Юрий Шлемензон, главный редактор телеканала "РЕН-ТВ Киров"

Видео 14:34, 30 марта 2018 1183 0

«Попадание Торхова и Киселёва в список претендентов на должность главы кировской администрации — для них очень хороший результат. Это идёт в зачёт дальнейшей государственной службы... А что касается самого конкурса, то это «настоящий российский конкурс». Разве мы к этому не привыкли?»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: 13:06 на часах. В эфире программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Со своим особым мнением у нас в студии выступит член Общественной палаты Кировской области, главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров» Юрий Шлемензон. Юрий Львович, добрый день.

Ю. Шлемензон: Добрый день. 

В. Сметанин: Ваша коронная фраза?

Ю. Шлемензон: Давайте сегодня воздержимся.

В. Сметанин: Что такое? Вы не верите в панацею?

Ю. Шлемензон: Я верю в силу закона.

В. Сметанин: Хорошо. С 20 по 22 ноября в нашем городе прошел 4 Гражданский форум. Как я понимаю, это правильное мероприятие в году, для Общественной палаты некий венец деятельности. СМИ написали о том, что большое количество секций было. 

Ю. Шлемензон: Да, в прошлом году было 18, в этом — 25.

В. Сметанин: Ваша роль в чем тут заключалась? 

Ю. Шлемензон: К сожалению, я был в командировке, поэтому побывал только на двух секциях. Мне понравилась секция, посвященная воздействую общества на СМИ, кажется, она была самой массовой. Споры к итоговому заключению не привели, но все проходило более-менее корректно, были эксперты.

В. Сметанин: Собственно, в чем смысл этой секции?

Ю. Шлемензон: Название было провокационным, были противоположные взгляды. Спор проходил достаточно корректно. Некоторые товарищи воспользовались презентацией своих будущих грантов. Было интересно. Я понял, что качество секций зависит от модераторов, которые приглашают интересных людей. Как говорят, все секции проходили на должном уровне. Поучаствовало более 400 человек. Тематика всем известна, кто этим интересовался — социальные, культурные вопросы, деятельность НКО, проблемы условно-досрочного освобождения — непростая тема, которой нужно достаточно много внимания уделять, потому что комиссии, которые этим занимаются, не дорабатывают за последние годы очень сильно, как мне кажется. Там присутствовали люди не из Кировской области. Они отметили, что нет систематической работы по данным тематикам, которые рассматривают в течение года. Я считаю, что это одно из основных требований как к работе членов Общественной палаты, так и людей из НКО. Рабочая группа, в которую я вхожу, по правоохранительным органам, она постоянно в течение года проблемы поднимает. 

В. Сметанин: Смысл в том, что время идет, проблемы не поднимаются, а тут на Гражданском форуме вдруг выскакивают.

Ю. Шлемензон: Надо систематически заниматься теми проблемами, которые интересуют население, общественность, тех людей, которые стоят во главе решения этих проблем. Систематическая работа в течение года более важна, чем беседа на форуме. Надо понимать, что все, что происходило на форуме, будет положено в план работы общественной комиссии на следующий год.

В. Сметанин: Может, в течение года, как предложение сразу назреет? Может, какие-то мини-форумы проводить? Раз в квартал, например.

Ю. Шлемензон: Это достаточно сложное мероприятие. Есть пленарные заседания палаты, на которых озвучиваются вопросы. У нас же открытая организация, где могут присутствовать эксперты. Часто бывает, что круглые столы превращаются в мини-форумы, где выходят конкретные решения и предложения для администрации и других органов по устранению различных проблем. 

В. Сметанин: Хотелось бы, чтобы вы поподробнее рассказали об этой секции, про общество и СМИ? Как проблематика была поставлена?

Ю. Шлемензон: Специально все было в провокационной форме построено, потому что мы все на самом деле понимаем, что в основном СМИ воздействует на общество, а то, что общество воздействует на СМИ — это то, что мы пытаемся сделать сейчас: регулировать контент, время вещания, количество рекламы. 

В. Сметанин: Помните, идею худсоветов обсуждали.

Ю. Шлемензон: До такого бреда, конечно, не дошли. Общественные советы, может, и будут. На общероссийских каналах, наверное, это и не вредно, но кто их будет слушать потом — это другой вопрос. Пока эти каналы существуют как бизнес-структуры, очень сложно... 

В. Сметанин: Вы выступали? Какую позицию отстаивали?

Ю. Шлемензон: Я говорил о том, что СМИ воздействует на общество. Если это делается правильно и грамотно, то это хорошо. Правильно и грамотно — это в рамках закона. Если вы доводите общечеловеческие идеи и направления до большого количества людей, то в этом, я считаю, заключается работа СМИ. Не только просветительская и культурная, но есть вопросы взаимоотношения между органами власти и обществом. Если СМИ это делает, то очень хорошо. Есть много развлекательных СМИ, узколокальных (связаны с природой) и так далее. Много информационных каналов, которые занимаются не только выпуском новостей, но и другими вещами. Общественное телевидение, конечно, очень слабое. Зрительская аудитория этих каналов составляет до 2% населения, хотя размещать рекламу на таких каналах считается очень престижным. Возрастная планка сотрудников очень большая. 

В. Сметанин: Рамки закона — это единственное, чем должно руководствоваться СМИ? Есть вещи, которые в законах не прописаны: вопросы морали, этики, нравственности.

Ю. Шлемензон: Конечно, общечеловеческие законы должны всегда присутствовать, и напоминать об их существовании также задача СМИ.

В. Сметанин: Какие-то СМИ можете упрекнуть за несоответствие этим высоким нормам?

Ю. Шлемензон: Если коллеги не нарушают закон, я их никогда не обсуждаю.

В. Сметанин: Что касается темы условно-досрочного освобождения — что за проблема?

Ю. Шлемензон: Я не присутствовал на этой секции, но немного знаю эту проблематику. Сейчас стало сложно получить условное освобождение. Различные факторы влияют на эту вещь. Я не буду говорить, что прошла команда, чтобы их сократить, но получает условно-досрочное освобождение, если взять РФ, то в основном бывшие сотрудники силовых структур, бизнесменам здесь хуже, не говоря уж о других категориях. Это очень длительная процедура, комиссии при губернаторах эти дела тоже делают медленно. Президент рассматривает эти документы 1-2 раза в год.  Серьезная работа.

В. Сметанин: Какая работа в этом отношении проводится в течение года?

Ю. Шлемензон: Я не принимаю участия в этой работе, я просто отголоски этих действий. Знаю, что получить освобождение сложно людям, которые встали на путь исправления. Попадают туда иногда люди не совсем законно, и им еще сложнее получить освобождение.

В. Сметанин: Как известно, результатом Гражданского форума является ряд резолюций.

Ю. Шлемензон: Они будут приняты на следующем итоговом пленарном заседании. Можем их озвучить, обсудить, если вы меня пригласите в программу. 

В. Сметанин: Хорошо, а если говорить об исполнении резолюций прошлого Гражданского форума? 

Ю. Шлемензон: Это лучше Усенко вопрос задать, он большим объемом информации владеет. Работа ведется. Все включается в план следующего года. 

В. Сметанин: Наш слушатель, пользователь сайта в очередной раз решил упрекнуть Общественную палату «чесанием языками». «Что довела до конца наша Общественная палата? Чем реально помогла людям?».

Ю. Шлемензон: На сайте хранится резолюция предыдущего Гражданского форума. Все действия, которые проходили, тоже на сайте есть. Вот такой анализ, если кому-то интересно. 

В. Сметанин: Может, есть в голове конкретные примеры?

Ю. Шлемензон: Мы же говорим именно о том, что было высказано на Гражданском форуме. Конечно, в целом есть вопросы, которые помогали, решали, рассматривали. Мы не та организация, которая может пойти, закопать трубу, выкопать трубу, включить свет. Мы можем только убедительно и долго обращаться к власти, которая это делает. Мы в свое время рассматривали вопросы освещенности улиц. Была благодаря этому составлена программа Гордумы по решению этих вопросов. С некоторой задержкой, но работа идет. Оборудуются пешеходные переходы специальными светоотражающими знаками, усиливается мощность освещения, где его не было — появляется, и это снижает детский травматизм. 

В. Сметанин: Хочу перейти к другому, тоже знаковому событию. На прошлой неделе губернатор Кировской области представил совету нашего регионального Заксобрания состав нового правительства. На этой неделе состоит пленарное заседание, на котором депутаты будут голосовать за кандидатуры заместителей председателя правительства. Всего их 11 человек — Сергей Щерчков, Дмитрий Матвеев, Алексей Кузнецов, Александр Галицких, Елена Ковалева, Борис Веснин, Алексей Котлячков, Юрий Исупов, Евгений Михеев, Роман Береснев, Алексей Вершинин. 

Ю. Шлемензон: Лучшие Никите Юрьевичу персонально задавать этот вопрос. Появляются новые лица — Евгений Михеев. Правда, он работал на территории Кировской области, но появляется теперь вновь, с целями и задачами мне неизвестными. Раз Никита Юрьевич его приглашает, значит, знает, для чего берет человека.

В. Сметанин: Новые люди в правительстве — Роман Береснев, Алексей Вершинин.

Ю. Шлемензон: Тоже ведь известные кировчанам и тем более Никите Юрьевичу люди. Он берет их под решение определенных задач. Что мне понравилось в подходе Никиты Юрьевича к формированию правительства — то, что министерства укрупнились.

В. Сметанин: Конкретики мало известно, структура не одномоментно появится.

Ю. Шлемензон: Для меня самое интересное, кто будет министерствами руководить. Региональный премьер-министр, или Никита Юрьевич за собой оставит.

В. Сметанин: Там же все преподносится как приближение к федеральной структуре. 

Ю. Шлемензон: Там по такой структуре давно работают, ничего нового не изобретено. То, что мы лишаемся отдельных департаментов, проектный подход Никиты Юрьевича мне очень нравится. Это даст экономию трудовых ресурсов, денег.

В. Сметанин: Прозвучали там слова, которые ласкают слух — сокращение числа чиновников, укрупнение...

Ю. Шлемензон: Как только говорят о сокращении числа чиновников, количество их растет, мы видим, как их много, сколько у них новых зданий добавляется. Еще мне понравился подход — приглашение эксперта. Приглашает в правительство Чурина, Князькина, Албегову. Верный подход, люди имеют хороший опыт, знания.

В. Сметанин: В Общественной палате существует такой же принцип: есть члены палаты, а есть эксперты.

Ю. Шлемензон: Они не эксперты, а советники.

В. Сметанин: Все так хорошо, никаких претензий к новой структуре у вас нет?

Ю. Шлемензон: Что можно обсуждать, персоналии? Не мне с ними работать, как говорится. Если Никите Юрьевичу будет комфортно с этими людьми работать — значит, он их оставляет. Если нет — наверное, их будут менять со временем. О том, что их утвердит Заксобрание, у меня даже и сомнений нет, потому что большинство членов правительства — члены партии «Единая Россия». Когда перед выборами у Никиты Юрьевича была встреча с кировским отделением «Единой России», он говорил о том, что учтет пожелания партии при формировании правительства. Думаю, они учтены.

В. Сметанин: Очевидно укрепление позиций «Единой России» в правительстве. На прошлой неделе в «Дневном развороте» обсуждали эту ситуацию. Представитель «Справедливой России» Константин Мошуренко был в эфире. Он высказал неудовольствие. Была встреча и со справедливороссами, они тоже предлагали своих кандидатов, но почему-то Никита Юрьевич их пожелания не учел.

Ю. Шлемензон: Наверное, об этом знают только Никита Юрьевич и руководитель партии «Справеливая Россия». Наверное, они встречались нашли какое-то компромиссное решение. Вероятно, Никита Юрьевич был более убедителен. 

В. Сметанин: Белых предложил голосовать открыто. В Заксобрании всегда было принято тайное голосование. 

Ю. Шлемензон: Я тоже всегда был сторонником открытого голосования. Депутаты должны открыто по всем вопросам высказываться.

В. Сметанин: Эта процедура больше времени занимает — пока пересчитать эти голоса...

Ю. Шлемензон: Наоборот, тайное голосование — более длительная процедура.

В. Сметанин: Константин Мошуренко заявил в эфире, что с оппозиционными партиями будут совещаться за исключение этого момента.

Ю. Шлемензон: Я могу только догадываться, что думает господин Мошуренко. Думаю, какая-то работа с депутатами все равно ведется, лоббирование кандидатур. Если кто-то пообещал голосовать за мистера Х, то в формате тайного голосования не узнать, за кого же он отдал голос. 

В. Сметанин: У нас в городе продолжается конкурс на должность главы городской администрации. Стартовал 17 ноября, закончится 1 декабря. В пятницу СМИ сообщили, что есть три кандидата, которые подали документы: заместитель гендиректора завода охотничьего и рыболовного снаряжения Федор Киселев, исполняющий обязанности начальник тер.управления по Ленинскому району Сергей Торхов и исполняющий обязанности зампреда правительства области Александр Перескоков. Как вы поняли ранее, Александра Викторовича в списках новых заместителей председателя нет. Последние несколько недель говорится о том, что Александр Перескоков — самая очевидная кандидатура. Вы склонны доверять этим предположениям?

Ю. Шлемензон: Да. Самый большой политический вес, опыт работы у Александра Викторовича. Он может быть немножко был не так связан с хозяйственной деятельностью, но я думаю, что он сможет переформатировать свою работу. Так как он долго работал в органах госвласти, я думаю у него и тут хорошо все получится.

В. Сметанин: Сегодня в «Развороте» обсуждалась эта тема. Киселев и Торхов нашими гостями были названы кандидатурами чисто техническими. Поддерживаете?

Ю. Шлемензон: Да, наверное, склонюсь к этому мнению. Для них попадание в список претендентов на должность главы кировской администрации — для них очень хороший результат. Это идёт в зачёт дальнейшей государственной службы... А что касается самого конкурса, то это «настоящий российский конкурс». Разве мы к этому не привыкли? Ведь никто никому не запрещал, могли и другие люди подавать заявления. 

В. Сметанин: Вы считаете, что это окончательный список кандидатур?

Ю. Шлемензон: Я не исключаю, что появится кто-то еще. У нас же есть в разных партиях активные лица. 

В. Сметанин: Для вас, так я понимаю, все уже решено?

Ю. Шлемензон: В том формате, в каком создана комиссия, думаю, это 99%. 

В. Сметанин: Давайте прервемся на короткую рекламу.

Реклама.

В. Сметанин: Программа «Особое мнение» снова в эфире. Сейчас хотелось бы очень больную тему поднять — тему стоимости проезда на общественном транспорте в областном центре. В конце прошлой недели в региональную службу по тарифам обратились перевозчики с предложением поднять стоимость проезда в транспорте. «Линия Авто1» считает, что нужно до 22 рублей поднять, «Эскорт-Авто М» — 24 рубля 29 копеек, «Автохозяйство» — 23 рубля, «Автотранспортное предприятие» по автобусам — 25 рублей 52 копейки, по троллейбусам — 26 рублей. 

Ю. Шлемензон: За короткий период наш любимый рубль подскочил относительно доллара. Сегодня восстановился на определенную позицию. Понятно, что этого ненадолго хватит, если смотреть на стоимость нефти. Мы всегда воспоминаем высказывание нашего Президента — он обещал, что бензин будет стоить 1 доллар. Весной-то мы это получим! Бензин будет стоить 1 доллар в связи с введением региональных налогов, снижения налога на экспорт — суперналоговые приемы. Обещают +3 рубля к началу года, но сами знаете, обещают, а вводят...

В. Сметанин: В общем, вы считаете, что обосновано предложение перевозчиков?

Ю. Шлемензон: Обосновано оно будет, когда качество обслуживания повысится. Такой рост тарифов будет болезненным для многих семей. Качество обслуживания требует изменений.

В. Сметанин: Что под качеством тут понимаете?

Ю. Шлемензон: Это машины, которые выходят на маршруты. Вы, наверное, редко ездите на автобусах, как и я. Я специально туда захожу, когда поступает жалоба на телеканал. Снаружи автобусы ржавые и побитые. Сейчас губернатор не может предпринять по отношению к ним меры, потому что внешний вид не влияет... Хорошо говорящие и ведущие себя кондукторы — тоже есть такая тема. 

В. Сметанин: Где же их взять?

Ю. Шлемензон: Платите зарплату из той прибыли, которую имеете на самом деле. Сказки, что это все убыточно. Маржа в этом бизнесе, конечно, не спайсовая, но и это реально. Даже разброс предложений по стоимости велик. Мы знаем близлежащие регионы, люди в которых ездят по тарифам ниже предлагаемых сейчас. Не исключаю, что они и там вырастут, но скачок 40% — беспредельно. Инфляция объявлена правительством — 6%, 9% в худшем варианте. Умножим на 2-3, и увидим настоящую инфляцию, если придем в магазин. Мы видим, что автобусы загаживают воздух.

В. Сметанин: Как сообщают СМИ, эта цифра в 25 рублей за проезд для нашего города...

Ю. Шлемензон: Разовая поездка в метро в Москве — затратный вид транспорта, и поднимается цена за 30 рублей. 

В. Сметанин: Цифра 25 для нашего города — официальная, разработана Минтрансом. Это отрыв чиновников от реальной жизни?

Ю. Шлемензон: Конечно. Я вчера смотрел программу на канале НТВ о внутреннем туризме. Комментатор говорит: «Вот видите, эта молодая семья из Москвы съездила отдохнуть за город, посмотрела церкви, природу, всего затратила в районе 24 тысяч рублей за два дня». Давайте мы кировчанам расскажем, что можно за 2 дня съездить на 24 тысячи, зная реальную зарплату в регионе. Людям надо прожить целый месяц, платить коммунальные расходы и  так далее. В тут не отпуск даже — просто выходной. 

В. Сметанин: Что касается новой маршрутной сети общественного транспорта, которая заработает с 1 января 2015 года. Вам известны эти данные: объем перевезенных пассажиров увеличится на 2%, среднее время поездки снизится на 4%, дублируемые маршруты сократятся на 6%. Продлить автобусный маршрут №23, отменить №68, №73, троллейбусный №6.  Вот такие изменения. Насколько они существенны?

Ю. Шлемензон: Давно не пользуюсь общественным транспортом, поэтому данную проблему глубоко не знаю. Знаю, что всегда надо с научной точки зрения подходить, и всякие заказы непонятных организаций размещать — это плохо. 

В. Сметанин: История известна: городская администрация заказала это ВятГГУ.

Ю. Шлемензон: А что, они являются суперэкспертами, они много транспортных потоков разрабатывали? Можно назвать себя экспертом в разных вопросах, но сколько он таких проектов сделал, в каких городах, с каким населением?  Надо заказать людям, которые умеют это делать, которые высчитают все промежутки, мы будем экономить время... Зеленой волны в городе нет.

В. Сметанин: Вы считаете, она возможна при той ширине дорог?

Ю. Шлемензон: Грамотные специалисты это делают. У нас ведется работа — становится больше улиц с односторонним движением, что, конечно, увеличивает трафик. Во многих городах мира это сделано, есть целые районы с односторонним движением. Таких пробок, которые у нас возникают, там нет. Бывают в случае аварий, но это форс-мажоры. Вообще, все должны делать специалисты. Этот наш закон о конкурсах, в котором определяющими являются только суммы затрат — это не совсем верно, из-за этого мы получаем сомнительную, на мой взгляд, работу. Я не говорю, что здесь есть коррупционная составляющая, когда дают заказ знакомым, или реально выигрывает фирма, которая дала цену ниже, а качество работы не очень.

В. Сметанин: У нас остается 5 минут до конца «Особого мнения». Мы частенько с вашим участием обсуждаем тему вредных привычек. На прошлой неделе прозвучало предложение от группы депутатов Госдумы от ЛДПР — убрать алкоголь с витрин продуктовых магазинов, только по прайсу продавать, как сигареты. В первую очередь автор законопроекта заботится о подрастающем поколении. 

Ю. Шлемензон: Серьезными вопросами депутатам не позволяют заняться, но им же надо показывать вид, что они работают, и вообще, через два года выборы будут. Вот они всякую чушь, извиняюсь за выражение, несут, и штампуют, штампуют. 99% таких законов не проходит, но зато их обсуждают, и мы с вами тоже. Хотите вы сделать — сделайте отдельные магазины. Они уже существуют. Алкоголь нигде не стоит прямо у входа в магазин. 

В. Сметанин: Есть такие магазины в нашем городе: чтобы попасть в основной отдел, нужно сначала пройти через винный. 

Ю. Шлемензон: И что в этом страшного? Вы знаете, что вносится законопроект, чтобы разрешить рекламу алкоголя и табака в печатный СМИ. Думаю, СМИ недалеко от этого уйдет, по крайней мере, по алкоголю. Представитель Роскомнадзора, достаточно высокий чиновник, говорит: «А вы знаете отравленных водкой «Белуга»? Это же денатурат, что его запрещать». Хохот в зале. Несколько лет назад называли это большим злом. Он улыбнулся и не стал на глупости отвечать. Культуру питья мы не увидим, если люди не будут представлять себе, какой существует выбор. От них это спрячут, а слово «водка» - вот оно, рядом крутится. Вот и будут ее пить. Кому от этого лучше станет? Сделайте тогда специализированные магазины — в поле, рядом с полем. 

В. Сметанин: Давайте еще про курение. Глава РЖД Владимир Якунин посмотрел на то, как совершенно не реализуется запрет на курение в поездах дальнего следования, можно за взяточку в туалете покурить. Якунин предложил вернуть курилки в поезда дальнего следования. 

Ю. Шлемензон: Когда Якунину было не запрещено уезжать за границу, он бывал в странах развитого капитализма. Там на всех перронах оборудованы места для курения. Там, конечно, и перегоны намного короче, чем у нас, а мы, пока едем из Москвы во Владивосток, несколько раз придется покурить. Это серьезная проблема. У нас есть -30°C и далее — это не то, что ты вышел при температуре плюсовой выкурить сигарету в отведенных местах, которых достаточно много. Наверное, Якунин все это вспомнил. Может, в его окружении тоже оказались люди, которые позволяют себе курить во время поездки. Пришли к нормальному, вменяемому решению, которое до конца года, в крайнем случае, в первом квартале 2015 года будет принято.

В. Сметанин: У вас есть такая уверенность?

Ю. Шлемензон: В этом вопросе уверенность есть. Я надеюсь на лучшее. Хочу, чтобы боролись с курением, а не с курильщиками. 

В. Сметанин: Почему бы платно не предоставлять эту услугу пассажирам поездов дальнего следования? Часть вагончика с вытяжкой и так далее. 

Ю. Шлемензон: В аэропортах все было прекрасно оборудовано, а потом взяли и закрыли. Все ходят курить в другие комнаты. Все это знают, никто никого не гоняет, хотя все было сделано цивилизованно, как во всем мире.

В. Сметанин: Меня не покидает мысль о том, что на любое действие есть противодействие. Если все-таки разрешат в поездах курить, где-то потом ущемят. Будет очередная инициатива и так далее. Завершается программа «Особое мнение». В гостях был Юрий Шлемензон, член Общественной палаты Кировской области, главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров». Спасибо, Юрий Львович. До свидания.

Ю. Шлемензон: Спасибо, всем до свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта