Владимир Журавлев, депутат Кировской гордумы

Видео 14:34, 30 марта 2018 1721 0

«На базе Центрального рынка я предлагаю создать консорциум в виде акционерного общества, 51% которого будет владеть город. От 30 до 35% должно быть отведено для нынешних арендаторов. Мало того, я предлагаю им выкупить эти доли... А я готов возглавить этот консорциум на общественных началах»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: Да, это программа «Особое мнение». Приветствую вас. Меня зовут Владимир Сметанин. Со своим особым мнением сегодня в нашей студии Владимир Журавлев, депутат кировской городской Думы, предприниматель. Владимир Вениаминович, добрый день. 

В. Журавлев: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, радиослушатели.

В. Сметанин: Есть для очень большой текст от одного из наших слушателей, пользователей сайта. В качестве подписи здесь использован адрес электронной почты. Там пять вопросов, и все они практически включены в список моих вопросов к вам. Первый вопрос связан с Центральным рынком. Как известно, в минувшие праздники на одном из интернет-порталов появилась категоричная информация, что в будущем Центральный рынок будет снесен, а на этом месте будет построен большой торгово-развлекательный центр. Затем в администрации нам пояснили, что речи о сносе не идет, речь идет о реконструкции. До 20 февраля объявлен конкурс, поиск инвестора будет осуществляться. Затем этот инвестор должен будет представить свою концепцию, свое видение этого объекта. Все это будет вынесено на общественное обсуждение. Проект представлен депутатам Думы. Затем будет решаться вопрос, что же будет происходить с рынком. По заявлению чиновников, в 2015 году там ничего не изменится. Вы в курсе этой ситуации? Что происходит?

В. Журавлев: Скажу сразу, что меня это решение удивило. Администрация города в очередной раз проиграла информационную войну. Сколько раз мы говорили в депутатскиз комиссиях чиновникам — ребята, если вы что-то хотите проталкивать, дайте полную информацию, доведите до депутатов, проведите общественные слушания, пресс-конференцию, посмотрите, как общественность отреагирует, затем читайте две недели прессу, слушайте радио и вы получите обратный результат. Появятся дополнения — отсюда и будет плясать. Что касается Центрального рынка. Почему резко вышло такое постановление? Как всегда, администрация города «проспала» действие закона. Мало кто знает, что с 1 января 2015 года все рынки должны были уйти с улицы под крышу — это требование федерального закона. Депутаты, которые интересуются этими вопросами, знали об этом еще в ноябре-декабре 2013 года. Мы госпоже Вознесенской и Драному Дмитрию Николаевичу говорили, что надо этим заниматься. Как всегда, они, ссылаясь на то, что у них куча вопросов, этот вопрос упустили. Почему так срочно? Точно не знаю, это мое предположение — хотя бы начать действие. Уже началось действие закона, и санкции последуют. А ту, хоть и проспали, но ребят, мы еще в том году приняли решение. В спешке решение всегда бывает очень сырое. В чем суть вопроса? В частности, мое предложение — зачем отдавать на сторону? На пресс-конференции прозвучало, что объем инвестиций 1,5 миллиарда рублей, и в Кирове скорее всего таких инвестиций нет. Мы опять отдаем на сторону, таким решением обижая местных арендаторов, которые работали на рынке 20 лет, пополняя бюджет города. То есть, это несправедливо. Почему торговец, который арендовал какое-то муниципальное имущество, может его потом выкупить по льготной цене, а человек, который на муниципальном рынке арендовал участок, никаких льгот и преференций не имеет? И предложение выросло такое... на этой недели будет комиссия по имуществу и земле, мы попытаемся совместно разобраться. Я предлагаю создать консорциум в виде акционерного общества, 51% которого будет владеть город. Земля на рынке дорогая, у городской администрации денег нет, и это будет вклад. Администрация должна возглавить консорциум, я даже предлагаю свою кандидатуру — я готов за три года сделать нормальное предприятие, готов работать даже без зарплаты. 

В. Сметанин: Почему именно 3 года?

В. Журавлев: Депутат — это общественная работа для меня, я просто возглавлю, буду отправлять раз в месяц отчет Гордуме, никаких левых денег, все будет прозрачно. От 30 до 35% площади должно быть отведено для нынешних арендаторов. Мало того, я предлагаю им выкупить эти доли. Этот консорциум в виде акционерного общества начинает действовать. покупают 30 метров, предположим, что стоит 60 тысяч уже с ремонтом — заезжай и торгуй. Эта стоимость, 60 тысяч за квадрат, умножаем на 30, и если такая точка устроит сегодня покупателей — 1 миллион 800 тысяч, однокомнатная квартира. Человек получает свое право, он может им как воспользоваться, так и отказаться. Это не такие большие деньги, можно взять кредит в банке, найти деньги. Умножаем, условно говоря, на тысячу арендаторов, мы получаем порядка 1 миллиарда 800 миллионов. Вот вам деньги, на которые можно все отстроить, в том числе и заявленные автостоянки. И город все будет контролировать. Если мы кому-то дадим на откуп, то не получим то, что бы хотелось. На первом этаже хотелось бы построить, как в Казани, маленький каток. Это такая классификация Министерства, чтобы не просто развлекательный, развлекаловка может быть разная. Если будет не город, то там может быть что попало. Если город с контрольным проектом, то это справедливо, ведь земля города, и все коммуникации. В летнее время на месте катка может быть танцевальная площадка, детские конкурсы. Зимой могут люди покататься и пройтись по магазинам. 

В. Сметанин: Форма собственности какая должна остаться, в вашем понимании? 

В. Журавлев: Это как раз муниципально-частное партнерство. 51% будет принадлежать городу. Город будет зарабатывать, притом не маленькие деньги. Если что-то поменяется через 5-10 лет — продайте.  Когда у тебя 51%, ты определяешь политика, куда что двигается. Мало того, городу не нужны деньги — все финансируют арендаторы. Можно даже развернуть так, что позволит крупным производителям — молокозавод, мясокомбинат — предусмотреть зону рыночной торговли продуктами питания. Может, колхоз какой-то захочет купить долю, тем самым профинансировав консорциум. Городская администрация, получив себе в собственность 51%, а не так, как сейчас они заявляют, что 30 тысяч торговый центр, 5 тысяч квадратных метров через 5 лет — это смешно. Кто это придумал, какой экономист? Или человек неопытный, или просто ангажированный, заточенный под коммерческого контрагента из другого города.

В. Сметанин: Ваше предложение — это ноу-хау или где-то работает?

В. Журавлев: Система консорциума известна с давних времен. Это акционерное общество. Почему я еще стою за то, чтобы у города должен оставаться 51% — потому что если придет какой-то частник, любая коммерческая структура, она рано или поздно будет выдавливать так называемых миноритариев, у которых по 30 метров магазин. Я считаю, что это на сегодня самая справедливая форма реализации. И рынок принимает современный вид и соответствие закону, и городу остается собственность, приумножается без денежных затрат, и третье — сегодня начинается много недовольства. В городе и так у бизнеса к власти особого доверия нет. Сначала маленькие рынки посносили, затем ларьки, не предложив ничего взамен. Если человек что-то убирает из бизнеса и не предлагает взамен, то он должен просто в отставку уйти, или не допускаться до власти. Консорциум будет идеальным. Почему я готов его возглавить? Потому что надеюсь, что мне люди поверят. Я готов это делать без зарплаты, гарантирую прозрачность, и там не будет никаких левых вещей — будет только безналичный расчет через расчетные счета банков, без кредитования, без процентов, за счет покупки участников этого консорциума.

В. Сметанин: По-вашим прогнозам, какой сценарий будет реализован?

В. Журавлев: Мы на комиссии проговорим, а вот как уже будет действовать городская администрация... Если этот проект будет отклонен... думаю, изначально некоторые чиновники горадминистрации просто сговорились с иногородним инвесторам. Полтора миллиарда — не проблема. Для одного — да, у кировчан этого нет, но давайте создадим консорциум. 

В. Сметанин: Хочу буквально процитировать вопрос от нашего слушателя: «Согласны ли вы, что рынки Центральный и Октябрьский как пережитки советского периода должны быть заменены комфортными и многофункциональными торговыми центрами, которые оборудованы достаточным количеством парковочных мест — не менее 1 машиноместа на 10 квадратных метров торговой площади?». 

В. Журавлев: Я абсолютно согласен с этой установкой. Мир должен двигаться. Смешно быть Шанхаем. 

В. Сметанин: Согласны ли вы, что в Кирове не хватает торговых площадей? Например, в странах Евросоюза торговых площадей на 10 тысяч жителей в два раза больше, чем в Кирове. Я сейчас хотел бы перейти к строительству еще одного крупного торгового центра -  «Макси». Договоренность об этом уже достигнута, как написали СМИ, с руководством области и города. По завершению строительства, этот ТЦ на Луганской будет самым крупным в городе. Как с этой стройкой? 

В. Журавлев: Как раз в этом аспекте я бы не стал пользоваться цифрами, статистикой, потому что торговля в прежние времена носила один характер, сегодня почему многие центры называются торгово-развлекательными? Не секрет, что некоторые из них более сложные сооружения. Взять тот же Jam Moll. Туда люди приезжают посмотреть фильм, погулять, покушать, сделать покупки. У нашей группы финансовой тоже есть торговые центры. Если мы раньше рассматривали вопросы только торговли, то сегодня сейчас это в некоторой степени расходится — 30% площадей должны быть развлекательными. Они не приносят тех денег, но влияют на посещаемость центра. 

В. Сметанин: Подождите, развлекательная часть этих объектов не рентабельна?

В. Журавлев: В том виде она не рентабельна. Например, ЦУМ, 4 этаж — игровая площадка, она не дает той прибыли, что на 1 и 2 этаже, с коммерческой точки зрения не такой и выгодный, но дает возможность привлечь родителей с детьми, а это самая активная часть. Покупка — это некое явление, связанное с культурой обычной бытовой жизни. Процессы усложняются, и появление таких больших комплексов обусловлено, верно и правильно. Очень многие ездят в Казань погулять по большим торговым центрам. Что-то купить? Нет, просто провести время, пообщаться, отдохнуть. Сегодня меняется жизнь. Маленькие торговые центры, скорее всего, тоже будут структурно меняться. Так-то у нас площадей не хватает, если взять все вместе. 

В. Сметанин: Согласны ли вы с утверждением, что ларьки — это прошлый век, и они должны уступить место комфортным, чистым магазинам? 

В. Журавлев: Однозначно. Я был давним противником тех ларьков, которые были. То, что торговали алкоголем и сигаретами — однозначно неправильно. Я даже соглашусь с требованием Роспотребнадзора, что ближе  25 метров к краю проезжей части нельзя торговать продуктами питания. Это требование нарушается, знаю. Господин Драный давно хотел навести порядок, ушел, не довел по какой-то причине. Второй аспект этого: однозначно    должны появиться мини-магазины в спальных районах из быстровозводимых материалов, из этого же пластика. Они красивые, они бы вписывались в архитектуру. Это не должна быть «торговля в окно» - когда ветер, дождь, снег сильно. Я за это ратовал — давайте дадим возможность на месте ларьков построить мини-магазины, но это другие инвестиции, это не дешево. Нужно давать аренду хотя бы лет на 8. Кстати, пример нестационарных торговых объектов — это два «Макдональдса». Они же без фундамента нормального, те же мини-магазины, павильоны. 

В. Сметанин: И от проезжей части менее 25 метров. 

В. Журавлев: Кстати, да. Можно подсчитать. 

В. Сметанин: Возвращаясь к вашему предложению о создании консорциума, который вы не прочь возглавить. Вы уже с предпринимателями общались? Они готовы потратить эти деньги на покупку площадей?

В. Журавлев: Я не зондировал это. Давайте сначала попробуем на уровне администрации города пробить эту тему. У меня нет сомнения, что люди найдутся. Это недорогая цена за площадь в хорошем торговом центре не выше 2 этажа. Это выгодное предложение. Знаю, что в «Росинке» продают 1, 2 этаж больше 100 тысяч — это было несколько лет назад, поэтому цена в 60 тысяч на Центральном рынке — место нахоженное, изначально выгодное, нормальная цена. На сторону, может быть, большие цены предлагать. Федералам можно предложить цену городскую, так и выкуп по 100 тысяч.

В. Сметанин: Давайте немного о том, что происходит в городской администрации. На прошлой неделе появилась информация о том, что должности заместителя главы администрации лишился Александр Преснецов. В тот день в пресс-службе опровергли эти слухи, на следующий день стало ясно, что Преснецов написал заявление по собственному желанию и теперь не работает. Сейчас СМИ сообщают, что его место займет человек, который до этого работал в правительстве области — это Ирина Щеголева. Вас известны какие-то подробности об уходе Преснецова?

В. Журавлев: Я всегда, с момента работы в думе, ставил своей целью, чтобы два человека ушли в отставку — Драный Дмитрий Николаевич и Преснецов. Они работали фактически на наших строителей, выдавались разрешения, которые, мягко сказать, немножко на грани, несправедливые, незаконные. Я пока осторожничаю — нет судебного решения. Есть выдача разрешений господином Преснецовым, которые признаны судом незаконными, незаконная продажа земли и приватизация, притом есть рейдерский захват земли, в котором господин Преснецов поучаствовал. Гражданско-правовой суд постановил, что подписанное Преснецовым решение незаконное. Эти документы были закинуты мной еще в августе в городскую администрацию. До этого господину Преснецову было поручено отремонтировать 28 школу — мы с ней провозились 4 года. Он занимался организацией, стоял во главе назначений экспертизы, строительства,  и пока его не убрали, школа буксовала, непонятные аукционные конкурсы были... Его убрали — все начало двигаться. Я знаю такие факты, например, в районе ипподрома бил родник, Преснецов обещал жителям не строить там жилые дома, не трогать родник. Буквально через месяц видел документы за его подписью — появилось разрешение на строительство. По детскому саду им были подписаны документы — КЧУСу передали городскую землю без всякого... Когда я пришел работать депутатом, прокуратура мне дала ответ, что за 2012 год на него было 56 жалоб. Я могу осторожничать -  если это не доказано судом, то не могу озвучить. На самом деле, я выступаю как представитель коллективного работодателя господина Преснецова. Дума — это работодатель, мы поручаем, господин Быков вместе с главой администрации трудовой договор, а тот назначает. Я его всегда критиковал, считаю неэффективным руководителям, всегда уповал на комиссиях и рабочих группах. Слишком много взаимосвязей со строителями. 

В. Сметанин: Исходя из сказанного вами... прозвучали слова прокуратура, следствие, нет пока судебного решения, значит, человек должен быть в каком-то статусе...

В. Журавлев: Мне непонятна правовая ситуация в нашей стране и в городе нашем в частности, когда человека за взятку не садят, когда человек, который нанес какой-то ущерб, становится депутатом Гордумы — я имею в виду бывшего депутата, который нанес ущерб на 25 миллионов, получил 4 года условно, легко с этого спрыгнул, сейчас даже занимает высокий пост в правительстве. Это неправильно, общественность должна бороться с такими людьми. Мы были в судах, уголовные дела, мы обращались неоднократно — они не возбуждались. Там должен быть ущерб, сейчас над этим работают. Как господин Преснецов объяснит — одна производственная фирма имеет аренду муниципальную, въезд продают конкуренту этой фирмы, притом маленький участок, и на этом участке он разрешает строительство — это выезд, ту фирму блокируют. Большая фирма, арендующая муниципальный участок, не может им пользоваться. 

В. Сметанин: По вашей информации, в ближайшее время какого-то расследования, дела возбужденного нет?

В. Журавлев: Сейчас заканчиваются суды — все было хитро сделано, цепочка судов. Решение по незаконному разрешению на строительство, по незаконной приватизации земли. Думаю, что к весне все выяснится. Я обязательно обращусь в правоохранительные органы, чтобы дали оценку действиям господина Преснецова. Меня очень интересует вопрос: он остался исполняющим обязанности, я был противник этого — этот человек может подписать разные бумаги, я сейчас запрошу у администрации города, совместно с прокуратурой обратимся туда, проверим все документы, которые подписал этот человек. Недоверие к его персоне есть. Один из его родственников является учредителем строительной компании — была проблема по дому Хохрякова, по большому дому, которые на перекрестке улиц Воровского и Володарского. 

В. Сметанин: Остается буквально несколько секунд до перерыва, еще вопрос — сам или не сам Преснецов ушел?

В. Журавлев: Я думаю, что было общественное давление, его вынудили. Это мое личное мнение. Вы скажите мне, кого уволили не по собственному желанию? По крайней мере, с господином Перескоковым велся разговор, чтобы этого человека убрать.

В. Сметанин: Сейчас мы прервемся на рекламу.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение». Продолжаем говорить о делах городских. Буквально на днях губернатор Белых сообщил в своем Твиттере, что строительство долгожданного путепровода, который соединяет Чистые пруды с микрорайоном Дружба начнется уже в этом году. Якоба федеральный бюджет готов выделить почти 600 миллионов рублей. Если не ошибаюсь, несколько лет назад, когда зашла речь о строительстве, говорилось о 2,5 миллиардах рублей, в последнее время была озвучена цифра в 3 миллиарда. Насколько этот проект в нынешних экономических условиях реализуем? Никто не спорит, что это нужно...

В. Журавлев: Никто не спорит, что нужно, но то, как это делается некрасиво... С водоводом был выигран конкурс, но там много вопросов. Буквально перед своим уходом Дмитрий Николаевич нас «прогнул» на 600 миллионов, большинство депутатов взяли и проголосовали за это. Причина, как я считаю, не настолько уж и реальна. Думаю, такая цифра называется в связи с тем, что инфляция, но извините меня, путепровод, материалы — цемент, бетон, металл, щебень, гравий, песок, это все российское, с чего такая цена закладывается? 

В. Сметанин: Стоимость ГСМ поднялась, зарплаты...

В. Журавлев: Стоимость на 50% поднялась, а сколько здесь составляющих ГСМ? Ну, 2-3%. Мое мнение: однозначно должна строить государственная компания, никаких частных откатов, чтобы не появились в очередной раз уши пермской компании, будем следить за этим. В городе должны строить кировские. Давайте поручим «Вятавтодору» построить, на субподряде возьмем «Гордормостстрой». Когда государственная строительная компания строит, если какой-то техники у нее нет, она спокойно может менять частника. Но отдавать частнику такой кусок, когда у нас нет сегодня механизма контроля — я считаю, это неправильное. 

В. Сметанин: Помните, когда дельце налаживалось, речь шла о том, что этот проект будет реализовывать махачкалинская фирма «Мостотряд 99». 

В. Журавлев: В итоге они там что-то не выполнили. Это неправильно, строить должны местные строители, или областная компания «Вятавтодор», или «Гордормостстрой», а скорее всего, они должны работать совместно. Мы забыли, что такое дорога. Мы ее построим, 50-100 лет будем ее эксплуатировать... Гарантийные обязательства должны быть минимум на 5 лет. Кто нам гарантирует? Эта же махачкалинская фирма исчезла, с кого спрашивать? А дорога сломалась. У нас, кстати, есть «Мостотряд 46», они делали какие-то объекты в Сочи, есть и проектировщики нормальные. Тут секретов нет, сегодня 21 век, все понятно, наши технологи это все сделают. Я считаю, что это дело чести для губернатора и города, чтобы участвовали в этом консорциуме кировские фирмы. Простой пример: здесь занятость. Если махачкалинская фирма, значит, приехали из Дагестана работники, а мы что, о своих не заботимся? Да мы в налоги потом получим как минимум 30% от этих 3 миллиардов. Если придет фирма, которая зарегистрирована в другом регионе, то и налоги уйдут. Надо считать. 

В. Сметанин: Все-таки в нынешних экономических условиях насколько этот проект реализуем? 

В. Журавлев: Конечно же, этот проект необходим. Наконец-то правительство области начало работать с федеральными структурами, сейчас 590 миллионов — наша доля, областного бюджета, может, 1,5 миллиарда нам дадут федеральные органы. Привлекать такие инвестиции необходимо, это правильно, путепровод нужен, разгрузит город, придаст новый импульс. Я за. Но нужно организовывать правильно, и контроль со стороны общества, города, политиков, экономистов должен  быть максимальным. 

В. Сметанин: Остается у нас не так много времени. Затрону еще одну тему. На прошлой неделе глава кировского УМВД генерал Солодовников заявил о том, что в Кировской области произойдет существенное сокращение полицейских. Причины из уст генерала не прозвучали. По его словам, ждут лимита из федерального центра — сколько скажут сократить, столько и сократим. Причем речь не идет о рядовых полицейских, которые ежедневно выходят на улицы, патрулируют — речь идет о тех, кто работает в кабинетах. Чем это чревато? В чем причина?

В. Журавлев: Причину я объясню. Наш премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев объявил о том, что в целях экономии бюджетных средств, так как следующий год проблемный, нужно сократить ряды чиновников. УМВД — это, условно говоря, часть федеральных чиновников, какой-то видный кусок достается и им. Насколько это продумано... Я не являюсь сторонником Дмитрия Анатольевича, мало того, я считаю, что премьер-министром должен быть другой человек, он не справляется однозначно. Кризис долларовый, который мы сейчас имеем — мы об этом говорили два, три года назад, предрекали это, но все мимо ушей. За одно это надо снимать. Я считаю, что виноват он. Полицейские — это как милицию в полицию, что поменялось-то? Прежде чем сокращать...наверняка есть в полицейской среде люди разумные. Давайте их спросим, не повлияет ли...

В. Сметанин: А кто их спрашивает? Они приказы выполняют.

В. Журавлев: Давайте лучше обсудим вопрос по Сысолятину. 

В. Сметанин: Хорошо, давайте. Кстати, чем чревато сокращение?

В. Журавлев: Честно — не знаю, потому что не знаком с конкретикой, структурой, процентами. Пусть даст оценку Сергей Александрович, уважаемый человек. 

В. Сметанин: Пара минут остается. Признаюсь слушателям, что мы заранее обговаривали то, о чем будем говорить с Владимиром Вениаминовичем. Хотел его спросить по такому итогу уголовного дела в отношении бывшего руководителя НЛК Владимира Сысолятина и его зама Натальи  Сысолятиной. 38 миллионов рублей фигурировало в деле. Первомайский суд оправдал. 

В. Журавлев: Многие критикуют Сергея Солодовникова, мол, вот, обещал посадить... То, что дело по НЛК было возбуждено, широко обсуждалось — это уже звонок. В бизнесе это была обычная практика, когда люди по разным схемам уходили от НДС и так далее. Другое дело, что крупное предприятие, крупные суммы, «капало» на уголовку. Я вообще считаю, что садить не надо, надо обсуждать уголовные дела, условное наказание...

В. Сметанин: Там ограничение предусмотрено на определенное время.

В. Журавлев: 90% — нормальные люди, в следующий раз перестают «косячить». Уголовные дела, которые Сергей Солодовников завел — я же вижу, как чиновники «прижали ушки», как многие нерадивые бизнесмены, которые кормились от бюджета, прижались... Атмосфера поменялась. Появилась щука в пруду — карась не должен дремать. 

В. Сметанин: Сысолятин, на ваш взгляд, должен был сидеть или не должен? 

В. Журавлев: Я не вдавался с в особенности этого уголовного дела. Насколько я понимаю, тут та же самая проблема — ребят, погоди, есть Лакрицкий, почему он не был привлечен? Это ведь не гражданское, что не было его подписи. В показаниях свидетелей Сысолятина и Фукаловой он фигурирует, почему он не был допрошен, хотя бы в качестве свидетеля. Понятно, что схему по закону формирует чаще всего  собственник, она в его интересах. Та же самая ситуация по березинскому делу. Кто купил — ему выносят мозг и нервы мотают, а Арзамасцев, который прорывал от имени правительства области, его не привлекли.

В. Сметанин: Истекает время, немного не успели обсудить. Сегодня мы выслушали особое мнение Владимира Журавлева, депутата Гордумы. Спасибо, всего доброго! До свидания.

В. Журавлев: Спасибо, до свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта