Особое мнение Марины Копыриной от 2.10.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 423 0

"Теперь, если город принимает такое решение, что эти, извините, два пятачка  - это исторический центр, а  все остальное - это так,  вот руки и будут развязаны! Поэтому у нас появятся неизвестно скольки этажные здания, которые в интерьер города, в центре, не впишутся, но это никого не будет волновать"




Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня высказывает заместитель секретаря Общественной палаты Кировской области Марина Копырина. Добрый день.

М. Копырина: Добрый день. 

С. Занько: Напомню всем, кто не знает или забыл, что Марина Николаевна, кроме всего прочего, также является председателем Адвокатской палаты Кировской области. Сегодня будут вопросы, связанные с юридическими темами. До эфира мы разговаривали, оказывается, после эфира она отправляется в Ульяновск. Там будет всероссийское совещание по предоставлению бесплатной юридической помощи. И тут мы обе загрустили, насчет бесплатной юридической помощи. Почему — сейчас Марина Николаевна поделится. 

М. Копырина: Есть регионы, которым правительства не выделяют денежных средств на финансирование этой бесплатной юридической помощи. У нас все с точностью до наоборот: нам три года правительство дает деньги, причем приличные — по два миллиона, а мы их реально не тратим. Бывают случаи, что адвокаты отказываются давать бесплатную юридическую помощь — в таких ситуациях мы разбираемся, меры принимаем. Зачастую тут работает недостаточная осведомленность, что можно получить бесплатную юридическую помощь, приняты дополнительные шесть категорий, по которым упрощен порядок предоставления документов. Если ты многодетная мама, пришла со своим удостоверением, адвокат ксерокопировал этот удостоверение, и тут же должен оказать бесплатную помощь. Ели ты участник боевых действий — то же самое, удостоверение предъявил, его ксерокопировали, помощь предоставили. Почему-то тормозится эта помощь. Мы за 8 месяцев этого года потратили 183 тысячи на компенсацию этой помощи. 

С. Занько: Какое количество людей обратилось за бесплатной юридической помощью?

М. Копырина: Точно конечно не скажу, отчетность за три квартала не готова еще. Например, одиноких мам всего два человека обратилось за все месяцы. Сама сумма — 183 тысячи — говорит о том, что очень небольшое количество. Устная консультация компенсируется 300 рублями, участие в суде — самая большая компенсация — 1500 рублей. Разделить 183 тысячи на количество...около 100 человек получается. 

С. Занько: И это определенные категории граждан, которые имеют право на помощь? Какие они?

М. Копырина: У нас широкий круг. Это инвалиды, причем федеральный закон №324 предусматривает 1 и 2 группы инвалидности, наш кировский предусматривает еще и 3 группу. Потом 6 категорий, принятых дополнительно в Кировской области — одинокие родители, воспитывающие детей до 18 лет, ребенка-инвалида до 24 лет, дети-сироты — они просто приходят, показывают свое удостоверение. 6 дополнительных категорий получают помощь в виде устного и письменного консультирования, то есть, у них нет дальнейшего сопровождения, а инвалиды войны, 1и 2 групп, реабилитированные имеют права на спор по жилью, земельным участкам, вопросы ЖКХ по защите прав потребителей...

С. Занько: Граждане предпочитают звонить в СМИ по вопросам ЖКХ. Наш редактор Анна Лапшина постоянно консультирует. Иногда терпения не хватает, сейчас будем знать, куда посылать.

М. Копырина: На сайте Адвокатской палаты размещена вся информация где и как оказывается помощь, телефоны указаны. Если нет возможности у человека выйти на сайт, можно позвонить по телефону 660-733 — это кодификатор Адвокатской палаты Кировской области Маргарита Сергеевна Киселева, она обязательно подскажет, куда обратиться, подскажет, в какое ближайшее к вашему месту жительства вам обратится. 

С. Занько: На самом деле, проблема-то большая, почему люди не идут и почему отказываются адвокаты. Регион бедный, денег на адвокатов нет, часто из-за этого не судятся. Вы говорите, что не знаете, почему люди не идут. У меня, как у представителя СМИ, абсолютно четкое убеждение, что очень плохо выстроена система оповещения. 

М. Копырина: Не буду спорить. Информация разово проходит, пресс-конференция в правительстве, раз СМИ написали — и все. 

С. Занько: Это похоже на показательное выступление: мы такие замечательные, широкий круг категорий граждан может к нам обращаться, и правительство деньги выделяет, и все. Мы это сделали, а дальше кто будет это в жизнь претворять? Из тех денег, которые вам выделяются, вы можете потратить что-то на рекламу?

М. Копырина: Нет. Это чисто целевое. Вот так и изыскиваем, либо с правительством договариваемся, чтобы каким-то образом бесплатно эта реклама прошла для жителей области. По большому счету, адвокатам это не надо. У них есть соглашения, они деньги зарабатывают. Это надо жителям города и области, потому что для них это все бесплатно.

С. Занько: Пришли, презентовали, деньги выделены, и все, дальше догадывайтесь, как хотите, мы вас ждем, но в гости никто не приходит. Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

М. Копырина: Я думаю, что эта информация должна периодически повторяться. Даже брошюры выпускали, в каждый почтовый ящик клали, там категории граждан были указаны и типы помощи. Эффекта не было. Может, надо снова правительство привлекать, может, будем изыскивать свои средства, чтобы какую-то рекламу давать. Нам в этом году губернатор даже 1,5 миллиона дал по линии Ассоциации юристов России — то есть, это негосударственная система бесплатной помощи. Там проще, идут все вопросы, за исключением предпринимательской деятельности. Не надо предоставлять никаких документов, там реально деньги тратятся. 

С. Занько: Есть простой способ — можно взять массовые газеты, которые бесплатно в каждый ящик попадают, и так же массово дать рекламу. Я уверена, что вы сразу ощутите прилив сил. Вот такое пожелание от меня. Если обратитесь с просьбой выделить деньги на информирование граждан, мне кажется, это будет правильно. Мне бы хотелось обсудить с вами ситуацию по спайсам, по отравлению и смертельным случаям. У меня сложилось ощущение, что мы говорим о таких важных вещах только в тот момент, когда «петух клюнет в одно место». Если бы не было массового отравления и смертей, об этом бы никто так и не говорил. У нас область благополучная — это во всех СМИ прошло, даже в федеральных, даже Ройзман сказал: «Какая спокойная область». А потом — бах! Бытовой вопрос задам: это всплеск или отражение реальной ситуации, о которой мало кто говорит?

М. Копырина: Мне сложно судить, потому что это немножко не моя сфера деятельности. Насколько я знаю, по Нововятску было напряженно с наркотиками, а в городе обстановка была спокойная. Скорее всего, это всплеск, потому что это не только Киров, Сургут еще прозвучало. Посмотрела информацию по центральному телевидению. Конечно, печально, что мы попали так — более 200 отравившихся, 5 со смертельным исходом. 

С. Занько: По нашей информации, неправильно развели этот наркотик, из-за чего и произошли отравления. В этот раз неправильно развели, но ведь «бадяжат» же каждый день! 

М. Копырина: Наркотиком это вещество не признано, не запрещено в обороте.

С. Занько: Это другой вопрос. Можно ли назвать это всплеском или это проявление того, что существует постоянно, просто выявилось потому, что дилеры неправильно развели смесь?

М. Копырина: Новые технологии, настолько все совершенно, появляется новая форма, не признано наркотическим средством — конечно, сейчас все будут бить тревогу, чтобы включить его в этот список — но я больше чем уверена, что через некоторое время появится новая форма, которая опять не будет считаться наркотиком. 

С. Занько: Эта ситуация известная. С другой стороны зайду — стоит ли так расстраиваться, что мы попадаем в списки с такой неблагополучной ситуацией, или, может, наоборот нужно сказать, что это выявило проблему, а она есть, о ней нужно говорить. Мы об этом молчим в школе, когда учителя и родители знают, что ученики употребляют, но поскольку наказание следует сотрудникам образовательных учреждений, то они об этом не говорят, вместо того, чтобы последовать практике других стран, где в первую очередь сообщают учителя о том, что происходит, где за сокрытие этих сведений наказывают, а не за то, что они рассказали. Родители должны вести детей в клинику... честно говоря, не знаю, куда вести — вы знаете?

М. Копырина: Честно говоря, я плохо знаю, потому что наш диспансер на ладан дышит. Это действительно проблема, об этом молчать нельзя, это должна быть системная работа, воспитание в школе в первую очередь. Может, не с начальных классов, но класса с 5 нужно говорить об этом...

С. Занько: Дети в 3-4 классе уже курят сигареты, и что они там курят...

М. Копырина: Системная работа, начиная со школы, и дальнейшие учебные заведения, правоохранительные структуры, которые не только должны наказывать, но и профилактику проводить. Когда сильна профилактика, то идет и снижение преступлений, и наказаний. Когда мы замалчиваем, каждый на себя тянет рубашку, то и получается такая ситуация.

С. Занько: Если бы вы были руководителем соответствующих органов, как бы вы отреагировали на эту ситуацию? Что бы вы в первую очередь распорядились сделать в этом городе?

М. Копырина: Сложно сказать, потому что изъять из оборота все, что выписывается по рецептам, нереально, потому что многие наркотические вещества используются в лечебных целях. Сейчас надо массово проводить лекции, объяснения, выступления, может, какую-то городскую конференций высших профессиональных, обсудить эту проблему, какие меры можно принять в том или ином учебном заведении. Сидеть сложа руки нельзя.

С. Занько: Дилеров поймают, наркоманов выявят, но от этого их меньше не станет — придут новые.

М. Копырина: Тоже способ зарабатывать деньги, от этого никуда не денешься. Пока не пресекут того организатора, потому что те, кто распространяют, на мой взгляд, не самое большое зло, зло тот, кто на этом деньги зарабатывает. Пока с ними определенная борьба не будет проводиться, может быть, ужесточат меры наказания, хотя и так жесткое наказание предусмотрено. 

С. Занько: Депутаты Госдумы сразу отреагировали на это. Роман Худяков от ЛДПР предлагает очень жесткое наказание за распространение наркотиков — смертная казнь. Как вы относитесь к такому предложению? 

М. Копырина: Я думаю, что это игра на публику, потому что он, будучи депутатом, прекрасно понимает, что у нас смертная казнь не применяется, никто чисто за это преступление вводить смертную казнь не будет. Это говорилось ради зарабатывания баллов среди избирателей. 

С. Занько: Есть и другое предложение: ввести уголовную ответственность за употребление наркотиков.

М. Копырина: Это очень сложно. Основная масса среди пострадавших — от 14 до 25 лет. 14-летнего к уголовной ответственности привлекать? Да он ребенок еще, не понимает окончательно, что делает. Поэтому-то у нас и возраст уголовной ответственности ограничен, не привлекают 12-13-летних, потому что они еще не знают, что это такое. 

С. Занько: Если не уголовная ответственность, то что? Что с этими людьми нужно делать?

М. Копырина: Здесь и родителей вроде наказывать за что — они на работе, стоимость наркотика 100-150 рублей, это карманные деньги на пирожки, на чай. Доступность цены распространяемого вещества...

С. Занько: Что делать с теми, кто попробовал и с теми, кто «подсел»?

М. Копырина: Того, кто подсел — надо лечить. С учетом того, что у нас в Кирове лечить негде по сути, надо продумывать систему. Может, частные платные клиники привлекать — мы с вами говорили, что какую-нибудь дотацию бы получали они от государства, там условия получше и есть реальная возможность лечения. Если бы были дотации государства именно на эту целевую программу по борьбе с наркоманией, то эффект бы был. Наш наркологический диспансер в том состоянии, которое есть на сегодняшний день, с этой задачей не справится. 

С. Занько: Спасибо, перейдем к другой теме. Городские власти определились с историческим центром города. Новость вышла вчера в эфире, я с любопытством ее прочитала — она такая короткая, настолько же, насколько мал участок, который у нас теперь будет называться историческим поселением. Напоминаю, им предлагается считать территорию от берега Вятки до улицы Ленина и от улицы Советской до улицы Молодой Гвардии. Проще говоря, это набережная и Трифонов монастырь — вот это историческое поселение. За что боролись — я не знаю. Мы говорили об историческом центре города, что его нужно определить, для того, чтобы не допустить разрушения исторических ценностей, облика города и не допустить точечной застройки. Как вам эта новость? Вы порадовались? 

М. Копырина: Я шокирована, на мой взгляд, исторический центр — Киров город старинный, много музеев, исторических памятников, которых нужно сохранять. Я понимаю, что нужны современные застройки — пожалуйста, у нас есть Солнечный берег, есть другие новые микрорайоны, где можно реализовывать свои мечты. Говорили уже экологи, что овраги нельзя трогать — это «легкие» города. Смотрю: овраг Засора уже огорожен заборами, будет стройка. Нельзя это допускать. Понимаю, что бизнес, есть возможность заработать деньги, но люди должны сохранять историю. Район Филармонии — точечные застройки,как это многоэтажное здание туда впишется...

С. Занько: А все, теперь это уже не историческое поселение. 

М. Копырина: Эти точечные застройки, от которых пытались уйти, с которыми жители города боролись, были митинги, протестные акции. Теперь, если город принимает такое решение, что эти, извините, два пятачка - это исторический центр, а все остальное — это так, вот руки и будут развязаны! Поэтому у нас появятся неизвестно скольки-этажные здания, которые в интерьер города, в центре, не впишутся, но это никого не будет волновать.

С. Занько: В течение месяца после того, как вышла в газете «Бизнес-новости» интервью господина Красулина, отвечающего за соответствующее направление в городской администрации, мы попытались получить ответ, кто входит в группу, которая описывает исторический центр города. В сообщении нет формулировки «исторический центр», есть «историческое поселение». Что это такое? Мы не смогли получить эту информацию, я не видела, чтобы ходили какие-то комиссии, описывали дома. Я не слышала, чтобы Антон Касанов, активист, историк, который много говорит о домах, сказал бы, что его привлекли к этой деятельности. Ничего не было — прошел месяц. Бац, такое непонятное сообщение, и дальше его должны утвердить в Департаменте культуры. Интересно, как отреагирует областное правительство. Как вы считаете, как оно должно отреагировать? 

М. Копырина: Честно говоря, формулировка очень интересная. Если говорить про историческое поселение, то на мой взгляд, территория должна быть гораздо больше. 

С. Занько: Если мы говорим о Кремле, например, то стены крепостные также находятся на улице Герцена, за улицей Ленина, то есть, это уже ни в какие рамки не вписывается. 

М. Копырина: Исторический центр не попал в то историческое поселение, которое определил город. 

С. Занько: Как вам нравится такая методика оповещения населения в этом вопросе? 

М. Копырина: На мой взгляд, за месяц это вообще нереально сделать, определить все исторические памятники, которые есть в городе, в каком состоянии, какого ремонта требуют и каких вложений. Это нереально сделать за месяц. Даже если бы эта работа плодотворно велась в течение года и итог бы подводился за месяц, было бы сложно. Мое мнение, что работы как таковой не было.

С. Занько: Сейчас мы прервемся на короткую рекламу и вернемся в студию.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа, мы слушаем особое мнение заместителя секретаря ОПКО Марины Копыриной. Мы обсуждали в перерыве то, что городские власти определились с историческим поселением, который, на наш взгляд, оказался маленьким, все это связано с точечной застройкой и вообще с ограничением неподобающей историческому облику города застройки. Марина Николаевна сказала, что надо было вынести на круглый стол в Общественной палате. 

М. Копырина: Да, это мое мнение. Конечно, я обязательно буду разговаривать с Андреем Усенко по этому поводу, потому что вопрос жителей города волнует, неоднократно поднимались обсуждения, и митинги прошли, и на встрече с Бречаловым, секретарем ОПРФ, обещали этот вопрос городские власти решить. На мой взгляд, то, что на сегодняшний день есть — это не решение вопроса. Пока не поздно, пока не утверждено Департаментом, надо этот вопрос еще раз поднять. 

С. Занько: Вообще, этот вопрос надо публично обсудить, пусть придут к вам чиновники городские и областные, общественность и попробуют все вместе поговорить. Не надо бояться криков, просто если не будет обсуждения в Общественной палате, вероятно, оно будет на улицах. 

М. Копырина: Нужно цивилизованно поговорить и решить вопрос. 

С. Занько: Судя по тому, что вы говорите, вы — активный член Общественной палаты, вы теперь новый зам у Андрея Леонидовича Усенко. Нас заинтересовал рейтинг, который опубликовала ОПКО на своей странице, рейтинг активности членов палаты. О нем нам говорил Андрей Леонидович сразу после своего назначения, говорил, что он будет публиковаться. Это рейтинг за сентябрь. Он нас не порадовал, честно говоря, потому что из всех столбиков, их здесь 15-16, мало-мальские значения имеют буквально 4 члена,  у всех остальных стоят нули, притом, что здесь посещение мероприятий, выезды за границы города, много чего, в конце концов, ответы на обращения граждан, ответы на сообщения секретаря Общественной палаты — везде нули, которые говорят, что ничего этого не было. На основании такого рейтинга я могу сделать вывод, что члены Общественной палаты ничего не делают. Объясните нам, пожалуйста.

М. Копырина: Конечно, мне сложно объяснять, потому что это новшество. Мы долго обсуждали, надо ли нам это делать или нет, потому что стремление Андрея Усенко активизировать работу Общественной палаты — его инициатива, давайте будем каким-то образом членом палаты шевелить, чтобы они у нас активно работали. Поэтому у нас появились количественные и качественные критерии. У нас эта оценка идет уже в течение всего года, но официально опубликовать решили с сентября. Этим нулям я тоже была удивлена, потому что посмотрела по тем, с кем я общаюсь, кто, на мой взгляд, активно работает в палате — Ткачев, Плюснин, сам Усенко, Ашихмина, Иванова — у тех, кто реально работает, стоят тоже нули. Я думаю, что здесь немножко есть недоработка наша, потому что мы не всегда даем информацию о том, что мы делаем за пределами Общественной палаты, плюс аппарат еще не учитывает все то, что реально делает член палаты. По себе смотрю: участие в общественных советах и других институтах гражданского общества, совет Ассоциации юристов прошел, не учтена информация, и ряд других работ — у меня еще есть общественный совет при службе приставов, при регпалате, координационный совет при Минюсте — вся эта информация здесь не отражена. 

С. Занько: Вы же сами сообщаете, что эти рейтинги лягут на стол губернатору. Попадает к нему это, и какова его реакция?

М. Копырина: Андрей Леонидович уже разговаривал с губернатором по поводу работы тех членов ОПКО, которые прошли по спискам губернатора. Сегодня открыла и посмотрела, кто у нас в губернаторском списке, а кто избран от общественных объединений. Не обращала никогда внимания на это и не задумывалась, просто работаем и работаем. Я сама в первый созыв была избрана от общественных организаций, во второй по губернаторскому списку, но не думаю, что от того, каким образом меня избрали в палату во мне что-то изменилось как в человеке и в той общественной работе, которой я занимаюсь. 

С. Занько: О чем говорил Андрей Леонидович с Никитой Юрьевичем? 

М. Копырина: Это конфиденциальный разговор, я могу только догадываться, что речь шла о том, насколько активно работают те члены Общественной палаты, которые прошли по списку губернатора. 

С. Занько: Это говорит о том, что Белых все-таки интересуется, как оправдывают его доверие.

М. Копырина: Надо отдать должное Никите Юрьевичу, что если у него есть реальная возможность, он на наших пленарных заседаниях, как правило, присутствует. Мы же не просто его приглашаем, чтобы полюбоваться и поздороваться, а обсудить вопросы, которые реально волнуют жителей города и области.

С. Занько: А что насчет фактической активности членов ОПКО? Вы лично что можете сказать? Вам придется говорить — вы теперь замсекретаря.

М. Копырина: Печально и грустно об этом говорить, я уже неоднократно говорю и повторяюсь. Я считаю, если тебе избрали, назначили, ты дал согласие, то это не просто почетное право говорить «какой я хороший, в Общественную палату вошел». Если дал согласие работать — работай. Мы не просто создали палату, чтобы сказать, что у нас в области появился новый институт гражданского общества. Общественная палата — это некая связка между обществом и правительством. 

С. Занько: Как эта связка работает по факту?

М. Копырина: По факту нас сейчас стали слышать. Андрей Леонидович смог убедить депутатов Заксобрания не принимать закон об Общественной палате Кировской области сразу в двух чтениях, думаю, дает определенный результат.

С. Занько: Хорошо, Андрей Леонидович — молодец, мы его тоже любим, он наш коллега, ведущий программы. Остальные что?

М. Копырина: По инициативе Андрея Леонидовича, поскольку он тормознул процесс, мы создали рабочую группу, поработали над проектом закона в палате. То, что нас особенно волновало в законе — это иные некоммерческие организации. На сегодняшний день не только общественные объединения могут рекомендовать своих членов в палату, но и все некоммерческие организации, которые есть в области.

С. Занько: Вы считаете, что оттуда придут более активные люди?

М. Копырина: Сказать, конечно, сложно, потому что по большому счету поле некоммерческих организаций, из которых выбираются члены ОПКО, одно — что губернатор назначает из этой сферы общественников, что Заксобрание сейчас будет назначать — то же самое все. Люди те же, надо просто из всей массы выбрать тех, кто активен. 

С. Занько: Вы мне так и не сказали, как вы оцениваете реальную активность членов палаты нынешнего созыва?

М. Копырина: Если честно, удовлетворительно. Троечка с натяжкой. Я считаю — раз взялся, то надо делать. Некоторых членов палаты мы даже в лицо забыли, потому что они даже на пленарках не бывают. 

С. Занько: А вы это им говорите, когда их случайно встречаете?

М. Копырина: Есть количественные критерии, первые 4 колонки — это те обязательные мероприятия, которые должны посещать все члены Общественной палаты, за исключением уважительных причин. Я возглавляю комиссию по этике и регламенту, мы приглашаем иногда тех людей, которые совсем неактивны. Чисто по-человечески говорим: «Ребята, ну, согласились, избрались — работайте. Если вы не успеваете, если записались в 3 комиссии и видите, что ни времени, ни физических сил не хватает, так выйдете, у нас не крепостное право». 

С. Занько: Насколько эффективны такие профилактические беседы?

М. Копырина: Есть результаты. Иногда говорят, что они не совсем поняли, что они там еще в этой комиссии присутствуют, хотя все комиссия и рабочие группы — это дело добровольное, если я устно или письменно не заявила, что хочу там работать, меня никто насильно не включит. Записались в начале, когда мы формировали все эти комиссии, рабочие группы, а потом, очевидно, в одну комиссию какую-то ходят, а про другую забыли. Ну, исключитесь оттуда, чтобы рейтинг ваш не портился. 

С. Занько: Раз у нас одно поле общественников, что нужно сделать, чтобы работали они активно и с энтузиазмом?

М. Копырина: Более тщательно отбирать. У губернатора есть право выбора, у Заксобрания и общественных организаций. Последние довыборы в Общественную палату — 7 человек на место. Из этих 7 надо определить того, кто будет реально работать. Думаю, что мы сделали выбор правильно, к нам вошел Григорий Сайфуллин — очень активный молодой человек, умненький, надеюсь, у него энтузиазма хватит. Пока нам нравится его работа в Общественной палате. 

С. Занько: Раз есть конкурс в Общественную палату, то выбор будет сделан правильный и в следующий раз. Я благодарю вас за участие в нашей программе. Напоминаю, что свое особое мнение сегодня высказывала Марина Копырина, заместитель секретаря Общественной палаты Кировской области. Спасибо, Марина Николаевна, что пришли. Меня зовут Светлана Занько, всем до свидания.

М. Копырина: До свидания. 


Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта