Дмитрий Русских, депутат Заксобрания региона

Видео 14:34, 30 марта 2018 587 1

Особое мнение от 13.10.14

Дмитрий Русских:

"Мы сегодня говорим, что бюджет будет очень тяжелый. Мы говорим о том, что не только население, но и власть должна "затянуть пояса". И в первую очередь она должна начать с самой себя. У населения пояса не распущены - оно давно живет в режиме "затянутых поясов"..."


Печатная версия передачи:

«Особое мнение» от 13.10.14

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Дмитрий Русских

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Мой сегодняшний гость — Дмитрий Русских, депутат Заксобрания Кировской области. Добрый день, Дмитрий Михайлович.

Д. Русских: Добрый день, Светлана, добрый день, слушатели прекрасного «Эха Москвы».

С. Занько: Любимую тему поставим во главе угла сегодняшней программы, думаю, что многие темы будут с ней перекликаться. Мы поговорим о бюджете. Я знаю, что ты любишь разговаривать о бюджете, всегда активно выступаешь на бюджетных слушаниях. На прошлой неделе они прошли, много чего было сказано. Там есть две основные мысли. Во-первых, что всем придется затянуть пояса, хотя мне кажется, что мысль эта не нова, но, видимо, сейчас очень сильно. Во-вторых, будут пересмотрены социальные выплаты. У меня есть свой вопрос в отношении этого бюджета, но какие вопросы возникли у тебя?

Д. Русских: На общественные слушания я не пошел, потому что это не депутатский формат, сегодня на совете Заксобрания будет обсуждаться этот вопрос, будет докладывать глава Департамента финансов Елена Васильевна Ковалева. 15 числа будут нулевые слушания для депутатского корпуса. Мы должны за эти два дня окончательно понять все, что происходит с нашим бюджетом, почему затягивать пояса должно только население и определенные социальные группы, а не чиновники и глава городов. Эта тема должна стать основной и для жителей Кировской области, потому что это наш кошелек, наши расходы и доходы. Мы должны четко понимать, что эти деньги в первую очередь должны работать на большинство кировчан, а не так, как нам сегодня пытаются навязать. «Давайте затянем пояса». Кто должен затянуть? Мы или все? Я знакомлюсь с бюджетом, и некоторые вещи мне не очень понятны. Мне это больше напоминает — «вы затяните пояса, а мы посмотрим, как вы затянулись».

С. Занько: Какие вещи не понятны?

Д. Русских: Для того, чтобы говорить, что всем нам тяжело, мы должны четко понимать, что когда корабль тонет, или падает воздушный шар, то с него выкидывают все, что не нужно, чтобы он все-таки не упал. Я не первый год говорю, что мы должны еще раз пересмотреть расходную часть, отказаться от каких-то совершенно сомнительных проектов, которые не имеют никакой эффективности. Под хорошим поводом или идеей иногда мы выдаем такие суммы, которые у меня сразу вызывают сомнения, насколько цена с качеством совместима.

С. Занько: Дмитрий Михайлович, какой конкретный пример можете привести?

Д. Русских: Я считаю, что нам очень дорого обошелся аэропорт «Победилово», дорого обошлась реконструкция котельных, которые имеют большую финансовую нагрузку, но не до конца понятна их эффективность для людей, которые живут в этих районах, будет ли для них тариф дешевле. Мы можем говорить с вами, что у нас есть сегодня куча всяких льгот для определенных коммерческих структур, и по патронажу губернатора, по налогу на имущество, которые тоже никто не оценил. Плюс, у нас есть куча программ, которым выдаем под определенные бизнес-проекты практически задаром наш лес, но какова эффективность этих программ, насколько они соответствуют тому, что ожидалось — никто не проверял. Идет сокращение по каким-то статьям в чиновническом аппарате, но все продолжают ездить на дорогих машинах, их зарплаты не уменьшаются, расходы тоже не уменьшаются. На самом деле, мы говорим о том, что бюджет будет очень тяжелым, что мы все — не только население, но и власть— должны затянуть пояса. В первую очередь власть должна начать с себя, потому что население давно живет в режиме затянутых поясов.

С. Занько: Я вижу очередное сообщение, оно касается бюджета. Ты сказал насчет того, как тратятся деньги на проекты. Почему-то очень мало говорится о том, что с этими самыми привлеченными инвестициями. Контрольно-счетная палата отчиталась, что по итогам 2013 года рост налогов и налоговых доходов муниципальных образований в бюджет области составил 107%, но по-прежнему сохраняется тенденция, что реализуемые в области инвестиционные проекты не играют существенной роли в наполнении бюджета. Тогда зачем они нужны?

Д. Русских: Зачем мы тогда вкладываем, даем льготы на то, чтобы те инвестиции, которые должны прийти и увеличить бюджет — на самом деле это ни к чему не приводит. Никто до конца не изучил, к сожалению, насколько нам выгодно выдавать под инвест-проект непонятным организациям дешевый лес, при этом теряя сотни миллионов рублей за какой-то период времени. Что в принципе это даст населению Кировской области? Я считаю, что любая копейка, любое движение, любая льгота, любые инвестиции должны работать на пополнение бюджета области, для улучшения жизни кировчан. Пускай это очень громко говорится, но любой кошелек должен работать в первую очередь на своего хозяина, а хозяева бюджета в первую очередь не чиновники, а жители области.

С. Занько: Регион планирует экономить по многим направлениям, чтобы постепенно погасить госдолг. Может быть, крамольный вопрос сейчас задам — а нужно ли сейчас его гасить? Столько лет не гасили большими темпами, а сейчас будет, в то время, когда у нас инфляция, сокращение зарплат?..

Д. Русских: Я не думаю, что мы будем в короткий период времени, при сегодняшней экономике, гасить госдолг. Это пожелание федерального центра, при этом госдолги других областей значительно выше.

С. Занько: Мы благополучные в этом смысле, наш госдолг не сравним с зауральскими областями.

Д. Русских: Там и бюджет больше, и людей живет больше, и обязательств больше. При всем при этом, мне кажется, что государству рано или поздно придется списывать эти задолженности по регионам. Я уверен, что ни один регион в полном объеме вернуть их не сможет.

С. Занько: Погашение госдолга является лейтмотивом того, что необходимо затягивать пояса.

Д. Русских: Мне кажется, что на сегодняшний день вопрос выживания и сохранения всех социальных выплат населению, зарплат бюджетникам должен встать в первую очередь.

С. Занько: Кстати говоря, что касается наполнения бюджета. Наверное, хорошее событие произойдет на этой неделе. 15 октября в Киров приедет заместитель министра энергетики России Анатолий Яновский. Сообщается, что губернатор Никита Белых и заместитель министра энергетики примут участие в заседании рабочей группы по развитию торфяной промышленности. Тебе, как бизнесмену, который работает с поставками угля, не может быть не интересна тема торфа?

Д. Русских: С точки зрения бизнесмена, мне в общем-то без разницы. Этим процессом занимаются на протяжении 30-40 лет, еще с Советского союза, когда все было хорошо с торфяной промышленностью. Мы много говорили последние 10-15 лет о переходе на местные виды топлива, но ничего не происходит по многим причинам. Если мы будем сравнивать торф и уголь, при сегодняшнем рынке, при калорийности угля и его цене, он сегодня не сопоставим с торфом. Если смотреть с точки зрения бизнеса, то он не заменит на сегодняшний день уголь. Здесь больше касается экономики Кировской области, потому что у нас есть предприятие «ВяткаТорф», в которой работают 3 тысячи кировчан. У них идут сокращения добычи торфа и его потребления. В данном случае стоит вопрос чисто экономический, что надо хотя бы вернуться к каким-то параметрам, все-таки это предприятие сохранить, чтобы люди не потеряли работу. У нас в основном три района — Котельничский, Верхнекамский, Кирово-Чепецкий, где есть отделения этого предприятия. Это вопрос экономики, касающийся конкретно Кировской области. Мы говорим о том, что да, если у нас есть торф, то его надо добывать, потреблять, запускать в ту систему, о которой мы давно мечтаем, но ничего не происходит — местные виды топлива. Для экономики это хорошо, для предприятия тоже хорошо, и для людей, которые работают в тех районах, тоже хорошо. Мы говорим о том, что у нас сегодня громаднейшие тарифы ЖКХ, в основном в тех районах, где применяется мазут, который по цене сильно пляшет, изначально приводя к высокому тарифу. Конечно, в первую очередь надо менять котельные, переводить их желательно на местные виды топлива, если они есть, в том числе и на торф.

С. Занько: Приезд господина Яновского — это такая акция по спасению предприятия «ВяткаТорф» или гарант, знак, что инвестиции придут в эту отрасль, и она мощным рывком пойдет вперед?

Д. Русских: Надо понять, чьи инвестиции.

С. Занько: А когда приезжает министр, о каких инвестициях идет речь?..

Д. Русских: За последние 1,5-2 года столько людей приезжало, и хоть бы немножко от них была польза. Иногда перепадает, иногда не перепадает. Понятно, что «ВяткаТорф» является организацией крупного холдинга, и если он один не смог до сих пор запустить процесс инвестиций в развитие торфяной промышленности по крайней мере в Кировской области, они просят, чтобы в этом участвовало или государство, или регион. Боюсь, что при сегодняшней экономической ситуации и бюджетах это вопрос не ближайшего времени.

С. Занько: А частный бизнес не может поднять у нас торфяную отрасль?

Д. Русских: Я не знаю, чем занимается крупный частный бизнес, потому что никогда не сталкивался и не работал, к счастью или к сожалению, но мы видим ту ситуацию, что все выходные в городе Кирове весь центр фактически сидел без воды. Это тоже относится не только к муниципалитету, но и к частному крупному бизнесу. Если он не может нас обеспечить постоянно водой, но и не может обеспечить дешевой энергией в виде торфа.

С. Занько: Если мы еще находимся в рыночной экономике, значит ли это, что торфяная промышленность в России в целом — это не лакомый кусок для частного бизнеса? Иначе, мне кажется, давно бы забрали и развивали.

Д. Русских: Я не являюсь сильно осведомленным в это направлении, но в советское время это считался перспективным форматом разработок, и в Европе так считается. Я бы не сказал, что на сегодняшний день это совсем не интересно, просто этим надо заниматься, вкладываться. С точки зрения логистики и экономики области это очень перспективно.

С. Занько: Еще про бизнес поговорим с тобой. Я все иду по новостям и блогам, в частности, Михаила Курашина, который писал о миграции бизнеса в области. Целая группа из депутатов ОЗС создана по вопросам миграции бизнеса. После первого заседания рабочей группы Михаил сказал, что в принципе у нас все нормально с миграцией — сколько утекает, столько и притекает, не сильные потери мы несем. Другой вопрос, что необходимо не просто констатировать движение предприятий по территории области и страны, а идти по пути создания условий, чтобы предприятия, чьи главные офисы и управленческие центры находятся где угодно, размещали бы свои производственные подразделения именно у нас в регионе. Эта задача, о которой постоянно говорят депутаты экономического комитета, и так далее, и так далее. Я слышу эту фразу уже на протяжении как минимум 6 лет. Я помню, когда приходил Никита Юрьевич Белых, он все делал, используя и свои личные, и бизнес-связи, чтобы крупные бизнесмены регистрировали у нас свои предприятия, были такие попытки, но они не закончились ничем грандиозным — как зарегистрировались, так и снялись с учета. Что это сейчас такое? Опять очередные популистские заявления или все-таки правда нужно над этим работать?

Д. Русских: Мы начинаем говорить правильные и хорошие вещи, когда нам становится очень тяжело. Чтобы местный бизнес здесь развивался и регистрировался, нужно создать условия. Это не просто так, что пришли и зарегистрировались — надо сделать все для того, чтобы мы сегодня четко понимали, что территория Кировской области и город Киров являются той площадкой, где все двери для бизнеса открыты.

С. Занько: Для этого и выдавался тот патронажный сертификат губернатора.

Д. Русских: Да, о нем и говорим. По заключению КСП еще в том году он четко был отработан, и не до конца все воспользовались им так, как хотели. Мне кажется, в данном случае много что влияет на экономику в стране, в том числе в Кировской области. У нас иногда некоторые вещи происходят не из-за экономики, а вопреки ей, из-за каких-то политических интересов или, извините за выражение, два местных царька ведут себя так, что бизнесу надо либо закрываться, либо бежать. При этом мы видим позицию городских властей, что они ничего последние 5-10 лет в поддержку малого и среднего бизнеса не делали и продолжают не делать, хотя мы говорим о том, что нам всем тяжело и надо затянуть пояса. Кто сегодня самый выживаемый в этом тяжелом периоде? Малый и средний бизнес, потому что он более маневренный, быстрее находит просвет, который иногда крупная компания не может найти. Чем компания больше, тем тяжелее ей переносить кризис. Если мы все эти годы не обращали внимания на малый и средний бизнес, были случаи, когда мы просто над ним издевались, это по приватизации, когда малому и среднему предпринимательству продавали площади по 40 тысяч, а крупным компаниям — по 15-18. Вот это такая любовь. Когда мы сегодня говорим о том, почему у нас кто-то кочует, переезжает, не регистрируется, я еще раз говорю — значит, мы не создаем условий, которые должны быть.

С. Занько: Правильно ли я тебя понимаю, что это все-таки влияние несколько группировок, крупного бизнеса, как ты говоришь?

Д. Русских: Нельзя все на них списать. В команде должны работать и силовые структуры, и чиновники, которые тоже должны понимать... Куча моих друзей, которые занимаются бизнесом, говорят, что невозможно работать — всех просто завалили проверками, у них в офисах специальные люди сидят специально для подготовки документов, которые запрашивает налоговая инспекция. Мы говорим о том, что сегодня при такой экономической ситуации человек лишний раз подумает, есть ли смысл ему заниматься бизнесом, когда и так все тяжело. Ставки в банках растут, постоянно говорят о повышении налогов, идет спад производства, продаж и всего прочего. В данном случае ситуация со властью, с налоговой в общем-то не меняется. Когда я слышу, читаю в газете, что начальник областной налоговой инспекции говорит: «Кто не спрятался — я не виноват», это говорит о том, что тут нужно внимательно посмотреть, кто не спрятался и кто виноват. Надо понять, чего мы хотим от бизнеса, на который хочет ставить власть ставку или не хочет, или она желает жить в олигархических госструктурах, при этом никак не замечать, при возможности уничтожать малый и средний бизнес, который в нормальных странах является приоритетным. Что бы мы сегодня ни говорили, надо четко понимать, что основная трудоспособная часть населения работает в малом и среднем бизнесе. Они работают, получают зарплаты, социальные выплаты. Конечно, есть исключения, где что-то происходит не по закону, но я уверен, что в городе и области большая часть бизнеса работает так, как работает, старается делать это по-честному, старается все нагрузки, которые падают на ее мощные плечи, выдержать.

С. Занько: По твоему мнению, пойдут сюда инвестиции? Смогут депутаты и правительство добиться того, чтобы снова сюда приходили регистрировать бизнес?

Д. Русских: В нынешних условиях сложно говорить об инвестициях. Мне кажется, что сейчас вообще идет вопрос о выживании. Для того, чтобы как можно больше предприятий малых, средних, было в нашей области, нужно создать условия, чтобы они не умерли. Вот мы куда сегодня направляем силы — на выживание, а не говорим о том, что мы бы хотели... Конечно, мы бы хотели, но сегодня экономика другая. Мы понимаем, что сегодня и завтра мы не сможем этого сделать. Давайте спасать то, что еще есть, иначе скоро и спасать будет нечего.

С. Занько: Другой вопрос сейчас тебе задам. Ты помнишь, наверное, что Президент в связи с тем, что у нас нынче 70-летие великой Победы, он дал поручение к 1 сентября 2014 года все мемориалы Вечного огня привести в порядок, чтобы они работали в постоянном режиме. Понятно, что мало кто был готов к такому распоряжению. Сейчас все начали подсчитывать, сколько это стоит. В Омутнинском районе подсчитали, у них два Вечных огня, и чтобы обеспечить их бесперебойной круглосуточной работой хотя бы до праздника Победы, нужно будет 2 миллиона рублей в год. Это равно бюджету небольшого поселения, такого, как Залазное — это я смотрю информацию на сайте «Наблюдателя». Или год поселок Залазное будет жить хорошо, или такая важная вещь, как Вечный огонь. Думаю, что в других районах примерно такая же ситуация.

Д. Русских: Я прочитал такую информацию, что из 43 Вечных огней в Кировской области постоянно работают только три-четыре.

С. Занько: Вот на этом мы сделаем короткую остановку на рекламу.

Реклама.

С. Занько: Возвращаемся в студию, это программа «Особое мнение». Сегодня его высказывает Дмитрий Русских, депутат ОЗС. Мы остановились на том, что Дмитрий Михайлович назвал цифру, сколько действующих Вечных огней есть в Кировской области.

Д. Русских: Если информация была точной, то из 43 только 4. О чем это говорит?

С. Занько: Я вижу на сайте «Вятского наблюдателя», что из 44 — 3.

Д. Русских: Хорошо, из 44 — 3. Мы четко понимаем, что 41 вообще не работает. По большому счету, это можно понимать, что мы не считаем, что это нужно, что это наша история. Мы подходим под поговорку «Иваны, не помнящие родства», при этом говорим о том, что нужно найти деньги, чтобы их запустить. Скорее всего, денег в бюджетах муниципальных образований нет. Если это все делать за счет областного бюджета, итог будет точно такой же. О чем это говорит? На самом деле, это все очень неправильно. Все памятники в стране, где растет волна патриотизма, должны находиться в идеальном состоянии, особенно те, что связаны с Великой Отечественной войной. Это не должно быть только временным периодом, когда мы говорим, что они должны все начать работать до 10 мая 2015 года. Если мы хотим их запустить до 2015 года, потратить кучу денег, а потом все остановить, я в этом никакой необходимости не вижу. Если их надо запускать, то следует держать в том состоянии, в котором они должны находиться. Очень был поражен последней поездкой в Крым. Мы ехали в совершенно разные стороны и на большие расстояния. Мне бросилось в глаза, что памятники Великой Отечественной войны находились в очень приличном состоянии. Все были побелены, покрашены, находились в таком убранном состоянии, при этом там везде лежали цветы. Где бы мы ни были — в маленькой деревушке или большом городе — они все находились практически в идеальном состоянии. Меня это поразило. Мы в последнее время говорим, что вот они, проклятые украинские фашисты, не любят ничего советское. Было видно, что это не вчера все произошло, что в таком состоянии памятники уже давно. В Крыму даже при украинской власти население их содержало в совершенно идеальном по нашим меркам состоянии. Ко мне часто обращаются ветераны, просят помочь хотя бы просто побелить, покрасить памятник такому-то герою Советского союза. Все-таки 70 лет победы, для них это очень важно. Приходим в местную администрацию, там говорят: «Мы все понимаем, но денег у нас нет». Хорошо, что где-то есть активная часть ветеранов, которая скидывается своими последними копейками, потому что они воспитаны на этом патриотизме, на героях Великой Отечественной войны. Получается так, что та часть людей, которая на этом воспитана, пытается что-то сделать, но в общем масштабе мы видим, что все у нас заброшено.

С. Занько: Правильно ли я тебя понимаю, что если Президент распорядился привести в порядок Вечные огни, пусть они работают круглосуточно, то он мог бы и позаботится о какой-то компенсации из федерального бюджета на содержание? Несложная арифметика: в Омутнинском районе 2 вечных огня, 2 миллиона рублей в год, то 1 миллион стоит содержание 1 огня. Верно? 7 баллонов с газом в сутки.

Д. Русских: Думаю, там сосчитано то, что их сначала нужно привести в надлежащий порядок, сделать какой-то ремонт. Я не считаю, что только Вечные огни нужно привести в порядок....

С. Занько: Когда ты говоришь «мы должны привести» — кто должен?

Д. Русских: Я говорю про россиян.

С. Занько: Ты имеешь в виду те деньги, которые должны пойти из федерального бюджета или из кармана людей по их собственному желанию?

Д. Русских: Если есть поручение Президента и нет финансирования федерального центра, то все это ложится на плечи регионального бюджета.

С. Занько: Ты считаешь, что региональный и муниципальный бюджеты должны постараться найти деньги? Где мы их возьмем? Я совершенно с тобой согласна, не думаю, что найдется хоть один не согласный, но где мы их найдем? Залазное должно отдать 2 миллиона на содержание? Или это не такие уж и большие деньги? Я не знаю, ты мне скажи.

Д. Русских: Если мы говорим об истории, о том, что это наша война, которая далась тяжело, и мы победили...

С. Занько: Здесь никто не спорит, но где их взять?

Д. Русских: Давайте будем снимать с чиновников, с их зарплат, с депутатского корпуса. У нас есть две Думы — Заксобрание и городская. Содержание этих двух не совсем нужных в моем понимании органов стоит налогоплательщикам 60 миллионов на одно и 60 миллионов на другое. Давайте с них снимем по 30 миллионов, будет уже 60. Давайте научимся затягивать пояса не только с одной стороны, а со всех, и находить то, что для нас на самом деле важно. Если мы хотим поднять патриотизм, и для нас Великая Отечественная война — это подвиг русского народа, давайте будем его чтить, а не так, что 9 мая все проговорили, а 10 мая про всех ветеранов забыли. Надо раз и навсегда понять: если это наш праздник, наша Победа, подвиг русского народа...

С. Занько: Кто же урежет содержание ОЗС или городской Думы? Может, предложить всем миром скинуться? Организовать благотворительный сбор.

Д. Русских: Мы ведь сказали только про Вечные огни, а у нас есть еще куча памятников, на каждом кладбище мемориалы стоят, доски почета и все прочее. Сумма, конечно, еще возрастет, и в складчину мы это не покроем, потому что народ у нас не знает, как в магазин сходить и купить себе что-то. Очередной раз собирать с народа — я думаю, что это неправильно. Если наше государство говорит, что оно патриотично...

С. Занько: Так ведь все равно с народа снимут. Бюджет — это тоже народные деньги. Если я увижу ящик с фотографией конкретного памятника, и мне скажут: «Помоги, вложи 100 рублей» - я дам, конечно.

Д. Русских: Знаешь, сколько надо таких людей?

С. Занько: Понимаю, но хоть что-то. Нет, не стоит?

Д. Русских: Если мы говорим о том, что это дело государства, гордость его, то мы не должны говорить... Точно также говорим: «Где мы инвалидам деньги возьмем? Где возьмем на детский сад? Где на школу возьмем?», но при всем при этом у нас разворовывается, даже по заявлению Медведева, 4-я часть федерального бюджета... Воровать меньше надо, и на все хватит.

С. Занько: Еще за деньги с тобой поговорим. Это касается прославленного лагеря «Дельфин» в Крыму, в которую ездила делегация, в ней был ты. Кто-то тебе позвонил и сказал, что Елена Овчинникова, с которой ты был у нас в эфире, сказала, что неправильно, что поехали в Крым искать лагерь за бюджетные деньги. Ты, похоже, не согласен с этим. Я не слышала, чтобы Лена это говорила.

Д. Русских: Я тоже не слышал. С нами ездили представители 5 департаментов. Если Дмитрий Михайлович может за свой счет поехать, то пять представителей были откомандированы. Это не чиновники с высокими зарплатами, это те люди, которые получают не самые большие зарплаты. Если я заслуженному тренеру говорю: «Анатолий Евгеньевич, если бы вас завтра попросили как заслуженного тренера РФ поехать посмотреть лагерь в Крыму, вы бы поехали за свой счет?», на что он мне ответил: «Как я могу поехать за свой счет, у меня таких денег нет. Я получаю зарплату, но не могу себе позволить это». Это то же самое, как с памятниками. Люди едут в командировку осматривать именно те объекты, которые потом пойдут на пользу жителям области, в первую очередь детям, инвалидам, многодетным семьям. Если бы у них была возможность поехать за свой счет, но они бы поехали.

С. Занько: У нас остается меньше минуты. Я еще раз вдогонку крымскому лагерю тебе скажу. В «Особом мнении» у меня был Лев Давидович Шварцблат, который сказал, что они для своего экономического лагеря, который уже много лет работает, тоже просчитывали поездку в Крым, и у них встал вопрос по оплате доставки детей туда и обратно. Выходило, что нужно потратить 15-20 тысяч на ребенка, чтобы свозить его в Крым. Это только доставка. Он сказал, что не понимает, каким образом это можно реализовать.

Д. Русских: Очень много обсуждалось. Мы назвали цифру, сколько стоит один день в лагере в этом сезоне — 730 рублей. Для того, чтобы проект заработал и это было более-менее доступно и для бюджета, и для населения, однозначно надо на миллиард, вложенный в аэропорт, совершить все-таки какое-то окончание этого миллиарда — деньги потратили, а рейсов фактически нет. Понятно, что в идеальном варианте и вторым планом шел вопрос, чтобы поставить борт, который хотя бы 1 раз в две недели доставлял в Симферополь одну группу туристов и оттуда же забирал обратно другую.

С. Занько: Это должен быть большой борт, не на 14 человек.

Д. Русских: Мы говорим о том, что потратили миллиарды, и могут уже Боинги садится. Чтобы все это заработало, было по карману, нужно договориться с лагерем и решить проблему логистики.

С. Занько: Этот вопрос про лагерь в Крыму еще обсуждается? Какие следующие действия?

Д. Русских: Я думаю, что он обсуждается. Если он все-таки придет к какому-то завершению, то тогда второй вопрос встанет — вопрос того, как доставлять туда детей.

С. Занько: Кем обсуждается?

Д. Русских: Насколько я понимаю, снова идут переговорные процессы с администрацией Президента. Как я понимаю, Никита Юрьевич готов переговорить с назначенным председателем Госсовета Крыма господином Аксеновым.

С. Занько: Спасибо. Это было особое мнение Дмитрия Русских, депутата Заксобрания. Меня зовут Светлана Занько. Всем до свидания.

Д. Русских: Всем большое спасибо, хорошей недели.

Комментарии (1)

  • 16 октября 2014 | 17:52

    Ютуб

    Вот ведь, популист! Центр космический предлагает заморозить, а лагерь в Крыму отремонтировать для "наших" детей... Да чтоб туда путевку бесплатную получить, нужно будет 100 порогов отбить и я уверен, что 80% детей будут из семей "узкого круга". А в центр каждый второй мог бы себе позволить сходить в Кирове. Флюгер политический одним словом.

Создание и продвижение сайта