Николай Пихтин, член Общественной палаты

Видео 14:34, 30 марта 2018 510 0

Особое мнение от 14.10.14

Николай Пихтин:

«Где-то, примерно, от Дымковской слободы, включая её, и до Октябрьского проспекта. А поперёк — это от Профсоюзной до улицы Милицейской. Я убеждён, что это и есть историческая часть нашего города...»


Печатная версия передачи:

В. Сметанин: В эфире программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Гость нашей студии — Николай Пихтин, член ОПКО. Добрый день.

Н. Пихтин: Добрый день.

В. Сметанин: Начну с того, что именно сегодня состоится заседание дискуссионного клуба «Вечерний», организатором которого вы являетесь. Где, кто, какая тема?

Н. Пихтин: Заседание клуба начнется в 18:30 в Галерее Прогресса. Тема касается санкций, которые применяют некоторые страны по отношению к России, как они отразятся на Кировской области. Спикеры — Владимир Журавлев, депутат Гордумы, производственник и Михаил Шевелев, экономист, партийный деятель.

В. Сметанин: И Владимир, и Михаил в нашей студии бывают, личности знакомые. Как будет проходить дискуссия, в формате за/против? Вернее, повлияет/не повлияет?

Н. Пихтин: По сути, да. Формат клуба предполагает две позиции: за и против. Скорее всего, разговор будет строится так. Есть позиция у людей, что особо санкции на нас не скажутся, как мы жили, так и будем жить, пропадут какие-нибудь сорта сыров, но так ничего не поменяется. Есть другая позиция, что будет очень тяжело, будет рост цен, тяжело будет сельхозпроизводителям.

В. Сметанин: Видимо, эту точку зрения будет Владимир Вениаминович защищать, что будет непросто нам. Готовясь к эфиру, читал анонс, очень многие ресурсы разместили его, больше комментариев появилось. Один из самых популярных: «Обсудили, а что дальше-то?»

Н. Пихтин: Дискуссионный клуб — это не исполнительный орган власти. Идет формирование общественного мнения на основании разговоров. Ожидаю, что придут студенты, которым очень полезно подискутировать, разобраться в этой теме, определиться со своей позицией. У нас были заседания, когда приходили люди с одной позицией, а уходили с другой. Плюс, как одна из задач дискуссионного клуба — воспитание культуры дискуссии.

В. Сметанин: По поводу следующего заседания еще не известно?

Н. Пихтин: Нет, тему пока определяем. Если у кого-то есть предложения — пожалуйста, мы рассмотрим, но с одним условием: если человек предлагает тему, он должен подготовить, предложить модераторов. В теме обязательно должен быть заключен конфликт.

В. Сметанин: Почему именно сейчас решили обсудить санкции? История вроде как уже не свежая.

Н. Пихтин: Природа такова, что быстро санкции не отражаются. Их реально область почувствует к концу года, к следующему. Так ведь можно про любую тему говорить — почему именно сейчас? Как вариант — в ноябре, может быть, тему ЖКХ обсудим. По ремонту много вопросов накопилось.

В. Сметанин: По поводу ухудшения экономической ситуации, то, что сейчас наяву — ежедневный рост курса валют, рост цен. У вас вызывает это тревогу?

Н. Пихтин: Как и у любого россиянина.

В. Сметанин: Во что это может вылиться?

Н. Пихтин: Кому-то потяжелее будет жить, конечно. Малообеспеченным семьям будет тяжелее. Надо понимать, что рост цен не сам по себе происходит, и не столько от санкций он идет. Значит, спрос есть, раз товары берут, и цена растет.

В. Сметанин: Накануне увидел информацию, что власти Петербурга подумывают вводить некую заморозку цен на хлеб, вернее, без наценки его продавать до урожая следующего года. Насколько я помню, у нас подобное было в Кирове в 2007 году...

Н. Пихтин: Не в Кирове, а по России так было. Дело в том, что это может вызвать закрытие пекарен, особенно частных, им может быть нерентабельно работать. Большие еще выдержат за счет ассортимента, а мелкие — вряд ли.

В. Сметанин: У вас нет такого ощущения, что никто — ни власть, ни эксперты, ни чиновники не знают, во что это выльется? Ситуация неопределенности, просчитать сложно.

Н. Пихтин: Так и есть, да. Цены на нефть падают — как дальше, будет ли падать, как это на бюджете скажется... Мы же оптимисты, будем просчитывать на лучшее. В конце концов, нам не привыкать пояса затягивать.

В. Сметанин: Недавно состоялось слушание проекта бюджета области, очень много негативного — придется пояса затянуть. До эфира с вами поговорили об этом, прозвучало предложение что-то делать с программами помощи отдельным категориям граждан. Прозвучало цифра — 88 категорий. Наверное, многие эти выплаты не эффективны. Вы согласны с этой точкой зрения?

Н. Пихтин: Да, наверное, соглашусь. Часть льгот надо применять дифференцировано. Инвалидам предоставляет льгота на проезд в общественном транспорте, но одно дело инвалид с отрубленной фалангой пальца, и совсем другое, когда человеку тяжело передвигаться, с ногами проблемы. Одному надо льготы, безусловно, другой вполне может обойтись, или в меньшей степени ему их предоставлять.

В. Сметанин: Народ у нас не богатый, любая копейка, любой рубль ощутим и весом. Наверное, общество негативно воспримет эти перемены.

Н. Пихтин: Такие вещи всегда негативно воспринимаются, но что делать? Наверное, к этому придем.

В. Сметанин: Наверное, проводить разъяснительную работу, показывать экономические выкладки — на чем сэкономим, куда эти деньги пойдут.

Н. Пихтин: Еще неплохо было бы, если бы власть перед тем, как принимать решения, обсудила бы с обществом это предложение, чтобы посмотреть, как оно среагирует, может, какие-то встречные предложения выслушать.

В. Сметанин: Появилось одно интересное предложение, правда, на международном уровне. Народная организация труда, подразделение ООН, предложили ввести 4-дневную рабочую неделю. Мотивируют это предложение тем, что здоровее себя почувствуют работники, улучшится психологический климат, экология. Комитет по труду в Госдуме уже подумал, у них вариант — если 4 дня работать, то по 10 часов, потому что у нас по законодательству 40-часовая рабочая неделя. Как вы восприняли это предложение?

Н. Пихтин: Негативно. То, что экология улучшится — очень спорно. Я всегда говорю, что должен быть выбор, в том числе и у стран. Страна должна сама выбирать, никто навязывать не должен. Если не дай бог это введут, то отразится это только на чиновниках, они будут работать 4 дня, а бизнес, сфера услуг, торговли вряд ли сможет так работать. Если чиновникам сделать 4 рабочих дня, получается, они будут работать с 9 утра до 9 вечера, семьям будут меньше внимания уделять, вопросы воспитания, семейных ценностей здесь всплывают. Плюс, три выходных дня — мы знаем, как русские любят отдыхать, новогодние праздники тому пример. Я лично против.

В. Сметанин: Как вы думаете, мы, россияне, много или мало работаем?

Н. Пихтин: Мало. Праздников у нас очень много. Какая-то российская лень, что ли. Я расскажу такой пример, по заводу «Сельмаш». Обсуждали эту тему, она не сегодня появилось, и всплыл такой факт. Рабочий приходит, у него рабочий день с 8 утра до 4 вечера. В 8 утра он только проходную проходит, потом пять минут идет до рабочего места, 10 минут переодевается, 15 минут курит, 20 минут обсуждает новости, час работает, а там уже к обеду надо готовится, он заранее на обед приходит и позднее с него возвращается, в 16-00 он уже у проходной — это значит, что он за полчаса переоделся и все бросил. То есть, работает он не 8 часов, а дай бог 6. Уже не говорю об офисных работниках.

В. Сметанин: В чем вам видится повышение производительности труда в стране?

Н. Пихтин: Заинтересованность работников, стимулирование, если частное предприятие. Почему на Западе более интенсивно работают? Как ни странно, это связано отчасти с кредитами в банках. Человек с кредитами понимает, что если он вылетит с работы, то он потеряет практически все. Он держится зубами за рабочее место, работает так, как надо.

В. Сметанин: У нас в стране ситуация иная. Многие не понимают своей ответственности, берут и берут, не задумываясь, как потом отдавать.

Н. Пихтин: Это уже такие пережитки роста, они пройдут. Сегодня люди уже начинают понимать, бояться потерять работу даже с небольшой зарплатой.

В. Сметанин: Помнится, в Калининграде была реализована такая мера: чиновникам в администрации запретили пользоваться соцсетями.

Н. Пихтин: Я бы в автобусах запретил сотовыми пользоваться — кондукторы переписываются.

В. Сметанин: Путем штрафов?

Н. Пихтин: Да нет, скорее всего, это от работодателя зависит. Более жесткие условия нужно поставить. Если руководитель фирмы сам с утра до ночи сидит в соцсетях, то и работники, соответственно, также поступают. Такая и производительность.

В. Сметанин: В общем, работаем больше, работаем лучше. Хотелось бы перейти к военному блоку, потому что прозвучало на днях два ярких предложения. Член комитета Госдумы по обороне Алексей Журавлев предложил призывать граждан на срочную службу всего один раз в год. Как известно, 1 октября у нас осенний призыв стартовал, будет еще весенний, он начинается 1 апреля, и так каждый год. Алексей Журавлев предлагает установить только одну дату в году, мотивируя это тем, что таким образом будет нанесен резкий удар по дедовщине, когда эти потоки срочников не будут соприкасаться, да и военным будет спокойно, меньше кипеша, что называется. Как вам эта идея?

Н. Пихтин: Мне кажется, нормальная идея, неплохая. Наверное, в первую очередь надо Минобороны спросить, военкоматы. Логика есть, я считаю, что это неплохой пример. Пересечение потоков исключится.

В. Сметанин: Может быть, серьезнее наращивать численность контрактных войск?

Н. Пихтин: Это разные вещи. Пока призывники есть, наверное, есть смысл один раз в году делать призыв. Кстати, это и экономия финансов, насколько я понимаю. Медкомиссий будет меньше в два раза, а они же все оплачиваются.

В. Сметанин: «Известия» накануне написали о том, что Минобороны работает над созданием так называемых резервных армий. Суть в том, что, будучи сотрудником какой-либо организации, ты заключаешь договор с Министерством обороны, становишься солдатом резервной армии, периодически посещаешь некие военные сборы, проходишь обучение, получаешь прибавку к зарплате — видимо, Министерство будет доплачивать. В случае чего ты прибываешь в определенную часть, перед тобой ставят задачу. Сейчас ведь у нас сохранилась система, когда проводятся военные сборы? Получается, она не эффективна?

Н. Пихтин: Не скажу насчет эффективности, но здесь, видимо, они хотят сделать профессиональных резервистов. Это такое косвенное наращивание количества армии. Мне кажется, большей задачи тут и не ставилось. Сама ситуация у меня лично напряженность вызывает. Не совсем понимаю, для чего это.

В. Сметанин: Есть ли у вас подозрения, почему это звучит именно сейчас?

Н. Пихтин: Да-да, это и вызывает опасения. Все мы знаем, что происходит в Украине, как страны на это реагируют. Вопросы о наращивании армии, мне кажется, неуместны.

В. Сметанин: Мне еще пришло в голову: захотели бы женщины в этом поучаствовать, какие-то специальные войска записаться...

Н. Пихтин: Может, к этому и придем. Учитывая, что у нас рыночные отношения, не представляю, как руководители предприятий будут их отпускать, кто работать вместо них будет, как они деньги будут получать. Представьте, вот вы согласились и пошли, а кто вместо вас будет эфир вести? Нужно кого-то искать. Это двойная зарплата пойдет — и вам надо будет платить, и тому, кто будет вас замещать. Вопрос, отпустит ли семья. На деньги, может быть, кто-то и купится.

В. Сметанин: Остается несколько минут до перерыва, давайте к другой теме перейдем. Знаю, что вы уже комментировали одному изданию эту идею. Она заключается в том, чтобы обязать владельцев Интернет-сайтов указывать свои истинные исходные данные. Вроде бы сейчас уже есть жесткие правила...

Н. Пихтин: При регистрации домена — да, все эти данные нужно предоставлять, да и многие сайты сейчас и так выкладывают эту информацию. Как это будет увязывать с законом о персональных данных, когда я выложу на сайт свои личные данные? Я вот такого делать не буду — зачем мне это надо?

В. Сметанин: Чем руководствуются, на ваш взгляд, инициаторы? Это преподносится как поправки к антипиратским законам.

Н. Пихтин: Ничем они не руководствуются. Эта эпопея уже давно идет, что Интернет надо порулить, покрутить, всех выстроить, поджать. Это вряд ли касается всего мира, и если так, то я за два часа свои сайты перенесу в Мозамбик, и все. Излишне это.

В. Сметанин: Раз уж мы говорим про Интернет, я знаю, что готовится обновление сайта Общественной палаты.

Н. Пихтин: Да, техзадание администратору дано — что перенести, что изменить, что дополнить. Там не такие уж и глобальные изменения. Планируется местами поменять блоки, выкладывать протоколы всех заседаний.

В. Сметанин: Как думаете, это будет востребовано?

Н. Пихтин: Мне кажется, да, люди спрашивают — комиссия прошла, где результаты посмотреть можно? Да, востребованность будет. Мною предложено сделать более расширенную колонку анонсов, чтобы было видно, что будет проходить в Общественной палате. Еще ряд небольших изменений.

В. Сметанин: Кстати, первый рейтинг членов палаты появился в СМИ. Между собой как-то обсуждали? Как восприняли?

Н. Пихтин: Восприняли по-всякому. Я бы не назвал это рейтингом, это скорее всего информация об участии членов палаты в работе палаты. Думаю, полезная штука. Я был одним из ее инициаторов. Граждане должны знать, как члены Общественной палаты посещают заседания комиссий. Здесь не дается конкретной оценки его деятельности — можно же просто прийти, посидеть, послушать, а можно активно участвовать. Это сложно, практически невозможно оценить.

В. Сметанин: Будет ли это как-то использоваться в практическом плане?

Н. Пихтин: Будет использоваться по мере того, как статистика будет набираться. Дело в том, что в палате системы отзыва нет. Мое предложение пока с трудом проходит, но я буду его добиваться — чтобы о тех, кто почти не ходит на заседания (к сожалению, такие есть) писалось письмо тому, кто их выдвинул, чтобы он принял меры. То ли его заставили работать, то ли его заменили другим через какие-то механизмы... важно, чтобы по крайней мере он был проинформирован. НКО выдвинуло человека — нужно ему сообщить, что ваш товарищ не ходит.

В. Сметанин: Давайте сейчас прервемся, после чего продолжится особое мнение Николая Пихтина.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня особое мнение высказывает член ОПКО Николай Пихтин. Давайте к городским делам перейдем. Тема определения границ исторической части Кирова. Многие уже знают, что администрация города утвердила предварительно границы этой части от берега реки Вятки до улицы Ленина, и от улицы Советской до Молодой Гвардии. Историк Антон Касанов, который был в нашей студии, был в недоумении.

Н. Пихтин: У меня тоже недоумение. Я так понимаю, что это отчет какого-то периода, даты. Можно было взять дату основания Вятки и вообще оставить один пятачок, метр на метр. Наверное, это неправильно. Надо сообщество историков подключать к этому делу, их мнения выслушивать. То, что сейчас сделано, я считаю абсолютно неправильным. Мы живем в городе, представляем исторические места. Кстати, Дымковская слобода выпала почему-то.

В. Сметанин: На ваш взгляд, если расширять эти границы, то до какой поры? Очень многие комментировали в Интернете, смс писали, в твиттер о том, что нужно до Октябрьского проспекта расширить.

Н. Пихтин: Мое мнение — от Дымковской слободы, включая ее, и где-то до Октябрьского проспекта. Поперек — это примерно от Профсоюзной улицы до Милицейской.

В. Сметанин: Вот как! С размахом.

Н. Пихтин: Потому что так и есть. Вот она, историческая часть города.

В. Сметанин: Тогда сюда попадет и Театральная площадь в том числе, вокруг которой сейчас дискутируют — надо ли запрещать здесь проводить мероприятия...

Н. Пихтин: Владимир, мы с вами живем не на острове в открытом океане, где нет почти земли, у нас полно места, где можно строить. Ничего страшного, если историческая территория будет большой. У нас есть места для застройки.

В. Сметанин: По поводу Театральной площади еще хочу вас спросить. Было заседание Гордумы, на котором Владимир Быков предложил, что надо политические мероприятия убрать с площади, пусть где-нибудь у Филармонии, или в сквере у Динамо выступают. Потом выяснилось, что речь шла и о культурных мероприятиях, которые шум создают. Как вы считаете, нужно ли переносить все публичные мероприятия с площади?

Н. Пихтин: Вы знаете, я вспоминаю такой случай: построили у нас фонтан, цветомузыкальный он был, там тихонечко играло радио. Из серого здания администрации посыпались жалобы на то, что радио якобы мешает работе, хотя его на расстоянии 15 метров уже не было слышно — я свидетель. Это было давно, где-то в 1980-х годах. Очищение площади... Плацдарм делают, что ли? Для этого площадь и сделана, чтобы горожане собирались и активно отдыхали. Уже давно поговаривают об альтернативной площадке для митингов. Что значит запретить политическим партиям? А если «Единая Россия» сделает митинг в поддержку Путина, например, что, тоже запретят? А демонстрации, которые проводят партии 7 ноября, 1 мая — тоже не проводить? А парад военный? Видимо, точечное будет исполнение: этому запретит, а этому не запретим. Приходит одна партия, хочет провести что-то — нельзя, есть закон. Другим — пожалуйста.

В. Сметанин: Давайте поговорим немного о городских новшествах. На прошлой неделе появился автобус 46 маршрута, он позиционируется как первый автобус в нашем городе, который работает на «голубом» топливе. Появилась информация, что федеральный центр готов поддержать рублем те города страны, которые развивают сети таких автобусов, работающих на газе. Как известно, у нас еще в 2013 году программа была принята. Ее активно продвигает премьер-министр Дмитрий Медведев. Это более экологично, но с точки зрения безопасности много вопросов.

Н. Пихтин: Я опять же сошлюсь на воспоминания. Хотели сохранить троллейбусы, аргументировали тем, что это экологично, и так далее, обещали развивать троллейбусный парк, но сегодня, насколько я вижу, началось обсуждение сокращения троллейбусов. Как бы с этим газом так же не получилось. Нас сегодня убеждаю, что он самый лучший, альтернативы нет, а через энное количество времени скажут, что, оказывается, то не так, там не эдак. Далее — насчет газа надо обеспечить заправку, а у нас в Кирове только одна или две. Вопрос безопасности, конечно, очень большой. Не дай бог что-то взорвется.

В. Сметанин: Я как-то проводил опрос среди автомобилистов, планируют ли они газобаллонное оборудование установить, все-таки газ подешевле, но большинство не хочет ездить на пороховой бочке.

Н. Пихтин: Да. Я знаю людей, которые ставили газ, потом отказывались. Хотят они сделать два-три автобуса — ну пусть попробуют.

В. Сметанин: Опять же, надо смотреть экономику — насколько это выгодно...

Н. Пихтин: Скорее всего, мы этого не увидим. Я не исключаю, что скажут, что газ сложнее эксплуатировать, в результате цены поднимут. У нас часто такое бывает.

В. Сметанин: Как известно, Николай — активный фотограф, очень часто можно видеть в Интернете, в социальных сетях работы, сделанные вами. Поклонники есть у вас, разумеется. Увидел информацию о том, что сейчас идет речь о возрождении Вятского фотографического общества. Наверняка вы что-то об этом знаете.

Н. Пихтин: Хорошее начинание. Я считаю, очень полезно, когда такие вещи возрождаются или образуются.

В. Сметанин: Вы знаете историю Вятского фотографического общества?

Н. Пихтин: Очень кратко.

В. Сметанин: Оно было организовано в начале 20 века для популяризации фотографии. Финансировались поездки фотографов по нашей губернии. Зачем сейчас нам это нужно?

Н. Пихтин: Это поднятие рейтинга самой области, безусловно. Надо стимулировать фотографов на то, чтобы они отражали текущие сюжеты. Любая фотография, как я всегда смеюсь, говоря: «Я снял — я историю написал». Этот момент уже не повторится никогда в жизни. Плюс теоретические совершенствования самих фотографов, их тусовка, если можно так сказать.

В. Сметанин: Сейчас все это дает Интернет, те же самые соцсети. Зачем где-то собираться? Выложили работу, прокомментировали.

Н. Пихтин: Нет, это не совсем то. Дело в том, что когда выкладывается какая-то работа, то люди обсуждают сюжет, но не технику фотографирования — как снято, правильно ли тени, цвета поставлены. Кстати, могу сказать, что я заявление подал туда.

В. Сметанин: Есть информация, что первое собрание пройдет 25 ноября в библиотеке имени Герцена.

Н. Пихтин: Да, пойду обязательно, в любом случае — примут или не примут. Мне это интересно.

В. Сметанин: Завершается время программы «Особое мнение». Я благодарю гостя студии, члена Общественной палаты Николай Пихтина. Всего доброго, спасибо.

Н. Пихтин: Вам спасибо.

В. Сметанин: До новых встреч.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта