Особое мнение Владимира Журавлева от 29.09.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 453 0

"Сильный губернатор может быть там, где есть сильная конструктивная оппозиция. А единственной оппозицией у нас, надо отдать должное, был Сергей Павлинович, который занял мужскую позицию, понимая, что он, может быть, проиграет. И я понимал, что возможно, это не команда победителя. Но иногда нужно занять на корабле противоположную сторону, чтобы корабль не перевернулся..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Сегодня свое особое мнение будет выражать Владимир Журавлев, депутат Кировской городской думы. Здравствуйте, Владимир Вениаминович.

В. Журавлев: Здравствуйте.

С. Занько: Грустное событие — 27 сентября в 5 часов утра из жизни ушел Владимир Нилович Сергеенков, первый губернатор Кировской области. Вы наверняка с ним работали?

В. Журавлев: Нет, к сожалению, не работал с ним. В 1990-е годы был студентом, только начинал свой бизнес. В прошлом году сам Владимир Нилович мне позвонил — в горадминистрации рассматривался вопрос по школам, детским садам, я как раз доклад делал, и он меня очень поддержал, пригласил познакомиться. Мы с ним провели 9 вечеров. Он приглашал меня на чай, мы сидели по 1,5-3 часа, и он рассказывал о людях в области, о делах, которые были сделаны.

С. Занько: Почему он вас пригласил, зачем?

В. Журавлев: Он услышал мое выступление сначала в Думе, затем на вашем радио. Ему мои высказывания были близки, он решил познакомиться поближе. В некоторой степени он даже благословил меня, сказал, что такие политики нужны вятской земле, те люди, которые более социальны. Он оставался коммунистом, хотя не был против малого частного бизнеса, понимал, что он необходим. Почему и развалился Советский Союз — из-за неспособности большой экономики, промышленности удовлетворить спрос в малых вещах. 

С. Занько: Что значит оставался коммунистом?

В. Журавлев: Он сказал, что не сдал свой партбилет, до конца оставался в компартии. Говорил, что его идеалы все происходящие события не поколебали. Рассказал много интересного о посещении Москвы самым богатым японцем. Этот японец 1,5 часа выступал перед Советом Федерации, в котором работал Владимир Нилович до своего губернаторства, и он 1,5 часа пел оды нашему строю, особенно Иосифу Сталину, который за 15 лет провел индустриализацию страны. Он говорил, что «мы, японцы, после войны строили свою экономику, используя этот опыт».

С. Занько: Как Владимиру Ниловичу, коммунисту, не сдавшему партбилет, работалось губернатором?

В. Журавлев: Конечно, было непросто. У нас было знание марксизма-ленинизма, та основа, особенно «Капитал» Маркса в плане экономики. Карл Маркс еще в 19 веке все изложил, что является капитализмом, в чем плюсы, минусы, противоречия. Затем мы в одной стране попытались чисто на госсобственности построить экономику, и тоже не получилось. Я считаю, что золотая середина — в использовании и той, и той собственности. Владимир Нилович тоже говорил, что малая форма частного бизнеса тоже должна присутствовать, особенно в сельском хозяйстве. Нужна маленькие магазинчики, кафе, ателье, потому что государство не может, это такая ручная работа, как в искусстве. Там должен витать дух тех людей, которые владеют этим мастерством. 

С. Занько: Возможно, не очень удобно сейчас об этом спрашивать, но тем не менее, если у вас речь об этом заходила во время беседы с Владимиром Ниловичем, что он считал для Кировской области краеугольным камнем? Какие столпы, на которые нужно опираться?

В. Журавлев: Мы сошлись с ним на том, что последующие губернаторы считали, что лесное хозяйство — №1, а Владимир Нилович считал, что сельское хозяйство. Лес растет как минимум 40 лет, более серьезный — 70 лет, а сельское хозяйство дает плоды каждый год. Сфера сельского хозяйства, мясо, молоко — идеально подходит для наших земель. У нас не будет расти такая пшеницы, как в Ставропольском крае, у нас почва другая. Наша область, особенно ее середина, идеально подходит для мясо-молочного производства. Это востребовано, при правильном развитии это экспортные вещи.

С. Занько: У меня не было возможности в эфире принести соболезнования родным и близким Владимира Ниловича, сейчас есть такая возможность.  Очень сочувствую родственникам. Думаю, что в течение недели еще не раз вспомним первого губернатора нашей области. 

В. Журавлев: Присоединяюсь к вам.

С. Занько: Перейдем к следующим вопросам. В конце октября ОЗС будет утверждать новый состав правительства. Будет ли он действительно новым или ново-старым, думаю, зависит в большей степени от Никиты Юрьевича Белых. Тем не менее, утверждать или не утверждать членов правительства будут депутаты Заксобрания. Как вы считаете, действительно будет это от депутатов зависеть и как они будут решать это, на ваш взгляд?

В. Журавлев: Однозначно, политика — это не мнение одного, а мнение многих людей, это и депутаты, и чиновники, и общественные организации, лидеры партий и так далее. Когда все зависит от одного — это диктатура. Надеюсь, что Никита Юрьевич постарается прислушаться к мнению не своего ближайшего окружения, а немножко расширить диапазон получения информации, назначить того человека, который сможет объединить Заксобрание в едином порыве. Интересы области выше всего, особенно выше личных интересов. Оппозиция, она до определенной степени. Да, мы высказываем разные мнения, но в итоге принимать единое решение. Сегодня в некоторой степени есть определенное единение в Госдуме. Эта внешняя угроза объединила депутатов. Заметили? Зюганов, Миронов, Жириновский, «Единая Россия» поддерживают политику Путина, выступая единым фронтом. Искусство политики состоит в том, чтобы соединить несоединимое. Когда есть интересы области, то решение принимается коллегиально. 

С. Занько: Что это значит? Депутаты ОЗС в первом голосовании примут состав правительства или будут какие-то дискуссии на эту тему? Может быть, вы уже знаете, с кем проводятся переговоры?

В. Журавлев: Давайте попробуем Интернетом попользоваться. Я слышал, что собираются поменять фигуру председателя ОЗС.

С. Занько: Это хорошая тема, еще вернемся к ней. Вы неоднократно сами заявляли о том, что хотели бы работать в правительстве, называли конкретное направление — сельское хозяйство и  промышленность. Сейчас, когда идут консультации, формирование, к вам обращались с предложениями войти в состав правительства?

В. Журавлев: Нет, со мной никто не общался. Я искал встречи с Романом Антоновым, но так и не встретились. Это было еще до выборов. Сейчас он, наверное, уедет отсюда, он не связывает свою дальнейшую деятельность с этим местом, его целью были выборы. Никто от Никиты Юрьевича с предложениями не выходил, даже не пытался вести диалог. Это проблема. Я считаю, что губернатор должен со всеми более-менее заметными депутатами ОЗС и Гордумы встречаться, особенно с теми, кто заточен под интересы области, а не личные.

С. Занько: Это значит, что губернатор не заинтересован, чтобы ваша фигура была в правительстве, или он не заинтересован в принципе в людях, которые в предвыборной кампании стояли на стороне оппонентов?

В. Журавлев: У Никиты Юрьевича, наверное, нет такого большого житейского опыта. Когда есть хозяйская деятельность, человек начинает убирать все личное. Он понимает, что этот человек в своей деятельности профессионал, он сможет работать. Диапазон жизненных взглядов Никиты Юрьевича должен простираться дальше своего круга, дальше здания правительства области и ОЗС. Он должен смотреть, какие люди есть в городе, в районах области. Я уверен, что хорошие, грамотные люди, которых я называю государственники, должны прийти в правительство области, и в администрацию города, и в районы. За последний год резко поменялась политическая атмосфера. Появилась необходимость в таких людях — государственниках, людях, которые общественное ставят выше личного. 

С. Занько: Вы считаете, что Никите Юрьевичу не хватает такой хозяйственной жилки, чтобы он в вас распознал члена правительства?

В. Журавлев: Я думаю, что Никита Юрьевич смотрит на меня как на критика его политики, но ведь критики тоже разные. 

С. Занько: То есть то, что вы выступали в команде Сергея Павлиновича Мамаева, сыграло против вас? 

В. Журавлев: Я критиковал Никиту Юрьевича еще до вступления Сергея Павлиновича, я говорил и говорю, что я присоединился к Сергею Павлиновичу после того, когда «Единой России» не дали выдвинуть своего кандидата. Если бы она выдвинула своего кандидата, я бы проголосовал за него, но, так как она самоустранилась с политической арены... Я не член партии, член фракции, но это их дело. Я понимаю, что сильный губернатор может быть там, где есть сильная, конструктивная оппозиция. Единственной оппозицией был Сергей Павлинович. Он понимал, что, возможно, проиграет, и я понимал, что, возможно, это не команда победителей, но иногда нужно занять на корабле противоположную сторону, чтобы он просто не перевернуться. 

С. Занько: Когда мы с вами встречались в этой студии сразу после выборов, здесь присутствовал также и Кирилл Черкасов, и вы, выходя из студии, говорили о том, что как здорово познакомиться, и «давайте вместе действовать». По-моему, вы обменялись телефонами. У вас были какие-то встречи, совещания? 

В. Журавлев: Нет, с Кириллом Игоревичем не было никаких встреч. Я ставлю своей задачей то, чтобы политический климат в области изменился. Всегда нужна сильная оппозиция. Помните, в Библии сказано: «Благословляйте врагов ваших», ибо враги ваши по определению говорят правду, указывая на ваши слабые места. 

С. Занько: А при каких условиях вы бы перешли в правящую коалицию?

В. Журавлев: Я все-таки уже говори, что я не политик, а хозяйственник, человек дела. Предположим, я бы стал главой Департамента сельского хозяйства..

С. Занько: И тогда вы бы полностью поддержали направление губернатора?

В. Журавлев: Нет, я же понимаю, что я такой игрок командный. Можно в футболе, хоккее высказывать свое мнение на площадке, но когда вышли на поле, мы ведем одну игру, иначе будет как у лебедя, рака и щуки. Это не значит, что я бы не высказывал на рабочих совещаниях. Для меня это очень важно, и не только для того, чтобы показать свою самость. Это хороший вектор, когда человек высказывает свое мнение, если он в нем уверен, пытается нестандартно посмотреть на то, что происходит. Меня нужно многое. Нам нужны в хорошем смысле революционные изменения в политике по развитию промышленности и сельского хозяйства, притом, я понимаю, что я смогу привлечь и в промышленность, и в сельское хозяйство достаточно большие инвестиции. Они сегодня есть, просто нет специалистов, которые бы инициировали эти процессы. Речь идет о миллиардах рублей. У нас есть самое главное — земля, люди, есть потребность на мировом рынке и внутри страны.

С. Занько: Вы упомянули председателя нашего Заксобрания господина Ивонина, он должен быть фигурой, к которой прислушивается максимальное количество депутатов ОЗС. Наверное, вы следили за новостями на прошлой неделе. Произошел странный казус. Спикер ОЗС Михаил Курашин рассказывал здесь, что на заседании большая группа депутатов, в том числе члены «Единой России» будут требовать досрочной отставки господина Ивонина. Мы все могли наблюдать за ходом Заксобрания, Интернет теперь дает такую возможность. Вот мы смотрим и видим, что ничего нет — никакого заявления ни в первой пятиминутке, ни потом. Никто и нигде не говорил об этом. Новость у нас вышла, есть аудиозапись и расшифровка прямо на сайте. Что произошло, можете объяснить? 

В. Журавлев: Я не депутат ОЗС, поэтому мне сложно об этом говорить. Мое личное мнение — я бы инициировал процесс отставки Владимира Васильевича Быкова, думаю, он знает об этом моем намерении. Не потому, что он такой плохой человек, просто я считаю, что политика, которая сейчас проводится, тормозит развитие нашего города. Есть люди с более современным подходом. Это правильный процесс. Как в команде: есть ветераны и есть молодые, наполненные энергией.

С. Занько: Что вам мешает инициировать отставку?

В. Журавлев: Набралось 10-12 депутатов, а нужно примерно 26 голосов, чтобы переизбрать главу города. 

С. Занько: То есть, вы заранее посчитали, что ваша инициатива не пройдет, поэтому пока не выносите это.

В. Журавлев: Да. Владимир Васильевич должен знать, что если будут какие-то промахи... «Единая Россия» в Гордуме тоже неоднозначна. Я знаю дела, которые в партии происходят, в ОЗС. Я бы сказал, что есть одна «белая» сторона, направленная к развитию и служению, а вторя играла не совсем красивую роль на выборах, пытаясь больше финансовые и политические интересы решать. Раскол произошел, и сегодня к власти в «Единой России» пришли светлые силы, почему я и остался во фракции. Я не скрывал своей симпатии к Василию Сураеву, не как к человеку, а прежде всего как к лидеру их политическому хозяйствованию. 

С. Занько: Все же здесь с ОЗС непонятно. Михаил Курашин — опытный депутат, разве может спикер ОЗС прийти в студию «Эха», зная прекрасно, что все услышат, что прямо завтра будет вынесено такое предложение, поддержанное большой группой, в том числе депутатами «Единой России», и он не знал бы, что их недостаточно, чтобы выносить это решение? Почему оно не было озвучено на ОЗС?

В. Журавлев: Думаю, что сыграло то, что за ночь кто-то из депутатов передумал. Неоднократно в ОЗС бывали такие вещи, когда люди за ночь меняли решение. Вспомните референдум в Шотландии: предварительно чаша весов на какие-то доли...

С. Занько: Там были открытые обсуждения, весь мир мог слышать аргументы той и иной стороны. Эту борьбу все каналы показывали. 

В. Журавлев: Может быть, Михаилу Курашину запретили выступать.

С. Занько: Как можно запретить депутату выступать?

В. Журавлев: Очень просто, у них же есть партийная дисциплина. Вы об этом не знали? 

С. Занько: Он это не выражал как свое частное мнение. Может, просто не вовремя это все?

В. Журавлев: В любом случае, я считаю, что ничего плохого нет в том, что в политике есть конкуренция. Может быть, Ивонин «ушки подожмет»  и задумается о своей деятельности, может, вступит в диалог. Молодые политики наступают на пятки, и это дополнительный хороший стимул. Нет ни одной пожизненной должности. Если ты будешь плохо работать, то тебя переизберут. Мы все живые, у каждого человека есть свой ресурс — биологический, энергетический. Что сидеть-то, как было во времена застоя? Не может — иди на пенсию. Я считаю, что главой города, замами должны быть как можно большее количество депутатов. Я за ротацию кадров.

С. Занько: Сколько лет, сколько сроков может находиться на своем посту глава города?

В. Журавлев: Одного срока, 5 лет достаточно. Или человек должен идти дальше — в правительство области, ОЗС, должен быть рост, если его нет, то глаз замыливается. 

С. Занько: Может, человек на своем месте? Когда переизбирали Никиту Юрьевича на второй срок, говорили, что 5 лет — это еще не срок, чтобы реализовать те масштабные проекты, которые задуманы. 

В. Журавлев: Самое главное, за что его критиковали — а где масштабные проекты? Есть вопросы, претензии, ничего не меняется — нет программы в сельском хозяйстве, промышленности, образовании.  Медицинская сфера закончилась, я считаю, крахом. Мы сначала позакрывали больницы, а сейчас начинаем с помпой открывать...

С. Занько: Как же вас в правительство пригласят, если вы за 5 лет работы губернатора не разглядели в его программах ничего того, что стоило бы отметить? Есть проект, который вам нравится?

В. Журавлев: Честно? Нет. 

С. Занько: Нам придется прерваться на рекламу.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Его сегодня выражает Владимир Журавлев, депутат Кировской городской думы. Есть у нас еще несколько любопытных тем, которые бы хотелось с вами разобрать. В частности, одно из последних сообщений последнего заседания ОЗС касается Почты России. Депутаты приняли сообщение правительства о том, чтобы избавить региональное отделение Почты России от налога на имущества, что составит 5 млн рублей выпадающих доходов областных бюджетов. Уже было принято решение освободить Почту от транспортного налога. Все это было сделано для того, чтобы сохранить почтовые пункты в небольших городах и селах, поскольку это единственные пункты и места для общения поселян. Как вам нравятся эти инициативы? На чьей вы стороне? Большинство депутатов ОЗС говорили о том, что это благородное дело, но деньги из нашего же бюджета уходят. 

В. Журавлев: Нам нужен анализ того, что сегодня хорошо и что сегодня плохо. В экономике это пропорция госсобственности и государственного участия. Я считаю, что правильно, что дали такую льготу. Действительно, структура Почты сегодня выполняет социальную функцию, поддерживает жизнь, связь с внешним миром этих деревень. Надо сказать, что мы за погоней за частным рынком развалили экономику. Приватизировались многие предприятия — их взяли и распилили, территорию продали, помещение сдали в аренду, производство остановилось. Некоторые люди обеспечили себя и своих детей, но производства больше не стало. Пример: вы в курсе, что в Германии, это капиталистической стране, только в 2006 голу пошли разговоры о том, чтобы приватизировать немецкую почту. Она до сих пор существует, была 100%-но государственной. 

С. Занько: Вы всегда повторяете, что вы — экономист высокого класса. Поясните мне, простому обывателю: если мы сейчас помогаем Почте России, в то же время готовится законопроект о приватизации госпредприятия... Последний материал в газете «Бизнес-новости»: «Почта России, возможно, скоро прекратит свое существование в том виде, в котором есть сейчас. В настоящее время рассматривается вариант скорого акционирования предприятия». Это может быть государственно-частное партнерство, а может быть вообще частное. Тогда эти наши 5, плюс еще несколько миллионов рублей кому пойдут в карман?

В. Журавлев: Я не знаю, что будет на следующий год, но то, что приняли сейчас — это жизненно необходимо, чтобы спасти эту структуру. Я считаю, что есть упущение со стороны государства — оно не инициировало процессы развития. Я четко понимаю, что почта, имея филиалы почти по всех населенных пунктах, могла бы стать своеобразной сберкассой.

С. Занько: Есть предложение сделать ее многофункциональным центром. Все это понимают,и  правительство, и депутаты, слава богу, будут эти пункты отремонтированы, сохранены. Когда акционируются предприятия, когда пойдут сюда частники, они будут поддерживать эти небольшие почтовые отделения, или посчитают и закроют?

В. Журавлев: На Западе правительство не просто сидит в кустах и ждет, пока предприятие накроется. Оно ищет эффективных инвесторов. Во всем мире на такое крупное предприятие приводятся не одного инвестора, а как минимум трех, оставляя за государством контрольный или блокирующий пакет акций. Действительно, можно было бы сделать из почты многофункциональный центр, там развита структура, собственность есть. Если это строить заново как бизнес, на это уйдут десятилетия, а здесь все есть. Я бы взгляд Сбербанка бы туда определил, им была бы интересна эта структура. Второй момент — возможность сделать российского Али-Бабу, Почта России могла бы стать Интернет-магазином, притом он тоже многофункциональный. Нужно однозначно поддерживать. Власть не должна стоять в стороне, должна участвовать, руководить процессом не для того, чтобы заиметь долю, а выяснить, хороший ли пришел человек? Может, он просто ограбить пришел. Знаете, была идея у правительства отдать на 49 лет землю Китаю, чтобы они выращивали рапс. Через 10 лет у нас просто не будет плодородной земли. Это видимость работы без глубокого анализа, а здесь крайне нужен глубокий анализ. Если в это время произошло банкротство какого-то предприятия, социально важного для инфраструктуры города, то это должно рассматриваться на заседании правительства или города как недостаток, исчезновение хозяйствующего субъекта. 

С. Занько: Вам есть вопрос от моих коллег. Сразу после проведения выборов, 16 сентября Сергей Мамаев заявил, что он будет направлять заявление о привлечении к ответственности главу облизбиркома Ирину Верзилину. «То, что она сделала, тянет, как минимум, на административку. Сейчас наши юристы смотрят материалы на предмет привлечения Верзилиной к ответственности за нарушение законодательства. Если они не найдут признаков уголовной ответственности, то административка ей грозит 100%». Поясните, пожалуйста, как движется процесс? Было ли подано заявление и как оно рассматривается?

В. Журавлев: Я знаю, что заявление на уголовку будет подано. 

С. Занько: В чем заключается нарушение?

В. Журавлев: Сергей Павлинович назначил своего представителя в избирательную комиссию, Антона Долгих, и там была цель совершенно ясная. Антон Долгих при просматривании документов сказал, что в документах кандидатов Жданова и Черкасова есть нарушения. Есть разные нюансы, когда человек подпись ставит сам, а дата ставится тем человеком, который собирает эти подписи. Такой технический момент, но он считается нарушением. Это позволило бы снять одного кандидата, а, может быть, двух. Это был последний день, понедельник, когда, увидев это, мы могли бы это обжаловать в суде. Так или иначе, что было в голове Верзилиной, я не знаю, но в последний день срока подачи появление Антона — может быть, он действительно вел себя эмоционально, но он не называл никого грубыми словами, был просмотр и суд, который длился 8-9 часов, и суд признал, что Верзилина была не права. Мало того, когда я посмотрел, что является предметом отказа, снятие человека — она просто не имела таких полномочий. Сделали звонок в Центральную избирательную комиссию, и четко получили ответ, что она не права. Если бы госпожа Верзилина написала бы заявление по собственному желанию, это бы нас удовлетворило. 

С. Занько: Так заявление подано или нет?

В. Журавлев: До четверга у меня такой информации не было, но намереваются, это да. Чтобы не заводить уголовного дела, если бы она подала заявление об уходе, это бы сняло все вопросы. Нас устроит то, что мы поймали человека на нарушении закона.

С. Занько: А способ, которым вы поймали, вас тоже устраивает? Весь Интернет видел фильм, который снял представитель Сергея Павлиновича. 

В.. Журавлев: Я заметил, что чиновники часто реагируют неправильно. Вопрос о нарушении закона — эмоции в сторону, господа. Я сам человек эмоциональный, Никита Юрьевич тоже, Быков — мы все живые люди. Она допустили ошибку, должна уйти в отставку. Это также вопрос, как по Сергею Павлиновичу, когда его спровоцировали и он разразился гневом в отношении одного из представителей Жданова. Я согласен с тем, что он должен был сдержаться. Мы все когда-то не сдерживались, и он это признает. Там промах совершил Сергей Павлинович, а тут промах совершила Ирина Верзилина.

С. Занько: К сожалению, время нашей программы подходит к концу. Я хочу взять с вас обещание, что вы придете сюда и мы поговорим с вами чисто на городские темы в ближайшую пару недель.

В. Журавлев: Я согласен, всегда с удовольствием общаюсь. Мне нравится позиция журналистов «Эха Москвы», хочу их поблагодарить, несмотря на позицию области, штаба губернатора, зная, что губернатор имеет отношение к вашему радио, но никогда мнения здесь не закрывали, не указывали, что можно говорить, а что нельзя. Спасибо вам за это. Я старался тоже конструктивно критиковать. 

С. Занько: Это было особое мнение Владимира Журавлева, депутата Кировской городской думы. Вела программу Светлана Занько. Всем до свидания.

В. Журавлев: До свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта