Михаил Курашин, вице-спикер Законодательного собрания

Видео 14:34, 30 марта 2018 541 0

"Могу предположить, что ситуация (ред.: в Кирове) может измениться только тогда, когда состав депутатов городских и состав городской администрации не будет столь ярко представлять интересы олигархической группы. Готова ли эта группа отпустить городскую администрацию - я думаю, что нет..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». Напротив меня Михаил Курашин, вице-спикер Заксобрания. Михаил, добрый день.

М. Курашин: Добрый день.

С. Занько: Итоги года подводим сегодня. Пройдемся по событиям года, отметим наиболее важные из них, попытаемся разобрать их последствия, и выйдем на 2015 год, наверняка планы и мысли есть. Вероятно, самым ярким событием в Кировской области были выборы губернатора. Давайте посмотрим, как шла избирательная кампания, чем она сопровождалась. Сами выборы Никиты Белых, их последствия, перестановки в правительстве и реорганизация... Я бы хотела яркое заявление напомнить слушателям, еще когда шла кампания, Михаил говорил, что идейным оппонентом Белых является только одно лицо — господин Мамаев, Кирилл Черкасов выдвинулся только потому, что это некая политика партии, Жданов выдвинулся потому, что было бы неплохо ему вернуться в политическое поле. Про идейного оппонента — это было всегда, а что будет? Как будет выcтраиваться работа с идейным оппонентом?

М. Курашин: Если брать КПРФ как организацию, то работа выстраивается прежде всего через депутатский корпус. Эта работа достаточно конструктивная, она в глобальном плане мало менялась в течении всего этого года, то есть, это работа в совещательном режиме. Депутаты критиковали, критикуют и будут критиковать, достаточно активно участвовать в обсуждении вопросов, дискуссиях. Если мы говорим про КПРФ, то я считаю, что работа в этом направлении будет двигаться в том же русле. Что касается межличностных отношений — я не имею права предполагать, как они могут развиваться, это дело двух людей. Оба достаточно харизматичные, сильные с точки зрения психологии, силы воли, поэтому, если они смогут пойти друг другу навстречу, то хуже от этого точно не будет. По работе с партийным блоком ситуация может вновь обостриться где-нибудь к середине следующего года и концу, потому что начнется новая избирательная кампания по выборам в Госдуму и Заксобрание.

С. Занько: Сергей Павлинович по-прежнему полон сил и намерений занимать серьезную лидирующую роль на политической арене?

М. Курашин: Я с ним не разговаривал, но, по крайней мере, когда он присутствует на заседаниях Заксобрания, по манере выступления, по заявлениям видно, что человек не сдался, не сломался.

С. Занько: Вот прошли выборы, был избран Белых, после чего все ждали объявления состава правительства. Его объявили, мы обсуждали это. Вы высказывались еще в первой половине года, когда мы с вами говорили, что нужно менять в правительстве, вы говорили, что надо бы поменять 50% руководящего состава, но где же взять столько людей? Был опубликован список, там появились новые имена, может быть, не так много, как хотелось бы. Давайте подчеркнем для вас наиболее важные перестановки? Кого из всех зампредов нам нужно отметить?

М. Курашин: Я рад, что изменения произошли, но честно скажу, что ждал и жду не назначения замов, а назначения министров. Это те люди, которые непосредственно будут отвечать за конкретные блоки, конкретную работу. Замы нужны, потому что они отвечают за весь блок вопросов, но конкретно те, кто придет в департаменты — это более принципиально, потому что от их линии поведения будет выстраиваться работа в департаменте. Когда я говорил о 50%, я не только замов имел в виду, но и руководящие составы в том числе. Никакой секрет не открою, что сейчас все находится в таком статичном состоянии, никакие фамилии особо не произносятся. Кто, кого, на кого будут менять?.. Будем ждать следующего года. К концу первого квартала мы увидим структуру и будем понимать, кто будет возглавлять ключевые ведомства.

С. Занько: Как происходит формирование министерств и назначение их глав? Это очень закрытая процедура, губернатор и его ближайшее окружение обсуждают, или также спрашивают экспертов, депутатов?

М. Курашин: Насколько я понимаю, задача по формированию министерств передана пока заместителям. Потом будет стадия обсуждения с губернатором, и, как пообещал Никита Юрьевич, в конце первого квартала этого вопрос будет обсужден, без принятия каких-либо решений. В Заксобрании будет проведена презентации данной структуры. Спрашивают они или не спрашивают? Могу сказать, что по отдельным направлениям отдельные заместители меня тоже спрашивали, есть ли достойные кандидаты на ту или иную должность.

С. Занько: Еще очень важное изменение в городской власти — уход Дмитрия Николаевича Драного и приход господина Перескокова, о котором мы тоже говорили. Вы делали 
два заявления. Первое о том, что Дмитрий Драный не успел в полной мере раскрыться, только-только достиг расцвета...

М. Курашин: Нет, я говорил, что в тех условиях, которые есть, ему тяжело раскрыться. Он предполагал, что если будет новая сфера применения его знаний, возможно, он сможет больше. 

С. Занько: Второе заявление о том, что господин Перескоков может составить конкуренцию Владимиру Васильевичу, поскольку является сильным руководителем.

М. Курашин: В этой теме я делал акценты не столько на уход Дмитрия Николаевича, сколько на приход Александра Викторович. Александр Викторович — это один из аксакалов государственной власти, который выстраивал систему управления по всей области, многие годы курировал вопросы на муниципальном уровне. Я считаю, что он в плане эффективного управления может оказаться сильнее, чем Владимир Васильевич, и следующим этапом должно стать разграничение сфер их власти. Тот, кто давно живет в Кирове, знает, насколько суров бывает Александр Викторович, насколько требователен. Я считаю, что он в своих требованиях достаточно справедлив. На протяжении 4 лет я участвовал в ряде комиссий, которые он возглавлял. Могу сказать, что спрос был достаточно жесткий, с последствиями. Тут будет другая ситуация: Александр Викторович будет сам отчитываться за те направления, которые раньше курировал. Если он не захочет оказаться в позиции тех, кого он раньше критиковал, соответственно, очень надеюсь, что его работа будет нацелена на эффективность.

С. Занько: Не секрет, что деятельность городских властей очень слабо коррелируется в позицией областной власти. Говорили, что область мало может влиять на решения, которые принимаются в городе. Сейчас, когда произошли такие изменения, взаимопроникновения больше будет, активнее будут взаимодействовать? Будут ли прислушиваться городские власти, совещаться с областными?  

М. Курашин: Единство власти у нас было при прежнем губернаторе. Во многом это способствовало тому, что фактически в области руководила олигархическая группа, которая имела свое представительство как в региональной власти, так и в муниципальной. Приход нового губернатора в 2009 году разрушил эту монополию. В результате получилась ситуация, когда законный способом повлиять на деятельность муниципальной власти действующий губернатор не мог, влияние олигархов было смещено на муниципальный уровень, соответственно, возникла ситуация, что управляемость практически никакая. Приход Александра Викторовича я обуславливаю фразой Никиты Юрьевича, что Перескоков — это член его команды, но нужно предполагать, что член его команды не значит, что свой среди чужих и чужой среди своих, это человек, который понимает задачи областной власти и готов к ним прислушиваться и исполнять. Я не говорю, что город должен «лечь» под область, город как был, так и остается самым крупным муниципалитетом со своей политикой, но тот термин, который вы употребили — «корреляция», она должна произойти.

С. Занько: Это влияние олигархических структур по-прежнему сохранится? Говорили о том, что на протяжении 5 лет не очень сильно шли навстречу друг другу олигархи и губернатор. Сейчас ситуация изменилась? Что будет в следующем году, в связи с приближающимися выборами в ОЗС?

М. Курашин: Ситуация может измениться только тогда, когда состав депутатов городских и состав городской администрации не будет столь ярко выраженно представлять интересы этой олигархической группы. Готова ли эта группа отпустить городскую администрацию? Думаю, что нет. Со следующего года, я предполагаю, будет множество переговоров на предмет поиска компромиссных вариантов, потому что все понимают, что противостояние пагубно как для области, так и для города.

С. Занько: Давайте вернемся к ОЗС. Тоже было много ярких заявлений, битв, перформансов. Одно из самых ярких заявлений следовало от вас — это то, что с нынешним председателем ОЗС вряд ли сможете выйти в конструктивное взаимодействие с исполнительной властью. На сегодняшний момент решение оппозиционных фракций, независимых депутатов Заксобрания — это объявление недоверия председателю ОЗС, что не последовало, никто не объявил об этом, но тем не менее, возмущения по поводу деятельности самого господина Ивонина звучали постоянно. Депутат Гукасов ушел со своей должности, призвал вас то же самое сделать, мотивировал тем, что невозможно при господине Ивонине работать нормально, эффективно. Вы его не поддержали и сказали тогда, почему -  вы считаете, что нужно работать, нельзя бросать пост. Что будет в ОЗС, как будет налаживаться работа с господином Ивониным? Где были препятствия, в чем сложности?

М. Курашин: К сожалению, этот год в ОЗС прошел под негативным знаком, что оппозиция выступала против председателя. Это было накипевшее, в течение последних двух лет претензии копились и начали выливаться. Потеря управляемости главным законодательным органом, препятствия, которые выставлялись и выставляются оппозиционным депутатам, в том числе депутатам, работающим на профессиональной основе, двойные стандарты и так далее — перечислять можно много. На заседаниях, в блогосфере, в паблике суть этих претензий излагалось много. На сегодняшний день этот процесс не прекращен, он находится в стадии продолжения кипения. Нужно понимать, что сейчас создать полностью кризисную ситуацию, как призывают некоторые депутаты, абсолютно неправильно — год тяжелый, бюджет тяжелый, ситуация тяжелая, но это не значит, что депутаты готовы закрыть глаза и молча опустить голову. Претензии остаются, будем работать дальше.

С. Занько: У вас были личные изменения — вы возглавили фракцию СР в ОЗС после ухода Константина Мошуренко. Как вы себя чувствовали в роли главы фракции? Какие взаимоотношения поддерживаете с Мошуренко?

М. Курашин: Если говорить о предыстории, до января, то в принципе, я и мой помощник, находящийся в правительстве, координирующую функцию и выполняли и без статуса руководителя. Я не вмешиваюсь в политические вопросы, которые обсуждаются на уровне регионального отделения. Сегодня во всем, что касается законодательной деятельности, я участвую, а все, что касалось организационно-координационного сопровождения, мы это делали и так. Что поменялось? У меня появилась потребность в более ответственном подходе к разговорам и работе наших депутатов. Многие вопросы выносятся практически каждое пленарное заседание. Есть некие спорные вопросы, которые необходимо обсудить и попытаться какое-то решение принять. Наверное, здесь самым важным было организовать этот разговор, дискуссию внутри фракции. Слава богу, мы нашли понимание по 99,9% вопросов. Было несколько тем, в которых мы не совсем нашли понимание, поспорили и даже какое-то время пообижались друг на друга. Например, вопрос по отношению к принятию закона в втором чтении по местному самоуправлению. Суть спора состояла даже не в том, что кто-то был за одновластие, кто-то за двоевластие, а в том, что нам идти по пути закона, который будет прорисован сейчас и в 2015 году он будет работать, либо «додавливать» сейчас, не принимать этот закон и требовать, чтобы мы прямо сейчас начали его разрабатывать. Спор мы разрешили, в конце концов друг друга услышали и вернулись в конструктивное русло. Отношения с Константином Борисовичем у нас такие, какие и были. Я и мой помощник помогаем ему организационно и технически. Если у него есть какие-то вопросы, просьбы, мы всегда их выслушиваем. По линии регионального отделения партии он входит в совет и участвует в вопросах, которые выносятся в ОЗС. Если Константин Борисович готов вернуться обратно во фракцию и продолжать работать, то мы будем этому всегда рады. 

С. Занько: Как чувствует себя региональное отделение СР? Насколько взаимодействуют плотно в ОЗС, фракцией в Гордуме? Насколько сильными вы себя ощущаете?

М. Курашин: Половина депутатов Заксобрания являются членами регионального совета партии, здесь взаимодействие постоянное. Я, в силу должности, также постоянно нахожусь в информационном поле, встречаюсь на местах с представителями местных отделений. С городской думой контакт идет на личных отношениях. Первая же инициатива нового депутата Дорофеева о том, чтобы внести изменения в вопросы, связанные с обеспечением жильем, сразу же были включены в проект предложений, который ушел губернатору со стороны областного Заксобрания. Контакт есть, насколько он серьезен — мы считаем, что наша фракция одна из крупных в ОЗС.

С. Занько: В свете приближающихся выборов  ОЗС и Гордуму ваша позиция какова? Вы собираетесь увеличить количество ваших депутатов?

М. Курашин: Я думаю, мы обязательно увеличим количество присутствующих депутатов, и одномандатных, и списочных. Та стратегия, по которой мы идем — поддержка Белых на выборах, активная депутатская позиция, активизация местных отделений — способствует этому.

С. Занько: Сейчас мы прервемся на короткую рекламу.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Еще немного об ОЗС. Добились депутаты введения пятиминуток, за которые очень долго боролись, и вы тоже были активным защитником. Их ввели, что изменилось после этого?

М. Курашин: Я считаю, что сейчас наши пленарные заседания дополнились важным компонентом, когда политические партии получили возможность высказываться. Если посмотреть на структуру пленарного заседания, получается, что она собой представляет достаточно статичный процесс: представление законопроекта — проголосовали, представление — проголосовали. Невозможность высказаться проявлялась в том, что по вопросам, которые не требуют вроде бы особых обсуждений, иногда происходили ненужные всплески, которые в первую очередь наносили серьезный ущерб ОЗС, и не способствовали принятию закона, потому что основная масса законов проходит через призму политических партий. На последнем пленарном заседании обсуждался вопрос о том, что партия власти не пропускает законы от оппозиции, партия власти всполошилась, готовит бумагу, где хочет доказать, что количество законопроектов, вносимых оппозицией, достаточно велико, но все понимают, что это лукавство.

С. Занько: Что значит «достаточно велико»? 50/50? 20/80? 

М. Курашин: Я думаю, что 20/80 — более верное соотношение. Я еще не видел списка, но 20% - это законы, которые принимаются в связи с поправками в федеральные законы, а законов, непосредственно рожденных оппозицией, почти нет. На пять минут позволили определенный градус снимать.

С. Занько: Еще говорили о том, что введение этих пятиминуток — это возможность для оппозиционных партий пропиариться в глазах населения через прессу. 

М. Курашин: Те, кто видели эти пятиминутки, не сказали бы, что там кто-то пиариться... Концентрированно выливается критика на деятельность федеральных властей, исполнительной власти — это да. Вторая половина дела — это вопрос с отказом от доверенности. Для примера, на последнем Заксобрании при необходимом кворуме 36 человек приняло 39 депутатов. То есть, грубо говоря, если бы еще три депутата по каким-то причинам написали доверенности, то заседание могло бы не состояться. Эта практика порочная. Мы понимаем, что безнаказанное непосещение пленарного заседания снижает ответственность. Мы предлагали отказаться от доверенности, тем самым повысить дисциплину депутатов.

С. Занько: В качестве давления на партию власти в ОЗС будете ли вы использовать такие вещи, которые назвали перформансами, когда оппозиционные депутаты не приходят на заседания?

М. Курашин: Если будет продолжаться ситуация, когда оппозиция будет игнорироваться, когда решения будут приниматься вопреки согласованным позициям или без участия оппозиционных депутатов, я смею заверить, что все это будет продолжаться. 

С. Занько: Давайте в другую сторону перейдем. Я хочу напомнить, что нам была обещан авиарейс в Крым, и этого не произошло. Какие у вас впечатления остались?

М. Курашин: Я очень рад тому, что наш аэропорт наконец-то перешел в активную стадию. В течение 2011-2013 годов мы постоянно критиковали и ругали исполнительную власть за слабую активность в этом вопросе, наконец дело сдвинулось с места. В пятницу заезжал в аэропорт — приятно видеть, что есть люди, которые хотят улететь, которые прилетают. Что касается перевозок, связанных с Крымом и отменой рейсов, я считаю, что здесь вина больше внешнеэкономических процессов. К сожалению, повлиять на них мы вряд ли сможем. 

С. Занько: Я бы хотела спросить как раз — когда мы смотрим центральное телевидение, видим, что в других регионах запускаются супердешевые авиарейсы по 1-2 тысяче за билет, то нас это даже близко не касается. Кто там принимает решение? Почему нас не дотируют?

М. Курашин: Кто? Москва?  Москва в последнее время отличается тенденцией нежелания дотировать кого бы то ни было, тем более, те регионы, которые спокойны в своем среднем состоянии, как Кировская область. Ждать того, что мы с достаточно небольшой потребностью в авиаперелетах с точки зрения численности перевозок сможем рассчитывать на то, что к нам ломанутся серьезные авиаперевозчики, не приходится. Нам пока правильнее идти по пути развития местных перелетов и сконцентрироваться на открытии международного терминала. Это могло бы оказаться перспективнее. Открытие зависит от инвестора. Денег много, так как необходимо строить терминал, обеспечивать его. Тогда под это дело, может быть, один из крупных авиаперелетчиков придет к нам с международным рейсом.

С. Занько: Кто бы мог быть этим частным инвестором?

М. Курашин: Вы такие вопросы задаете, на которое пока что все серое здание не готово ответить. 

С. Занько: Очень короткий вопрос и короткий ответ. Вы помните историю про детский лагерь  в Крыму, который посмотрели депутаты ОЗС, была масса фотографий, был сделан выбор, проведены некие переговоры. Как вы думаете, будет ли это реализовано в следующем году — поездки наших детей в Крым?

М. Курашин: Насколько я знаю, на сегодняшний день ситуация зависла на том, в какой форме мы будем получать этот лагерь — в форме передачи, в форме аренды... Понятно, что ни о каком выкупе речи не идет, нам интереснее передача, платить не будем, деньги будем вкладывать в реконструкцию. Экономическая ситуация конца этого года и прогнозы на следующий говорят о том, что вряд ли мы сможем на следующий год этот лагерь открыть. Хотя я разговаривал с Дмитрием Михайловичем Русских, Александром Александровичем Галицких — степень готовности лагеря достаточно высокая, но вложения туда в любом случае будут необходимы. 

С. Занько: Раз уж мы заговорили об экономической ситуации конца года...

М. Курашин: Давайте лучше о детских лагерях. 

С. Занько: Раз уж мы заговорили, то как вы считаете, удастся ли нам реализовать те программы, которые были запланированы на 2015 год? Что нас ждет?

М. Курашин: Секвестирование по всем этим программам прошло. Навскидку, программ, от которых мы отказались, нет. Это говорит о том, что и ресурсы, и вера, и потенциал в этих программах есть, я верю, что мы их реализуем. В пятницу я побывал на предприятии «Нанолек» - одна из программных вещей. Что меня поразило: когда мы в первый раз туда пришли, там была черновая отделка, и обещали, что в четвертом квартале 2014 года будет организован пробный запуск. Меня удивило, что срок был исполнен практически день в день. 

С. Занько: Почему изменилось? Мы же помним прекрасно пример Вятских Полян, которые называют Потемкинской деревней, и помним пример «Росплазмы», где тоже все не слава Богу. И тут «Нанолек», где все срослось. Почему?

М. Курашин: Я считаю, что здесь дело в разных подходах инвесторов к этим проектам. Я не хочу сейчас распространяться по «Росплазме», там было больше желания «отмыть», а не построить. Что касается Вятских Полян — я буквально на той неделе разговаривал с главой, который мне сказал, что в феврале уже состоится открытие, поэтому фраза о том, что это Потемкинские деревни, неактуальна, и тем, кто так считает, я рекомендую туда съездить.

С. Занько: Спасибо. Это было особое мнение Михаила Курашина, вице-спикера Заксобрания Кировской области. Поздравлю вас с наступающим Новым годом. 

М. Курашин: Поздравляю вас и всех слушателей с Новым годом. Самое главное — мир и здоровье, а благополучие — дело наживное.

С. Занько: До новых встреч в Новом году!

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта