Юрий Шлемензон, главный редактор телеканала "РЕН-Киров"

Видео 14:34, 30 марта 2018 322 0

"Специалисты, которые находятся "около" выборов и делают разные замеры, утверждают, что все население Кировской области знает о том, что 14 сентября будут выборы. Я не очень верю замерам, которые они делают. По моим подсчетам, и мои аналитики говорят, что об этом знают чуть больше 20% населения. Очень многие просто не знают, что произойдет 14 сентября..." 



Печатная версия передачи:

«Особое мнение» от 26.08.14

Ведущая — Юлия Афанасьева

Гость — Юрий Шлемензон

Ю. Афанасьева: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. Сегодня в студии — главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров» Юрий Шлемензон. Юрий Львович, добрый день.

Ю. Шлеменезон: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Давайте начнем с коронной фразы.

Ю. Шлемензон: Заранее сообщаю, что все сказанное мной в эфире — это мои оценочные суждения. Теперь мы нас обезопасили.

Ю. Афанасьева: А я заранее сообщу, как можно с нами связаться. Нас можно слушать и видеть на сайте echokirova.ru. Можно писать вопросы нашему гостю, наверное, это эффективнее делать в мой твиттер, потому что я его проверяю чаще во время эфира. Начать я предлагаю с прошедших дебатов кандидатов в губернаторы. К сожалению, я их прогуляла, потому что у меня был день рождения, но я знаю, что вы ходили. Я хочу спросить, какое у вас впечатление?

Ю. Шлемензон: Что мне понравилось, что не понравилось, мы обсудим в процессе беседы. Главное, что они состоялись. Насколько я помню, я или сам принимал участие в предвыборной кампании, или занимался ее освещением, или работал в одном из штабов. Начиная с 1995 года, я таких дебатов вообще не помню. По 1-2 минуты каждый из кандидатов зачитывал свою программу, если она у него была, или он думал, что она у него есть, и на этом все заканчивалось — вот такое бесплатное время.

Ю. Афанасьева: Это вы имеете в виду в вашем телеэфире?

Ю. Шлемензон: В телеэфире всех телекомпаний. Такая форма дебатов не нормальная, я сразу отказался от нее. Мы неоднократно предлагали дебаты в более ранние периоды работы, но, так как никто не соглашался на это, мы от такой формы отказались. Эти так называемые «дебаты» происходили в ВГТРК «Вятка». Может, кому-то и нравится. 

Ю. Афанасьева: Наверное, это больше похоже на выступления с трибуны. 

Ю. Шлемензон: Да, это такая форма партсобрания проходила. Хорошо, что эти дебаты состоялись, не очень хорошо, что все кандидаты присутствовали, хотя и форма представителя кандидата приемлема, она используется во многих государствах. Конечно, избирателям интереснее слушать и видеть то, что происходит во время дебатов. Собрались в основном журналисты, были представители кандидатов в депутаты, вся реально заинтересованная публика. Понятно, что население области этого всего не видело. Не все кандидаты и их представители говорили о тех программах, которые должны представлять кандидатов. Кирилл Черкасов рассказал о том видении управления области, которое он имеет. Представитель Белых господин Тимченко рассказал о тех проблемах, которые существовали, когда губернатором был Никита Белых, и что кандидат собирается сделать. Кандидата от КПРФ представлял Владимир Журавлев. Он рассказывал о себе, и что он лично будет делать в команде нового губернатора. Это такая своеобразная форма, никогда с такой не сталкивался — ноу-хау такое, но все же на дебатах надо представлять кандидата, а не себя. Немало вопросов было из зала...

Ю. Афанасьева: Острые вопросы были? Неудобные?

Ю. Шлемензон: Я таких вопросов не услышал ни от кого, правда, я не до конца сидел, 85-90% времени присутствовал. Я не услышал ни одного неудобного вопроса ни между кандидатами и их представителями, ни из зала. Если говорить о таких неудобных вопросах, как толерантность к геям, то это не острый вопрос, он не интересует и сотую долю избирателей области. То, что касается экономической политики, политики управления — серьезных вопросов не было.

Ю. Афанасьева: Когда вы прослушали выступления кандидатов, вы получили для себя исчерпывающее представление об их экономических программах?

Ю. Шлемензон: Мне понравилось в выступлении Черкасова его форма введения коалиционного правительства. Это не так часто, но практикуется в других государствах. О том, что контрольные функции будут осуществлять представители оппозиционных партий — я считаю, что это хорошее решение. Бдительная оппозиция будет лучше смотреть за реальной работой правительства. Он предлагал выдвигать в контрольно-счетную палату представителей оппозиционных партий — я считаю, что это верное решение. Другие кандидаты в основном рассказывали больше о себе, говорили, что программы опубликованы, имеются в СМИ, и было понятно, что присутствующие в зале уже знают о всех направлениях политической и экономической деятельности кандидатов.

Ю. Афанасьева: Вы шли на дебаты просто из интереса посмотреть, или шли с внутренними вопросами?

Ю. Шлемензон: Я шел просто посмотреть, у меня никаких внутренних вопросов кандидатам не было. Интереснее было бы, если бы все кандидаты в живую озвучили те проблемы, которые собираются решать, и особенно способы решения проблем. Вообще, я пришел посмотреть технологию проведения этих дебатов. 

Ю. Афанасьева: И как вам технология?

Ю. Шлемензон: Все правильно было выстроено, единственное, что не повезло с кандидатами немножко. 

Ю. Афанасьева: Воспринимате ли вы то, что кандидаты прислали своих представителей, а не пришли лично, как жест неуважения по отношению к избирателям?

Ю. Шлемензон: В этот раз я такого не почувствовал. Если кандидат Белых заранее предупредил, что не сможет по особым причинам присутствовать, то один кандидат, Жданов, просто не явился, а кандидат Мамаев за какой-то короткий промежуток времени просто передумал идти, и послал представителя. 

Ю. Афанасьева: Если с Белых все более-менее понятно, то как вы считаете, Жданов, Мамаев, что, испугались?

Ю. Шлемензон: Думаю, что Жданову все это вообще не надо. Он настоящий технический кандидат, нужен, чтобы выборы состоялись. Про Мамаева не знаю, вроде такой крепкий мужчина в расцвете сил. Столько было журналистов, хороший бы пиар был. Не знаю, почему не пошел, наверное, в районах задержался.

Ю. Афанасьева: Вячеслав Тимченко, который представлял Белых, сказал, что «проблема плачевного состояния Кировской области долгое время заключалась в чехарде сменяющих друг друга губернаторов, они не успевали за один срок сделать что-то по-настоящему стоящее». Вы с этим согласны?

Ю. Шлемензон: Я с этим не согласен. Я считаю, что есть два срока, и их вполне достаточно, чтобы воплотить краткосрочные цели. Не надо делать 25-летнее решение проблем, в мире все избираются на два срока, как-то все справляются, регионы не гибнут. Были прецеденты, когда де Голль и Черчилль немного сроки перебрали, но все остальные справляются, ставят задачи именно на этот конкретный период, не покоряя Марс и Луну. Я считаю, что нужно выбирать не только губернатора и мэра, надо выбирать и судей, как делается во многих государствах. Понятно, что мы живем по своим правилам, в отличие от других. 

Ю. Афанасьева: Давайте про дебаты. На сайте «Наблюдателя» коллеги написали довольно-таки подробный материал. Кандидаты в губернаторы на своих выступлениях говорили о формировании команды. Вы уже упомянули Кирилла Черкасова, который обещал, что в случае его избрания он сформирует команду на конкурсной основе из специалистов по всей России. Вячеслав Тимченко говорил как-то туманно...

Ю. Шлемензон: Он тоже говорил, что должны работать профессионалы.

Ю. Афанасьева: Владимир Журавлев считает, что команду надо формировать не столько по профессиональным качествам, сколько по принципу землячества.

Ю. Шлемензон: Принцип такого патриотизма мне претит. Я не хочу, чтобы такая «януковщина» возникла на территории Кировской области, когда все из одного клана. Конечно, если есть команда выверенных и профессиональных людей... Набрать такую команду сложно. Иметь команду специалистов еще и дорого. Ее надо готовить, создавать. Я не поддерживаю теорию, что все должны быть отсюда и ни шагу назад. Мы же знаем кучу примеров даже в наших крупных корпорациях, куда привлекаются специалисты из-за рубежа. Хуже от этого никому не стало. Должны работать профессионалы, и набирать их надо на конкурсной основе. 

Ю. Афанасьева: Будь ваша воля, вы бы поменяли всех членов действующей команды, или кого-то оставили?

Ю. Шлемензон: Я не знаю, как кто работал, мне сложно это оценить. Я стараюсь с чиновниками не контактировать. СМИ — это такая штука интересная, когда журналистов уже почти не остается, есть информаторы и политологи, пропагандисты. 

Ю. Афанасьева: Я с радостью хочу заметить, что в Кировской области пропагандистов меньше гораздо, чем на федеральных каналах.

Ю. Шлемензон: Да, это точно. С региональным радио и телевидением, наверное, скоро будет закончено. У них не будет возможности, где работать.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду, что у них не будет возможности говорить правду в эфире?

Ю. Шлемензон: Им физически негде будет говорить. Мы плавно переходим к цифровому телевидению. Пока ситуация складывается так.

Ю. Афанасьева: А кто останется в эфире?

Ю. Шлемензон: Федеральные каналы. 

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, есть возможность у местных каналов войти в «третий мультиплекс».

Ю. Шлемензон: Он не разработан по сей день. Чтобы создать третий, нужно, чтобы заработал первый и второй. Я еще три года назад предсказывал, что раньше 2019 года говорить о втором мультиплексе нельзя. Пока складывается так, как я предполагал. Мы опоздали в некоторых технических вещах, речь идет о количестве передатчиков в пограничных районах и так далее. Может, мы Женевскую конвенцию выполним, к 2015 году в приграничных районах закончится аналоговое вещание, а дальше не так все быстро. Я помню, что приводился пример — если в Приморье в одну область надо поставить передатчики цифрового вещания, то все заводы железобетонных конструкций должны пять лет отработать только на эти фундаменты под вышки. 

Ю. Афанасьева: Что же делать в этих условиях региональным каналам?

Ю. Шлемензон: Пока аналоговое вещание не закроют, будем работать. Потом будет яснее. Вступление во второй мультиплекс стоит миллиард, потом еще годовая оплата. Я не уверен, что каждый федеральный канал вписался в эту тему, сможет оплачивать эти вещи, потому что есть уже выбывшие, есть вновь вошедшие в это дело. Представьте себе региональный канал, который сможет выложить миллиард рублей только за вход? Канал вещает не так узко-локально, как мы сейчас вещаем. Речь идет от Калининграда до востока. Вам это надо? Мне вот не надо, как управленцу каналу. 

Ю. Афанасьева: Если говорить о региональных каналах, мне вот еще что интересно. Некоторое время назад регулятор рынка говорил каналам: «Идите в кабель. В кабеле все будет хорошо». 

Ю. Шлемензон: Это не так, объясню, почему. Была такая теория — чтобы попасть во второй мультиплекс, надо отработать минимум год. Форма вещания не оговаривалась. Особо активные ринулись в кабель, потому что эфир весь взят, и сейчас лицензии на эфирное вещание не выдаются, поэтому все самые умные пошли в кабель. Некоторые на всю республику этот кабель сделали,затратили огромные средства, а потом говорят: эй, вас в эфире нет, вы же не LifeNews, который знал, что так произойдет и получить вещательную лицензию на населенный пункт с населением в 4 тысячи человек. Вы, пожалуйста, работайте, если хотите, только рекламы у вас не будет. Понятно, что без рекламы прожить кто сможет... ну «Губерн-ТВ», и то недолго, смотря какие возможности. Все остальные сейчас в пролете. Как же так, вложились, а дальше? А дальше пока ничего не происходит. Наступит 1 января 2015 года, и неизвестно. Мы не знаем, согласятся ли все кабельные остаться в кабеле, которые получали за счет рекламы прибыль, и что будут делать кабельщики. Мне кажется, не особо всех волнует, будет Discovery или нет. 

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, почему регулятор себя так ведет?

Ю. Шлемензон: Он решает определенны задачи. Думаю, что есть задача по сокращению количества вещателей. Вряд ли это все из-за одного канала «Дождь», хотя может быть.

Ю. Афанасьева: В чем смысл сокращения количества вещателей? Зомбировать всех только Первым и Вторым каналами? 

Ю. Шлемензон: Почем зомбировать? У нас информируют прямой наводкой в мозг. 

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, насколько сильно эта история с запретом рекламы на кабельных каналах ударит по нашим кировским компаниям?

Ю. Шлемезон: У нас только один канал имеет такое вещание. Я думаю, если сейчас количество рекламы маленькое, и вообще все это мероприятие не в плюсе. Я могу привести пример более открытого телеканала — «Эфир 24», информационный канал типа «России 24», только местного вещания в Татарстане. У них сейчас при размещении рекламы минус 800 тысяч ежемесячно. Канал обходится где-то в два миллиона рублей, и они собирают 1 миллиона 200 тысяч в месяц. Медиагруппа в целом рентабельна, они на перспективу работают, хотят войти в очередной мультиплекс. Скорее всего, все понимают, что туда не войти. Качественная, хорошая форма — но минус 800 тысяч. Я не думаю, что кто-то из наших коллег в регионе может себе позволить даже минус 300-400 тысяч, это притом, что собирается реклама. Если вы не собираете рекламу, то только «Губерн-ТВ» может быть. 

Ю. Афанасьева: Вам не кажется, что в наших российских реалиях это произойдет нескоро?

Ю. Шлемезон: Цифровое — да, а отмена рекламы произойдет, даже сомнений нет. Может, через какой-то определенный период сменится, у нас же с пивом так произошло. Будет Чемпионат мира по футболу... 

Ю. Афанасьева: С пивом все понятно.

Ю. Шлемензон: Не все понятно, сейчас другая история пошла. Наши политики говорят о том, почему бы снова не продавать пиво в киосках. Недавно один крупный руководитель был на территории Кировской области, он говорил об этом. Зачем запретили? Вроде боролись с пивом, а давайте сейчас снова продавать пиво в ларьках вместе с сигаретами. Раз это было вброшено публично, значит, не просто так сделано. Каких-то акцизов не хватает, наверное, или кто-то решил с сетевиками побороться. Не знаю, какая причина, но это было публично озвучено. Если бы Жириновский сказал, было бы понятно, что будет, а тут еще пока подвешенное состояние.

Ю. Афанасьева: Юрий Львович, вы — член Общественной палаты. Появилась недавно такая информация, что членам российской Общественной палаты могут запретить состоять в кировской. Как вы считаете, нужно это делать? Насколько я знаю, обсуждается такая воможность. 

Ю. Шлемензон: Мне все равно, состоит человек в палате или не состоит. Думаю, если он будет представителем области в Общественной палате России, его контакты с местной палатой не исчезнут. Можно только лишить его права голоса. На любом мероприятии Общественной палаты присутствуют эксперты, любой гражданин может прийти. Мне кажется, все это надуманно. У нас же есть правило, что в сенаторы избираются из депутатов, но депутатского права сенатор лишается — может, по этой аналогии пошли. У нас же умные депутаты, их сложно понять. 

Ю. Афанасьева: На этом я предлагаю прерваться, потому что идет время рекламы. Очень скоро вернемся. 

Реклама. 

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в эфир. Меня все также зовут Юлия Афанасьева. У меня в гостях — Юрий Шлемензон, все также редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров», который за эфиром признался, что его любимый телеканал — «Пятница». 

Ю. Шлемензон: Да, я очень люблю смотреть «Орел и решка». 

Ю. Афанасьева: А как же серьезная информация, новости, аналитика?

Ю. Шлемензон: Это все в Интернете. Телевизор я для себя закрыл в плане информационного вещания три недели назад, так как стал напрягаться от того потока информации. По РЕН-ТВ  информационные программы тоже перестал смотреть. 

Ю. Афанасьева: Как же вы руководите телекомпанией?

Ю. Шлемензон: Это же не значит, что я должен сидеть и смотреть телевизор. Я прекрасно знаю, что идет в эфире. Новостные выпуски своего канала я смотрю. 

Ю. Афанасьева: Хорошо, я предлагаю перейти к другим темам. Недавно ассоциация «Совет муниципальных образований» опросила глав муниципалитетов на предмет прямых выборов глав, уж простите за тавтологию. 38 из 45 высказались за, а 7 — против. Среди них главы города Кирова, Кирово-Чепецка, Слободского, Свечинского, Подосиновского и еще нескольких муниципальных образований. Вы в этом споре на чьей стороне? Из кого надо выбирать мэра? Путем всенародного голосования или из числа депутатов?

Ю. Шлемензон: Я вообще удивлен такому результату опроса. Я думал, что все будет наоборот, но, наверное, с теми главами просто не успели поговорить. Конечно, мэры должны выбираться прямым голосованием, ка делается во всем цивилизованном мире. Все должны знать своего героя в лицо. Мы ведь выбирали мэра, опыт такой есть, и ничего страшного в этом не происходило. Почему считается, что 25-40 депутатов должны выбирать? Это же не ЗАО и не ООО, где они могут себе президента выбрать, это все же население маленького или большого населенного пункта. Я думаю, что надо выбирать прямым голосованием. Я отношусь к тем людям, которые любят выбирать, чтобы за меня никто не делал выбора.

Ю. Афанасьева: Придем ли мы к этому когда-нибудь?

Ю. Шлемензон: Не знаю. В США же нет прямых выборов Президента, там выборщики голосуют, и считают, что это хорошо. Я за прямые выборы, я не хочу давать кому-то права голосовать за меня. 

Ю. Афанасьева: Это я поняла, я имела в виду, придем ли мы в Кировской области когда-нибудь к этому? Пойдем ли мы в ближайшие годы на участки голосовать за мэра?

Ю. Шлемензон: Думаю, если линия главной партии страны будет за выборы мэра, то мы будем выбирать.

Ю. Афанасьева: А будет главная партия страны за эти выборы?

Ю. Шлемензон: Думаю, будет принято мудрое решение и такая форма будет принята. Если же главная партия страны посчитает ненужным доверять гражданам самостоятельный выбор мэра, значит, будет так. Мы с вами повлиять на этот вопрос почти никак не можем.

Ю. Афанасьева: Разрешили нам губернаторов выбирать, и что? Муниципальный фильтр.

Ю. Шлемензон: Вчера я видел, что депутат одной из мудрейших партий России внес поправку, чтобы убрать муниципальный фильтр. Пройдет этот законопроект или нет...

Ю. Афанасьева: Нам от этого уже будет не тепло не холодно, у нас губернаторские выборы уже состоятся. 

Ю. Шлемензон: Да, но у нас кто хотел попасть в кандидаты в губернаторы, прошел все фильтры. Есть два региона, в которых было очень сложно пройти. Там было использовано нехорошее правило, в Нижегородской и Липецкой областях. Административный ресурс был проработан и всех конкурентов реально убрали. 

Ю. Афанасьева: Хорошо, что у нас их не убрали. 

Ю. Шлемензон: У нас есть три региона, как говорят специалисты, где выборы пройдут не в один тур, там настоящая конкуренция. 

Ю. Афанасьева: Киров не попал в число этих регионов. Вы согласны с этой оценкой?

Ю. Шлемензон: Да, согласен. Если будет явка, то может быть все. Если будет явка по оценкам тех специалистов, которые делают замеры, не уверен, что им можно верить, они говорят, что все население области знает о том, что 14 сентября будут выборы, по моей же аналитике об этом знает чуть больше 20%. Надо проводить достаточно широкую информационную работу, этим должен избирком заниматься, не только кандидаты в губернаторы, чтобы население знало, что мы выбираем губернатора и 14 сентября надо прийти на выборы. 

Ю. Афанасьева: Осталось немного времени, хочу успеть задать вопрос из твиттера от Антона Касанова. «После того, как Департамент культуры в официальном письме сообщил, что считает здание торгового центра на Воровского-Ленина дисгармонирующим в историческом облике, нарушающем историческую застройку, не считаете ли вы, что вы ошиблись в оценках?».

Ю. Шлемензон: Сами понимаете, оценка эстетичности — это эмпиричная вещь. Я перестал вступать с кем-либо в споры по этой теме, я сделал выводы, их озвучил, не кулуарно, а в эфире, и до сих пор придерживаюсь мнения, что плохо, когда на пустыре растет трава и видны всякие поломанные вещи. Пустырь в центре города — это плохо. 

Ю. Афанасьева: То есть, вы не считаете это место историческим?

Ю. Шлемензон: Нет, не считаю. Мы все видим, что и как вокруг выглядит, эти высотки напротив, которые ничего из себя не представляют, низко опущенный угол в другой стороны Воровского. Я не считаю, что это здание, которое значится в проекте, совсем вызывающе или совсем не эстетично смотрится. Обсуждать используемые материалы вообще несерьезно. 

Ю. Афанасьева: Юрий Львович, вас коробит тот факт, что не было общественных слушаний по поводу этого строительства?

Ю. Шлемензон: Нет, не коробит. Как я видел в документах, решение о строительстве было сделано в 2004 году, и тогда законодательство слушаний не требовало. Сейчас мэрия публично обсуждает все стройки, это выносится на большие площадки, хотя мы прекрасно понимаем, что кроме журналистов и 2-3 заинтересованных лиц на эти слушания не ходит. Я сам был свидетелем таких слушаний. Была заинтересованность по поводу сквера на Профсоюзной и Карла Маркса — да, приходило много людей. Насчет Дворца пионеров меньше приходило. 

Ю. Афанасьева: Хорошо, я поняла вашу позицию. Еще хочу немного про выборы спросить. Прошу ответить коротко, да или нет. Мой коллега, наш постоянный эксперт Николай Голиков недавно написал в блог про политику и экономику. Суть его блога заключается в том, что после выборов нас ждет ценовой фейерверк, и остается только предполагать, какого он будет масштаба. Он также считает, что тарифы повысятся, плата за капремонт, то есть, после выборов нас ждет всепоглощающий вселенский коллапс. Вы согласны с такой точкой зрения?

Ю. Шлемензон: Николай высказался очень мягко, я по этому поводу высказываюсь в узком кругу очень жестко и словами не очень приятными для слуха. 

Ю. Афанасьева: Это произойдет вне зависимости от того, кого выберут?

Ю. Шлемензон: Вне зависимости.

Ю. Афанасьева: Это было особое мнение редактора телеканала «РЕН-ТВ Киров» Юрия Шлемензона. Я благодарю вас за эфир. Меня зовут Юлия Афанасьева, я желаю вам всего доброго и до свидания.

Ю. Шлемензон: Всем до свидания.


Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта