Особое мнение Владимира Сизова от 9.09.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 143 0

«Если санкции продлятся хотя бы 5-6 лет, это в какой-то степени, конечно, поможет отечественному сельскому хозяйству. Но санкции-то обозначены только на один год, и может такая ситуация быть: предприниматели вложат деньги в сельское хозяйство, а потом опять вернутся западные производители с более дешёвыми предложениями, и наши окажутся... в пролёте»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: Добрый день. В эфире программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Своим особым мнением сегодня с нами поделиться ректор Вятского социально-экономического института, доктор экономических наук, профессор Владимир Сизов. Владимир Сергеевич, добрый день.

В. Сизов: Добрый день.

В. Сметанин: Перед началом программы поздравил вас с новым учебным годом, сейчас в эфире поздравляю, так как вы имеете наипрямейшее отношение. Как стартовал учебный год в вашем вузе?

В. Сизов: Спасибо за поздравления. Хорошо начали обучение, потихонечку и преподаватели, и студенты входят в процесс. 

В. Сметанин: Сколько в этом году первокурсников?

В. Сизов: Первокурсников чуть-чуть поменьше, чем в прошлом году, более 300 человек.

В. Сметанин: Напоминаю слушателям, что на сайте echokirova.ru есть аудио-, и видеотрансляция эфира. Зайдя на сайт, вы можете узнать, кто будем следующим гостем «Особого мнения» и задать ему вопрос. Анонс был и на эту передачу, и от Екатерины вопрос поступил: «Задумалась о получении второго высшего образования. Первое образование — педагогическое. Что можете подсказать? Что сейчас и в перспективе будет актуально?». 

В. Сизов: Если Екатерина имеет педагогическое образование, наверное, у нее гуманитарный склад ума, и здесь все-таки надо исходить из того, что ближе. Наверное, техническое образование ей не очень близко, хотя она не указала свою специальность. Если обратить внимание на гуманитарные специальности, как ни странно, что бы в течение последних 10 лет нам ни говорили, но статистика показывает, что наиболее популярные специальности — это юриспруденция и менеджмент. Что бы мы могли предложить Екатерине? Возможно, ей была бы интересна такая перспективная, активно пользующаяся спросом специальность, как дефектология. Очень много детей сейчас, к сожалению, с различными отклонениями, не только речевыми. Эта специальность с педагогикой связана. У нас достаточно много абитуриентов поступает на эту специальность. Можно получить специальность психологию и, как я уже говорил, популярные специальности.

В. Сметанин: А как с трудоустройством?

В. Сизов: У нас нет проблем с трудоустройством. Может, 1-2 человек за выпуск обращаются куда-то, но и то, мы говорим студентам, чтобы шли к нам, мы поможем трудоустроиться. Система такая существует. 

В. Сметанин: Огромный блок экономических вопросов, хочется узнать ваше мнение. Начну с того, о чем уже много и долго говорится — это санкции России и западных стран. Хотелось бы остановиться в части продовольствия. Насколько реальны, на ваш взгляд, проблемы с продуктами питания в России и в нашей области в связи с тем, что указом Президента был запрещен ввоз ряда продукции из стран ЕС, США и так далее?

В. Сизов: Сначала надо рассмотреть, какова доля импортного продовольствия в структуре потребления в России вообще. Министр сельского хозяйства говорил весной 2014 года, что у нас примерно 20% — это импорт. Из них примерно треть составляет мясо. По некоторым оценкам, есть цифры, что импорт и 40% составляет. Еще важно, по какой цене она закупается и по какой продается — продается же она гораздо дороже, чем отечественные товары.

В. Сметанин: Мне кажется, что государство сознательно занижает эти данные, чтобы не показывать населению, что мы действительно хорошо сидим на этой «игле».

В. Сизов: Если мы доверяем нашим органам статистики, то можно точно посмотреть. Я говорю о той информации, которой владею. По данным Минсельхоза, это примерно 20%. если мы посмотрим на нашу Кировскую область, надо ведь тоже отдавать отчет в том, что она у нас не самая богатая — 70 место, по-моему, по уровню жизни населения, и понятно, что импортные товары, в том числе и продукты питания, все-таки в первую очередь востребованы в регионах более богатых, как Москва. В регионах с высокими доходами потребляется такой продукции больше. Не думаю, что в Кировской области процент импорта составляет 20%, может быть, 12%, максимум 15%. В первую очередь я бы обратил внимание, что у нас достаточно много фруктов, молочной продукции, а что касается мяса — у нас область, в общем-то, достаточно хорошо обеспечена местной продукцией, в меньше степени выращиваются зерновые культуры, больше развиты мясные. Если у нас и снизится потребление продуктов, то не так много, до 7-8%. Не все продукты питания запрещены к ввозу — есть конкретный список. Далее, запрещен ввоз только из тех стран, которые свои санкции к России применили, и это не весь мир — большинство стран Евросоюза, США, Австралия, Канада. Это отнюдь не все страны, из которых мы импортируем. Та же Турция, например, активно импортирует, и сейчас еще больше будет. Страны Средней Азии готовы поставлять нам свою продукцию, и так далее. Продукты одних стран будут замещаться продуктами других. Я не вижу здесь очень серьезной угрозы, во всяком случае, для Кировской области. Тем регионам, которые привыкли покупать какие-то изыски, придется затянуть пояса. 

В. Сметанин: Что касается роста цен на продукты? Он зафиксирован в нескольких регионах. Например, на Сахалине курятина подорожала на 60-70%. Премьер-министр Медведев заявил, что лично будет отслеживать рост цен. Правительство Кировской области, ФАС тоже за этим следят. 

В. Сизов: Не следует отслеживать, это уж ручное управление. Рост цен на некоторые продукты даже я замечаю — на фрукты, например, на морепродукты. Нельзя сказать, что это связанно именно с тем, что их стало меньше. Есть определенный ажиотаж, подогреваемый СМИ. Те, кто продает продукты питания, пытаются поднять цены, и это не всегда обоснованно. Цены будут расти, но не на 60% - это нереально, не упали поставки продукции настолько, чтобы поднимать так цены. Можно и перейти на какие-то другие продукты питания, обходиться без изысков.

В. Сметанин: Что касается сельского хозяйства и его дальнейшего развития. В связи с дальнейшими мерами будет подниматься наше сельское хозяйство стремительными темпами. Вы верите в эти прогнозы?

В. Сизов: Я смотрю новости, слышал об этом. Вопрос очень неоднозначный, я думаю, что здесь больше пиара, попытки вдохнуть уверенность в население, чем в производителей, потому что те как раз знают, как получать ту же продукцию. Сельхозпродукция имеет циклическую природу — ее нельзя взять и завтра вырастить то, чего вчера еще не было. Требуется довольно большой цикл развития. В наших северных регионах один раз собирают урожай, а не два и не три, как на юге. Если санкции продлятся достаточно долго — пять, шесть лет, то это в какой-то степени поможет сельскому хозяйству, но санкции пока обозначены на один год, и если сейчас сельхозпроизводители вложат деньги, а потом обратно вернутся импортные производители с более дешевыми предложениями, и наши фермеры окажутся «в пролете». Еще раз говорю, что вопрос непростой. Во многом он связан с господдержкой. Если обратимся к статистике: у нас на 1 га пашни государство помогает сельхозпроизводителям примерно на 10 долларов, а в тех же западных странах — в среднем 400 долларов на 1 га пашни. Понятно, что без соответствующей господдержки, и если санкции прекратят свое действие, то нашим сельхозпроизводителям будет трудно выживать.

В. Сметанин: Надо отдать должное правительству — все-таки в РФ существует программа развития сельского хозяйства до 2020 года. Там есть позиция сродни западным странам, когда более дешевые кредиты фермерам будут давать, оказывать более существенную господдержку и так далее. Но это все произойдет не через год. 

В. Сизов: Если санкции будут продолжать действовать, я боюсь, что у правительства не будет возможностей помогать производителям по тем пунктам, которые в программе заложены, потому что санкции сильно влияют в том числе на наполнение бюджета. Поддержка дешевыми кредитами, но кредиты наши банки тоже берут на Западе, а им сейчас запрещено их брать, и откуда они возьмут деньги, чтобы помогать нашим производителям? 

В. Сметанин: Хотелось бы перейти к теме государственного регулирования цен на продукты. Этот законопроект был внесен в Думу фракцией КПРФ. Инициаторы считают, что благодаря введению этих мер сельхозпроизводители будут зарабатывать больше. По  их данным, доля заработка на продуктах питания у крестьян составляет порядка 5-6%. Львиную долю получают продавцы. Плюсы и минусы госрегулирования? Ваша оценка?

В. Сизов: Однозначно отрицательная. Это такая экономическая «бомба», которую коммунисты пытаются в России взорвать. Мы с этим уже сталкивались, в СССР было госрегулирование. Это выстраивание нового госплана, огромного института, который должен все оценивать,  учитывать, планировать, цены назначать. Понимаете, ассортимент продукции исчисляется в миллионах, на один сыр есть сотни наименований, и что, назначать на каждое изменение новые цены? Если бы государство четко держало цены на те же тарифы, от которых во многом зависит цена продукции, налоги бы не меняло, еще как-то можно объяснить. И так не хватает инвестиций в наш промышленность, страну, а после этого они просто прекратятся. Те, у кого есть деньги, не будут инвестировать в проекты, которые будут ограничиваться государством. Жесткая цена всегда ограничивает. Думаю, что этот проект не перспективный. Я уверен, что его депутаты не поддержат. 

В. Сметанин: Все-таки, власть нашей страны в какой-то форме могут подействовать?

В. Сизов: Власть на то и власть, что может указать каким-то образом, не напрямую, так опосредованно повлиять на цены. Это возможно, и в нынешней ситуации даже необходимо, чтобы не было хотя бы спекулятивных цен. Очень трудно сказать, какая цена спекулятивная, а какая рыночная. В нынешней ситуации производитель или владелец товара будет продавать товар по той цене, по которой способны люди покупать, и никто, кстати, дороже покупать не будет. Спекуляция длится не очень долго, потому что как только появляются высокие цены на какие-то товары, так сразу в эту отрасль устремляются деньги, и быстро эта ниша наполняется. Говорить о том, что могут быть какие-то очень высокие цены и спекуляции, следует признать, что это несет в том числе и положительный эффект, потому что эта отрасль начинает привлекать инвестиции. 

В. Сметанин: Еще одна тревога последнего времени — это падение цен на нефть. Для России, как известно, это крайне нежелательно. По официальными данным, порядка 60% российского экспорта составляют углеводороды. В планы российских властей всегда цена побольше закладывается. Сейчас цены приблизилась к отметке порядка 100 долларов за баррель. Мнения специалистов по этому поводу разделились. Кто-то говорит, что пока ничего плохого не происходит, вот если будет еще падение на 10%, то тогда серьезно пострадает российский бюджет. 

В. Сизов: Объем нефтегазовых доходов в составе российского бюджета не такой высокий — чуть менее 9%. Это официальные данные. Остальные доходы складываются из других источников. Допустим, один из самых главных источников — это НДС и таможенные тарифы. 

В. Сметанин: Я имел в виду долю экспорта.

В. Сизов: В доле экспорта — может быть, к сожалению, я не всеми данными наизусть владею, не помню, сколько составляет доля экспорта, хотя мне кажется, что она ниже той, что вы назвали. Что касается наполняемости бюджета, об этом же речь идет. На 2014 год цена установлена для расчета бюджета — 101 доллар за баррель. Это написано в основах бюджетной политики РФ на 2014 год, точные данные. Суть бюджетного права заключается в том, что бюджет рассчитывается исходя из базовой цены — 101 доллар. Если фактическая цена на нефть превышает базовую, то дополнительные доходы отправляются в резервный фонд или могут быть замещены какие-то дефицитные источники. Если же цена падает ниже отметки, то дефицит покрывается как раз из резервного фонда. По моим данным, ситуация такая: на октябрьские фьючерсы на нефть на Лондонской бирже снизилась цена до 99 долларов 99 центов, то есть, цена на 1 цент упала. Это больше психологический барьер. Здесь надо говорить в годовом исчислении, если будет и дальше цена падать... Возможно, но не сильно, потому что пока идет ситуация войны на Украине, военные действия в Сирии, Ираке, цена на нефть вряд ли упадет, она будет удерживаться войнами. Цена падает в основном потому, что Китай, который сейчас является основным, вместе с США, потребителем нефти, потребление перестало расти, стабилизировалось, поэтому стабилизировалась и цена на нефть. Может быть, она еще упадет, но стабилизируется. Если мы возьмем проект бюджета на 2014 год, план же на три года составляется, и когда он верстался в 2012 году, цена на нефть составляла 93 доллара. Конечно, убытки могут быть и значительными. Если цена на баррель нефти сократится в годовом исчислении на 1 доллар, а в течение года она то растет, то падает, то это примерно 2,5-3 млрд долларов бюджет не дополучит. Для России цифра не маленькая, но и не катастрофическая. 

В. Сметанин: Как вы думаете, российские нефтяные компании в этой ситуации не захотят ли поднять цены на бензин?

В. Сизов: Цена на бензин должна исчисляться из стоимости нефти, поэтому, когда цена на нефть падает, цена на бензин тоже должна, по идее, падать. Другой вопрос, что у нас по-разному происходит, и иногда цена почему-то не падает, хотя обязана.

В. Сметанин: Система акцизов и прочее...

В. Сизов: Акцизы устойчивы, они не растут вместе с падением нефти. Если вы обращаете внимание, то иногда цена на бензин все-таки падает, если падает цена на нефть. 

В. Сметанин: Бывает такое. У нас сейчас небольшой перерыв, после чего программа продолжится.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается «Особое мнение», сегодня мы слушаем Владимир Сизова, ректора ВСЭИ. Хочется обратиться к делам областным. Накануне в Вятских Полянах состоялось долгожданное событие: наконец-то открылся промпарк. Сертификаты получили первые 10 бизнесменов. Каким вам видится эффект от появления промпарка для экономики нашей области?

В. Сизов: В стратегической перспективе, в возможностях это очень важный проект, именно в первую очередь для Вятских Полян, потому что, как мы знаем, Вятские Поляны — это моногород, экономика которого держалась долгое время на ситуации в заводе «Молот». Вы знаете, что последние годы там была не лучшая ситуация. Промпарк — это возможность как-то изменить ситуация, перестать зависеть от «Молота». В настоящий момент, конечно, об этом пока говорить рано. Да, 10 предпринимателей получили сертификаты, не все они одинаковы по своему весу. Я бы сказал, что пока очень серьезных проектов пока нет. Когда эти 500 млн рублей, которые были туда вложены, окупятся, трудно спрогнозировать. Если у нас все-таки есть специальные структуры, которые занимаются инвестициями, привлечениями инвестиций в области, мы знаем, что у нас область одна из передовых по динамике привлечения инвестиций. Если туда будут вовлечены какие-то  интересные инвесторы, руководящие крупными проектами, то ситуация может в корне поменяться. Я это оцениваю именно как возможность в перспективе, а не как состоявшийся факт, что все сейчас будет хорошо. 

В. Сметанин: Что может являться залогом успешного развития этих предприятий? 

В. Сизов: Само отношение руководства и района, и области, какая-то поддержка все равно должна быть, на первоначальном этапе любому производству требуется и помощь, и льготы, и особые режимы. Насколько я знаю, все это прописано для инвесторов. Если все это будет исполняться, то инвесторы могут быть спокойны. Самое главное — найти инвесторов, богатых и амбициозных, с большими проектами. К сожалению, на таких инвесторов спрос очень большой, любая область их хочет себе заполучить.

В. Сметанин: Как обстоят дела с кадрами? Кто там будет работать? Мы чуть ранее выяснили, что у нас огромная потребность в юридических специальностях. Как вузам сейчас быть? 

В. Сизов: В Вятских Полянах вузов нет, там только был филиал ВятГУ и Казанского университета, правда, не знаю, как сейчас обстоят дела с этим. Кадры как раз были заточены под «Молот». Если придут инвесторы, будет у них потребность в кадрах.. Я сам работаю в вузе, знаю, что в принципе готовы удовлетворить запросы любого предприятия. Конечно, нам потребуется на это какое-то время, но не очень большое, гораздо меньшее, чем потребуется самому предприятию, чтобы развернуться. Главное, чтобы вовремя этот вопрос поступил.

В. Сметанин: Если все будет идти в положительном ракурсе, сколько времени понадобится, чтобы эффект был заметен?

В. Сизов: Невозможно сказать, это зависит от тех проектов, которые будут там реализовываться. По моим оценкам, они могут быть и ошибочными, те проекты, которые есть сейчас, будут очень долго окупаться, если вообще окупятся. 

В. Сметанин: Хотелось бы вернуться к приезду в наш город министра образования и науки Дмитрия Ливанова. По словам ректора ВятГУ Валентина Пугача, министр дал поручение областному правительству провести анализ профессионального обучения — востребованные специальности, качество обучения, какие специалисты сейчас востребованы, какие будут востребованы в ближайшие 5-10 лет. По словам ректора ВятГУ, такой работы никогда не проводилось. От этого регион много потерял? 

В. Сизов: Да, действительно министр дал такое поручение Никите Белых. Я сам занимаюсь вопросами прогнозирования и понимаю, что точный прогноз сделать сложно. Совпадения с реальной ситуацией никак не добиться. Если бы это было возможно, то тогда бы мы точно знали, сколько завтра будет стоить доллар. По прогнозам, которые записаны в основе этой политики, доллар только к 2016 году должен был вырасти до 34,5 рублей, а мы сейчас видим совершенно другую ситуацию. Никто не мог спрогнозировать, что на Украине разразится война. Если бы знали, по-другому бы себя вели. Неожиданно к нам руки приплыл Крым — многие об этом мечтали, но не все знали. Что касается прогноза по кадрам, на год, максимум на два можно более-менее точно спрогнозировать, но на 5-6 лет невозможно. Придут завтра серьезные инвесторы, построят заводы, предприятия, и если мы не знаем, что это за инвесторы, как мы можем сказать, какие кадры им требуются? Есть базовые специальности — управленческие, инженерные, медицинские, то конкретики, сколько нужно — никто не скажет. Не знаю, кому поручит губернатор исполнять это поручение...

В. Сметанин: Наверняка будет какой-то коллегиальный орган.

В. Сизов: Скорее всего, это будет исполнять либо Департамент образования, либо служба занятости населения. Им не позавидуешь, потому что их прогноз все равно окажется не точным. 

В. Сметанин: Они же могут привлекать специалистов со стороны?

В. Сизов: Они нас и привлекут. Когда Валентин Николаевич говорит о том, что такого прогноза никогда не было, то он не вполне прав. Может быть, министр нам такого поручения никогда не давал, а прогнозы постоянно пишутся, та же служба занятости населения ежегодно посылает нам запросы, в которых просит сделать наш личный прогноз по нашему вузу — какие специальности мы будем выпускать и какие специальности, по нашим прогнозам, будут востребованы. Последние 10-15 лет такие прогнозы составляются. Еще раз говорю, что они не очень точные. Можно на год-два точно спрогнозировать, дальше — нет.

В. Сметанин: Эта сиюминутность, зыбкость ситуации может быть губительна? Когда невозможно сформулировать на долгую перспективу? 

В. Сизов: Вся рыночная экономика не совсем прогнозируемая. Возможно, в этом и заложен успех тех предпринимателей, которые смогли попасть в форватор, угадать, спрогнозировать, а некоторые «гиганты» неожиданно оказались аутсайдерами.

В. Сметанин: У нас остается не так много времени до конца передачи. У меня есть еще один вопрос, связанный с образованием. Русская православная церковь накануне предложила расширить временные рамки преподавания в школах основ религиозных культур и светской этики. Наверное, я тут не совсем прав, там речь идет о преподавании православной культуры, с преподавать ее с 2 по 10 классы.  По словам Патриарха Кирилла, для начала данную систему можно опробовать в качестве эксперимента в отдельных районах, то есть, не применять на всю страну. Как известно, сейчас существующий предмет «основы религиозной культуры» изучается только в 4 или 5 классах.

В. Сизов: Думаю, вы правильно сказали, что речь шла об основах религиозной культуры и светской этики. Основы православия идут уже по выбору самих учащихся и их родителей. Конечно, многие как раз выбирают основы православия. Что касается введения этого курса в программы 2-10 классов, я думаю, что здесь РПЦ как всегда пытается охватить большим влиянием молодежь, но насколько это правильно... Я хоть и сам православный, верующий человек, но ведь известно, что многие революционеры, которые церкви разрушали, были выходцами из семинарий. Это религиозное не воспитание, а обучение, потому что школьный курс предполагает именно образование, а не воспитание. Оно совершенно не свидетельствует о том, что человек будет верующим. Такие курсы, как православие, закон Божий, этика и так далее я бы выносил за рамки школьной программы. У нас есть воскресные школы, школы при храмах и так далее. Те, кто желают, могут обучать своих детей там. Не надо навязывать веру — это крайне опасное заблуждение. Когда человеку что-то навязывают, это вызывает отторжение. Как человек верующий, я скажу, что если Господь решит, что человек должен его узнать, прийти к вере, но сделает так, что человек познает Бога и будет верующим. 

В. Сметанин: По вашему мнению, нужно все оставить так, как есть?

В. Сизов. В данный момент, я бы оставил.

В. Сметанин: Завершается передача «Особое мнение». Я благодарю гостя студии, Владимира Сизова, ректора Вятского социально-экономического института, доктора экономических наук, профессора. Спасибо большое. Меня зовут Владимир Сметанин. До новых встреч.

В. Сизов: До свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта