Азиз Агаев, директор компании "Бизнес-информ":

Видео 14:34, 30 марта 2018 859 0

Особое мнение от 8.09.24

Азиз Агаев:
"Предвыборная компания? Меня это никак не захватывает, эмоционально я никак не вовлечен в это, потому что мне все кажется настолько примитивным и пустым, что я очень тревожусь за будущее Кировской области..."


Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Начинается программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Сегодня свое особое мнение будет выражать Азиз Агаев, директор аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ». Здравствуйте, Азиз Алиевич.

А. Агаев: Здравствуйте. Всем большой привет.

С. Занько: Напоминаю, что на сайте echokirova.ru за день до того, как к нам приходит гость, мы вывешиваем анонс. Вы можете посмотреть, кто придет к нам в студию и написать свои вопросы на сайте. Для вас есть сразу два вопроса от одного автора. Олег пишет: «Какой эффект, на ваш взгляд, дадут промпарки в Кировской области?». Вероятно, это приурочено к сегодняшнему открытию вятскополянского промпарка. А что такое промпарк в Кирове?

А. Агаев: Это место, обеспеченное инфраструктурой, всеми необходимыми ресурсами, в том числе человеческими. Я предполагаю, что это место, где можно легко получать финансовые ресурсы на реализацию своих проектов — так я думаю. Это место, где предприниматели могут получать определенные послабления в налоговой сфере, где есть источники финансов, помогающие им реализовывать свои проекты. Есть общие качества с инкубатором, но для более продвинутых проектов. То есть, создаются особые условия для решения какой-то задачи либо для приоритетных направлений развития. Мы все знаем, что промпарк в Вятских Полянах создавался не для реализации каких-то приоритетных проектов в области, а для того, чтобы снизить напряженность, связанную с проблемами на вятскополянском заводе «Молот». Что будет сейчас? В свете того, что «Молот» может начать получать государственные заказы и финансировать свою деятельность, то возникнет получаем следующую проблему: найдут ли достаточное количество людских ресурсов резиденты этой зоны, и заинтересованы ли будут власти в финансовом обеспечении резидентов этой зоны, и будут ли давать другие послабления, связанные с ресурсообеспечением, налогами — не знаю. Если Олег задает мне вопрос о том, какой эффект будет, то он предполагает, что эффект все равно будет. Не знаю. Вятскополянский промпарк, учитывая, как долго он строился, его концепция сразу была не очень жизнеспособной — сразу просто надо было снять напряженность по этому поводу, и все действия совершались. Возможно, они совершались для того, чтобы отвлечь внимание людей, у которых есть проблемы — вот, смотрите, проблема скоро будет решена, сначала к началу года, потом к лету, затем к сентябрю. Открывается, и мы не знаем, будет ли эффект от проекта. Участник проекта говорит, что будет. Давайте посмотрим.

С. Занько: Когда встает вопрос о том, будет ли эффект и какой будет эффект, прежде всего хочется, чтобы где-то было продекларировано, а зачем нам все это нужно, зачем это нужно региону. Наверное, должны быть какие-то планы, сколько лет, что это даст, какие финансовые потоки потекут в область — вот об этом речь.

А. Агаев: Да, и в том числе приоритетные направления. Мы собираемся с помощью этого промышленного парка развивать вот такие-то направления и достигнуть в итоге таких-то целей. Тот, кто цели не достиг, должен уходить со своего поста, пусть другие будут достигать.

С. Занько: А цели для вас ясны сейчас?

А. Агаев: Для меня не очень. Действия совершались для того, чтобы несколько смягчить удар по людям от того, что вятскополянский завод «Молот» перестал работать. Эти действия совершались с целью облегчения как морального, так и материального, потому что люди, у которых появляется надежда, легче переносят возникшие трудности. Возможно, что промпарк давал людям такую надежду. 

С. Занько: Так или иначе, безработица в Кировской области существует. Правда, она не такая высокая, как в других регионах страны. Может быть, этих людей, которые сейчас ищут работу, имеет смысл привлекать в промпарк? Здесь вопрос инфраструктуры сразу, да?

А. Агаев: Здесь вопрос, и где они жить будут, и как добираться. До конца еще не ясно — ведь когда промпарк строится, нужно сразу понимать, что это за промпарк и какой квалификации люди нужны будут для него. Я не слышал, чтобы кто-то четко говорил, что для этого промпарка нужно такое-то количество таких-то специалистов. Если иметь в виду тех безработных, то официальные лица периодически комментируют, что есть большое количество людей, которые не очень хотят работать, их устраивает статус безработного. В нашей стране не очень принято быть сильно мобильным, чтобы человек с одного места, даже на 200 км, переезжал на работу в другое место. В этом смысле мы более привязаны. 

С. Занько: Давайте задам простой вопрос: верите, что промпарки в Кировской области — это эффективная идея, или пока не верите?

А. Агаев: Пока не верю.

С. Занько: Вторая часть вопроса от Олега: «Что поменяется в качестве гос.управления после выборов? Реальные специалисты попадут в состав правительства?».

А. Агаев: Трудно ответить на этот вопрос. Учитывая, как идет предвыборная кампания — она идет по отношению к избирателям не очень честно. Я бы считал, что человек, который участвует в выборах, должен был сразу рассказать, что он собирается делать в очередной срок, а не говорить о том, что вот, посмотрите, какие у меня заслуги — тем более, что в более, чем в половине случаев его заслуги составляют 0,000...%. Что он будет делать и с кем будет делать? Когда Олег задает этот вопрос, наверное, он хочет узнать, нет ли у меня каких-то секретных данных о том, с кем будут работать кандидаты. У меня таких сведений нет. С этой точки зрения я считаю, что это неправильно. Люди, которые рвутся на эту должность — кто-то рвется остаться, кто-то рвется занять пост — просто обязаны были сразу всем избирателям сказать, что они будут работать с теми-то, теми-то и теми-то людьми в случае победы, потому что это такие-то специалисты, будут такие-то цели выполнять. В этом смысле я хочу сказать, что предвыборная борьба, которая в свое время развернулась между Шаклеиным и Стрельниковым, с этой точки зрения могла бы быть примером для нынешних кандидатов на пост губернатора. Там было отчетливо и предельно ясно, кто придет и что он будет делать. Если все будет, как прежде, то не знаю... Могут себя уважающие люди не войти в эту команду. 

С. Занько: Надо сказать, что предвыборные программы всех, как минимум двух, кандидатов абсолютно ясны, выложены на сайтах, там есть цели, основные мероприятия и показатели, которых хотят добиться. Во второй части вопроса вы совершенно правы. Буквально в течение полугода мы спрашивали практически каждого нашего гостя, кого он видит в новой команде. В частности, также задавали этот вопрос кандидатам, правда, они не особо ходят, но господин Черкасов приходит, и говорит точно также, как и остальные кандидаты, что «когда меня изберут, тогда я сформирую команду». Не признаются люди, кто будет работать.

А. Агаев: Что я по сути хотел сказать, когда рассуждал, что программы должны быть? Дело в том, что эти программы должны быть плодом руки этой команды. Программы должны быть выложены в интерактивных условиях, чтобы мы могли работать с ними, и типа как в «Википедии», по ходу давать свои исправления, уточнения, а автор может соглашаться или не соглашаться, проверять, правильно/неправильно. Если мы работаем для области, это должно так делаться. Почему я говорю, что каждый бы должен назвать тех, с кем он будет работать? Даже если победит один и не победит другой, нужно, чтобы этот человек видел, может, среди тех, кого он предлагал, люди похуже будут, чем люди того, кто проиграл. Он мог бы их в свою команду взять. У нас же нет политических разногласий между кандидатами. Это означает, что все мы думаем о развитии области, но раз мы думаем о развитии, значит, мы вправе принять правильный вариант и выбрать правильных людей для реализации тех или иных направлений. Эти четыре кандидата не способствуют усилению позиции того или иного кандидата, который мог бы легко взять из другой программы идеи, из другой команды людей, есть речь идет о благе области. Если речь идет о благе себя любимого и своей команды — тогда не надо этого делать, надо проводить предвыборную кампанию так, как они сейчас ее проводят. 

С. Занько: Остался короткий промежуток до дня выборов. Вам интересно наблюдать за происходящим? Вам нравится то, что появляется в СМИ, в сетях? 

А. Агаев: Я считаю неправильным все, что делается. Меня это никак не захватывает, эмоционально я в это не вовлечен. Мне все это кажется настолько примитивным и пустым, что я очень тревожусь за будущее Кировской области.

С. Занько: На выборы пойдете?

А. Агаев: Пойду и проголосую. 

С. Занько: Когда вы беседуете со своими знакомыми, как вообще народ настроен? Голосовать, не голосовать? Обсуждают?

А. Агаев: Есть значительное количество людей, которые не знают, что будут выборы, и выборы ли это вообще. Есть люди, которые раньше с большим энтузиазмом спрашивали о выборах, а сейчас как-то так, не очень они вызывают интерес. Я в первый раз встречаюсь с тем, что люди выбирают человека, который будет определять и их судьбу в том числе, и они настолько равнодушно относятся к тому, что происходит. С теми, кто спрашивает, обсуждаю, обмениваемся мнениями, но это не вызывает никакого вдохновения. 

С. Занько: Понятно. Давайте перейдем к такому близкому вроде бы для каждого действу, как ярмарки. В минувшие выходные три дня гуляла ярмарка на Театральной площади. Новость от 4 сентября, в ней была четко высказана позиция по отношению к этим ярмаркам. Начальник управления развития предпринимательства и потребительского рынка городской администрации Александр Седельников сказал, что существует еще один аспект — экономический, почему нужно больше ярмарок проводить, и они должны быть длиннее по количеству дней. «Вы, наверное, знаете об указе Президента, который запрещает ввоз продуктов из разных стран, поэтому мы решили изменить формат...». Предпринимать меры по активизации ярмарочной деятельности поручил врио губернатора Никита Белых. Об этом сообщила начальник Департамента сельского хозяйства и продовольствия Кировской области Татьяна Плехова. Она утверждает также, что на ярмарках на 20-30% продукты дешевле, чем в торговой сети. Вот и первый отклик на то, что увеличилось количество дней — твиттер Валентина Пугача сработал. В пятницу, когда шел учебный процесс в ВятГУ, он сказал: «Не знаю, какой такой праздник проходит у нас на Театральной площади, но это полное безобразие, весь день орут артисты, срывая учебный процесс». Что конкретно можно решить увеличением количества ярмарок? Можем мы таким образом обеспечить продовольственную безопасность страны? 

А. Агаев: Начнем с того, что надо посочувствовать студентам и преподавателям. Я в свое время преподавал в этом университете, и это действительно проблема, когда ты работаешь, а на площади какое-то действо происходит. Трудно удержать внимание студентов, потому что любая, неосторожно громко сказанная фраза вызывает совершенно не ту реакцию, на которую преподаватель рассчитывает во время занятия. Что касается того, будут ли решать ярмарки проблему продовольственной безопасности — я думаю, нет, это скорее способ некоего воздействия на сознание людей: «посмотрите, что у нас есть». Вопрос увеличения производства продукции ярмарки решают очень отдаленным способом. Есть два аспекта. Первый — чисто бюрократический. У чиновников в планах есть проведение ярмарок, и они их проводят, свой план выполняют. С другой стороны, ведь на ярмарке было достаточное количество людей — подходят, интересуются, покупают. Весело, наверное, им было. Я не присутствовал сам, но, наверное, это небольшой праздник для людей. С этой точки зрения я приветствую любые праздники. Другой вопрос, я не устану повторять это по поводу любого действия, мероприятия — время и место, время и место. 

С. Занько: Вы считаете, в нашем городе достаточно мест, оборудованных под ярмарки? Вы говорите, что достаточно приходит людей. Вы сами на ярмарках бываете?

А. Агаев: Очень редко. Все вопросы с тем, что делается на ярмарках, я решаю в других местах. Например, мёд я покупаю непосредственно у человека, который сам держит пчел. В меня проблем ни с ценой, ни с качеством не бывает. 

С. Занько: Ярмарок достаточно в нашем городе?

А. Агаев: Думаю, что достаточно. Места тоже есть. Думаю, что в пятницу нельзя было проводить ярмарку, потому что это действительно мешало людям заниматься. 

С. Занько: Вижу, что вопрос ярмарок вас не очень сильно волнует. Я бы вот о чем хотела поговорить насчет празднований. День Москвы праздновало 1,5 млн человек в минувшие выходные. Уже первые сведения поступили о том, что на эти московские гулянья потрачено 220 млн рублей. Было задействовано около тысячи площадок, концерты на улицах города, празднования, запекали быка-матрешку. Помните, да? Бык начинен ягнятами, ягнята начинены утками, утки начинены яйцами, яйца начинены утиной печенью. Когда я читала эту программу и наблюдала о том, что там происходило, я подумала, что вроде бы как здорово, люди веселятся, с другой стороны, какой-то разрыв произошел... Эти быки-матрешки, суммы в 220 млн. Я после этого съездила за грибами за 50 км от Кирова, там в магазине есть водка, колбаса и пряники еще. У меня какой-то разрыв. Давайте я такой провокационный вопрос задам: нормально вообще, что в такой ситуации такие деньги тратятся ежегодно на день города, пусть даже такого замечательного, как Москва?

А. Агаев: Вот мы из Кирова смотрим на Москву. Мы не можем сравнивать. Право мы имеем, но зачем сравнивать несравнимые вещи? 220 млн для Москвы — это копейки, для бюджета столицы это смешная сумма. 220 млн для бюджета Кировской области — это существенная сумма. Что означали бы для нас эти 220 млн, если перевести на Киров? 2 млн на праздник, поэтому это вопрос различий между Кировом и Москвой. Одна Россия, но совершенно несравнимые вещи. 

С. Занько: Но это все еще Россия, или что-то уже другое?

А. Агаев: Сытый голодного не разумеет. Это разные уровни жизни.

С. Занько: Мы сейчас прервемся на короткую рекламу, после чего я еще по этой теме вас поспрашиваю. Напоминаю, что выслушаете особое мнение Азиза Агаева.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Напоминаю, что сегодня свое особое мнение выражает Азиз Агаев. Мы все про быка-матрешку не могли успокоиться. Наш звукорежиссер посмотрел, сколько стоила порция — 200 рублей, не так дорого, правда, очередь получасовая. У нас тут тоже около получаса за шашлыками стоят, когда ярмарки проводятся. Не только я, постоянно Владимир Владимирович Путин получает «кивки головой» о том, что вот как у вас в Москве гуляют, не пора ли уже как-то поделиться. Наверное, вы читали или слышали сообщение, что Владимир Путин не исключает переноса гос.учреждений в Сибирь, жители которой собирались провести марш за федерализацию. Вы считаете, это правильно, логично, чтобы часть госучреждения переехала бы в другую часть страны, и туда бы, может, потекли бы потоки денег? 

А. Агаев: Опять устраиваются какие-то кампании... Я пока не видел каких-либо данных об обоснованности. Если это все для красного словца — в Екатеринбург переведем суды, а в итоге взяли и перевели их в Санкт-Петербург. И что, в Санкт-Петербурге место много было? Лучше бы Екатеринбург. Это ведь мое мнение, а с точки зрения обоснованности. Владимиру Владимировичу, может быть, лучше в Санкт-Петербурге, но он же Россию любит, думаю, что Екатеринбург тоже. Можно в один год в Сибири сделать столицу, и тогда уже в Госдуму, в Совет Федерации не выбирать, а, например, местное Заксобрание было бы Госдумой, и так каждый субъект федерации по очереди, глядишь, и за 80 лет все Заксобрания порулили бы страной. Может, интересно это будет. Так получится равномерное развитие всей России, потому что денежные потоки будут 5 лет в одном субъекте, 5 лет в другом. Если бы в Кировской области поселились все федеральные органы власти, представьте, какие бы дороги были, какая газификация, какой аэропорт был бы у нас! Всего пять лет. Человек без мечты....

С. Занько: А имеет смысл о таком вообще мечтать? Или надо все-таки жить реалиями? На дорогах ямы, развязка не построена... 

А. Агаев: Мы и так каждый день в реалиях живем. В нашем деревне в Оричевском районе, где 1000 людей должны скоро голосовать, вроде как и торги провели, и деньги есть, но сентябрь проходит, а ремонта нет — что, я ноябре будут ремонт делать? В ноябре отремонтируют, в декабре пойдет снег, весной все повылетает. 

С. Занько: Что касается федерализации, заявление Владимира Владимировича последовало после того, как 17 августа в Новосибирске должен был пройти и не состоялся марш за федерализацию Сибири под лозунгом «Хватит кормить Москву!». Надо сказать, что по всему миру подобные марши проходят, это совершенно никакой не секрет. В Каталонии практически одновременно с нашими выборами пройдет голосование за отделение от Испании, в Шотландии референдум должен пройти — там, кстати, опросы впервые показали преимущество сторонников независимости. Такое ощущение, что намечается некая серьезная тенденция. Как вы думаете, это просто дань традициям, или действительно настал исторический момент, когда это все объединение, различные союзы потеряли доверие у населения, и народ хочет уединиться на своей территории?

А. Агаев: В управлении существует такой объективный закон: чем выше находится власть по уровню, тем меньше она понимает, что происходит внизу. Я думаю, что это последствия именно таких тенденций. Если сегодня Евросоюз управляет какой-нибудь провинцией Шотландии, вряд ли евродепутаты имеют представление, что там происходит. Думаю, что это именно с этим связано — власти, которые берут определенные функции, централизуют власть, плохо учитывают проблемы и потребности местного населения. Я считал, что именно эти претензии вменяются в вину и ставятся основной причиной. Вот мы отделимся, и нам будет лучше. Почему? И начинают приводить достаточно объективные причины. Как я к этому отношусь? Один парад суверенитетов в нашей стране я переживал, поэтому я думаю, что есть масса других способов учесть интересы местного населения, просто властям нужно их использовать. Я плохо отношусь к параду суверенитетов, хотя, кто его знает, может, Шотландия отделится и им действительно будет жить проще. Не уверен, думаю, что первые 5 лет им будем не так просто. Они же могут посмотреть на Ирландию, Исландию и так далее — достаточно отдельные островные государства. Наверное, у шотландцев тоже будут проблемы. Люди могут за идею пережить все. 

С. Занько: Все-таки эта тенденция назрела, или это всего лишь дань традициям?

А. Агаев: Думаю, что созрела, потому что каталонцы уже много лет этот вопрос ставят, и шотландцы тоже. Просто созрели определенные условия. Это может послужить катализатором, но не таким сильным.

С. Занько: Как вы считаете, у нас в стране такие настроения возможны?

А. Агаев: В ближайшее время — нет, мы совсем недавно их пережили, буквально 10-15 лет назад.

С. Занько: И вы против них. Мы успеваем еще одну тему разобрать. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл сейчас очень много ездить по стране, часто встречается с работниками образовательной сферы. Я хочу привести вам одну его цитату: «По всей этой работе по воспитанию детей и молодежи очень большую роль призвана играть Русская православная церковь, которая является носительницей национального самосознания, обладает исторической мудростью, способна передать детям то, что, может быть, не всегда может передать светская школа». Он также отмечает, что школа не должна отказываться от того, чтобы быть местом воспитания детей, а не только передачей им знаний. Патриарх неоднократно говорит о том, что именно церковь как оплот русскости, самости должна принимать активное участие в воспитании детей именно в школе. Как вы к этому относитесь?

А. Агаев: Для меня воспитание — это процесс, в котором должны использоваться все сферы общественного сознания. Религия для меня — это одна из таких сфер. Я не против того, чтобы дети знали, что такое религия, чтобы они сознательно выбирали, какую религию они хотят исповедовать, чтобы они знали о ценностях, которые проповедует религии. Я против того, чтобы строилось воспитание детей на какой-либо одной религии. Я хочу, чтобы детей воспитывали учителя своим примером, герои, деятели культуры, я хочу, чтобы дети всестороннее развивались, чтобы им были доступны достижения науки, чтобы у них в мозгу было достаточное количество знаний, особенно чтобы они знали все методы добычи знаний, чтобы они не принимали на веру ни одно из доказательств, о которых им говорят по телевизору или кто-то еще, чтобы они могли анализировать и так далее. Религия может просто воспитывать все такие качества — смелость,  заботливость, готовность жертвовать собой, бояться, но в то же время идти вперед и так далее. У меня есть по этому поводу сомнения, что все аспекты развития человеческой личности религия может охватить.

С. Занько: Вы считаете, в школе все-таки есть место религии или ее там не должно быть?

А. Агаев: Просто рассказывать о том, что такое религия, какая из них что проповедует, какие слова есть в Писании — да, это дети должны знать. 

С. Занько: А внедряться в воспитательный процесс?

А. Агаев: Для этого есть учитель, воспитатель, хотя на законодательном уровне сделано все, чтобы отстранить учителя от воспитательного процесса, сделать только обучающим, но я думаю, что есть человек, который отвечал и должен отвечать за воспитательный процесс в школе. Дома за воспитание отвечают родители. 

С. Занько: Спасибо большое. Это было особое мнение директора аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ» Азиза Агаева. Азиз Алиевич, спасибо, что приходите к нам. Меня зовут Светлана Занько. Всем всего хорошего. 

А. Агаев: До свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта