Особое мнение Алены Соковой от 18.08.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 335 0

"Молодые предприниматели должны четко понимать, что кредитная история - это незапятнанность определенная. Это купеческое слово. Ты деньги взял - ты должен их вернуть..."


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Алена Сокова

С. Занько: 13:06 в Кирове. Меня зовут Светлана Занько. Сегодня у меня интервью с замечательной, красивой женщиной Аленой Соковой, которая, помимо всего прочего, является руководителем венчурного фонда малого и среднего бизнеса «Промсвязьбанка». Добрый день, Алена.

А. Сокова: Здравствуйте.

С. Занько: Начнем с того, что происходило сегодня, откуда вы вернулись только что. На площадке «Центра инноваций» сегодня были заслушаны проекты молодых предпринимателей Кирова и Кировской области. Расскажите, как все было.

А. Сокова: Да, сегодня мы слушали презентации 10 кировских предпринимателей. Я уже сегодня говорила на вступительном слове, что предпринимателям на сегодняшний день, чтобы встать, нужно иметь социальную направленность, иметь желание не только получить доход, но и сделать для города, области такое дело, как организация рабочих мест, и, соответственно, обеспечить семьи тех людей, которые работают на какую-то бизнес-идею. Нужно иметь компетенции, навыки, знания, чтобы дело организовать, чтобы оно приносило и социальный профит, и доход самому предпринимателю. Для того, чтобы получилось так, как задумывается, нужно иметь экономическую грамотность в том числе. Проектов в России очень много, спрос на инвестиции в бизнес очень велик, при этом мы видим, что проекты страдают из-за маленькой экономической грамотности, когда в принципе идея есть, но проработать экономическую составляющую проекта удается не всем. Сегодня в рамках работы фонда я приехала в Киров, чтобы послушать предпринимателей вашего города с их проектами. Все прошло достаточно успешно. Мне кажется, что наш фонд таким образом помогает улучшать грамотность людей, которые стремятся это делать. Я думаю, что такая миссия у нас есть, она немаловажная, и мы ее с успехом выполняем, потому что часть проектов, которые имеют недостатки, мы совместно с предпринимателями дорабатываем.

С. Занько: Давайте объясним нашим слушателям, уверена, что большинство из них в курсе, что такое венчурный фонд, и понимает, что такое инвестиции в новые проекты, но все же нужно объяснить. Венчурный фонд создается какой-нибудь финансовой организацией, которая вкладывает средства в наиболее перспективные бизнес-проекты. Вы уже обозначили социальную роль, которую несет за собой такая деятельность, тем более, что вы сотрудничаете с «Опорой России», и мы знаем, чем она занимается. Венчурный фонд, созданный «Промсвязьбанком», заходит со своими деньгами в эти проекты для того, чтобы решить определенную социальную задачу, и венчурный фонд должен получать какую-то отдачу. Давайте поговорим о деньгах. Какие суммы венчурный фонд предлагает предпринимателям?

А. Сокова: Наш фонд создан не только «Промсвязьбанком», но при участии поддержки организации «Опора России», соответственно, она тоже имеет определенную роль в нашем фонде. Что касается объема инвестиций в один проект, то это 10 млн рублей. Если у предпринимателя не один, а два проекта, то суммарно эта инвестиция все равно не должна превышать этого порога. Что касается того, почему венчурный — мы понимаем, что инвестирование бизнеса требуется тогда, когда он вынашивает какие-то бизнес-планы, кратного увеличения или эволюционного развития, на пополнение оборотных средств, на

приобретение активов. Общаясь с предпринимателями, мы видим, что они не всегда понимают, какой инструмент для инвестиций выбрать. Есть кредит, есть венчур, есть бизнес-ангелы — сейчас возможностей привлечь деньги в бизнес предостаточно. Мы идем по пути того, чтобы показать предпринимателям, на каком этапе какой инструмент нужно привлечь.. если бизнес развивается эволюционно, то есть, в зависимости от объемов выручки, от ее роста нужно привлекать кредит, все расчеты строятся от действующего бизнеса, от того. Что бизнес уже достиг. Если вы имеете революционные планы — кратное увеличение бизнеса, открыть несколько точек, если успешно работает пока одна, или приобрести актив, который выведет тебя на кардинально новую долю рынка, до здесь без бизнес-ангела, без частных инвестиций либо без венчурного фонда не обойтись, потому что здесь твоих действующих доходов не хватит, чтобы покрыть инвестицию, вернуть ее вовремя. Наш фонд занимается с предпринимателями реального сектора экономики. Наши стандартные венчурные фонды ориентированы на супердоход,на кратное увеличение...

С. Занько: Да, время — от года до трех лет?

А. Сокова: Мы рассматриваем вхождение в бизнес-проект до пяти лет. Я хотела бы сконцентрировать внимание на том, что на рынке существует много разновидностей венчурных фондов. Кто-то ориентируется на определенные ниши, потому что, как правило, венчур ассоциируется с IT, ноу-хау, какими-то новаторскими темами. У нас венчурный фонд больше связан с реальным сектором экономики, при этом он не перестает быть венчурными. Наши проекты не смогут получить кредит в банке, потому что там повышенные риски. Когда мы с «Опорой России» входили в этот проект, мы понимали, что есть предприниматели, которые себя проявили себя хорошо, действующий бизнес строят прибыльно, показали свой положительный предпринимательский опыт, но кредит в банке они получить не смогут. В такие бизнес-идеи мы и вкладываем, но это только реальный сектор экономики.

С. Занько: Давайте приведем пример. Вот сегодня было заслушано 10 проектов. Какие это проекты?

А. Сокова: Сейчас очень активно развивается детская тема. Демография в стране 5 лет назад получила хороший импульс в виде материнского капитала и госпрограмм для увеличения рождаемости. Детей появилось много, их нужно одевать, обувать, развивать, воспитывать. Детская тема сейчас очень востребована, здесь большое пространство для бизнеса. Мы сегодня слушали два проекта, касающихся развивающих детских центров, в том числе и магазины детской одежды. Был и центр стоматологии, и даже малоэтажное строительство — люди уже из городов начал смотреть больше в сторону экологически чистых районов, и эта потребность оказывает влияние на то, какие проекты мы видим. Основные два тренда, которые я увидела не только в Кирове — не закрытый рынок детских товаров и услуг, до сих пор активно растущий рынок кафе, баров, ресторанов, все, что связано с индустрией кофе. Также мы видим мелкое производство — торты, пирожные, всевозможные пекарни, булочные. В этом сегменте «Промсвязьбанк» работает уже на протяжении 8-10 лет, мы активно кредитуем. Поскольку мы являемся и лидерами, и корифеями этого сектора, у нас есть кредитный портфель, который мы можем анализировать, и наши знания позволяют нам сейчас быть экспертами именно в этом сегменте. Поэтому мы не создаем конкуренцию тем венчурным фондам, которые занимаются IT, биотехнологиями, химической промышленностью, потому что у них для этого есть свой штат правильно обученных и компетентных людей. Мы работаем с торговлей, услугами, мелким производством, и все проекты в этих отраслях мы готовы рассматривать, нам они интересны.

С. Занько: Вы сказали, что 10 миллионов может взять для себя проект из венчурного фонда, в течение периода от года до пяти лет бизнес может развиваться. Расскажите про технологию,

как бизнесмен должен вернуть деньги? Кроме того, чтобы вернуть, он должен еще и принести прибыль вам?

А. Сокова: Безусловно, наша инвестиция ничего общего с грантами, субсидированием, бесплатной помощью предпринимателям не имеет, потому что наш фонд создан на базе коммерческого банка. Акционеры банка приняли решение разместить свои деньги в более рискованные предприятия не более 300 млн рублей в целом...

С. Занько: За какой период времени? Вы работаете с 2013 года, уже почти 1,5 года, и сейчас уже освоено 60 млн...

А. Сокова: Чуть больше уже, но при этом я уже сказала, что мы были бы рады и разместить их и за 5 месяцев, но нет проектов хорошо проработанных. Из того, какая ситуация сейчас складывается, мы к середине следующего года все-таки их разместим, потому что сейчас активность предпринимателей увеличивается, в том числе и кризисные явления, и стремление к импортозамещению подогревает интерес к созданию собственного бизнеса, у нас активизировалось поступление проектов. При этом вернемся к тому вопросу, что имеет фонд и как он хочет вернуть свои инвестиции. Поскольку мы на платформе банка созданы, мы пытаемся максимально снизить свои расходы и использовать инфраструктуры банка. В данном случае сегодня наш отбор состоялся силами нашего офиса «Промсвязьбанка» в Кирове. Есть подразделение, которое работает с малым и средним бизнесом, и мы, используя эту инфраструктуру, все-таки заводим инвестицию в виде кредита, потому что у нас программное обеспечение подстроено под кредит, но при этом кредит идет на очень индивидуальных условиях. Максимальные отсрочки, есть сделки, где мы выдаем деньги на пять лет, а первые два года клиент не платит вообще ничего.

С. Занько: И все-таки, под какие проценты вы выдаете кредит?

А. Сокова: Вы знаете, это очень индивидуально. Это не такой продукт, который я могла бы озвучить — вот такой-то срок, такой-то график погашения, такой-то процент, потому что у каждого бизнеса своя рентабельность. У производства ниже, у торговли выше, у услуг еще больше. В зависимости от проекта и складывается ценообразование.

С. Занько: Процентная ставка выше, чем в кредитах банка?

А. Сокова: Конечно, риск и ставка всегда взаимосвязаны. Если мы входим в более рискованное предприятие, без залогов, без каких-то обеспечительных мер, то эти деньги будут стоить дороже. Любой инвестор в бизнесе дороже, чем кредит банка.

С. Занько: Например, я хочу открыть детский центр, я получаю свои 10 миллионов. Предположим, у меня есть отсрочка на два года, и я должна прикинуть, сколько лет я буду отдавать деньги.

А. Сокова: С каждым проектом работает менеджер фонда, который эти вопросы решает. Бизнес-модель, которую предлагает клиент, подвергается стресс-тестированию до 30% по выручкам, затратам, возможным рискам. Если тех данных хватает, чтобы рассчитаться с инвестицией в оговоренный срок, то только тогда мы принимаем решение, что мы в этот бизнес заходим. Тогда мы обсуждаем с клиентом, на каких условиях мы туда заходим, как он будет возвращать. Это индивидуальный «пошив» под конкретный кейс. В принципе, это очень дорогостоящая процедура, и банки идут на нее только с крупными корпоративными клиентами...

С. Занько: А здесь бизнесмены получают бесплатную консультацию. И все-таки до 5 лет, насколько я понимаю?

А. Сокова: Если бизнес-проект тянет инвестицию, мы заходим. Всевозможные проверки проекту устраиваем, если проходит — то даем деньги, и у предпринимателя не может быть сомнений, что он их не отдаст. На выходе он в любом случае получит свой бизнес, и мы как инвестор для него более приоритетны, чем любой бизнес-ангел, потому что у нас нет цели владеть и получать дивиденды с бизнеса. У нас есть цель как можно быстрее его вывести на точку, когда его будет кредитовать банк, тогда мы осуществляем его перевод в стандартный кредитный портфель банка, чтобы эти деньги высвободить и помочь встать на ноги другому предпринимателю.

С. Занько: Как контролируется этот бизнес? Вот я получила свои деньги, у меня запустился проект. На первоначальном этапе мне помог консультант, мы поняли, что дело может быть успешным. Как потом контролируется моя работа?

А. Сокова: У нас есть контроль, наставничество и менторская помощь. Бизнес-модель сама по себе требует оперативного участия, но как фонд при банке, мы не имеем возможности участвовать оперативно в каждом предприятии, ведь на выходе получается 60 проектов. Не участвуя в оперативной работе предприятия, мы ежемесячно получаем от них данные по выручке, ежеквартально смотрим, какой финансовый результат получает предприятие, развивается ли оно по тому плану, который был изначально оговорен. Далее, у нас есть взаимодействие с двумя компаниями, которые осуществляют менторскую помощь. У нас есть сотрудничество с фондом «Сколково», где 150 состоявшихся бизнесменов, некоторые из них миллионеры, некоторые — миллиардеры, готовы выступать менторами. Как только появляется новый проект, мы ему предлагаем менторство от таких значимых бизнесменов, которые готовы им помогать. Где-то раз в месяц происходят эти встречи, где они обсуждают какие-то моменты. Кроме того, мы сотрудничаем с «Форумом лидеров бизнеса» - это международная организация, которая пропагандирует и осуществляет наставническую деятельность на территории России именно в предпринимательстве. Такая менторская помощь предлагается тем, кто ее попросит. Так, чтобы ограничивать деятельность предпринимателя, в этом смысле мы инвестор со знаком +, потому что, как правило, если частное лицо, бизнес-ангел вкладывает деньги, он участвует в решении ежедневных вопросов, проводит планерки, и у предпринимателя не всегда хватает свободы реализовать свою бизнес-идею.

С. Занько: На территории Кировской области менторскую поддержку будут оказывать по той же схеме, которую вы сейчас нарисовали, или есть какие-то структуры, которые будут помогать этому бизнесу?

А. Сокова: Вы знаете, «Форум лидеров бизнеса» пока не сильно развит по стране. У них есть всего пять представителей — в Новосибирске, Владивостоке, Воронеже, Ростове, Москве и Питере. Когда я сюда вчера вылетала, мне в Фейсбуке написал Борис Ткаченко, руководитель этого форума: «Здорово, у нас в Кирове скоро открывается представительство. Давайте, ищите проекты». Кирову очень повезло в этом плане. Не только ментор Сколково, но и «Форум лидеров бизнеса», которые являются профессионалами, как правильно подыскать пару у ментора, они корифеи, обучают самого ментора, как правильно это делать. В Кирове это будет не центр, а представитель, как правило, кто-то, достаточно активно участвующий в развитии этого сегмента. Я пока сама его не знаю.

С. Занько: Исходя из того, что уже чуть более 60 млн было инвестировано в проекты. По сравнению с другими регионами, перспективность этих проектов, какой-то рейтинг бы

составить... Сколько регионов вы уже проехали?

А. Сокова: У нас есть онлайн работа. Любой предприниматель, в городе которого есть «Промсвязьбанк», может отправить заявку, и мы ее рассмотрим в режиме онлайн. Очные проекты происходят там, где есть статусные мероприятия. В Кирове сегодня мы организовали этот отбор, потому что планировалось крупное мероприятие «Опоры России», но по объективным причинам провести его не удалось, однако мы все равно решили не откладывать свой отбор. В прошлом месяце я была в Барнауле, Благовещенске. Недавно в Хабаровске состоялся отбор. Не могу пересчитать на пальцах, но, наверное, порядка 20 городов. Надо отдать должное, что из 10 проектов сегодня мы выбрали 4 большинством голосов — я не одна это делаю всегда опираюсь на мнения экспертной комиссии, куда входят местные люди, имеющие представления о тонкостях строительство бизнеса именно на этой территории. Как правило, у нас в комиссии очень много людей от бизнеса и от администрации города, которые могут оценить все риски сразу, когда проект мы заслушаем. Четыре проекта мы выбрали — это большой процент. В Барнауле мы выбрали из 8 проектов 2, в Благовещенске из 7 — 1, причем, когда дальше начали с ним работать, поняли, что по одной причине работать не сможем. Эта причина очень актуальная. Молодые предприниматели не всегда понимают, что надо беречь честь смолоду.

С. Занько: Это очень важный момент, но мы об это поговорим после короткой рекламы.

Реклама.

С. Занько: Продолжается наше интервью с Аленой Соковой, руководитель венчурного фонда малого и среднего бизнеса «Промсвязьбанка». У микрофона Светлана Занько. Мы остановились на том, что пришлось в одном из регионов, Благовещенске, отказаться от единственного проекта, который был выбран для поддержки, поскольку такая фраза прозвучала от вас - «в бизнесе важно беречь честь смолоду». Что произошло?

А. Сокова: Сама бизнес-идея была хорошая, и действующий бизнес у клиентки есть, но когда мы начали более подробно общаться, появилась информация, что там есть не покрытые просроченные кредиты, к которым предприниматель относится очень легко. Ну не смогла закрыть вовремя, а потом уже неохота и деньги из бизнеса вытаскивать. Мне кажется, что предприниматели должны четко понимать, что кредитная история — это определенная незапятнанность, это купеческое слово, ты деньги взял, должен их вернуть. Это не единственный кейс. Буквально недавно на крупном мероприятии в Красноярске, тоже молодежная площадка с предпринимателями, активной молодежью. Презентуя наш фонд, я получила от одной из девушек вопрос: «Если я не рассчиталась по кредиту, могу я получить деньги в фонде?». Если человек один раз не вернул деньги и считает это нормальным, то, безусловно, остальные инвесторы очень аккуратно будут к этому относиться, и, скорее всего, перспектив получения денег будет мало, и в принципе развивать бизнес дальше будет очень тяжело. Я считаю, что это правильно, логично, потому что это такие вещи, которыми нельзя пренебрегать и которым потом никак не оправдываются.

С. Занько: Алена, хотела бы вернуться чуть ли не к самому началу программы, когда мы с вами короткий ликбез по венчурному фонду провели. Все-таки, сейчас в России насколько развито венчурное инвестирование? Изменилось ли что-то за последнее время в связи с той ситуацией, в которой сейчас наша страна находится — я имею в виду санкции? Ситуация меняется как-то или все движется в своем русле?

А. Сокова: Венчурный рынок в России находится только на начальном этапе формирования. Если сравнить с тем, что происходит за рубежом — там венчурные фонды формируются за

счет разных источников. Туда вкладывают свою лепту и пенсионные фонды, и банки и государство, чтобы развивать новаторскую мысль и формировать предпринимателей как класс. У нас же пока венчурный рынок формируется только за счет IT-коммерции, интернет-площадок, этот бурнорастущий рынок, хлынувший в дом каждому из нас — это рынок гаджетов, приложений, интернет-сервисов. Сюда вкладываются сейчас венчурные капиталисты. На самом деле, рынок какое-то время развивался, потом приостановился, но в этом году здесь есть положительная динамика, есть закрывающиеся деньги, выходы, когда венчурный капиталист вложил, и потом закрыл инвестицию — либо продал пакет в 2,3,5 раз дороже, или его выкупили менеджеры данной организации. Раньше рынок ждал, когда эти «экзиты», «выходы», начнутся, и такие истории сейчас начали появляться. То, что они уже есть, в любом формате — это уже плюс. Что касается рынка венчурных инвестиций в реальном секторе экономики, то здесь динамику трудно проследить, потому что это, как правило, бизнес-ангелы — серийные предприниматели, которые свой бизнес построили, которые видят перспективу молодых предпринимателей, готовы в них вкладывать. Этот рынок пока никак не оцифровывается. Мы в этом рынке официальным представителем являемся. Кроме этого, еще есть много того, что мы не видим, оно никак статистике не подвергается.

С. Занько: Считаю очень важным поговорить на тему того, что было бы хорошо, чтобы сейчас и венчурные фонды, и государственная политика в отношении кредитования развернулась в реальный сектор экономики. Мы прекрасно понимаем, что развитие IT-области все-таки бы шло с подачи государства, на этом бы делался акцент. Как вы считаете, развернется ли сейчас в реальный сектор экономики политика кредитования?

А. Сокова: Кредитование как раз и осуществляется больше в реальном секторе. Мы сейчас говорим про венчур. Вряд ли оно развернется в реальный сектор, потому что здесь маржинальность не такая интересная, как в растущих рынках IT и интернет-коммерции. Пока там есть емкость, пока сумма капитала, которая возможна к размещению в этом рынке, не такая большая, венчурные капиталисты тоже обладают ограниченным количеством капиталов, мне кажется, что «выдавливать» венчурных капиталистов в меньшую рентабельность еще будут не скоро.

С. Занько: Взвесив все, что мы имеем сейчас по вашему фонду, и сумму, которую мы обозначили — 300 млн, и реальность сектор экономики, я думаю, что это больше социальный, нежели коммерческий проект.

А. Сокова: Для банка это даже имиджевый проект, потому что мы считаем, что в такой ситуации, когда нужно развивать сегмент, в которым ты работаешь, в котором ты являешься лидером, просто от слов нужно перейти к делу, нужно сделать что-то, чтобы появлялось больше этих предпринимателей, чтобы экономическая грамотность была более качественной. Многие предприниматели, обращающиеся в банк за кредитом, не всегда правильно оценивают свою кредитную нагрузку, не всегда правильно принимают бизнес-решения. Поэтому возникают просрочки, и качество ссудной задолженности снижается. В том числе популяризируя экономическую грамотность, правильное ведение бизнеса, мы преследуем одну-единственную цель: улучшение клиентского сегмента.

С. Занько: Безусловно, это выгодно самому банку — иметь грамотных клиентов.

А. Сокова: Конечно, поэтому мы и рассказываем об этом как можно больше, и предлагаем клиентам обращаться к нам, потому что это на сегодняшний день для них бесплатный консалтинг, а для тех клиентов, которые получили инвестицию в фонде, это бесплатный пиар, потому что мы всегда рассказываем о том, кому мы дали деньги. У нас есть страничка

фонда в Фейсбуке, и там мы постоянно говорим о том, что происходит у нас, какие проекты мы просмотрели, в какие будем инвестировать в ближайшее время.

С. Занько: Люди могут поучиться на опыте. Это очень важно, потому что у нас низкая финансовая грамотность населения, из-за которой оно попадает в разные неприятные ситуации. Вы решили приложить сюда деньги, чтобы был конкретный пример, очень интересно будет проследить за вашим проектом, и за теми, которыми выигрывают право на ваше инвестирование. Хотелось бы понять, как развивается эта финансовая грамотность, потому что такое ощущение, что люди готовы наступать на те же грабли. Я совершенно искренне желаю успехов вам, вашему венчурному фонду и тем предпринимателям, которые с помощью вас смогут построить свой бизнес.

А. Сокова: Спасибо большое.

С. Занько: Напоминаю, что у меня в гостях сегодня была Алена Сокова, руководитель венчурного фонда малого и среднего бизнеса «Промсвязьбанка». Меня зовут Светлана Занько. Всем всего хорошего.

А. Сокова: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта