Олег Прохоренко, главный редактор газеты "Бизнес Новости"

Видео 14:34, 30 марта 2018 480 0

«Кредитный потребительский кооператив — это хорошо. Самое главное, чтобы там был понятен пул учредителей, и чтобы каждый из заёмщиков нёс солидарную ответственность. Чтобы, если кто-то из них решит забрать вдруг все деньги, остальные могли бы его найти и наказать...»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: Все верно, начинается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Приветствую гостя нашей студии — Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес-новости». Олег, добрый день.

О. Прохоренко: Добрый день.

В. Сметанин: Большой список тем у нас. Предлагаю начать с самой актуальной темы — сегодня, с 17 числа городская администрация начнет принимать  заявления и документы от кандидатов на должность главы администрации города Кирова. Опубликованы все требования — возраст, образование и так далее. В администрации отмечают, что на должность главы граждане могут быть выдвинуты губернатором области, главой города, депутатами, руководящими органами рег.отделений политических партий, а также самовыдвиженцы. Как ты считаешь, много ли будет желающих?

О. Прохоренко: Я думаю, что человека 4 будет, как минимум, нужны двое, чтобы конкурс состоялся. Я считаю, что кандидат в принципе уже определен, причем он был определен намного заранее, чем мы могли себе представить. Делаю вывод на основании того, что Дмитрий Николаевич Драный, когда сложил с себя полномочия, проговорился в интервью одному из телеканалов, что не по своей воле уходит, а раз уходит не по своей воле и в такие сжатые сроки, то, думаю, уже известно, кто его место займет. Понятно, что конкурсная процедура, есть определенный ряд требований. Думаю, что фигура уже ясна как минимум тем, кто работает в мэрии, в правительстве области, так как комиссия состоит из тех и других людей. Последняя версия, что это будет Александр Викторович Перескоков, и все сходится с той точки зрения, что действительно для него это хорошая возможность себя проявить, ему несколько урезали полномочия в последнее время, отдали внутреннюю политику сначала Борису Веснину, потом Антонову — достаточно значимую часть его работы забрали, а здесь он... Он не особо политический человек, не светит в эфирах «Эха» и где-то еще, но он очень хороший администратор, думаю, этот факт не будет оспаривать никто. Как раз такой человек и нужен городу — жесткий управленец, который поставит требования по благоустройству, транспорту, коммуналке и будет за эти требования спрашивать. 

В. Сметанин: На прошлой неделе в эфире вице-спикер ОЗС Михаил Курашин сказал, что Александр Перескоков может составить конкуренцию главе города Владимиру Быкову. А какая конкуренция может быть?

О. Прохоренко: Там нет конкуренции, один человек — чистый политик, другой — чистый администратор. Что бы ни говорили, моя позиция такова: администратор должен быть главнее. Человек, выполняющий политическое руководство, безусловно, важен. Как в Германии — есть канцлер Ангела Меркель, которую все знают, и есть Президент, которого никто не знает, но политическая власть у него, у канцлера — исполнительная. Точно так же и здесь. Политическая власть должна быть у Владимира Васильевича Быкова — это руководство городской Думой, политические, стратегические задачи, распределение бюджета, а вот как будет выполняться бюджет и как будут управляться непосредственно город и городские службы — это уже ведение сити-менеджера.

В. Сметанин: А если все-таки у нас могла бы быть одна кандидатура на главу города, один человек, о чем многие высказываются, не было бы двоевластия?

О. Прохоренко: В этом есть свои плюсы. В маленьких муниципальных образованиях — хорошо, так и должно быть. Что касается больших образований — долго обсуждался вариант, что в области есть смысл власть исполнительную разграничивать, чтобы губернатор не был одновременно политиком (встречи на высшем уровне, выбивание денег в Министерствах) и в то же время председателем правительства, исполнительной властью, которые занимается непосредственно внутренней политикой региона. Парадоксальная ситуация получается: в области у нас власть в единых руках, а в городе Кирове — в двух руках.

В. Сметанин: Насколько для тебя авторитетна комиссия, состоящая из 10 человек — половина от губернатора, половина от Гордумы? Имена уже всем известны: Веснин, Гозман, Ежов, Смирнов, Кузнецов...

О. Прохоренко: Я не буду по персоналиям проходить, думаю, вполне достойная комиссия. Другое хотел добавить, почему именно Александр Перескоков самый реальный кандидат — если посмотреть, ему до пенсии осталось два года. Он родился в октябре 1956. Полномочия нынешней Гордумы истекают в марте 2016 года, но, так как выборный день в сентябре, то по срокам все сходится. Дай бог, чтобы у него все получилось, чтобы он и после пенсии отработал бы один срок.

В. Сметанин: А если сравнивать Перескокова и Драного?

О. Прохоренко: Тоже некорректно. Надо будет посмотреть. Дмитрий Николаевич тоже неплохой управленец, но выходец из бизнес-структуры, и он долгое время к этому действию госаппарата приспосабливался долгое время. Думаю, что он был неплохим сити-менеджером. Многие люди, которые не были в Кирове долгое время, когда приезжали сюда вновь, видели результат. Это мы тут варимся в собственном котле и не замечаем. В то же время есть и недоработки в плане стратегирования, программ, которые рассматривают развитие города на десятилетия вперед — вот этого не было сделано. Текущее управление было.

В. Сметанин: Интересно, будут ли самовыдвиженцы?

О. Прохоренко: Есть персонажи, которые всегда готовы заступить, хоть и шансы у них невелики, но это же дополнительная возможность засветиться, как это было на прошлых выборах сити-менеджера. Были люди, которые заведомо знали, что не пройдут, но это давало им дополнительные баллы, что их заметят и привлекут к какой-то другой работе. 

В. Сметанин: Напомню, что документы и заявления от кандидатов начинают приниматься с сегодняшнего дня и до 1 декабря. Сам конкурс состоится 17 декабря. 

О. Прохоренко: Интересен еще один аргумент, почему человек неслучайный. Все эти перестановки начались ровно тогда, когда завершились выборы губернатора, когда нужно было сформировать новую команду. То же самое с «Единой Россией», этот демарш Василия Куприяновича Сураева — все это связано с формированием новой команды. Идут обсуждения, идут ротации, и Киров к этому процессу пристегнут, и «Единая Россия» тоже. 

В. Сметанин: Теперь предлагаю поговорить о ротации кадров в областном правительстве. Уже на этой неделе губернатор представит Заксобранию новую структуру правительства. 

О. Прохоренко: А где это было озвучено? Кроме как слов Михаила Курашина? У меня информация, что это до 27 может протянуться еще. 

В. Сметанин: Речь идет о том, что не полностью Заксобранию, а совету. По словам Курашина, там идет речь об укрупнении некоторых департаментов, возможен даже переход от департаментов к министерствам. Один из итогов этого — сокращение аппарата на 20%. Это нужно делать?

О. Прохоренко: Это необходимость. Мы сокращаем на 20% аппарат или фонд заработной платы, объем расходов на правительство? Можно сократить низовой аппарат, но это не те люди, которые получают зарплату под 100 тысяч рублей в месяц. Поэтому фонд зарплаты не так существенно сократиться, хотя это был бы большой минус. Если сокращение будет касаться рядовых сотрудников, а их и так недобор в некоторых департаментах, получится, что фронт работ, который раньше выполнялся двумя людьми, сейчас перекладывается на одного человека. Я не думаю, что само правительство сократится. Большинство зампредов наверняка останутся на том же уровне. Посмотрим, мы тут гадаем на кофейной гуще. Я в уме прикидывал, но так, как будет, станет ясно на этой неделе. Прикидки шли — этого человек туда, этого сюда, такой пасьянс. Губернатору придется учитывать требования партий и их людей тоже пристраивать. Этот процесс шел очень долго, дольше, чем в других областях. Там было понятно: есть кандидат от «Единой России», который прошел, у него есть команда, он ее представляет. Здесь все сложно, потому что правительство будет коалиционное. Это и хорошо с той точки зрения, что оно будет уравновешенно и не будет перегибов в сторону одной из партий, все получат свои места, но это сложно с точки зрения формирования единой команды, чтобы она работала как кулак, чтобы каждый человек был на своем месте, и был компетентен. 

В. Сметанин: У тебя есть персональные, точечные предложения по конкретным департаментам?

О. Прохоренко: Нет. Я и не хочу их предварять, потому что точно ошибусь. Если бы была политическая воля независимо от той или иной партии набрать правительство, думаю, что многих бы удивил состав правительства. Но сегодня есть ряд условий, которые Никите Белых нужно выполнить. Он вынужден тех или иных людей принимать, даже если он этого не желает. 

В. Сметанин: Предлагаю поговорить про дела партийные. Я имею в виду самую масштабную и влиятельную партию, не только в рамках региона, но и в рамках страны. Я об уходе Василия Куприяновича Сураева. Цитирую газету «Коммерсант»: «Василий Куприянович заявил, что не может работать в условиях, когда его используют как инструмент для продвижения идей, которые могут не нравится членам партии и жителям области. Для руководства «Единой России» его решение стало неожиданным. Рядовые единороссы полагают, что Сураев обиделся на то, что не получил мандат депутата Госдумы, освободившийся после ухода Вячеслава Тимченко в Совет федерации, хотя он был следующий в партийном списке». Место Тимченко занял бывший замгубернатора Роман Антонов, который курировал выборную кампанию. Все по делу написано?

О. Прохоренко: В общем, да. Единственно, что тут не указано, но подразумевается между строк — Василий Куприянович долгое время был одним из спонсоров партии власти в регионе, поэтому имеет право на принятие решений, кадровых в том числе. Когда начали происходить за его спиной процессы, конечно, обидно.

В. Сметанин: Дмитрий Русских заявил, что Василий Куприянович просто устал платить за мечту. 

О. Прохоренко: Не знаю, какая мечта, но амбиции точно есть, и есть понимание, что если твое предприятие частично финансирует партию, то ты как минимум должен принимать участие в обсуждении кандидатур, которые пойдут от этой партии в Госдумы и так далее. Видимо, ничего обсуждено не было, и он пошел на демарш, неожиданный для него точно. Это не тот человек, который будет шашкой рубить и необоснованно кого-то обвинять. 

В. Сметанин: Авторитет партии сильно упал? Или все зависит от того, кто придет на место Сураева?

О. Прохоренко: Я не думаю, что кто-то сегодня сильно обращает внимание на это. В период между выборами эти внутрипартийные перестановки, склоки и борьба за власть мало интересуют обычных граждан. И так в последнее время «Единая Россия» не сильно светится как партия, сейчас ОНФ более ярко о себе заявляет. Да, у них мощная фракция в Заксобрании, в Гордуме кировской, других думах, но нет четкого понимания, что «Единая Россия» проводит свою политику, как это было с асфальтированием дворов, когда на каждый асфальтоукладчике была надпись «Единая Россия». Сейчас нет такого ощущения, что какие-то программы претворяются в жизнь. Их на самом деле немного и осталось. Поэтому интерес к этой партии среди населения невелик. 

В. Сметанин: Не говорит ли это о том, что долго существующая партийная система приходит в какое-то упадническое состояние? Должны какие-то новые игроки, более сильные, приходить?

О. Прохоренко: Может, это и хорошо, что партия превращается из таких политических игрищ в обычные политические лифты. Конечно, интерес граждан в этом смысле несколько ослабевает, нет эпатажа, нет громких, массовых мероприятий. Массовую роль партия играет в парламенте, в Заксобрании, Городской думе, где принимаются фракционные решения в виде законов. Дай-то бог, чтобы мы дошли до такой системы, чтобы как в других странах, где многопартийная система существует.. Да, мне нравится та или иная партия, да, она существует несколько десятков лет, и я голосую за нее, и дети будут голосовать за нее. Мы понимаем примерно направление ее деятельности, хотя там очень минимально — если брать США, то между демократами и консерваторами разногласия по очень узкому кругу позиций. Также в Германии между Христианским демократическим союзом и социал-демократами тоже невелика разница в политических вещах. Есть экономические нюансы: одна более социальная, вторая более консервативная, одна больше за простых людей, вторая — за предпринимателей, но в общем и целом политика не сильно разнится. Когда у нас будет спокойное отношение к партии, спокойная платформа, чтобы не случайные люди шли в политику, чтобы это была такая хорошая политическая школа, места не покупались, в человек осознанно шел, учился, чтобы он туда не ха мешок денег пришел, а за то, что много лет трудился во благо партии. 

В. Сметанин: Хотел бы сейчас поговорить на самую заметную, злободневную тему — то, что происходит с финансами, экономикой. Евро почти 59, доллар — 48. Вы, как профильное издание, отслеживаете ситуацию. Очередной большой материал появился с участием экспертов. Что они говорят? Куда идем? 

О. Прохоренко: Мнения разные, но никто не говорит, что ужас-ужас. В общем и целом, это на благо России тоже сыграет. Что касается меня, я думаю, что разговоры о том, что мы не зависим от доллара и что картошка у нас вырастает без доллара и евро, они не совсем аргументированы. Так или иначе, экономика и потребительский рынок от этого зависит. Нет оснований для укрепления рубля, по крайней мере, в ближайшую перспективу надо свыкнуться с тем, что те  товары, которые мы приобретаем из-за рубежа, станут дороже. Потребительская корзина вырастет в цене. Придется, к сожалению, определяться с приоритетами, выбирать, взять похуже качеством, но отечественное. Есть товары только зарубежные — понятно, бытовая техника, электроника и прочее. Нужно ремонтировать, не покупать новое, выбрасывая старое. С автомобилями то же самое. Запчастей к отечественному автопрому осталось немного, и даже «АвтоВАЗ» принадлежит французам, поэтому, так или иначе, мы завязаны на ценах на импортные комплектующие. Предприниматели, которые делают бизнес в России, они тоже не лыком шиты, они тоже будут стараться — это уже плюс, они будут стараться локализовать здесь производство, чтобы сделать себестоимость товаров дешевле. Нет худа без добра. Это частично, я надеюсь, подстегнет наше производство. То, что рубль надо было отпускать — это понятно, не понимаю, с какой целью его держали. Причем Эльвира Набиуллина  сказала, что это не значит, что совсем не будут действовать, все равно Центробанк будет время от времени осуществлять свои акции, будет так или иначе регулировать рынок. То, что рубль в свободном плавании — значит, цена будет более-менее справедливой. Цена все равно стабилизируется и отрегулируется на каком-то уровне, и этот уровень будет справедливым по отношению к местным производителям.

В. Сметанин: Что касается рынка продовольствия? Официальные статистические органы отчитываются постоянно: рост вроде бы незначительный, а идешь в магазин и видишь совсем другие вещи. Цена на гречке выросла...

О. Прохоренко: Какие-то категории товаров подорожали, но это связано с макроэкономическими показателями. Если есть неурожай, то товар дорожает — это нормально, особенно если мы завязаны на импорте этого товара, но это не значит, что все товары подорожают, особенно те, по которым мы защищены и которых у нас в избытке в области производится. Подорожание будет, это безусловно, несмотря на снижение цен на нефть, ГСН все равно растет. Если еще Дума примет закон о муниципальных сборах, если они коснутся не только больших городов, но и регионов, то тогда, безусловно, вырастут в цене все товары и услуги. Придется выбирать. В первую очередь человек выбирает продукты питания, услуги ЖКХ, и в последнюю очередь дополнительные услуги. Часть секторов экономики просядет очень значительно.

В. Сметанин: Давайте сейчас прервемся на рекламу. 

Реклама.

В. Сметанин: «Особое мнение» снова в эфире. Мы продолжаем наш разговор с Олегом Прохоренко. Вот еще какая тема себя ярко проявила. Второй случай в области после «РуссИнвеста» с кредитными кооперативами. Я имею в виду кооператив «Рублев» в Слободском. Что происходит, выясняли там?

О. Прохоренко: Насколько удалось выяснить, они приостановили выплаты. Вклады у них до 25% годовых, дальше будет следить, потому что есть уже заявления в полицию — может, на данный момент уже и больше. На самом деле, не очень хорошая ситуация, но прогнозируемая. Людям изначально нужно понимать, что если они несут свои деньги и кладут под процент — а с этого июля начал работать новый закон о потребительских вкладах, по которому Центробанк берет процентные ставки по вкладам 10 крупнейших банков, сравнивает их, и в начале ноября они выдали ставку — 9,9%. Все, что больше, чем на 2%, то риски возрастают соответственно. Если 25%, то риски в два раза увеличиваются. Финансовые структуры, как правило, зарабатывают на том, что они выдают кредиты, и принимают деньги населения, или работают по зарплатным проектам — на той разнице между процентами по вкладам и процентами по кредитам. Если этот процент 25%, то есть большие риски, что вы деньги свои не увидите. На какой-то момент можешь их положить, вернуть и сказать себе «стоп». 

В. Сметанин: У «Рублева» есть примерны список клиентов?

О. Прохоренко: Думаю, что это небольшие частные вкладчики. Как показывает опыт «РуссИнвеста», вкладывают обычно пенсионеры, несмотря на то, что многократно обжигались с «МММ» и прочими, все равно вкладывают, потому что для них это хорошая прибыль, надеются на этом заработать. Если класть в банк, то понятно, что доходность будет крайне низкой. 9,9% - это чуть больше, чем процент инфляции по этому году. Деньги не обесценятся, но фактически останутся в том же объеме. 

В. Сметанин: В чем соль, почему появляются такие организации — это несовершенство законодательства?

О. Прохоренко: Кредитные потребительские кооперативы — это очень удобная вещь, когда на местах появляются люди, которые принимают с населения деньги, и вкладчики фактически являются членами кооператива, несут солидарную ответственность вместе со всеми остальными, и точно также выдают кредиты, займы, проверяя историю. Там все по-честному. Другое дело, когда прикрываясь кооперативом, работают аферисты и микрофинансовые организации, которые фактически не подотчетны никому, которые вольны делать любую ставку и привлекать деньги населения под огромные проценты, и потом одномоментно исчезать, не неся ответственности, потому что страхование вкладов, как показал опыт «РуссИнвеста», не несет гарантии, что вы сможете назад свои деньги получить. Страховщик может обанкротится, и покрытия может не хватить. В данном случае нужно взвешенно подходить. Главный критерий — это та процентная ставка, которую установил Центробанк, нужно придерживаться ее, потому что спекулятивные деньги рискованны. 

В. Сметанин: Законодатели должны  закручивать гайки по отношению к этим организациям? Более четкие параметры вводить?

О. Прохоренко: Введены параметры и критерии, но запретить всех, кто берет деньги от населения под большие вклады на сегодняшний день невозможно. Такие правила игры. Наверное, есть какой-то интерес у депутатов, не запрещают микрофинансовые организации, хотя всем очевидно, что обращаются туда люди как раз не самые обеспеченные, большая часть которых вряд ли сможет расплатиться, если попадет в сложную ситуацию. Там нет четкой и жесткой проверки по платежеспособности заемщика. 

В. Сметанин: Если сейчас люди побегут забирать деньги из этих структур, то не исключено новое появление...

О. Прохоренко: Этого бы как раз не хотелось. Я изначально говорю, что кредитный потребительский кооператив — это хорошо, это благо. Самое главное, чтобы там было понятен учредитель, и эти члены кооператива, каждый заемщик и вкладчик им является, они несут солидарную ответственность, и если кто-то из них решит вдруг забрать себе все деньги, остальные его найдут и накажут. Это очень похоже на то, что было два века назад. В свежем номере нашей газеты есть материал, посвященный Александровскому банку — первому общественному банку в Слободском, где процент по займам не был больше 5-7% годовых, а прибыль необходимо тратить частью на увеличение уставного капитала, частью на общественные инициативы — постройка школ, улучшение коммунальным услуг и т.д. Это не в чистом виде банк, а как раз-таки кредитный потребительский кооператив, куда все купцы могут вносить свои средства, и при необходимости получать. Как пишет Ксенофонт Анфилатов, он решил основать этот банк потому, что сам в таких условиях не могу получить кредит от государственных банков, потому что купцам не особо верили. Если бы он был госслужащим, то другое дело, или дворянином, но он не был ни тем, ни другим. Поэтому для развития купечества и благоустройства города был создан этот банк. Этот пример потом был подхвачен другими губерниями. В Котельниче подобный банк был открыт, в Вятке. Пример хороший. Нужно всегда отличать мух от котлет и зерна от плевел, не ставить знак равенства между кредитными потребительскими кооперативами и мошенническими структурами.

В. Сметанин: У нас остается немного времени. Я хотел бы упомянуть еще об одном событии, имевшем место быть на прошлой неделе. Я имею в виду приговор суда в отношении бывшего руководителя Кировской ипотечной корпорации, депутата Заксобрания Сергея Рылова. Получил он уголовный срок — 3 года 1 месяц колонии общего режима. Хочу попросить тебя оценить это наказание. 

О. Прохоренко: У меня был большой интерес присутствовать в этом деле. Я ходил на изрядную долю заседаний. Не был на чтении приговора, потому что все было очевидно и понятно, но слышал ключевых свидетелей в живую. У меня четкое ощущение от того, что вина его есть, безусловно. Насколько есть коррупционная составляющая — это уже на совесть суда, потому что люди, передававшие деньги, в любом случае получили бы квартиру большей площадью, дали бы они деньги Рылову через посредника или нет. Нет прямой зависимости от того, что они деньги не дали и квартиру не получили, они все равно ее получили. Второе. Очень большие сомнения у меня вызвало наличие арсенала патронов, не только потому, что обсужден сам подбор патронов — рожок Калашникова, Макарова, травматические патроны, все это в файловой папочке и не в сейфе, а за стеклянной дверкой — как минимум странно. Люди, которые свидетельствовали против него, они, как оказалось, основали свой бизнес, аналогичный бизнесу КРИКа, в то же время работая в корпорации, то есть, основали ООО, которое занималось реализацией квартир того же самого застройщика, который реализовывал КРИК. Их интерес завалить генерального директора был. В этом смысле я думаю, что у Сергея немного шансов на апелляцию, все равно срок будет реальный. Я ему соболезную, потому что трое детей, один ребенок родился, когда он был уже в СИЗО. Это достаточно сложно. Как отец, понимаю его. Дай бог, чтобы ему не сломаться и поскорее выйти на свободу. Я не хочу говорить о цифрах, эти 380 тысяч, которые он потратил, и уровень его зарплаты они сопоставимы. Но ты виновен, ты должен наказание понести и отсидеть, другое дело, что он выйдет на свободу, и я не знаю, как ему будут в глаза смотреть те люди, которые постарались его засадить по полной с этим оружием. Я говорю, что дело неоднозначное, потому что я пытался в него вникать, но то, что он виновен — это безусловно.

В. Сметанин: Вот на такой ноте завершается особое мнение Олега Прохоренко, главного редактора газеты «Бизнес-новости». Спасибо, до новых встреч.

О. Прохоренко: Всего доброго, хорошего всем дня. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта