

В. Тимченко: Да тот же завод «Лепсе». 

С. Занько: Они же вооружение должны производить.

В. Тимченко: Ну и что. Часть продукции военного назначения, часть — гражданского. 

С. Занько: Тут я уже начинаю понимать, что все-таки завод «Лепсе» не полностью загружен оборонными заказами.

В. Тимченко: Производственные площади расширяются.

С. Занько: Что замещать будут, какие товары?

В. Тимченко: Да любые. Собирались производить кофемашины...

С. Занько: Что-то это мне напоминает... Я помню те времена, когда «Лепсе» вдруг стал производить товары народного потребления.

В. Тимченко: Если производитель товара позапрошлого века — это другой разговор, а если покупать новые технологии и новые лицензии,  вы что, думаете, что у нас люди менее талантливые и менее способные производить на хорошем оборудовании качественную продукцию? 

С. Занько: Я могу сказать, что  они гораздо менее подготовленные к нынешнему времени. Это все последствия того, что происходило за эти 20 лет, когда все замещалась импортом. Мне очень нравится ваша пламенная патриотическая речь, что все будет хорошо, будем работать с этим и этим, но хотелось бы какой-то конкретики, хотя трудно эту конкретику, наверное, сейчас определить, поэтому я приведу вам простой пример. Комитет по регламенту Совета Федерации принял решение сократить на 75 миллионов рублей расходы на верхнюю палату парламента. Как это скажется на работе самого парламента? Тогда мы сейчас пройдемся по правительству, потому что тут Никита Юрьевич заявил, что не будут закупаться автомобили для правительства области. Правда, я не видела какого-нибудь заявления от главы администрации города Кирова. 75 миллионов рублей расходов — что это значит, чего вас лишат?

В. Тимченко: Это не единственная мера, безусловно, мы будем изыскивать возможности дальнейшего сокращения. Приведу пример. Сенатор летает много в командировки, и разные компании имеют разную ценовую политику на билеты. Самая дорогая — Аэрофлот, стоимость билета в два раза больше...

С. Занько: И они с таким удовольствием говорят, что надо дать возможность Utair обанкротиться. 

В. Тимченко: Мы приняли решение, что будем летать другими авиалиниями, дешевле. Аэрофлот будем брать только в случае экстренной необходимости, если не на чем будет добраться. 

С. Занько: Как-то сенаторы будут отчитываться потом?

В. Тимченко: Мы и так отчитываемся билетами, обязательно.

С. Занько: Это какое-то фиксированное решение?

В. Тимченко: Невозможно, это рекомендация. Затраты на содержание государственной власти и правительства, и администрации Президента, и Госдумы утверждаются бюджетом, законом. Изменить расходы на содержание может только закон. Закон о федеральном бюджете принимается на протяжении полугода. Если бы мы сейчас начали инициировали процедуру, то только к сентябрю бы ее законодательно закрепили. Гораздо быстрее и эффективнее, если мы в рамках сознательности, ответственности постараемся экономить. 

С. Занько: Хорошо, самые дешевые билеты на авиаперелеты. Еще что?

В. Тимченко: Закупка оргтехники осуществляться не будет, будем работать на той, что есть. Сократить всевозможные затраты на представительские расходы. Когда приезжает делегация, приобретаются сувениры — там 100 тысяч, здесь 200 тысяч, и набирается большая сумма.

С. Занько: Вы лично сосчитали, сколько вы сможете сэкономить в этом году?

В. Тимченко: Я не считал. Всегда стараюсь относиться рачительно к своим затратам. Если есть дилемма: купить за свои деньги или государственные — я покупаю всегда за свои, потому что в данном случае я могу это сделать. 

С. Занько: Давайте к региону перейдем. Вот Никита Юрьевич сказал, что не будут покупать автомобили. Наверное, эти жесты правильные. Как вы их оцениваете? 

В. Тимченко: Конечно, бюджеты региональные скудные, формировались в непростых условиях. Об этом знает не только правительство, но и депутаты Заксобрания, которые утверждали их. По многим статьям хотелось бы дать больше средств... Тем не менее, даже в рамках скудного бюджета можно попытаться найти то, что является не смертельным. Ну, будут экономить на транспорте. Затраты на телефонную связь, иные виды расходов можно понести за свои средства.

С. Занько: Должны ли в этой ситуации последовать громкие заявления, например, от Владимира Васильевича Быкова, главы администрации Кирова, от других глав? Или это опять нужно оставить на совесть руководителей?

В. Тимченко: Я вчера обсуждал с Владимиром Васильевичем проблемы бюджета, экономики. Если такой общий посыл, тренд, Президент сказал, что будет экономить средства, и Владимир Васильевич сказал, что постарается вместе с коллегами найти даже больше, чем 10% экономии — 17-18%.

С. Занько: Это на содержание аппарата?

В. Тимченко: Необязательно. Содержание аппарата на самом деле — такая незначительная составляющая в рамках бюджета. Конечно, это один из первых разделов бюджета, который следует подвергнуть ревизии, но есть вещи, которые даже в рамках ревизии нельзя сокращать. Заработная плата....

С. Занько: Почему нельзя ее сокращать, когда во всех организациях повальное сокращение идет?

В. Тимченко: А за что человека наказывать? Он что, хуже работает?

С. Занько: В школах, где сокращаются зарплаты, и везде, там хуже работают что ли?

В. Тимченко: Зарплаты в школах не сокращаются. Убираются различные дополнительные часы. Давайте будем говорить не о том, что сокращается зарплата, а о том, что если человек может дополнительно...

С. Занько: Вы мне хотите сказать, что сейчас нет такой ситуации, когда на предприятиях сокращается зарплата? Давайте, государственные учреждения и предприятия.

В. Тимченко: В государственных учреждениях, то, о чем мы с вами говорили, в рамках сокращений вакансий, но чтобы саму зарплату урезали, я такого не видел.

С. Занько: То есть, учителя меньше получать не стали?

В. Тимченко: Базовая оплата учителей не изменилась. 

С. Занько: В целом или базовая? Вы серьезно так думаете?

В. Тимченко: Я в этом уверен. 

С. Занько: После вашего ухода мне будут звонить учителя и возмущаться, о чем вы вообще говорите. 

В. Тимченко: Если есть конкретный пример, что у кого-то срезали зарплату, скажите мне.

С. Занько: А то, что убирают нагрузку, дополнительные занятия...

В. Тимченко: Давайте не будем лукавить. Если мы говорим о том, что есть базовая зарплата учителя, а то, что он получает дополнительно — это есть. Оклад никуда не делся.

С. Занько: Вы сказали, что нельзя сокращать зарплату сотрудникам администрации, хуже работать они не стали. Подтверждаете? Не сократить ли им зарплату, поскольку все стали получать меньше? 

В. Тимченко: На вакансиях можно экономить, пожалуйста.

С. Занько: Мы сейчас прервемся на рекламу, а затем обсудим ситуацию с электричками, льготами и ипотекой.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Перейдем к следующему вопросу. Обещала я, что поговорим о том, что происходит с льготами на проезд и как это оцениваете. Хотелось бы про электрички поговорить, обсудить потрясающее по силе распоряжение Владимира Путина вернуть отмененные электрички. Мы по зарплате говорили в конце, и я вам приведу некоторые цифры. Вы сказали, что зарплаты не сокращаются, могут сокращаться ставки. Посмотрим, что касается всех этих ставок и надбавок. По оценке Совета Федерации, в нынешнем году работу могут потерять до 650 тысяч россиян. По данным службы занятости, в Кировской области эта цифра составит около 5 тысяч. Плюс еще сокращаются ставки, и это значит, что люди зарабатывают меньше, они будут находиться в состоянии поиска чего-то еще. 

В. Тимченко: Давайте не будем смешивать одно с другим. Разные вещи. Когда Госкомстат говорит, что могут потерять работу, то это касается прежде всего бизнеса, а не госучреждений.

С. Занько: Хорошо. Чем чреват  такой выброс на рынок труда людей, лишившихся работы?

В. Тимченко: Не то чтобы чревато это потребует дополнительной работы, в том числе со стороны властей. Аналогичную ситуацию мы проходили в 2008-2009 году, когда тоже был кризис, спад экономики, сокращение активности бизнеса. Тогда проблемы особенно остро проявились в моно-городах, которые сильно зависели от деятельности конкретных предприятий, которые не смогли выжить в тяжелых экономических условиях. Что тогда делала власть различных уровней? Она создавала различные рабочие места, выделялись дополнительные источники финансирования на трудоустройство.

С. Занько: Сейчас 52,5 миллиарда на поддержку рынка труда. 

В. Тимченко: Думаю, это не единственная мера, которая будет применена. В регионах ситуация регулярно мониторится. Вы говорили о цели моего приезда. На последнем пленарном заседании, которое состоялось в конце января, Валентина Матвиенко поручила всем сенаторам выехать в регионы, не просто встречаться с представителями бизнеса, социальных слоев, но и почувствовать, насколько остра напряженность, где местные и региональные власти эффективно предотвращают последствия экономического кризиса, а где тормозят, и какие меры необходимо принять на федеральном уровне. Неслучайно в конце января собирали всех губернаторов, руководителей областных центров, проводили с ними занятия ведущие специалисты, экономисты, рисовали сценарии возможного развития экономики в каждом отдельном регионе, давали рекомендации, какие меры сегодня необходимо принять. Сегодня роль федерального центра по созданию условий по преодолению кризиса как раз заключается в том, чтобы не только мониторить ситуацию, но и подсказать возможные пути решения. Правительство Кировской области оперативно реагирует на сложности и трудности. Понятно, в рамках непростых условий — может быть, не сразу, не моментальный эффект...

С. Занько: Как вы оцениваете уровень напряженности в Кировской области? 

В. Тимченко: Средний по России. Не самый тяжелый, но и не самый простой. Для этого есть несколько факторов объективного и субъективного свойства. Конечно, те действия, в том числе в рамках реформирования управления регионов, которые были заявлены губернатором, сегодня приводятся в действие. В ближайшее время стоит ждать изменений в структуре правительства. Министерства... Неважно, как называются, важна система организации управления. 

С. Занько: Давайте мы ее оценим, когда она будет выстроена. Значит, уровень напряженности в регионе средний по палате, и это неплохо — справляется правительство, вы считаете?

В. Тимченко: Нет недостатков у того, кто ничего не делает. 

С. Занько: Покритикуйте хоть немножко.

В. Тимченко: Нисколько не хочу сказать, что у меня розовые очки. Есть проблемы, мы о них серьезно разговариваем. Вот, казалось бы, дорожный коллапс: снег выпал, все дороги забиты. Улицы почистили, а во дворах непонятно что, не въехать, ни выехать. Откуда проблема? У управляющей компании, которая обязана следить за состоянием дворов, нет техники. Это значит, что тогда, когда заключались контракты с этими управляющими компаниями, они не были оценены на предмет готовности решать проблемы населения в случае катаклизмов. Вывод: в дальнейшем, когда будут заключаться договора, мы должны понимать, что это не просто приходит какой-то дядя, у которого кроме карандаша и бумаги за душой ничего нет, у него должна быть вся необходимая крупная техника для уборки дорог, и техника, которая может убирать снег во дворах, чтобы экстренные службы могли приезжать и ремонтировать водопровод, газоснабжение и так далее. 

С. Занько: А кто пришел и сказал: «Да, это моя вина, я выстроил такую-то систему, заключал такие-то контракты, и в результате коллапс»? Никто же не пришел и не сказал. 

В. Тимченко: Стало бы легче?

С. Занько: Да, однозначно стало бы легче, потому что получается так, что «вы знаете, это жизнь такая». 

В. Тимченко: Я не виноват, что я не пришел позавчера к главе администрации города. На самом деле, этими вопросами должна заниматься администрация. 

С. Занько: Кто конкретно так заключал контракты, что у нас оказались управляющие компании без техники? Мне, как жителю города, стало бы легче, если бы мне сказали, что «это была неправильно выстроенная система, организовал ее я, я ухожу». Вы не согласны с этим? Почему у нас никогда никто не выходит и не говорит: «Ребята, я вот с этим не справился, и раз не справился, то беру на себя ответственность. Оставите — исправлюсь, не оставите — считаю нужным уйти».  Никто ни разу так не сделал.

В. Тимченко: Если это не сделали публично перед микрофоном, не значит, что не сделано вовсе. 

С. Занько: Почему не выйдут и не скажут перед горожанами? Почему все время междусобойчик устраивают? 

В. Тимченко: Интересный, конечно, вопрос. Еще раз повторяю: я бы сконцентрировался не на том, кто виноват, а на второй части извечного русского вопроса — что делать. 

С. Занько: Мы еще с вами на эту тему подискутируем в другой программе. Не успели поговорить про электрички. Во время эфира нам позвонил слушатель, просит спросить вас, что вы думаете по поводу отмены льгот на проезд для части пенсионеров? 

В. Тимченко: Я не одобряю эту систему. Какая бы ни была пенсия, все равно, я считаю, что пенсионеры — это незащищенная категория граждан. Если Президент говорит, что люди, которые социально слабо защищены, с помощью государства должны иметь реальную поддержку, то пенсионеры должны относиться к такой категории. Наверное, не совсем до конца продуманное решение — это один из тех недостатков, о которых мы с вами сегодня говорили, которые стоит покритиковать и подумать, как исправить. Пенсионеры заслуживают большего внимания, поддержки, в том числе с точки зрения организации их перемещения по территории города, региона, страны в целом. В данном случае, я с вами целиком и полностью согласен. Считаю, что нужно исправить несправедливость. 

С. Занько: Это не со мной, это был вопрос. У меня есть здесь другие вопросы: декларировалось перераспределение в пользу самых нуждающихся, правда, цифра самых нуждающихся пока неизвестна. 

В. Тимченко: Это тоже одна из проблем — неполная реформированность населения, мотивация тех решений, которые принимаются на региональном и федеральном уровне. Я считаю, что это один из самых больших недостатков власти. 

С. Занько: Кстати говоря, что касается региональной власти, тут уж на своем опыте: к нам власть ходит в студию и тут объясняется перед гражданами, отвечает на вопросы в лоб, когда прямой эфир идет. А вот что касается дворов — тут большой вопрос. Ответственные лица не приходят, к сожалению. Это было особое мнение члена Совета Федерации от Кировской области Вячеслава Тимченко. Меня зовут Светлана Занько. Всем до свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта