Особое мнение Тахира Мамедова от 21.08.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 429 1

"Это было мое предложение, чтоб градостроительные советы под веб-камерами проходили. Но насчет веб-камер однозначно не было подтверждено (ред.: ни Дмитрием Драным, ни Владимиром Быковым). Давайте не будем выдавать желаемое за действительное..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: Добрый день, дорогие радиослушатели. Меня зовут Светлана Занько. Это программа «Особое мнение». Сегодня у меня в гостях представитель Кировской области в Общественной палате РФ Тахир Мамедов. Тахир Алиевич, добрый день.

Т. Мамедов: Добрый день, Светлана, добрый день, уважаемые радиослушатели.

С. Занько: Для вас у меня сегодня есть несколько тем для обсуждения. Все равно хочу начать с итогов приезда к нам сюда секретаря Общественной палаты России Александра Бречалова, который уже многие осветили, но без вас никак. Ваши ожидания? Наверняка они были такие немаленькие. Если они оправдались, то в какой части, если нет, то почему?

Т. Мамедов: Определенно, да. Я знал изначально всю программу, многие мероприятия были запланированы по моей инициативе. Организаторами являлись те люди, к которым мы собирались выходить, в том числе и я. Я все знал, что должно было произойти и что произошло. Александр Бречалов также является сопредседателем общероссийского «Народного фронта» и «Опоры России». Он был у вас на интервью, тоже немало интересного сказал. Я могу сказать, что это человек достаточно активный, но в теме всех вопросов, которыми занимается глубоко. Неслучайно, что это посещение, мероприятия имели результат. 

С. Занько: Какие самые серьезные ожидания у вас были? Что хотелось решить?

Т. Мамедов: Мои ожидания были связаны не столько с конкретными мероприятиями, а именно с тем, чтобы понять стиль работы человека, и насколько у нас в Общественной палате будет продуктивным взаимодействие. 

С. Занько: Напомним, что палаты в новом составе только-только начала работать, и Александр Бречалов тоже только-только назначен. Надо сказать, вчера у нас был Андрей Усенко, он сказал, что у Бречалова серьезный ресурс — прямой доступ к Владимиру Владимировичу Путину, и это чувствуется.

Т. Мамедов: Да, это факт. Сказано, чтобы все его поддержали, чтобы оказывали всяческое содействие в его работе. Могу привести пример. Когда мы исполкомом местного ОНФ были в Коминтерне, смотрели общежитие, из которого собирались выселять жильцов, он при мне же позвонил Чайке, спросил меня, нужно ли позвать Первый канал, чтобы сегодня в вечернем эфире новостей про это показали. Буквально в течение нескольких минут вопрос решился. Я могу сказать по своим ощущениям, когда Путин собирал ОПРФ, у меня появились надежды насчет того, что Общественная палата не рассматривается как формальный орган. Сегодняшние реалии, внутренняя, международная обстановка — очень важны якорные точки, на что можно опираться, в том числе и главе государства. Я отчетливо понимаю, что ОПРФ является одно из таких точек, на которую опирается и Президент страны, и это не может не вдохновлять, это обязывает на серьезную работу. В этом смысле все мероприятия, которые были проведены, имели конкретные цели,и  они были достигнуты. Могу перечислить их в формате блиц. По жильцам в Коминтерне вопрос решается, первые подвижки есть, мы были в детском спецучилище в Орлове, наметили ряд интереснейших программ, уже не говоря, что он собирается ребят возить на футбольный матчи. Бречалов их спросил, что им хочется, и они сказали, что были на матче «Зенита». Он сказал, что болеет на ЦСКА и предложил поехать на их матч. Поехать в Москву, посмотреть матч такого уровня — для ребят это праздник. Это само собой разумеющийся пункт, но мы серьезно намерены продолжать сотрудничество. Ребята делают изумительные вещи, прекрасно вышивают, есть такие поделки, которые могут быть подарками для бизнес-партнеров  и так далее. Буквально сейчас мы готовим проект, думаю, что в феврале будет российская палата проводить конкурс социальных проектов, и мы до этого времени сделаем очень многое, потому что у нас есть далеко идущие планы сделать это федеральной программой — помогать детским домам, ребятам с ограниченными возможностями, которые талантливы в другом. Даже умственно отсталые ребята могут быть талантливыми в художественном плане, но им нужны лекарства и так далее. Второй пункт, где кроме конкретного выезда на матч...

С. Занько: Все-таки это будет бизнес-идея для детей? То есть, продавать работы, чтобы привлекать средства?

Т. Мамедов: Для того, чтобы труды их деятельности приносили благо для них самих. Далее, у нас было совещание с бизнес-сообществом. Так совпало, что одно из направлений деятельности Общественной палаты — это вопросы по малому и среднему бизнесу, и мы обсуждали схожие моменты. Национальный рейтинг проводится с участием «Опоры России» и промышленной палаты, в данном случае это будет некоей отправной точкой — это мониторинг нам понадобится для подготовки соответствующих предложений. Не все так просто, там есть противоборства и в правительстве России, но что-то надо делать в любом случае. Этот рейтинг даст некую почву для аргументации, для разговора на том уровне. 

С. Занько: То, о чем вы писали сегодня в блоге — я его прочла сегодня, но не совсем поняла. Мне понравились некоторые места, но не поняла, для чего этот мониторинг делается. Для того, чтобы снять барьеры между малым средним бизнесом? 

Т. Мамедов: У Агентства стратегических исследований свои цены. Никитин, который его возглавляет, в 22 регионах России проводит этот национальный рейтинг. Проверяется уровень давления, сложностей ведения бизнеса, сроки прохождения документации — все, что связано с обеспечением инфраструктуры бизнеса, как чиновники реагируют, насколько легка или сложна жизнь предпринимателей. 

С. Занько: Я разговаривала с кировским предпринимателем, у которого есть бизнес в Нижнем Новгороде. Я у него спросила, где легче вести бизнес, он отвечает, что, конечно, в Нижнем. Почему? Потому что там легко его открыть, там легкое сопровождение, и вообще доступ к любому лицу открыт и свободен, для этого не нужно «большую лопату» иметь, как говорится.

Т. Мамедов: Соответственно, цель нашей комиссии по содействию развития малого и среднего бизнеса, чтобы посмотреть, почему где-то лучше, где-то хуже. Люди одни и те же практически, законы те же самые, в одном регионе проходит неделя до получения документов, в другом может пройти два месяца. Это же и есть Россия, мы это делаем не в рамках Кировской области. Когда у нас будет разрез, мы можем сказать, почему в Кировской области доступ к государственным услугам затруднен, и это будет повод для отдельного разбирательства по линии Общественной палаты РФ.

С. Занько: Когда стартует мониторинг?

Т. Мамедов: Сейчас получилась такая интересная ситуация, удобная, когда благоприятно, что АСИ этот мониторинг проводит. 

С. Занько: Вы берете данные Агентства стратегических инициатив, смотрите, что в одном регионе давления больше, выезжаете туда, чтобы выяснить, в чем причина?

Т. Мамедов: Как это будет применяться — это уже дело техники, нам самим нужно сейчас иметь полное представление, чтобы с конкретным предложением выйти. А мониторинг в данном случае является незаменимым подспорьем. Что касается других мероприятий, у нас было расширенное заседание ОНФ. У меня было предложение, чтобы у Общественной палаты Кировской области, теперь уже совместно с ОНФ, было соглашение с администрацией города о проведении общественных слушаний на базе этих институтов для того, чтобы не было у администрации соблазна делать келейные общественные слушания, и чтобы не было у людей, которые возникают время от времени, желания ругать администрацию. Это должны быть открытые прозрачные мероприятия. Будьте любезны, проявите инициативность, активность, приходите на слушания, высказывайте свое мнение относительно стройки, чего угодно. Как будет эта договоренность реализовываться.. Дмитрий Драный дал согласие. Это было мое предложение: градостроительный совет под веб-камерой. Насчет камер однозначно не было подтверждено. Я предложил секретарю Общественной палаты региона, чтобы Андрей Леонидович совместно с городом и Народным фронтом подготовили всеобъемлющее соглашение, где все эти пункты будут прописаны. 

С. Занько: Мы все таки обрадовались этим новостям. И общественные слушания будут проходить в вечернее время, и не в горадминистрации, а в ОПКО, и будут транслироваться заседания градостроительного совета, куда даже архитекторов не допускали... Нужно затаить дыхание и ждать. 

Т. Мамедов: Кому ждать, кому работать. Эти договоренности нужно срочно зафиксировать на бумаге и объявить их начало. 

С. Занько: Андрей Усенко вчера заверил нас, что максимум через 10 дней будет письмо составлено, обещал его опубликовать.

Т. Мамедов: Начало положено. Мы давно уже ведем эти переговоры, согласие было получено. Я вообще противник каких-либо соглашений между общественными организациями, правительством — я считаю, что это формализация. Соглашение о сотрудничестве — что мешает сотрудничать без соглашений? Это как раз тот случай, когда необходимо зафиксировать, застолбить...

С. Занько: Когда имеешь взаимоотношения с чиновниками, надо всегда все фиксировать. 

Т. Мамедов: Когда есть горизонтальные отношения, их необязательно фиксировать. Это уникальное явление, когда администрация города соглашается проводить общественные слушания не у себя, на стороне. Что касается других мероприятий. Встреча с блогерами — поговорили по-дружески, по душам, узким кругом. Это было исключительно для ознакомления, кто такой Бречалов. Он рассказал о себе, о своих планах. Нормальная, душевная встреча была. На следующее утро мы поехали в Юрью. Там была конференция, где общественные активисты...

С. Занько: Вас критикуют за эту поездку.

Т. Мамедов: Это нормально. Если нам не критикуют, значит, мы ничего не делаем.

С. Занько: Просто скажу, что репортер писал — мало времени было отдано тем самым представителям общественности и активистам, слишком много — представителям группы, в которую вы входили.

Т. Мамедов: Никита Юрьевич выступал 5-7 минут, Бречалов так же. Остальные были общественники. Кто может сказать, что Тамара Яковлевна Ашихмина — не общественник? Она самый-самый настоящий общественник. Если мало осталось времени тем, кому лишь дай повод поругаться и позлословить... Не знаю, насколько это этично — говорить на одном канале о другом канале, но у нас есть издания, которое, чтобы создать себе имидж и заработать копейки, готовы на все — сгущать краски... 

С. Занько: Я хочу с другой стороны зайти. Ожидания некоторых общественников разошлись с тем, что в результате получилось. Каждый из 30 человек пришел с какой-то просьбой, предложением — может, этого не хватило, обратиться каждому из них. 

Т. Мамедов: Была заявлена тема: «Инициативы на уровне местного самоуправления». Выступающие с докладами говорили о том, как они добиваются этих целей, какие у них есть проблемы. Это является показателем — люди делятся своим опытом, проблемами, результатами.  Я считаю, что разговор состоялся, другой вопрос, как оно было организовано...

С. Занько: Зачем это нужно было делать в Юрье?

Т. Мамедов: Я перехожу в тому, что Александр Владимирович Бречалов изначально и мне говорил, что он не сторонник находится в центральных городах. Ему важно видеть всю Россию. Он увидел обычную провинцию, ему было интересно посмотреть школу, интересно было узнать, почему в этом году в Юрьинской школе на 20 детишек стало больше — демография, идет прирост. Этот замечательно. 

С. Занько: Плохое он увидел? Или только позитив?

Т. Мамедов: С дорогой проблема, но это везде. Он увидел негативную культуру общественных дискуссий. Я надеюсь, люди научатся вежливо выражать свое мнение, а не только за счет хамства. Он это заметил, было неловко. Это лицо нашего гражданского общества, вот такое оно есть. По его мнению результативность этого разговора намного выше, чем в других регионах. Это заслуга губернатора, что люди всякого плана могут выступить. Я много интересного узнал о проектах коллег из Общественной палаты, насчет «народного бюджета» было очень интересно узнать. До руководителя ОПРФ было важно донести успешные проекты, которые можно тиражировать на федеральном уровне. 

С. Занько: На это мы оставим немного времени после рекламы.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня у меня в гостях Тахир Мамедов, представитель Кировской области в Общественной палате России. Мы остановились на том, что некоторые проекты, образовавшиеся в нашей области, будут тиражироваться на всю Россию. Мы знаем, что проект местных инициатив потихоньку внедряется в регионах, проект по спецучилищам тоже будет всероссийским. Какой еще проект?

Т. Мамедов: «Ночной патруль». У нас в Общественной палате есть Дмитрий Чугунов, он ведет проект «СтопХам». Они полномасштабно занимаются безопасность на дорогах, в том числе пункт «Ночного патруля» их деятельности будет интересен. Мы берем положительные практики, будем их обобщать на уровне России, и с помощью ОПРФ распространять. 

С. Занько: Я думаю, что мы уделили достаточно времени приезду Бречалова в наш регион. Действительно, были приняты важные решения, я буду аккуратно следить, как они будут реализовываться. Хочу сейчас непосредственно к вам, Тахир Алиевич, перейти, потому что сегодня на Newsler.ru появилась большая статья: «Тахир Мамедов отобрал часть дома у своих соседей». Было сказано, что советский районный суд по иску члена Общественной палаты Мамедова к своим соседям встал на сторону чиновника, забрав таким образом в его пользу землю и стоящую на этой земле часть дома у семьи с двумя малолетними детьми. Это такой обвинительный приговор. Хочется, чтобы вы это прокомментировали.

Т. Мамедов: Это настолько нелепо, даже не знаю, что комментировать. Во-первых, я не чиновник. Я думаю, кто бы это ни писал, он невежда, неграмотный человек, он однозначно не знает свою работу. Там есть развалины, и соседи благодарны за то, что они будут сноситься.

С. Занько: А что за история с бывшим военным? 

Т. Мамедов: Это человек, который в сговоре с администрацией района скупает участки, формирует, строит «курятники», продает — это их бизнес. В этом доме никто не прописан и никто не живет. Это все так нелепо... Я обязан это комментировать?

С. Занько: Придется, потому что все-таки вы — представитель области в палате России, и тут такое обвинение в вашу сторону.

Т. Мамедов: У меня это все кроме недоумения ничего не вызывает. 

С. Занько: Вы считаете, что это заказная статья?

Т. Мамедов: Однозначно. Я многократно говорил: суд — вот главный орган, который принимает решения. То, что я якобы повлиял на решение суда — это нелепо. Значит, все не правы: в кадастровой палате работают невежды, не знают свой работы, люди, которые провели независимую экспертизу, тоже ничего не понимают...

С. Занько: Для меня было важно узнать, живем в этом доме кто-то или нет?

Т. Мамедов: Однозначно нет, там уже лет семь никого нет. 

С. Занько: Вы будете как-то реагировать на эту статью?

Т. Мамедов: Я не хотел бы им сделать рекламу. Есть судебное решение, однозначно будет прокурорское реагирование по незаконным действиям администрации района — я им говорил, что он делают незаконные вещи, говорил и людям, которые курируют это. Пусть они разбираются.

С. Занько: В прокуратуру вы заявление уже написали?

Т. Мамедов: Не написал, я ждал, пока решение суда вступит в законную силу. То, что пишут о выселении — там уже лет семь никто не живет, и никто там не прописан, это все легко проверить. Тот якобы офицер — это помощник одного из предпринимателей, он на личной охране работает, и он даже не удосужился паспорт принести на судебное заседание, махался какими-то корочками правительства области. Для меня все понятно. Есть решение суда, как только оно вступит в законную силу, административные органы, которые принимали решения, получат свое. Я считаю, что закон должен главенствовать. Еще раз подчеркиваю: если решение суда есть, то оно законно. Точка. Никто не вправе, ни юрист, ни генерал, никто не вправе комментировать решение суда, что оно незаконно, несправедливо...

С. Занько: Почему это не вправе? Мы знаем прекрасно нашу судебную систему, есть куча примеров, когда суд намеренно или не намеренно ошибается.

Т. Мамедов: Я придерживаюсь иной точки зрения. Если мы не будем уважать решения суда, мы не будем уважать ничего, не будет правового государства и развалится страна. Наша цель — не допускать в судебные органы «паршивых овец». Одно неправосудное решение подвергает сомнению решения всей судебной системы. В Кировской области — профессиональные судьи, я это знаю. 

С. Занько: Исчерпывающий комментарий, спасибо вам за него. Не могу не спросить вашего мнения по поводу статьи «Киров застроят мечетями» Дмитрия Истомина. Он говорит о том, что в ближайшее время в Кировской области планируется строительство двух мечетей и резиденции муфтия. Сейчас идет согласование мест для застройки в городе Вятские Поляны и в Кирово-Чепецке. Есть описание, где и что предполагается строить. Автор статьи делает вывод, что необходимости в мечетях нет, как минимум, можно поспорить по этому поводу: «такой крайней необходимости строительства сразу нескольких мечетей нет, мусульманская община в Кирово-Чепецке нет, но она не слишком велика. Для совершения религиозных обрядов используются молельные комнаты, и в строительства нового учреждения нет необходимости». Ваша реакция на это?

Т. Мамедов: Я недавно писал свое мнение относительно людей, которые подвергают сомнению ту или иную религию, необходимость появления верующих, церквей и так далее. Я считаю, что причина тому — невежество. Я убежден, что если в деревне живет пять жителей, и они решили поставить себе церквушку, мечеть, синагогу — бога ради, это их право, если у них есть желание и средства. Я это приветствую, потому что невозможно жить без бога в душе. Он все равно один, и для христианина, и для мусульманина.

С. Занько: Извините, что прерываю, но у нас всего две минуты остается. Дмитрий Истомин говорит, что, как показывает первоначальная реакция общества на планы по строительству этих религиозных учреждений, жителей устраивает сегодняшнее положение дел. Кроме того, остается без ответа вопрос о финансировании строительства мечетей, а также о том, кто встанет во главе приходов. По данным источников издания, часть средств может поступать из стран Ближнего Востока. В таких случаях в качестве духовных наставников в религиозные учреждения могут прибывают выпускники зарубежных исламистских учреждений. Это может способствовать проникновению нетрадиционных исламских учений. 

Т. Мамедов: Вы, видимо, из того же источника черпаете информацию. Видимо, это болезнь, больное воображение человека. Кто дал право этому человеку говорить от имени общества, что жители против этого? Опасность проникновения есть, этим занимается ФСБ. Я уверен, что они работу свою делают хорошо. Если верующие хотят построить себе церковь или мечеть, я думаю, что подобными статьями разжигается межнациональная или межрелигиозная рознь — это однозначно, и такие статьи не должны появляться. Так нельзя. Это не мнение общества, а мнение отдельно взятого журналиста. 

С. Занько: Спасибо. Это было особое мнение Тахира Мамедова, представителя Кировской области в Общественной палате РФ. Спасибо, что пришли, Тахир Алиевич. Меня зовут Светлана Занько. Я прощаюсь с вами, до свидания.

Т. Мамедов: Всего доброго. 

Комментарии (1)

  • 22 августа 2014 | 11:12

    Антон

    Как же он занервничал, когда его про его рейдерские схемы спросили, сразу стал про судьбы России вещать.....Лучше бы объяснил как оказалось, что по его экспертизе дом соседа, который стоит там 100 лет, оказался отдельно от своего земельного участка на десятки метров. Нонсенс...

Создание и продвижение сайта