Олег Ткачев, руководитель Центра поддержки НКО в Кировской области

Видео 14:34, 30 марта 2018 710 1

"Я думаю, что городские чиновники не вслед за этим заявлением должны были сделать выводы какие-то, хотелось бы, чтобы городские чиновники до аналогичных мер додумывались самостоятельно. Хотелось бы."



Печатная версия передачи:

«Особое мнение» от 05.02.15

Ведущая – Светлана Занько

Гость – Олег Ткачев

С. Занько: 13:05 в Кирове. Это программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет высказывать руководитель Кировского центра поддержки НКО Олег Ткачев. Олег, добрый день.

О. Ткачев: Добрый день.

С. Занько: Только что в новостях мы прослушали, что возбуждено уголовное дело по факту смерти престарелой женщины, которая украла три пачки масла в магазине «Магнит» в Кронштадте и умерла. Было много сказано в эфире об этом. Я не расслышала, какое именно уголовное дело, по какой причине – возможно, это причинение смерти по неосторожности. Пока на ленте московского «Эха» я не вижу этой новости, наверное, она сейчас появится. Уже за эфиром успела Олегу задать вопрос, как вы оцениваете эту ситуацию, и добавила, что понятно, что такие ситуации сейчас будут все чаще и чаще случатся. Олег со мной не согласен. Почему?

О. Ткачев: Отдельным конкретным случаем нельзя иллюстрировать экономическую ситуацию в целом в стране.

С. Занько: А мне кажется, выразительный случай, который как раз демонстрирует экономическую ситуацию в стране.

О. Ткачев: Я бы не стал натягивать отдельный случай на всю страну. Конечно, печально это. Мне кажется, это демонстрирует больше не экономическую ситуацию как таковую, а отношение сотрудников правоохранительных органов к своим служебным обязанностям, к пониманию своих обязанностей. Да, формально, по закону, должны были доставить в отделение, но надо же смотреть, что за человек перед тобой, насколько он злостный нарушитель. Вполне можно было сотрудникам полиции разобраться на месте, без создания таких стрессовых условий для очень пожилой женщины.

С. Занько: И до полиции могло не дойти, правда же?

О. Ткачев: Зачем было вызывать полиции, давать официальный ход делу, когда и так все понятно – основные участники, само событие, сумма похищенного. По-человечески можно было разобраться на месте без таких последствий.

С. Занько: Олег, вы, наверное, тоже об этом писали, не первые уже конференции, собрания, семинары проходят, когда правительство России совместно со Сбербанком устраивает семинары – первый был в сентябре, недавно еще один. Приглашали чиновников, Андрей Усенко из Общественной палаты посещал. На этих семинарах не могут рассказать, что нужно сейчас делать, чтобы не было митингов, ведь такая тяжелая ситуация сейчас? Очевидно, что нужно поработать и в таких ситуациях.

О. Ткачев: Конечно, таких случаев будет больше, но я не считаю, что это будет лавинообразно.

С. Занько: Должны власти как-то отреагировать на такой случай? Поговорить с сетями, охранными агентствами, сделать что-то или нет?

О. Ткачев: У каждого агентства, сети есть свое руководство. Если они не включают мозг… Они действуют по закону. Пока формально будут исполнять свои служебные обязанности, не вдаваясь в фактическую составляющую подобных случаев, будут происходить такие вещи. Они происходят не везде и не всегда, таких случаев будет больше, но не настолько… Готовится нужно. Поговорить надо, по крайней мере, необходимо говорить с теми, кто юридически и фактически олицетворяет собой закон на территориях. Смысла нет говорить с топ-менеджерами, они не общаются с конкретными бабушками. Рядовые сотрудники – как вести себя им, в каких случаях полицию вызывать, а в каких социальные службы, насколько громко кричать, это все общая культура поведения. Наше общество очень электризовано. Даже не совершив никакого правонарушения, можно в свое адрес услышать очень много громких эпитетов. Заслуженно-незаслуженно – неважно, настроение люди портят сами друг другу с удовольствием. С этим надо что-то делать, по крайней мере, с точки зрения закона объяснять, в каких случаях каким образом закон нужно применять.

С. Занько: Когда мы делали эфир по изменению системы льгот на проезд в транспорте, Дмитрий Матвеев тогда на мой вопрос о том, что вы делаете, чтобы не случались происшествия, когда высаживают из автобусов детей, бабушек и так далее, сказал, что они готовятся, у них была предварительная встреча с перевозчиками, и будет повторная, потому что такие случаи могут быть. Здесь тоже такое требуется. Переходим к следующему вопросу. Вчера в своем твиттере Никита Юрьевич Белых опубликовал следующее сообщение: «Принял решение отказаться от покупки новых автомобилей для нужд правительства области. Изначально в бюджете предусматривалось около 10 млн для приобретения транспорта, однако, с учетом экономической обстановки, необходимо экономить, сокращать расходы. Покупать новые машины считаю точно не первоочередным и даже не этичным, поэтому автомобили в этом году покупаться не будут». И напоминает он, что сам ездит на лично автомобиле, который передал в безвозмездную аренду автохозяйству правительства. Как вы считаете, после такого заявления что должны сделать городские кировские чиновники, потому что нужно, как мне кажется, соответствовать? Или это не очевидно?

О. Ткачев: Я думаю, что городские чиновники не вслед за этим заявлением должны были сделать какие-то выводы. Хотелось бы от них видеть, чтобы они додумались самостоятельно до аналогичных мер. Вопрос не просто в том, чтобы прекращать приобретать автомобили для нужд администрации, а реально посмотреть на потребности администрации в перевозках. Если такая потребность нужна реально – автомобили покупать надо. Если потребность завышена, можно до соседнего дома пройтись и пешком, пересмотреть рабочий график, то стоит вместе со всей страной ужать свои расходы. Заявление губернатора такое громкое, знаковое, но мы прекрасно понимаем, что никакой реальной погоды отказ одного губернатора от автомобиля не сделает в масштабах экономики области. Это знак, символ, сигнал, чтобы нижестоящие чиновники тоже включали голову и начинали думать, где можно сократить расходы. Дело не только в автомобилях – есть еще куча других административных расходов по содержанию зданий, ремонту, строительству новых центров…

С. Занько: А как бы было хорошо, если бы мы этим летом увидели бы всех наших чиновников в автобусах.

О. Ткачев: Некоторых я вижу, но, конечно, это не первые лица города. Многие чиновники ездят в автобусах.

С.Занько: Когда вы их там видите, вы какие ощущения испытываете?

О. Ткачев: Это обычные, нормальные люди.

С. Занько: Приятно же, когда думаешь, что это обычный человек, едет со мной в автобусе.

О. Ткачев: Хотелось бы отметить, что существенно сэкономить бюджет на таких мерах, конечно, не удастся, но это знак, символ консолидации с простыми людьми.

С. Занько: Вы ждете, что Владимир Быков, или господин Перескоков заявят сейчас, что мы…

О. Ткачев: Если это будут только заявления, пресса с камерами для специального проезда на общественном транспорте – это будет ерунда. Если это будет спокойная, рутинная практика на каждый день…. Я замечаю, когда люди говорят, что вот сегодня они гуляли в парке, и видели, как одно из первых лиц города просто гуляет там, без охраны – люди это замечают, это начинает диктовать формат отношений простого человека к власти.

С. Занько: Вы думаете, ценность такого отношения еще существует в душах тех, кто высоко сидит?

О. Ткачев: В душах тех, кто высоко сидит – не знаю. Ценность подобного отношения в душах простых людей есть.

С. Занько: Еще одно громкое заявление от высокопоставленного лица – нашего Президента. Ярко он вчера сказал: «Вы что, с ума сошли, что ли? Это несерьезный подход. Это же касается тысяч людей». Эта фраза прозвучала в отношении отмены электричек в большом количестве регионов страны. РЖД тут же обещало, что электрички скоро вернут, правда, сегодня была поправка, что вернут те, которые отменили с 2015 года. Думаю, потом последуют еще поправки, хотя вчера уже наши областные чиновники сказали, что сейчас хороший шанс вернуть такие-то электрички, надо попросить у правительства столько-то денег. У меня есть свое мнение по поводу этого, но я хочу услышать ваше. Что, Владимир Владимирович не знал, что на протяжении нескольких лет идет такая реорганизация, электрички просто перестают посещать удаленные уголки регионов?

О. Ткачев: Вчера он этот вопрос повесил на правительство. Правительство, когда согласовывало регионам различные планы и бюджеты, оно не предусмотрело расходную часть по содержанию пригородного транспорта…

С. Занько: Оно предусмотрело, когда прошла реформа, повесили на регионы содержание этих электричек.

О. Ткачев: Вот, повесили на регионы. Таким образом, предусмотрели, кто должен за это платить, а у регионов нет денег, чтобы физически содержать этот вид транспорта. Путин вчера официально повесил это все на правительство, которое то ли не рассчитало, то ли что-то еще.

С. Занько: Что нужно сделать правительству в ситуации, когда денег нет?

О. Ткачев: Пересмотреть взаимоотношения с регионами.

С. Занько: Хорошо, правительство говорит: ладно, теперь мы будем компенсировать плату за электрички, вливать в РЖД эти деньги. Денег нет. Что нужно делать? Где их искать?

О. Ткачев: Выражение «денег нет» – относительно.

С. Занько: Я приведу пример. Был здесь Сергей Александрович Доронин, который сказал, что у правительства нет иного выхода, как запустить «печатный станок», чтобы пенсии, социальные выплаты, поддержка сельского хозяйства, импортозамещения, электрички были. Он считает, что другого выхода нет. А вы?

О. Ткачев: Выход есть всегда. У нас идет постоянная истерия по поводу наращивания мощности вооружения, постоянная милитаризация. Мы столько много денег тратим на воображаемые угрозы, что весь мир против нас, и нам надо вооружиться дл зубов, и еще поучаствовать в различных кампаниях где-то рядом… У меня большой вопрос – откуда у нас такая роскошь, нести большие военные расходы?

С. Занько: Но как же, Барак Обама заявляет, что они укрепляют линию рядом с Россией – шесть стран. Он говорит, что Украине может поставить новейшее оружие, наверное, вынужден говорить Владимир Путин, что мы тоже укрепляем свою военную мощь.

О. Ткачев: Вы так верите всем словам, сказанным нашим и зарубежными Президентами? Это их риторика, блеф на блефе. У нас тратится много расходов. Эти расходы можно было бы тратить совместно с другими государствами, если вернуть все в мирное русло…

С. Занько: …отдать Крым.

О. Ткачев: Необязательно.

С. Занько: Ну как, это же первоочередное условие. Можно сохранить Крым и наладить взаимоотношения?

О. Ткачев: На мой взгляд, можно, но только в этом мало кто заинтересован из действующих игроков. Если придут другие игроки, может быть… На самом деле, мне кажется, ни Крым, ни лояльные регионы Украины самому Киеву не очень-то, это такой чемодан без ручки – выбросить жалко, а нести тяжело. Публично об этом никто не признается. Если мы говорим, что нам эти территории нужны и важны, мы можем каким-то образом бороться за них, но вопрос в способе борьбы это будет полувооруженная конфронтация и дипломатическая война со всем миром практически в одиночку, или будет найден компромисс, который всех устроит, и экономика сложится.

С. Занько: Олег, когда мы поймем с вами, что Путин договаривается? Из того, что сейчас можно понять из СМИ, такое чувство, что они не договариваются. По каким признакам мы поймем, что процесс пошел?

О. Ткачев: Когда те люди, которые сейчас друг с другом ожесточенно спорят, вдруг сядут и скажут, что нашли решение.

С. Занько: То есть, когда конкретно Владимир Владимирович Путин, Ангела Меркель, Обама сядут рядом на стульчики, будут активно обсуждать…

О. Ткачев: Когда все скажут, что договорились, и знают, что дальше делать, тогда я действительно поверю, что они договорились. Игра в ухмылки, держание фиги за пазухой и прочее со всех сторон может продолжаться некоторое время, но не всегда. Когда ни одна сторона не способна уступать, маховик раскручивается, съедает все наши накопления, экономику – это пережует и нашу экономику, достанется и Европе, и Америке. Полезное эта ситуация принесет мало кому, тому, кто сумеет вовремя подсуетиться, кто вовремя поймет именно свои выгоды и сумеет внедрить именно свою стратегию, которая все задействованные ресурсы будет потихоньку задействовать в свою сторону. Мы пока только теряем. Никому непонятно, в чем состоит план светлого будущего. Когда, в каком году что должно произойти, чтобы та риторика, которой мы пользуемся сейчас, победила и воцарился мир во всем мире. Не видно такого сценария, что должно дальше произойти с мятежными областями, Крымом. Мировое сообщество вдруг возьмет и скажет – на, забирайте! Понятно, что такого не будет. До какого года все это будет продолжаться?

С. Занько: Хороший вопрос вы задаете. Тоже бы хотелось услышать на него ответ.

О. Ткачев: Есть опыт многих стран в других ситуациях. Существует такое понятие, как арендованные территории – когда формально территория считается принадлежащей этому государству, но административное управление на каких-то условиях осуществляет другое государство.

С. Занько: Кому вы предлагаете стать арендатором, кому арендодателем?

О. Ткачев: Если бы удалось договориться, что Россия, допустим, лет на 100 полностью арендует какую-то территорию – Крым, Донецк, Луганск, все вместе…

С. Занько: Мало того, что восстанавливать нужно этот самый Крым, еще и платить за аренду придется.

О. Ткачев: Восстанавливать и платить будет намного легче, когда не будет войны. Установятся коммуникации, через сопредельную территорию можно будет пропускать грузы, спокойно строить инфраструктуру, которую завтра никто не разбомбит. Платить? Можно списывать долги, можно долговыми обязательствами, которых у нас тоже достаточно. Много есть вариантов. Цена вопроса – мне кажется, что чисто с экономической точки зрения цена того стоит. Те издержки, которые мы несем во всей этой кампании, несопоставимы с тем, что можно было бы заплатить, при этом выступив миротворцами, всех успокоив, встать обратно в число признанных авторитетных держав, помириться со всеми и диктовать свои условия, проекты, которые будут выгодны и нам, и другим странам.

С. Занько: Есть у нас еще несколько вопросов, которые касаются деятельности Общественной палаты, которую вы тоже представляете. Общественную палату не заинтересовали упавшие памятники ветеранам в Рудничном и Лесном. Это сообщение от 30 января. Координатор кировского отделения российского движения «Суть времени» Андрей Мозжевитинов обратился в Общественную палату по поводу ненадлежащей установки памятников в этих двух поселках и не услышал отклика. Он заявил, что палата фактически отказалась помогать принимать меры по восстановлению памятников. Что произошло, Олег? Сейчас мы на рекламу уйдем, а после нее вы ответите.

Реклама.

С. Занько: Это особое мнение Олега Ткачева. В Рудничном и Лесном часть изготовленных памятников ветеранам Великой Отечественной войны были не востребованы – около 20 штук. То есть, не было родственников, которые бы их запросили и поставили в соответствующие надгробия. Было принято решение создать аллею славы. Господин Мозжевитинов сказал, что надгробия не были залиты бетоном, а были просто вкопаны в землю. В результате часть из них упала, другие покосились – очевидно, что либо деньги ушли не туда, куда нужно, и вообще, как относятся к памяти. Прокуратура не нашла состава преступления. Общественная палата никак не отреагировала. Что вы знаете об этом?

О. Ткачев: Как Общественная палата должна отреагировать? Общественная палата может лишь заявление организации «Суть времени» переправить снова в прокуратуру. Насколько мне известно, заявление находится в обработке. Это же коллегиальный орган. Если необходимо коллегиальное решение, нужно, чтобы люди собрались. На самом деле, мы прекрасно понимаем, что единственное юридически значимое действие, которое мы можем предпринять – снова направить заявление в прокуратуру, тем самым поддержав мнение организации «Суть времени» по этому вопросу.

С. Занько: Это было сделано?

О. Ткачев: Я затрудняюсь сейчас ответить.

С. Занько: Судя по сообщению на newsler.ru, 22 января 2015 года был получен ответ организацией «Суть времени» от Общественной палаты – «разрешение вопросов, указанных в обращении, не входят в компетенцию ОПКО». Мне кажется, что ОПКО в данной ситуации как минимум могли бы со своим отзывом направить снова это заявление в прокуратуру, и мало того, придать огласке это через СМИ – выехать, посмотреть, понять, как что. Как бы я не относилась к организации «Суть времени», я согласна с ее представителями, что не только в канун 70-летия Победы, а вообще отношение к мемориалам и памятникам… Ну что я вам буду рассказывать, Олег!

О. Ткачев: Я тоже полностью согласен с самой сутью вопроса. Мне странно, почему по вопросу содержания памятников ждут ответа от Общественной палаты.

С. Занько: А мне кажется, хорошо, что приходят по такому вопросу в Общественную палату в том числе. Ну а как? Разве это не общества касается?

О. Ткачев: Юридические действия: мы можем перенаправить в прокуратуру, потому что выяснять то, кто не доложил бетон, возможно по разбирательству государственных органов.

С. Занько: Должны были сделать. Почему не сделали?

О. Ткачев: Я уточню, кто именно этим занимался.

С. Занько: Будьте добры, Олег, потому что всегда перед 9 мая мы говорим больше и чаще, хотелось бы понять, что происходит. Мы с вами не раз встретимся в студии, наверное, вы нам расскажете, какие действия были предприняты. Так случилось, что много что связано сегодня с Украиной, но никуда не денешься. Я хотела у вас спросить по этому поводу. Была информация на некоторых порталах по поводу заседания рабочей группы по межнациональному и межконфессиональному сотрудничеству Общественной палаты Кировской области, где обсуждалась проблема устройства украинцев в нашем регионе. Юрий Басманов, представитель комитета «За русскую весну» в Кировской области, заявил, что в комитет обращаются беженцы, которые не могут официально получить этот статус, и не могут воспользоваться помощью властей. Кто-то не может накормить детей, или отправить их в школы из-за отсутствия одежды, кого-то выгнали из съемного жилья, кто-то не может устроиться на работу. Я звонила Юрию Вениаминовичу после того, как вышло это сообщение от 29 января. На днях должен очередной комитет собраться. Он посетовал на то, что комитет плохо работал в этом году, что непонятно, кто его сейчас возглавляет. Ранее его возглавлял Александр Перескоков, который сейчас трудится в другой должности. Он говорит, что комитет «За русскую весну» принимает все больше сообщений от граждан Украины – по его ощущениям, ожидается вторая волна беженцев. Они плотно сотрудничают с православной церковью, сейчас на католическую выходят. Какая-то очень странная ситуация, очень мало об этом говорят на самом деле. Знаете ли вы что-нибудь об этом?

О. Ткачев: У нас в стране вообще странная ситуация с миграционной политикой. На мой взгляд, все беженцы, которые бегут от боевых действий, надо принимать, не разбираясь, кто там, что. Все люди, бегущие от войны, должны быть приняты – это наши люди. Вопрос: что с ними делать? Официальная политика государства вроде бы такая, но если посмотреть набор квот и процедурные моменты, с которыми начинают реально сталкиваться беженцы, мы понимаем, что федеральная миграционная служба не готова принимать всех этих людей. Квоты по регионам, кому сколько принять – федеральный центр свешивает это все на регионы, из нашего дотационного бюджета опять приходится нести расходы. Черт бы с ними, эти расходы необходимо планировать в плане бюджета.

С. Занько: Кто мог запланировать это в 2013 на 2014 год? Почему это регион должен вносить в свои траты?

О. Ткачев: Потому что такая ситуация в стране. Необходимо принимать решения, выкраивать деньги… Федеральное правительство уже сделало, что могло. Реальные люди едут в реальные регионы. Насчет бюджета большой вопрос. Следующий вопрос – чем могут помочь рядовые люди? Они помогают, чем могут.

С. Занько: Рядовые люди в большинстве своем вообще не знают, что происходит с этими беженцами, потому что об этом не любят говорить.

О. Ткачев: Почему? Об этом многие говорили. В одно время и информационные кампании были, что вот, они приезжают сюда, работать не хотят, желают каких-то несусветных денег. Те беженцы, которых я знаю, почему-то почти все уехали обратно. Дело не в том, что они ожидали, что будет лучше, одну из острых фаз боевых действий они пережили здесь. Из разговоров, как я понял, они надеются на лучшее, что на их родине все успокоится. Как бы плохо ни было, они едут домой. Сейчас новое обострение боевых действий, вполне возможно, что вторая волна будет, будет больше, люди приедут еще менее защищенные и обеспеченные – к этому надо готовиться. В Общественной палате создана рабочая группа…

С. Занько: Это мы поняли. Что в отношении беженцев с Украины?

О. Ткачев: Люди, которые входят в рабочую группу, не представители государственных органов, это представители общественности. Именно они тратят свои личные средства для того, чтобы хоть как-то помочь этим беженцам. Когда речь идет о муниципальном, государственном, региональном бюджете, там эти расходы, к сожалению, не заложены.

С. Занько: Олег, к чему все это приведет, если люди будут появляться, и на тех, кто уже приехал, деньги не заложены?

О. Ткачев: Люди будут общаться с людьми. Мы сами. Не надо надеяться на власть. Власть нам в этом не поможет, она нам подкинет еще ситуации, где будет больше беженцев, формально все будет свешено по вертикали, от одного бюджета к другому, будет выдана куча поручений и указов, а обеспечивать все придется нам. Кто чем может. Извините, что я не оптимист в этом плане.

С. Занько: Странно, что вы не предлагаете, как Сергей Доронин, включать «печатный станок».

О. Ткачев: Печатный станок – тоже дорога в никуда.

С. Занько: Сергей Доронин аргументировал, что Америка печатала, печатает, не перестает печатать в любые кризисные годы, и прекрасно себе живет.

О. Ткачев: Отвечу детским ответом: если Америка начнет с крыши прыгать, мы тоже вслед за ней начнем?

С. Занько: Остается буквально полторы минуты. Раз уж пошло такое дело, не могу не сказать. Короткий комментарий по поводу бедной женщины, многодетной мамы, которую посадили за то, что она позвонила в посольство Украины весной, сейчас, правда, ее выпустили, когда она сменила юристов. Вы не хотите от чего-нибудь предостеречь наших слушателей, граждан, чтобы они не попали в такую ситуацию?

О. Ткачев: После такого случая с посадкой, общественным резонансом, выпуском женщины я смотрю по новостям – в разных регионах страны по разным поводам все чаще вызывают людей. Объясниться, пояснить, рассказать по факту государственной измены. Каждый раз под этим понимаются разные вещи. У меня складывается впечатление, что это целенаправленная государственная политика – то ли разнарядка по иностранным агентам, определяйтесь, кто из вас. Во многих регионах страны усиленно ищут по этой статье. Кто-то с кем-то пообщался, кто-то с кем-то выступал на конференции.

С. Занько: Вас еще не вызывали, Олег?

О. Ткачев: Слава богу, нет.

С. Занько: Мы поговорим еще на эту тему, потому что надо понять, как действовать в этой ситуации. Одно дело, когда этому придается огласка всероссийская, когда лучшие юристы вступаются, другое дело… Пока случаев таких ярких больше нет, но нужно понять, как себя вести.

О. Ткачев: Если люди чувствуют себя неуверенно, знают, что им могут задавать какие-т вопросы, нужно заранее договориться с толковыми юристами и заранее написать бумажку, что в случае чего вот этот человек будет представлять интересы, чтобы можно было сразу позвонить, сказать, что вот, пригласили.

С. Занько: Наша программа подошла к концу. Олег Ткачев, руководитель Кировского центра поддержки НКО, это было его особое мнение. Спасибо, Олег. 



Комментарии (1)

  • 06 февраля 2015 | 17:55

    Антон Долгих

    Достаточно взглянуть на стенограмму, чтобы увидеть, что говорит, в основном, Светлана "звезда" Занько - причём не просто говорит, а ПЕРЕБИВАЕТ, ВОЗРАЖАЕТ. Олег "там" Ткачёв либо молчит, либо произносит наборы слов..

Создание и продвижение сайта