Михаил Курашин, вице-спикер ОЗС

Видео 14:34, 30 марта 2018 356 0

Особое мнение от 2.09.14:

Михаил Курашин:
"Выскажу свою точку зрения. Идейным оппонентом Никите Белых является только одно лицо. Это господин Мамаев. Кирилл Черкасов выдвинулся больше потому, что это некая политика партии. Жданов выдвинулся потому, что он решил: было бы неплохо ему вернуться в политическое поле. Если брать Жданова и Черкасова, для них это игра без веры в победу..."


Печатная версия передачи:

Ю. Афанасьева: 13:06 в Кирове. На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. В гостях сегодня Михаил Курашин, вице-спикер Законодательного собрания Кировской области. Михаил, добрый день.

М. Курашин: Добрый день.

Ю. Афанасьева: В начале я напомню, где нас можно увидеть и услышать. Во-первых, сайт echokirova.ru вам в помощь, там есть ссылка на онлайн видео-, и аудиотрансляцию. Можно писать вопросы в твиттер vyzvon43 или мне в твиттер. Сначала я озвучу вопрос, который пришел к нам на сайт от Сергея. «По нашумевшему закону об уполномоченном по защите прав предпринимателей новый омбудсмен уже должен быть известен. Почему тишины? Политическая конъюнктура?».

М. Курашин: Я могу сказать, что законом процедура продлена. Она предусматривает ситуация, что после слушаний, обсуждений кандидатур начинается процедура, когда губернатор должен озвучить свою кандидатуру, она отправляется на согласование в Москву, потом возвращается в Заксобрание. Ответить, почему еще не появилась эта кандидатура, я не могу, потому что не являюсь эпицентром данного процесса, я могу лишь просто участвовать в наблюдении. Те, кто внимательно следит за процессом выбора омбудсмена, знают, что во время общественных обсуждений предпринимательские организации обратились с просьбой к главе региона, чтобы процедуру перенести на более поздний период по ряду причин, даже один из кандидатов озвучивал позицию, что в этих условиях никаких назначений быть не может. Я могу лишь предположить, что глава региона услышал позицию общественных объединений, и процесс выдвижения им кандидатуры для последующих согласований будет немного отсрочен в связи с процессами, которые идут — выборы губернатора, организационными процессами, которые произойдут после выборов. Я думаю, что этот процесс будет продолжен.

Ю. Афанасьева: То есть, основная причина в том, что выборы губернатора на носу?

М. Курашин: Нет, основная причина, что предпринимательское сообщество обратилось ко главе региона с просьбой не принимать решения тогда, а установить более длительный срок рассмотрения кандидатур.

Ю. Афанасьева: А вы, как сторонний наблюдатель, как считаете, с чем это в первую очередь связано, с тем, что какую-то дополнительную кандидатуру предприниматели хотят внести?

М. Курашин: Я могу лишь высказать мнение отдельных предпринимателей, с которыми разговаривал, о том, что они не увидели среди тех кандидатов, которые были представлены, ни одного, кто мог бы действительно выйти в омбудсмены, защищать предпринимательское сообщество при взаимодействии с властью.

Ю. Афанасьева: При этом, как я понимаю, назначение бизнес-омбудсмена — это в большей степени компетенция губернатора. С предпринимателями он будет советоваться, но принимать решение будет сам. Верно?

М. Курашин: Нет, если мы говорим по закону, то губернатор выбирает одного из кандидатов, которых предлагает ему предпринимательское сообщество. Если оно вышло с просьбой сейчас не принимать решения, то они никого не выдвигает. Это предусмотрено нормой закона.

Ю. Афанасьева: Понятно. Думаю, мы ответили на вопрос Сергея. Перейду к своим вопросам. Знаю, Михаил, что вы только что вернулись из отпуска, и без загара. Расскажите, где были?

М. Курашин: В этом году я с превеликим удовольствием посетил соседние регионы России, впечатлен всем увиденным. Есть возможность сравнивать то, что происходит у нас с тем, что видишь там. Взгляд туриста или человека, который проездом — это не взгляд человека, который постоянно проживает на определенной территории, наверняка те, кто проезжают через Киров, они видят в большей мере позитивные вещи, а мы, здесь живущие, видим не только позитив, но и негатив. Те вещи, которые увидел я, на мой взгляд, характеризуют в целом подход к тем или иным вопросам — трудоустройства, комфортности жизни людей, вопросам развития туристической привлекательности и так далее. Мне удалось посмотреть разные города, и достаточно крупные, такие, как Екатеринбург, Казань, так и города, примерно схожие с нашим — Иваново, Кунгур, также Марий Эл, наши соседи, которые за последнее время сделали достаточно серьезный прорыв с точки зрения внешней привлекательности.

Ю. Афанасьева: Вы по следам вашего путешествия написали блог, где описывали Йошкар-Олу. В частности, что у этого города есть свое лицо, что он привлекательный для туристов. Вас, как туриста, что больше привлекло — разноцветные домики на набережной, дорога, благоустройства?

М. Курашин: На самом деле, именно лицо, которое является показателем отношения и власти, и населения к своему городу. До недавнего времени мы могли себе прощать неблагоустроенность тем, что нам говорили — вот сейчас это сделаем, это хорошо, а потом все испортят, испоганят. Пример Йошкар-Олы, Казани, других городов говорит о том, что там не боятся делать красиво и не пугают тем, что эта красота может быть разрушена. Лет 5-6 назад я побывал в Саранске — это город, который становился на протяжении длительного времени самым красивым городом России. Еще тогда меня поражало — бог с ними, с прибранными улицами, висящие вазоны с цветами, скамейки, рядом с которыми не одна, а две урны, бесплатные чистые биотуалеты. Все это еще тогда меня сильно поразило. Оказывается, дело не в страшилках, что все это может разрушаться, а в том, что к этому народ постепенно привыкает и это становится нормой жизни. В той же Йошкар-Оле, если выйти из центральной части, то перед глазами предстанет не такая радужная картина. Есть проблемы с благоустройством, с внешним видом, с устройством домов. И власть, и общество сосредоточились на том, чтобы сформировать этот центр, и деньги, которые поступали из федерального центра, из местного бюджета — все было брошено в центр. Тот, кто был в Йошкар-Оле, подтвердит, что этот проект очень дорогой. Значит, власть и общество понимают значимость данного вложения. Наверное, это и есть лицо города. Мы понимаем, что нельзя охватить все, нельзя решить проблему всех, но осознаем, что город необходимо, условно говоря, разукрасить. Эти краски, которые появились в Йошкар-Оле, действительно город изменили, многие, и я в том числе, подтверждают, что они изменили город до неузнаваемости. 

Ю. Афанасьева: Насчет «разукрасить», если применительно к Кирову говорить, то сайт «Эха Москвы» сообщает, что дом на Комсомольской уже разукрасили под дымку. Скажите, может ли это быть лицом нашего города, как вы считаете?

М. Курашин: В данном случае, я уже не раз высказывался на эту тему. Раскрашенный объект — это необязательно что-то нарисовано, это и просто красивый, чистый. Есть понятие восприятия целостной картинки. Когда раскрасили дома на Комсомольской площади — наверное, это хорошо, но для того, чтобы сказать, что после этого наш город изменился, стал более красивым — это неправда. 

Ю. Афанасьева: Что нужно, чтобы у города появилось лицо?

М. Курашин: Я считаю, что нужно некое цельное понимание того, что в нашем городе является привлекательным, цельным, во что нужно сейчас вложить деньги с точки зрения сохранения, приумножения привлекательности.

Ю. Афанасьева: По вашему мнению, что это?

М. Курашин: Я бы пошел по пути исторического центра, парковых зон и памятных зон. На самом деле, у  нас старых памятников достаточно много, но в основной своей массе они забыты, о них вспоминают крайне редко, во-вторых, они не обустроены, в-третьих, они не вписаны в культурно-туристический пласт, который есть в нашем городе. Мало кто знает, что одна из интересных экскурсий, которые предлагают турагентства по Кирову, это  промышленность города Кирова, кировчане в годы Великой отечественной войны. Это достаточно интересная и территориально широкая экскурсия, затрагивающая почти все части города. Она находит отражение и в памятниках, и в предприятиях, и в названиях улиц и так далее. Это то, что может формировать лицо. Если говорить, с чего начинать, я бы начал, уже лет 15-20 разговоры идут — это программа, связанная с нашим центром, с Театральной площадью. То, что сейчас есть на Театральной площади, как мне кажется, никакого отношения к благоустроенности, к привлекательности не имеет.

Ю. Афанасьева: Что конкретно нужно поменять?

М. Курашин: Здесь я могу выступать лишь одним из тех, кто может идеи подбрасывать. Я знаю, что есть много и специалистов, и общественников, которые готовы обсуждать этот вопрос. 

Ю. Афанасьева: Памятник Ленину вы бы оставили на площади?

М. Курашин: Да. Памятник Ленину — это один из символов, который характеризует площадь, без него сложно ее представить. Он должен остаться. Может, в рамках разработки концепта Театральной площади, будут другие варианты, и они будут не менее привлекательны. В моем понимании, памятник должен стоять. 

Ю. Афанасьева: Что должно появиться? Там должны быть какие-то зоны отдыха? 

М. Курашин: Я сейчас начну высказывать свои фантазии, но в силу того, что я не являюсь ни дизайнером, ни архитектором, то попаду в ситуацию, когда любой относительно компетентный человек скажет, что я ничего не понимаю в этом. Да, я мало что понимаю, но я бы хотел видеть большое количество цветов, неких точек, рядом с которыми мне хотелось бы сфотографироваться, хотел бы увидеть качественные детские и спортивные зоны отдыха, качественную площадку, на которой постоянно в течение дня происходят театрализованные творческие выступления. Я бы хотел видеть качественную торговлю в течение дня, те продукты, которые связаны с нашим культурным наследием, связанные с качественным детским питанием. Идей может быть много, правильнее было бы собрать группу людей, которые заинтересованы в том, чтобы площадь преобразить, специалистов, собрать идеи и попробовать новую концепцию предложить. 

Ю. Афанасьева: Хорошо, вы имеете право на особое мнение, и я думаю, что компетентные люди это понимают и не будут потом над вами смеяться.

М. Курашин: Я боюсь не столько того, чтобы смеялись. О вопросе, требующем компетенции, должны рассуждать компетентные люди. Некоторые мои знакомые часами мне говорят о том, как они видят благоустройство всей нашей центральной части, начиная от Театральной площади до набережной, все минусы, плюсы, нюансы. Это интересно, это могло бы при воплощении изменить наш центр и отношение к нашему городу. Пока мы восхваляем красивую набережную, но, на самом деле, она тоже достаточно пуста. Кроме как пройтись туда и обратно, больше интереса она не вызывает. 

Ю. Афанасьева: Если сравнивать с набережной Круазетт, то наша набережная абсолютно не проигрывает.

М. Курашин: Не вопрос, но это не значит, что надо останавливаться, давайте пойдем дальше. Съездите в Йошкар-Олу и посмотрите, какая набережная там. Эта другая ситуация. Посмотрите набережную в Казани — тоже другая ситуация. 

Ю. Афанасьева: Куда расти нашему городу есть всегда. Я хотела с вами о вашем отпуске в другом разрезе поговорить. Почему вы по России поехали, почему не за границу?

М. Курашин: У меня появилась возможность попробовать автотуризм, и в этой связи возникла идея о том, что давайте попробуем здесь поездить. Честно могу сказать, в моем понимании, есть два вида отдыха — активный и пассивный. В прошлом году я попробовал пассивный, съездили в Турцию, и до сих пор придерживаюсь мнения, что те, кто побывал за границей, вряд ли теперь захотят отдыхать в России. Автотуризм — активный. Я перечислил те города, который находятся за пределами области, а помимо всего прочего внутри области мы тоже поездили немало. Совместили приятное с полезным, и машину обкатали, и посмотрели Россию. Планов много, есть желание и подальше не восток съездить.

Ю. Афанасьева: К чему я вела, когда спрашивала, почему вы не за границей решили отдыхать — кировские туристы уже начали страдать из-за приостановки деятельности крупных туроператоров, таких, как «Лабиринт», «Нева». Директор одного из кировских турагентст сказала, что люди боятся ехать отдыхать за границу, потому что считают, что это чревато проблемами. Вроде россиянам на государственном уровне никто не запрещает ездить за границу, у нас пока еще не закрыли ее, но с другой стороны, люди понимают, и у меня много таких знакомых —  «не поеду за границу, как бы чего не вышло, поеду в Сочи». Как вы считаете, сильно из-за этого снизится поток наших туристов именно за границу?

М. Курашин: В этом году действует неприятный момент государственной политики по поводу отбивания желания отдыхать за рубежом. Могу предположить, что это из-за того, что у нас кроме Сочи необходимо тратить средства и на Крым. Грамотная экономика предполагает, что не только бюджетные средства должны быть потрачены, но в том числе и средства отдыхающих. На мой взгляд, на этом фоне не совсем корректно то, что началось в отношении туристических фирм. Да, есть фирмы, у которых есть проблемы с законом, но эти проблемы возникли не вчера. Копнуть любую отрасль, сферу, при желании можно копнуть сельское хозяйство и начать громить сельхозпредприятия, можно копнуть в нефтедобычу и громить «Газпром». То есть, грехи есть.

Ю. Афанасьева: Подождите, у крупных туроператоров проблемы не потому, что у них нелады с законом, а потому, что они выкупили места в чартер, в гостиницы иностранные, а российские туристы туда не едут. Он потратил деньги, и они не «отбиваются». 

М. Курашин: Думаю, тот процент российских туристов, который туда ездил, он туда и уехал бы, и как показывает ситуация с этими фирмами, людей, которых пришлось вытаскивать из-за границы немало. Если речь идет о тех, кому запретили выезд — военнослужащие, полиция и так далее, то это небольшая доля. На мой взгляд, поток отдыхающих за границей не уменьшился, проблема в том, что в свете политических событий возникли финансовые проблемы у этих фирм. Возможность преждевременного бронирования, покупки чартеров и так далее требует финансовых вложений. Для этого фирмы берут кредиты, сейчас кредитная политика из-за санкций изменилась, и в результате получилась ситуация, что эти фирмы не могут брать кредиты, потому что они короткие. Момент спорный, нужно более глубоко в это дело внедряться. Если наша страна в течение года закончит эту санкционную перепалку и мы вернемся к нормальному развитию, то на следующий год количество желающих отдохнуть за границей будет не меньше, чем в прошлом году.

Ю. Афанасьева: Если взять небольшое турагентство в городе Кирове, которое понимает, что отправлять туристов за границу чревато, раз оператор может заявить о приостановлении деятельности и у турагентства будут проблемы, что ему делать? Переориентироваться на Крым и Сочи? Или вообще свернуть деятельность?

М. Курашин: Мы же понимаем, что бизнес развивается там, где есть спрос. Спрос на отдых за границей не пострадал, спрос есть, и он немалый. 

Ю. Афанасьева: Если я соберусь за границу, я не пойду в турагентство. Я пойду на сайт авиакомпании, желательно не российской, куплю себе билеты и сама забронирую гостиницу.

М. Курашин: Если турфирма, услугами которой вы раньше пользовались, переориентируется на Крым и Сочи, она также не получит вас в качестве клиента, потому что вы уйдете напрямую работать либо с отелем, либо с заграничной турфирмой, либо с авиакомпанией. В данном случае бизнес становится более рискованным для этих мелких турфирм. Да, им нужно будет рисковать.

Ю. Афанасьева: То есть, это просто такие риски ведения бизнеса в России. Смотрит, из-за санкций уже столько отраслей экономики пострадало — и турбизнес, и те фирмы, которые занимались бизнесом продуктов из Европы, это и мы с вами, потому что не можем покупать продукты, которые хотим. Не слишком ли это дорогая цена за Крым?

М. Курашин: Как чиновник, я должен сказать о том, что нет, государственная политика сейчас ведет к тому, что у нас открываются возможности для развития собственных секторов экономики, ориентированных на импортозамещение. Отчасти я с этим соглашусь. Но нужно понимать, что ничего не происходит вдруг. Когда мы говорим о том, что сейчас запрет на ввоз европейской продукции подтолкнем сельское хозяйство, надо понимать, что результат мы можем получить не завтра, а через несколько лет в лучшем случае. Как мы будем жить эти несколько лет, вот это вопрос.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю на этом прерваться. Сейчас мы уходим на рекламу и скоро вернемся.

Реклама.

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию. Меня по-прежнему зовут Юлия Афанасьева, и напротив меня все также сидит вице-спикер ОЗС Михаил Курашин. Видимо, во второй части мы все-таки поговорим про политику. Мы обсуждали во время перерыва, о чем же будем разговаривать, и остановились на этом. Михаил, следили ли вы в отпуске за предвыборной гонкой в Кирове?

М. Курашин: Давайте так, я скажу достаточно аккуратно, что я просматривал сайты, порталы на предмет той информации, которая есть, в том числе связанную с выборами. Является ли это слежением за выборами — наверное, не совсем, это просто получение информации. Скажем так, наблюдения о том, какие события происходят в избирательной компании — такой мониторинг я вел.

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, вообще предвыборная гонка в Кирове есть?

М. Курашин: Я могу предположить, что по итогам, если ничего не случится, эту компанию можно прозвать самой тихой и скучной.

Ю. Афанасьева: Олег Прохоренко написал, что «что-то чавкает в болотце».

М. Курашин: Тут даже я бы насчет чавкания я бы усомнился. Такой тишины, спокойствия и отсутствия ярких всплесков я не припомню с 1996 года. 

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, почему кандидаты так не активны?

М. Курашин: Если мы возьмем оппонентов врио губернатора, то я бы сказал, что они реально оценивают ситуацию и понимают, что шансов у них нет. Единственное, о чем сейчас идут разговоры, мысли, фантазии, что каким-то чудом может возникнуть ситуация второго тура, хотя я в это не верю.

Ю. Афанасьева: Все остальные кандидаты и распаляться не хотят, и деньги тратить, и силы? А зачем тогда заявились? Вот у нас есть технический кандидат, как говорят некоторые эксперты, пожалуйста, а остальные зачем заявились?

М. Курашин: Мне кажется, зря вы обижаете товарища Жданова. 

Ю. Афанасьева: Это не я. Сидел на вашем месте главный редактор «Вятской особой газеты» Николай Голиков, он высказал такое мнение.

М. Курашин: Я не думаю, что он является техническим. У человека опыта, и возможности,  и поддержки недостаточно, чтобы конкурировать с другими. Другое дело, что Черкасов и Мамаев по каким-то мотивам не используют средства и возможности. Мне кажется, что они могли бы быть более активными. Кампания, которую проводит глава региона, достаточно логичная, систематичная и поэтому спокойная: встречи, отдельные мероприятия, некая медийность, которая кое-где присутствует. Все сдержанно. 

Ю. Афанасьева: Зачем остальные кандидаты заявились?

М. Курашин: Выскажу свою точку зрения. Идейным оппонентом, как мне кажется, является только одно лицо —  господин Мамаев. Господин Черкасов выдвинулся в большей мере потому, что это некая позиция партии. Господин Жданов, я думаю, выдвинулся потому, что решил, что было бы ему неплохо вернуться в политическое поле. Он же бывший глава. Если брать Жданова и Черкасова, то для них это, скажем так, игра без веры в победу. Что касается господина Мамаева, то снижение его активности происходило плавно, начиная с момента объявления кампании. Начинал он буйно, последний всплеск был, когда они вместе с господином Тарнавским подавали в суд, дело не выгорело. Реально воспринимая ситуацию, они начинают понимать, что шансов нет. 

Ю. Афанасьева: Пару лет назад состоялось выступление Сергея Павлиновича в Госдуме, где он очень сильно критиковал Никиту Белых.

М. Курашин: Да, это было пару лет назад, после этого были выступления и в рамках Заксобрания, и на митингах подобные речи были, и сейчас в районах градус выступления примерно такого же плана.

Ю. Афанасьева: Может, сейчас пришел указ из Москвы не мешать?

М. Курашин: Господин Мамаев — идейный. Для него указ из Москвы — не указ. Он человек, который действительно верил, что может стать губернатором области, критикуя действующего губернатора. 

Ю. Афанасьева: Вы прошли уже не одну избирательную кампанию. Я бы вот с какого ракурса хотела бы вас спросить — оцените, пожалуйста, информационную кампанию, а именно то, насколько активно информируют население, что 14 сентября надо прийти на выборы? 

М. Курашин: Я продолжаю ездить по районам, и везде я видел развешенные баннеры о том, что 14 сентября состоятся выборы.

Ю. Афанасьева: С населением вы общались? Люди в курсе?

М. Курашин: В курсе.

Ю. Афанасьева: Неделю назад ко мне приходил главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров» Юрий Львович Шлемензон, и он сказал, что по его оценкам не больше 20% населения области в курсе, что 14 сентября выборы. Вы согласны? 

М. Курашин: При всем уважении к Юрию Львовичу, я не знаю, о каких 20% он говорит. В  каких районах как давно он бывал? В районах проводится достаточно много мероприятий. Они как административные, так и общественные. Возьмем тот же проект «Волонтеры информационного общества», где одним из моментов является информирование о том, что 14 сентября — выборы. Народ, участвуя в этих мероприятиях, знает эту информацию. Говорить о том, что 20% —  я отчасти соглашусь, что, может быть, в пределах города Кирова, но по городу тоже развешаны объявления, поступает информация через каналы. Думаю, 20% —  это не совсем корректная цифра. 

Ю. Афанасьева: Хорошо, как вы считаете, какая на выборах будет явка? 

М. Курашин: Я предполагаю, явка будет 45-50% в среднем по области, в Кирове чуть ниже.

Ю. Афанасьева: Хорошо, спасибо. Я предлагаю на этом закончить. Это было особое мнение Михаила Курашина, вице-спикера ОЗС. Я благодарю вас за эфир. Всего доброго и до свидания.

М. Курашин: До свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта