Николай Голиков, главный редактор "Вятской особой газеты":

Видео 14:34, 30 марта 2018 337 1

"Особое мнение" от 16.10.14

Николай Голиков:

"Китайцы - это талантливый хороший народ! И, ради бога, пусть приходят..."


Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет выражать Николай Голиков, главный редактор «Вятской особой газеты». Николай, добрый день.

Н. Голиков: Добрый день, Светлана, добрый день, уважаемые слушатели. Всем добрый день и всем приятного аппетита.

С. Занько: Давай обсудим новость, которая только что прозвучала в эфире, о том, что цена на пачку сигарет в России может вырасти до 216 рублей. Сегодня практически все Интернет-издания опубликовали эту цифру. «Это решение позволит ускорить рост акцизов РФ, это особенно важно в условиях сокращения расходов государства на здравоохранение», — сказал председатель правления конфедерации Общества потребителей Дмитрий Янин. Что скажешь?

Н. Голиков: Если поднять цену пачки сигарет до тысячи рублей, можно будет просто сказать, что сигарет в продаже нет, потому что цена запредельная. Когда это услышал, сразу вспомнил ситуацию 1980-х годов, когда  сигарет просто не было. Курильщикам давали талоны, насколько я помню, по 4 пачки в месяц. У людей не было доступа ни за какие деньги, их просто не было. Я не могу сказать, насколько тогда уменьшилось число курильщиков, но в моем окружении, а тогда оно было очень широкое, стали активно выращивать махорку. Знаешь, великолепная вещь — она ничего не стоит, прекрасный табак, прекрасный аромат, экономно и запрета на ее выращивание нет, насколько знаю. Думаю, что этот путь все равно тупиковый.

С. Занько: Я не до конца цитату дочитала, есть продолжение: «...Полученные таким образом средства можно направить на увеличение заработной платы врачам». С одной стороны, увеличение цены на сигареты должно повлечь, с точки зрения властей, уменьшение количества курильщиков, с другой стороны, за счет тех же курильщиков будут повышать зарплату врачам. 

Н. Голиков: Я думаю, что это демагогия чистой воды. Заметила верно противоречия. Повышение акцизов, особенно такого уровня, и при нашем-то уровне жизни... Когда говорят, что акцизы выше в Германии — они безусловно выше, и в Англии, везде, но всегда забывают сказать об уровне жизни в этих странах. Есть там стоит пачка 5 долларов, то это в принципе доступно для нормального работающего немца. Если у нас она будет стоить 5 долларов, то для нормального работающего кировчанина это будет недоступно, ему придется искать заменители. Это как сухой закон — где бы он ни вводился, он эффекта не принес. То же самое здесь, мы вводим по отношению к нам, курильщикам, кстати, людям совершенно нормальным, которые вроде бы не заслужили такого скотского отношения к себе со стороны государства — ничего такого плохого не сделали, такой же сухой закон. Насчет здоровья тут большие сомнения. Если я не буду покупать пачки за 200, 500 рублей, то буду курить махорку — еще не факт, что лучше для моего здоровья. Очень многие люди курить не бросят. У меня стаж за сорок лет, и даже с точки зрения медиков я уже не успею в своей жизни почувствовать улучшения здоровья, поэтому это лукавство и демагогия.

С. Занько: К другой теме. По всей видимости, китайцы будут строить жилье в Кирове. Участие строителей из КНР увеличит конкуренцию среди застройщиков, которые будут работать по федеральной программе «Жилье для российской семьи». Глава Департамента строительства Вадим Перминов заявил на депутатских слушаниях проекта бюджета области. По словам чиновника, квадратный метр в рамках программы должен строить порядка 30 тысяч рублей. Мы сейчас прекрасно слышим и наблюдаем, сколько стоит в среднем квадратный метр в Кирове — это дороже. Мне кажется, это связано также с тем, что господин Медведев предложил упростить привлечение трудовых мигрантов на Дальний Восток. Фактически, для мигрантов из Китая открываются наши границы. 

Н. Голиков: Дешевое жилье — это, безусловно, хорошо. Когда говорят, что квадратный метр должен стоить порядка 30 тысяч рублей, у меня уже возникают сомнения, насколько это жилье дешевое. Если взять официальные данные, стоимость строительства одного квадратного метра жилья в многоэтажного здании составляет порядка 25 тысяч рублей. Это затраты на строительство. В принципе, если оно будет стоить 30 тысяч, для этого не надо привлекать китайцев, просто нужно, как все сейчас говорят, потуже затянуть пояса. Вспомнил изумительные фотографии Сергея Склярова, великого вятского фотографа. Представляешь, ню, красивая дама в поясе.

С. Занько: Это ты сейчас в образе дамы кого представляешь?

Н. Голиков: Представляю обложку одного вятского еженедельника начала 1990-х годов, когда точно так же всех призывали затянуть пояса, и еженедельник вышел с фотографией этой самой дамы в поясе. Было написано: «Братья и сестры, затянем туже пояса!». Я полагаю, что 30 тысяч рублей — это цена, которой можно достичь, не привлекая китайцев, просто вводя разумную норму прибыли для строительных организаций. Это сложно, но теоретически возможно. Что касается привлечения китайцев — китайцы могут строить дешево. Во-первых, они могут строить дешево у себя в Китае. Там они строят быстро, дешево и прекрасно. Когда они попадут на нашу территорию, то столкнуться с рядом административных барьеров, ведь чем больше таких программ, тем больше барьеров. Деньги идут — надо делиться. Я думаю, что таким образом эффекта от привлечения китайских строителей станет меньше. Самое главное — кто, собственно, будет продавать это жилье? На самом деле, китайцы могут построить по себестоимости 15 тысяч рублей за метр, но нам будут продавать за 30, говоря при этом, что это дешевое жилье, хотя это полные враки. Если говорить дальше о жилье — у нас все программы решаются по одному принципу, что мы должны строить жилье, а люди должны приобретать его в собственность. Для нормальной страны с нормальным уровнем жизни это нормально. Даже если взять практику развитых стран — там ведь собственников жилья не так много. У нас хотят создать страну, где будут 100% собственники жилья. Там нет, там много жилья государственного, как у нас в советское время — получили квартиру, живут и платят за нее аренду. Еще раз говорю: это не решение проблемы дешевого жилья. Жилищная проблемы решается за счет того, что на рынке появляются разные варианты. Как человек решает свою жилищную проблему? Он может купить, но за 30 тысяч рублей, с учетом учительской зарплаты, даже поднятой до среднего уровня по области — это абсурд. Он не сможет рассчитать за эту квартиру даже при такой цене. У него должна быть альтернатива. Он должен иметь возможность снять жилье и жить, а государство должно частично субсидировать.

С. Занько: Возвращаемся к китайцам. Насколько я понимаю, будет привлекаться рабочая сила — то есть, те, кто будут складывать кирпичики, облицовывать плиточки, то есть, китайским строительным компаниям рынок никто в руки не отдаст. 

Н. Голиков: Дело в том, что на стройках у нас и так работают в основном граждане не нашей страны. Я не уверен, что китайцы работают дешевле, чем таджики. Есть смысл привлекать китайцев с полным комплексом строительных услуг, то есть, не только с грубой рабочей силой, а полностью, начиная с инженерного состава, то есть, людей, которые свои проекты будут реализовывать здесь. Стройматериалы, безусловно. Здесь тоже есть варианты — можно наладить производство необходимых материалов в России теми же китайцами. Автомобили же мы производим, это выгодно. Если речь идет о том, что будут привлекаться только подносчики кирпичей, то мы здесь ничего не удешевим. Речь должна идти совершенно о другом, главное, в любом случае об особом подходе к этим китайским товарищам, потому что если они будут строить жилье на общих основаниях, то получим те же 60.

С. Занько: Возникает еще одна тема, которая касается условий проживания китайских рабочих, инженеров на территории Кировской области и России, их взаимодействие с местным населением и спекуляции, которые могут на этом возникнуть. 

Н. Голиков: Если предложить китайской фирме реальный подряд, то, думаю, уже через неделю она воздвигнет совершенно нормальное здание, там смогут жить все рабочие, инженеры и прочее. Видела ли ты ролик в Интернете, как китайцы за неделю строят небоскреб? Великолепно, там почти прямой эфир. Думаю, что вопрос жилищный она для себя решат сами и очень быстро, и это будет дешево. Только дайте им нашу землю без накруток. То, что китайцы будут жить как таджики в Москве, по 40 человек на одну комнату, это вряд ли. Этот вопрос, как мне кажется, решится нормально. Что касается того, что вдруг мы начинаем давать подряды иностранным рабочим в то время, как у нас с безработицей все еще ситуация достаточно сложная, мы одни из лидеров в ПФО по уровню безработицы, и появление массовой рабочей силы может вызвать определенные недовольства. Если сюда приедут китайцы и после у нас действительно начнут улучшаться жилищные условия и люди это увидят, может, они их полюбят. Но если новое жилье попадет в тот же оборот, как было недоступным, таким и останется, то довольных больше не станет. Напряженность такого плана, безусловно, может возникнуть.

С. Занько: Что говорит Константин Ромодановский, глава ФМС — это не какая-то вьетнамско-китайская экспансия, бояться не надо, «ничего ужасного я предвидеть не хочу и, не могу и не буду». По его словам, граждане Китая довольно законопослушные, великолепные специалисты, которые хорошо управляются бригадирами своей диаспоры. Я думаю, что они Дальним Востоком не удовлетворятся, хотя территория большая должна быть. Если мы открываем для них строительные площадки, то понятно, что они через Дальний Восток появятся и здесь. Появится диаспора, своя культура. Как ты думаешь, как наше кировское население воспримет расширение границ этой диаспоры?

Н. Голиков: Частично я на этот вопрос ответил. Люди, которые будут приезжать сюда, будут фактически отбирать рабочие места и заказы кировский фирм, и в этом случае отношения будут напряженными. С другой стороны, как показывает опыт китайцев — существуют китайские кварталы, целые районы. На самом деле, это очень законопослушные граждане, которые реально управляют своей диаспорой, но не надо забывать, что эту диаспору называют мафией. Как ведь назовешь. Можно назвать китайской диаспорой, можно китайской мафией. И в том, и в другом случае это будет организованная сеть. Какой-то мудрый китайский император однажды сказал, что они больше границ расширять не будут, потому что это ни к чему доброму не приводит. То, что наше, вплоть до малейшего островка — наше, все остальное — нет. Они пошли в мир другим путем. Так сложилась политика, что у России остался фактически один мощный союзник на земном шаре, вероятно, достигнуты определенные договоренности. Лояльность всегда меняется на что-то — Китай лоялен к России, значит, Россия должна что-то сделать для Китая. Вероятно, было одним из условий, что границы хотя бы на Дальнем Востоке для них откроются. Земли много, она не освоена, русские там вымирают, а китайцы с радостью здесь все освоят. Для России как государства, я думаю, это благо, для населения, боюсь, нет. Господин Ромодановский правильно заметил, что китайцы — работящие, толковые люди, не склонные к вредным привычкам.

С. Занько: Ожидать ли нам передела рынка в таком случае?

Н. Голиков: Безусловно, китайцы рынок во всем мире «переделивают». Будет передел не только строительного рынка, ведь вместе с китайцами хлынут и их товары, в гораздо большем объеме, чем это происходит сейчас. Это такая мирная экспансия Китая, как ее не назови. Был в последний раз в Питере, по Невскому идешь, встречаешь больше китайцев, чем русских. Давно не был в Москве, полагаю, что так и там есть. Это талантливый народ. Ради бога, пусть приходят. 

С. Занько: Что касается хлынутых вслед за ними товаров — первые партии китайской свинины поступили в Россию. Мы помним, что 10 лет существовал запрет на ввоз китайской свинины на территорию России. В то врем Россельхознадзор говорил, что китайские свиньи регулярно поражаются инфекцией ящура. Сейчас, видимо, не поражаются вообще или не регулярно, и свинина пошли на наш рынок. 

Н. Голиков: Китайская свинина повторяет путь грузинского вина. Там тоже сначала что-то нашли, потом сменился в Грузии Президент и оказалось, что в вине ничего этого нет. Прибалтийские сыры в прилавков пропадали — какой-то яд нашли. Это политика. 

С. Занько: Мы с тобой вспоминали до эфира китайскую тушенку «Великая стена», она была хорошая.

Н. Голиков: Помню прекрасно — советская армия, наши запасы. Мы отправляемся в командировку, нам выдают паек. В пайке — свинина китайская, хотя мы в то время с Китаем уже не дружили. Тогда были отличная по качеству. 

С. Занько: Качество сейчас не будем обсуждать, но напомним, что началось все весной, когда резко выросли закупочные цены на корма для свиней — на 70%, и наши производители местной продукции бьют тревогу, что же делать: либо цены задирать, либо просто колоть скот. С одной стороны — китайская свинина, с другой — наши производители местной продукции. 

Н. Голиков: Наши производители мясной продукции опять оказались в ситуации обманутых людей, потому что сначала им сказали, что в ситуации санкций их поддержат, все будет хорошо. Я много раз говорил, что беда наших сельхозпроизводителей не в том, что нам Европа продает, из Бразилии везут мясо или еще что-то, все страны находятся в одном положении. Другое дело, что в в других странах государство гораздо более активно поддерживает сельхозпроизводителей, и не так, как у нас — точечные предприятия по принципу Рейгана: «Помоги богатому, бедные подтянутся». Бедные не подтягиваются, бедные у нас умирают. У нас привыкли «играть на чистых мячах», жить вне конкуренции. Все обрадовались, когда наложили санкции — вроде как пропадет это чудо, и тут тебе Китай. Ребят, Китай не богат нефтью, в отличие от России, он импортирует нефть, электроэнергию. Где-где, но у них корма должны стоить дороже, чем у нас. Почему они стоят дешевле? Давайте об этом подумаем, и тогда наши предприятия станут более конкурентоспособными. Нечего бояться. Американцы не боятся китайской свинины — она у них есть. 

С. Занько: Думать уже некогда.

Н. Голиков: Тогда просто свернем лавочку. Нормальная страна, если разорится 10 крупных сельхозпредприятий, этого не заметит. Останется слой крестьянства, которое прокормит страну, даже если китайцы завернут свой эшелон обратно. У нас если закроются эти 10 предприятий, то больше никого не останется. Время есть, решение принимать можно. Нечего не зеркало пенять, коли рожа крива. Ребята, работайте эффективно, снижайте затраты на руководителей, на взятки. У нас в стране сельское хозяйство было эффективным 200 лет назад. Почему оно стало сейчас неэффективным? Не совсем в китайцах вопрос. Кировская область наравне с Черниговской была, с Киевской, а сейчас мы о чем говорим? Кстати, китайцы, работая на нашем рынке, нормально оптимизируют предприятия, они будут эффективными. 

С. Занько: Думаю, что там просто китайцам их не отдадут. Хотелось бы поговорить про региональных шерифов. Я сейчас говорю про проект закона о муниципальной полиции в РФ. Этот проект был внесен в Госдуму во вторник. Здесь расписывается, что будет милиция -  возвращается название, она появится во всех муниципальных образованиях с населением свыше 250 тысяч человек. Уникально то, что начальник органа муниципальной милиции и участковый будут избираться сроком на 5 лет на собраниях местных жителей. 

Н. Голиков: Это нормальная схема для других стран. Откуда знаем слово «шериф»? Красивые американские вестерны, в который шериф всегда избирается населением. К нему относятся как к избранной местной власти. Естественно, там и доверие другое, и общение с населением. С точки зрения того, чтобы вернуть муниципальную милицию — я только за. У нас в советское время милиция была под подчинением областной власти, фактически она была местная. Она работала в тесном контакте с властью региона. Безусловно, это позитивно, потому что таким образом она повернется к решению местных проблем. Сейчас все наши силовые ведомства работают по приказам из Москвы, которые оборачиваются компанейщиной. Случился где-то в Куменском районе казус, давайте все районы шерстить. Берем область, где что-то случилось, и начинаем остальные проверять. Там утонул пароход — начинаем шерстить пароходы по всей России. Где-то произошел случай коррупции в школе — проверяют по школам все родственные связи. 

С. Занько: Думаешь, здесь как-то по-другому будет?

Н. Голиков: Безусловно, потому что муниципальная милиция не будет заниматься российской компанейщиной. Компанейщина, безусловно, будет, это свойство нашей души, но это будет компанейщина местного уровня, направленная на наши местные проблемы, которые у нас свои. Муниципальные проблемы нам видны. Вспомним все наши проблемы с садами-огородами — федералам это неинтересно. Как в Америке — есть федеральная структура, которая занимается особо важными преступлениями, все остальное решают на уровне местных шерифов. У нас будет полиция и  милиция. 

С. Занько: Милиция будет подчиняться главе муниципального образования, то есть, у нас, если введут, то будет подчиняться Владимиру Васильевичу Быкову, правильно я понимаю? 

Н. Голиков: Главе либо мэру города, зачем сразу Быкова-то вспоминаем. Когда закон примут — еще неизвестно. У нас еще непонятно, кто же будет главой муниципального образования. Все идет в процессе изменения. Надо взвешенно решать, что реально и этим заниматься. 

С. Занько: Думаешь, история будет долгой?

Н. Голиков: У нас быстро принимают только политические законы. Здесь закон, связанный с муниципальной милицией упрется во что? Ее содержать надо. 

С. Занько: Конечно. Надо кусочек от МВД... Нет?

Н. Голиков: Здесь вряд ли произойдет все так просто. Я с трудом себе представляю, чтобы МВД кусочек кому-то отдало. 

С. Занько: Сотрудники откуда придут? 

Н. Голиков: Ты назвала одну проблему, я другую — мы сходу, не будучи депутатами, уже нащупали кучу мест, которые надо обсуждать. Это будет долгий проект, в силу того, что у нас просто так достать из бюджета пачку денег и отдать наш федеральный бюджет не может. 

С. Занько: И они должны зарабатывать хорошо, чтобы не коррумпироваться, правда?

Н. Голиков: Безусловно. Зарплаты должны быть сравнимы с зарплатами их товарищей из МВД, а там они сейчас очень неплохие. Здесь очень много вопросов. Это будет обсуждаться долго, потому что надо изыскивать средства, надо межведомственные вещи решать. 

С. Занько: Конечно, очень интересный вопрос про выборы. Участковых будут выбирать как открытым, так и тайным голосованием. 

Н. Голиков: Если такой институт будет введен, то это будет на самом деле интересно, даже при той системе выборов, которая складывается, по крайней мере, будет процедура, связывающая этого человека с людьми. 

С. Занько: Мы прервемся на короткую рекламу и вернемся в студию.

Реклама.

С. Занько: Вы слушаете особое мнение Николая Голикова, главного редактора «Вятской особой газеты». Все вчера опубликовали рейтинги, итоги которых подвело соответствующее Министерство. Мы сейчас говорим о Министерстве природных ресурсов РФ. За 2013 год 87 городов, которые отчитались, вошли в этот рейтинг. Киров оказался на 24 месте — не самое низкое, но что касается атмосферного воздуха непосредственно в городе, то мы первые с конца. Тут же нашлись комментаторы, которые сказали: «А что это вообще за рейтинг такой? На каком основании он строился? Отчего это Киров худший по состоянию воздушной среды — нет, это не так». Такое мнение высказал, например, член Общественной палаты, член президиума областного отделения Всероссийского общества охраны природы Николай Бурков. Он сказал, что нет, у нас не ухудшается ситуация, потом ему вторили многие. 

Н. Голиков: Ситуация интересная. Я с этим сталкивался — это не единственный экологический рейтинг. Вопросы стали задаваться прессе, хотя было указано, что рейтинг составлялся Министерством природы, звонить надо туда. Есть такая организация «Зеленый патруль», она каждый квартал публикует экологические рейтинги, они тоже подразделены на несколько категорий. Очень много позиций, потом все это суммируется. Как я заметил, в этом рейтинге главное уделяется не тому, в каком состоянии находится среда, а тому, как активно работает власть, как активно работают предприятия, как активно участвует общественность в изменении этой ситуации к лучшему. Когда я первый раз опубликовал этот рейтинг в газете, Кировская область была на 72 месте в России. Хорошие люди проявили себя гневными чудищами, кричали, что я их обвиняю, а они делаю то-то и то-то. Я сказал: ребят, почему вопросы ко мне? Вот есть организация, многие ее знаю, многие из вас с ней сотрудничают, многие ее информируют. Потом, как выяснилось, Кировская область немного улучшила показатели, сейчас где-то в шестом десятке. Там проблема в чем: они бы и рады нас повыше поместить, если от нас получат информацию, что это улучшение происходит. Раз такой информации нет нигде... Почему ее нет? Чтобы сказать, что у нас улучшается экологическая ситуация, нужно до этого сказать, что она у нас плохая, а этого мы ни разу не слышали. А зачем улучшать хорошую ситуацию? У нас получился такой тупик. Вроде и рады бы сообщить, как мы тут боремся, как наши предприятия снижают выбросы вредных веществ в атмосферу. Беда с воздухом в чем — у нас это не любят говорить, но я помню, смотрел статистику, основная энергетика у нас — это теплоэнергетика. Теплоэнергетика — это основной источник выброса загрязняющих веществ, угарного газа, оксидов азота и т. д. Мы от этого деться никуда не можем. Хоть на газе работай, хоть на дровах, теплоэнергетика - это источник самых грязных выбросов. Наш город и его окрестности котельными загружены, потому что другого способа добывать энергию пока не придумали. Мы это не можем никак улучшить. Да, газовые котельные выбрасывают меньше, но выбрасывают. Мы можем улучшить на какие-то доли процентов. Проблема в том, что мы никогда не признавали, что наш горд не чист. 

С. Занько: Справедливости ради стоит сказать, что, как бы ни критиковали этот  рейтинг, но на самом деле Министерство сделало такую ссылку для всех желающих, можно посмотреть анализ результатов, какие выводы были сделаны. Развитие методики рейтинга позволило городам, активно работающим над улучшением качества окружающей среды и природоохранного управления занять более высокие места. По-прежнему позиции многих городов ниже, чем могли бы быть, из-за предоставления недостаточно полных или некорректных данных. Результаты некоторых городов хуже прошлогодних именно из-за этого. Я зашла сейчас на сайт администрации города Кирова, потому что кто угодно комментировал этот рейтинг, но не представители администрации. Мне кажется, что глава города должен был сразу же прокомментировать, или ты считаешь, что это не тема для комментариев столь высокопоставленных лиц?

Н. Голиков: У нас не любят комментировать рейтинги, особенно когда они негативные. Любят публиковать на официальных сайтах те рейтинги, в которых Кировская область чем-то отличилась. Условно говоря, у нас из 40 показателей по двум-трем у нас неплохие результаты. Когда речь идет о чем-то сомнительном, на это стараются просто не обращать внимание. 

С. Занько: Нельзя разве сказать Владимиру Васильевичу или Никите Юрьевичу: «Я получил рейтинг, дал задание разобраться, будет отчет сегодня же после обеда». 

Н. Голиков: Даже не то что разобраться, проблема ведь существует. В любом индустриальном городе есть проблема загрязнения воздуха. Есть города, в которых ситуация гораздо хуже, взять тот же Оренбург, Челябинск. У нас проблемы — узкие улицы, большие скопления транспорта. Пробки — всегда большой выброс ядовитых веществ. Если эти вопросы будут решаться, то атмосфера в городе будет улучшаться. Лично я бы вообще закрыл центр города для транспорта. Сразу бы стала чище атмосфера, потому что 50% выброса идет от транспорта, вторые 50% — от предприятий. Вот, пожалуйста, идеальное решение. Доехали до такой-то улицы — стоп, дальше либо пешочком, либо на общественном транспорте. Сразу же воздух станет чище на 25-30%. 

С. Занько: У нас остается три минуты до конца программа. Давай так патриотично, мы же патриоты с тобой, поговорим о гимне города, который со дня на день будет принят. Владимир Васильевич Быков поддерживает, считает, что это очень хорошо и правильно, гимн должен быть, все-таки...

Н. Голиков: Давай сразу уточню: будет принят не гимн, а изменение в устав города о том, что у нас будет официальный гимн.

С. Занько: Да. Я к тому, что гимн тоже будет выбираться. Думаешь, будут споры по поводу гимна?

Н. Голиков: Если бы буквально на днях будет гимн, то я бы громко хохотал, потому что за несколько дней даже Михалков не смог бы написать.

С. Занько: Может, он готов уже, есть варианты.

Н. Голиков: Варианты, безусловно, есть. Вопрос встанет: а судьи кто? Гимн — очень сложная вещь, ведь воздействие музыки на человека отличается от многих других произведений искусства. Очень важно, чтобы гимн на самом деле пелся, как пелся всеми гимн Советского Союза. Не поется сейчас гимн России — мелодия та же, слова не подходят. Там был гимн объединяющий, слова объединяли для общей цели, а сейчас — разъединяющий, в каждой строчке есть что-то, отсекающее кого-то от великой России. Важно, чтобы гимн был по словам, и по музыке пелся. Гимн городу нужен, но процедура выбора гимна должна быть не быстрой. 

С. Занько: Чтобы он получился, что нужно сделать?

Н. Голиков: Нужно, чтобы над ним поработали очень талантливые люди, может быть, даже не кировские. Если графические решения — есть специалисты по дизайну, которые все просчитывают. В музыке просчет невозможен. У многих стран гимны существуют столетиями, потому что тогда давно получилось, а у других стран они меняются каждые 15 лет, потому что не цепляют. Конечно, я за то, чтобы у города был гимн, но за то, чтобы процедура его выбора была очень кропотливой и неторопливой. 

С. Занько: И это особое мнение Николая Голикова, главного редактора «Вятской особой газеты». Спасибо, что пришел сегодня. 

Н. Голиков: Спасибо тебе, что позвала. Всегда рад.

С. Занько: Светлана Занько, Николай Голиков. Мы прощаемся с вами. До свидания. 

Н. Голиков: До свидания. 

Комментарии (1)

  • 25 октября 2014 | 22:12

    дружина

    Николай, китайцы пьют не меньше русских. Их молодежь так же не хочет работать и подвержена влиянию западной культуры. Когда старое поколение  покинет этот мираж всё в поднебесной меняется очень резко.

Создание и продвижение сайта