Особое мнение Марины Созонтовой от 28.07.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 486 0

"В следующем году у нас будет проходить джазовый фестиваль. Поляки получили приглашение. Разумные поляки приедут. Это не политика - это народная дипломатия..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:05 в Кирове. Это программа «Особое мнение». Веду сегодня ее я, Светлана Занько. Мой сегодняшний гость — вице-спикер Законодательного собрания Марина Созонтова. Марина Сергеевна, добрый день.

М. Созонтова: Добрый день.

С. Занько: Много у нас с вами тем, торопиться не будем. Темы серьезные, как пойдет, так и пойдет. В конце марта у нас с вами был эфир в этой студии в рамках программы «Дневной разворот», там мы говорили о нарушении 200 закона, который  в народе называется «закон о тишине». В рамках программы также говорили о вашей законодательной инициативе о поддержании чистоты и порядка на территории Кировской области. Тогда много писали, что подобные законы существуют в соседних областях, и вы говорили, что собираете вынести ее на Законодательное собрание летом, июнь-июль, то есть, вот сейчас оба Законодательных собрания прошли, и я не слышала, чтобы этот законопроект был вынесен на обсуждение. Между тем, тогда же вы упоминали, что весной была создана при заместителе председателя  правительства господине Перескокове рабочая группа, и вроде бы проект должен был разрабатываться, дорабатываться, так как много юридических нюансов не было учтено. В чем загвоздка, почему не вынесен законопроект на обсуждение, как идет его разработка?

М. Созонтова: Я по натуре «вредный» человек. За что-то приходится браться, и испытываешь страшную досаду, когда не то что вхолостую, но  медленно раскручивается этот «молох», в то же время вижу действия. Я подходила к Александру Викторовичу, он сказал: «Да-да-да, но сейчас выборы, давайте потом продолжим». Ну хорошо. Я не знаю, кто как рассчитывает, работать или не работать, но мы здесь живем, и для нас политические этапы не всегда много что значат. Суть того, что предлагается — она показывает свою актуальность в том, что сегодня много постановлений, много попыток изменений различных законов в плане ужесточения наказаний. Вместо 50 — 100 тысяч, вместо 5 — 20 тысяч. Да, давление рублем можно оказывать, но нужно всегда смотреть итог. Когда мы говорим, что только рублем, и до 500 тысяч предлагаем повышать штрафы, в том числе касающиеся нарушений благоустройства — я противница этого. Злостных нужно наказывать, но если человеку сделать предупреждение, давайте будем его направлять на общественные работы, исправлять то же самое благоустройство. Штраф — это деньги изымаются из семьи, где дети. Всегда ли это необходимо? Бытовое дебоширство, да, кто платит деньги — из семьи уходят они. А если человек бы знал, что ему придется отрабатывать на том же благоустройстве, это, наверное, было бы более эффективно. Поэтому от законопроекта я не отступаюсь и не отступлюсь, пока есть мои депутатские полномочия, потому что подтверждается еще раз всевозможными изменениями и поправками на усиление. Должен быть закон, в котором все это предусматривается. Я еще об одном законе хотела бы сказать, который принят, в то же время он меня совсем не устроил. Я не могла его поддержать, хотя речь идет о безопасности наших жителей. Это закон о бездомных животных, как правило, кошках и собаках, хотя, говорят, что у нас коровы и кони тоже ходят бездомными. Понимаете, там выделяется почти 16 миллионов рублей. На что? На то, чтобы этих животных вакцинировать, сделать определенные операции, кастрации, две недели выдержать на карантине... Я говорю, а дальше что? Выпустить в естественную среду обитания. И ребенка покусает собака вакцинированная, нам ведь легче от этого не будет. У нас сказано «а», но не сказано «б». здесь, я очень надеюсь, подвижка пошла. Свои предложения я  внесла. Во-первых, в районах нет средств на это. Когда мы раскидываем 16 миллионов, эти средства размазываются. Я предложила сделать по области несколько центров, куда просто будут свозить бездомных собак. Я дилетант, и когда говорила о том, почему бы чип не ставить на собаку, чтобы определить, чья она, специалисты меня поправили. Оказывается, чтобы чип поставить на каждую собаку, нужна специальная аппаратуру фактически на каждый тип чипов. Во всем мире есть клеймо. Вроде бы больно, или нет... Но это по породистым. По клейму можно определить, чье животное. Ведь собачку можно ловить без конца одну и ту же, писать, что все с ней сделано, и ничего не делать. В таких центрах клеймения — и мы уже видим в различных газетах попытки устроить, и это уже идет на сотни, сотни собак и кошек попадают не на улицу, а в какие-то хозяйства или семьи. Во всех районах уже есть поддержка этой инициативы. Но это опять же составная часть, потому что спрос должен быть с хозяев. Безусловно, когда идешь по аллее — вот я утром шла, фекалии собачек валяются на только положенном асфальте. Что сказать хозяевам этих собак? У нас не должно быть так кусочками — тут поправили, тут, все равно должно быть в едином законе прописаны правила, когда ты не имеешь права шуметь после 23-00, и от законопроекта я не отступаю. 

С. Занько: Это законопроект о поддержании чистоты и порядка, которым занимается Марина Сергеевна. Так мы связали его с  проектом по слежению за бездомными животными. Когда вы говорите о 16 миллионах, которые выделены, хотелось бы понять, кому пойдут эти деньги? Кто этим будет заниматься?

М. Созонтова: Каждый район должен создать некий центр, куда будут свозить бездомных животных. Потом они должны найти где-то ветеринарных специалистов, приобрести препараты для вакцинирования. Чтобы собак, кошек содержать, им требуется до 300 рублей в день на кормежку. Это тоже предполагается. Если эти средства раскидать, кто-то очень ушлый скажет: «Да буду я одну собачку держать и писать, что я без конца ее ловлю», и ничем не подтвердить, что с ней сделано и когда сделано. 

С. Занько: Кто будет контролировать использование этих средств?

М. Созонтова: Управление нашей областной ветеринарии будет осуществлять контроль. Я считаю, что сказана только буква «а». Для того, чтобы это действительно стало действием, а не выпуск животных в естественную среду обитания, на улицу опять же. Мы дорабатываем и принимаем...

С. Занько: Встречались ли вы с активистами? 

М. Созонтова: Безусловно, они мне и подсказали, что чип или клеймо должно быть. По клейму можно уже и хозяина штрафовать. Если собака убежала, он всегда может заявку дать, что она пропала. Если ты наследишь, и держишь абы как,раз взял собаку — надо нести ответственность. 

С. Занько: Из этих 16 миллионов сколько на город Киров идет? 

М. Созонтова: Они сейчас распределяются. Безусловно, город Киров — большое муниципальное образование. Детализацию я еще не видела, потому что недавно приняли. Почему торопимся — чтобы при распределении эти деньги попадали тем, кто может качественно все это делать и объективно.

С. Занько: Это не могут быть общественные организации...

М. Созонтова: Муниципальные образования должны определиться, в каких точках, чтобы было удобно по логистике, просто отлов производить  и доставлять в этот центр. Больше с них ничего не надо. Нужно будет проводить аукцион, кто это будет делать. В этих центрах — второй аукцион, кто готов в эти центры взять, приезжать, приводить в соответствие, туда же будут выделяться средства на питание животных. 

С. Занько: Получается, что необходимо из выделенных средств построить центр, потому что его нет...

М. Созонтова: В принципе, когда мне говорят наши организации волонтерские, которые эти занимаются: «Нам бы даже вагончик». Тем не менее, деньги нужно давать специалистам, чтобы мы могли проконтролировать. 

С. Занько: То есть, еще раз: центры должны быть, лекарства и оплата работы сотрудников, которые будут отлавливать, вакцинировать, клеймить, и еще корм для содержания животных.

М. Созонтова: Да, и проводится конкурс, кто готов это делать, и безусловно, чтобы был контроль. Если по всем районам «размажем» деньги, то фактически их выкинем. 

С. Занько: Их недостаточно все-таки?

М. Созонтова: Надо попробовать, потому что мы сами до конца не знаем, сколько таких животных. Сложно проследить, сколько их было, сколько осталось, сколько от голода или болезней погибло. Это тоже будет своего рода отлов, когда собака попадется с клеймением,  хозяева будут оштрафованы. Здесь это всегда требует конкретизации. 16 миллионов выделяются из расчетного количества таких бездомных животных, потому что теоретически эта цифра есть. 

С. Занько: Еще один момент. Как этот закон о животных называется?..

М. Созонтова: Закон о безопасной среде обитания.

С. Занько: Вы сказали, что необходимо повышать культуру самих людей, которые содержат животных, и так как вы говорите, что «не штрафами едиными», то напрашивается такой вопрос — сколько денег будет потрачено на пропаганду? Ведь нужно, наверное, чтобы эти действия сопровождал какой-то информационный фон. В этих 16 миллионах заложены какие-то деньги, которые бы сообщали гражданам — социальные ролики о пропаганде правильного отношения к животным?

М. Созонтова: Нет, это все-таки на само содержание. Я надеюсь, что СМИ, которые заинтересованы в привлечении читателей, сами возьмут эту информацию. 

С. Занько: То есть, специальной информационной атаки не будет? Жаль. 

М. Созонтова: Надеюсь на коллег, журналистов.

С. Занько: Мы, конечно, всячески его поддержим, но хотелось бы, чтобы такие важны проекты, которые касаются жизни каждого человека, сопровождал серьезный информационный фон.

М. Созонтова: Могу привести пример Юрьи. Когда мы дали в газету информационное сообщение, что в течение двух дней будет производится отлов бездомных животных, они в поселке исчезли. Если говорить хотя бы о таком информировании, я уж не говорю о далеко идущем просвещении, даже вовремя поданное объявление решает порой проблему. 

С. Занько: Будем следить, как будут реализовываться программы. Следующий вопрос, который к вам можно отнести — это отмена Года Польши в России. Культурный обмен, который намечался на следующий год. Было принято решение с польской стороны о том, что они в одностороннем порядке договоренности разорвали и отменили Год России в Польше. Вы возглавляете комитет дружбы...

М. Созонтова: Нет, это называется Кировская региональная общественная организация «Россия-Польша». 

С. Занько: Наверняка вас эти события тоже каким-то образом задели. Расскажите, как вы относитесь и почему, как вы считаете, возникли такие действия со стороны Польши, и как это скажется на вашей работе? 

М. Созонтова: Я обозначаю функции нашей организации как народную дипломатию. Приходилось не раз бывать в Польше, события у нас обострялись... 27 год нашей организации идет, и за этот период бывали и охлаждения, и периоды «погорячее», и теплые отношения. Я всегда отмечала – знание языка в каких-то пределах позволяет общаться с поляками. Вы знаете, мне ни разу не приходилось встречаться с поляками, с чьей бы стороны я почувствовала холодок или неприязнь. Народная дипломатия, за что мы ратуем — это кода люди знают друг друга, понимают взгляды, как живут, о чем думают, что у него за семья — люди уже не будут так категорично выражать какое-то отношение в связи с событиями где-то и с чем-то. У нас недавно был посол России в Польше Войцех Зайончковский... В связи с событиями, когда поляков отправляют на Украину вести действия против ополченцами. В то же время — зачем, мы вроде должны сказать, чтобы они не приезжали и так далее. Была возможность высказать послу, чтобы он почувствовал, как и к чему мы относимся. Мы нормально относимся к польскому народу, но к политике, которую ведут руководители страны, мы относимся не всегда однозначно. Но приехал в глубинку с его точки зрения — что значит Кировская область по сравнению с Москвой? Он услышал мнения наших фронтовиков по поводу сноса памятников в Польше. Они должны это знать не по СМИ, не по каким-то урывкам — они услышали это из уст людей, которые очень далеки от Польши, но тем не менее, их многое связывает с историей Польши. Пусть будет стыдно тем, кто принимает такие решения. Это их политиканство. В то же время мы не должны настраивать народы друг против друга.

С. Занько: Возвращаемся к деятельности вашей организации. Были ли намечены какие-то мероприятия в рамках Года Польши в России, и что с ними теперь будет?

М. Созонтова: Обширные масштабы страны на себя я не буду брать. На будущий год в Кирове будет проходить джазовый фестиваль, поляки получили приглашение. Разумные музыканты приедут. Это не политика. Это опять же народная дипломатия.

С. Занько: Но это мероприятие не в рамках Года Польши...

М. Созонтова: Да, но просто совпадает. Мы проводили раньше биеннале в художественном музее, работы польских ребят сюда приезжали, мы даже успевали привезти им призы. 

С. Занько: Какой-то специальной программы Года Польши в России еще не было разработано?

М. Созонтова: Пока еще не было разработано. Мне чем нравится наша организация - мы не «компанейщина». Нам махнули флажком, сказали — вот год, изображайте активность. Мы так не будем. Приезжали Кшиштоф Занусси — известный кинорежиссер. На этой неделе будет просмотр польских фильмов на Спасской. Здесь очень важно осознать, что помогает понимать, поддерживать контакты между людьми. В противодействие этому политиканству, этим решениям, которые принимает руководство Польши, противопоставлять отношение людей.

С. Занько: То есть, вы надеетесь, что те мероприятия, которые вы запланируете провести в следующей году с участием польских граждан, они все-таки пройдут в независимости от политической ситуации?

М. Созонтова: К нам приезжают преподаватели польского языка, волонтеров мы приглашали. Когда они погружаются в нашу атмосферу, они понимают, что не то  что им через их каналы говорят, какие такие русские, что они творят и так далее. Здесь они понимают, что им пытаются лапшу на уши вешать. 

С. Занько: Марина Сергеевна, как вы думаете, все-таки приедут или не приедут по вашему запросу вот на джазовый фестиваль? 

М. Созонтова: Я гадать не люблю. Целый год еще ждать, и я не их тех, кто гадает на кофейной гуще. Я очень рассчитываю на разум, потому что у нас контакты налажены до сих пор. Вот нам дали команду не дружить, и мы не будем. Мы не действуем по отмашке, мы действуем разумно, потому что мы — представители народной дипломатии.

С. Занько: Марина Сергеевна, у вас есть какие-то польские корни, родственники?

М. Созонтова: Вы знаете, у нас сегодня многие пытаются что-то там найти. Я никогда так не использую, что я вот сейчас побегу карту поляка оформлять... Может, что-то далеко и есть. 

С. Занько: Мы сейчас начнем следующий вопрос, после перерыва продолжим. Я хочу поговорить об одобрении региональным парламентом изменений сразу в два закона — о градостроительной деятельности и об объектах культурного наследия, памятников истории, культуры, инициатором которых выступил Константин Мошуренко. 24 числабыли одобрены эти изменения в свете того, что сейчас происходит вокруг точечной застройки, сохранения или несохранения исторического лица города. Поскольку эти изменения приняты, я хочу вас спросить, как вы голосовали — за или против?

М. Созонтова: В первом чтении я поддержала данный законопроект, но он требует уточнения. Он принят вопреки отрицательного заключения правительства области. Это актуальная проблема, она действительно на устах каждого второго. У меня есть предыстория этого. Когда я была депутатом городской думы, у нас стали появляться высотки в зоне, которая называлась зеленой, исторической, я задала вопрос — мне поручено было изготовить сюжеты для центрального телевидения, это был конец 1970-х. Я помню, что мы с Дюбой Анатолием Ивановичем, председателем горисполкома, записывали сюжет, он рассказывал, что эта зеленая зона по улице Ленина до Карла Маркса не подлежит высотной застройке, здесь должно быть компактное сохранение исторической части года. Когда я по крану увидела, что это будет высотка, никто не смог якобы найти решения, может, просто не захотел. Когда мы видим в центре появляющиеся высотки, в том числе жилые, и не видим, какие там парковки — то есть, нет расчета, где будут стоять автомашины, и какая историческая часть, когда эти «свечки» появляются в непредсказуемом виде. 

С. Занько: Как вы считаете, с теми движениями, которые происходят вокруг этого вопроса... Надо, кстати говоря, привести также сегодняшние цитаты Никиты Юрьевича, который сказал, что необходимо вырабатывать культуру обсуждения строек, что они неправильно обсуждаются с общественностью, несвоевременно. Как вы считаете, в связи с тем, что сейчас происходит, могут ли горожане, которые выступают за сохранение зеленых зон, за отмену точечной застройки, могут ли они рассчитывать на перспективы, подвижки в этом отношении в ближайшее время? Или это не вопрос ближайшего времени?

М. Созонтова: Думаю, что все-таки ближайшего. Федеральный закон принят, то есть, в первой части, в поправках мы поддерживаем, а то, что касается второй части — правительство хочет забрать функцию определения участков историческим, культурно значим. По форме, чтобы расширить круг, почему не привлекать?..

С. Занько: Извините, я вас прерву. Почему не привлекать — об этом мы поговорим с вами после рекламы.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». У микрофона Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня выражает вице-спикер Заксобрания Марина Созонтова. Мы продолжаем разговор о пресловутой уже точечной застройке, о том, что в первом чтении принято сразу два закона о регулировании градостроительной деятельности и об объектах культурного наследия с подачи Константина Мошуренко, автора документов, депутата ОЗС. Еще одна поправка, говорить о которой начали еще до эфира — это новшество, которое заключается в том, чтобы дать право законодательному органу власти включать территории исторических поселений в перечень исторических поселений. До этого данное право принадлежало муниципалитетам.

М. Созонтова: Почему, правительству области. Дело в том, что федеральный закон был принят год назад, но до сих пор со стороны того, кто может выступать инициатором, инициативы особой не было. Чем и вызвана обеспокоенность — нужно расширить круг, что не только муниципальные образования могут выступать с инициативой о признании места историческим, но и какие-то другие категории. Почему бы депутатов не включать сюда, мы постоянно общаемся, слышим, узнаем какие-то факты. Если мы выступили с инициативой, это не значит, что так оно и будет. Это же предмет обсуждения, когда выносятся, обсуждаются какие-то новые факты, уточняются, так ли это на самом деле. 

С. Занько: Вы ведь против того, чтобы полностью передать законодательному органу вопрос о включении или не включении? 

М. Созонтова: Я голосовала за поправки в первом чтении для того, чтобы доработать их во втором. Я считаю, что должны исполнительные власти обозначать, но круг тех, кто должен выступать с инициативой, должен быть расширен, а не заужен. Когда мы привлекаем к обсуждению и депутатов по городскому округу в Кирове, и по другим, чтобы это было не так случайно и спонтанно, а достаточно широко по всем СМИ, чтобы люди неравнодушные знали, могли высказать свое мнение. С инициативой люди должны выступать. Пусть комиссия, куда входят депутаты, ученые, кто может градостроительную оценку дать, привести аргументы за и против.

С. Занько: Депутаты Заксобрания активно обсуждают эти вопросы, а депутатов городской Думы вообще не слышно,никто не высказывался из них по этому поводу.

М. Созонтова: Вы знаете, когда я была депутатом городской Думы, если не отвечают, не находят вдруг документы — не мог же председатель горисполкома ошибиться в этом.

С. Занько: У нас сейчас вопросы по городской Думе стоят. То ли они все на каникулы уехали на летний период, то ли депутатов не интересует вопрос, который в городе так живо стоит. 

М. Созонтова: Может, их и надо спросить? По-моему, у них 30 июля последнее заседание.

С. Занько: Да? А такое ощущение, что уже все на каникулах. Удивительно. То есть, вы не скажете за депутатов городской Думы?

М. Созонтова: Сейчас я не депутат городской Думы. Я считаю, что нужно из первых уст получать информацию. 

С. Занько: Хорошо, что пошло такое движение, такие законопроекты?

М. Созонтова: Я считаю, да.

С. Занько: Хорошо. У нас есть еще несколько вопросов, я хочу сейчас перейти на дороги, а потом об общественных инициативах поговорим. За плохой ремонт дорог предложили сажать за решетку. Заместитель министра внутренних дел России Александр Савенков предложил ввести уголовную ответственность за некачественное строительство, ремонт и содержание дорог. Это я цитирую новость с нашего сайта echokirova.ru. Полицейского возмутила статистика, согласно которой неудовлетворительное состояние дорожного полотна является причиной каждой четвёртой аварии с тяжёлыми последствиями. Как вы относитесь к такой инициативе?

М. Созонтова: По районам часто приходится ездить, по Кирову стараюсь как можно чаще передвигаться пешком. У меня с собой всегда фотоаппарат, и когда начинается ямочный ремонт... Наверное, самое главное — спрос с тех, кто осуществляет контроль за содержанием и ремонтом дорог. Мы с вами видим, когда по середине вдруг квадратик какой-то вырезан, или смещение. Когда со мной проводят ликбез и объясняют, что брошенная яма, потеплее станет, и масса под шинами сама растечется, и ямки там не будет. Я спрашиваю, какой срок гарантии на этот ямочный ремонт? Год. Давайте посмотрим. Если был бы спрос с тех, кто подписывал. Отвечать должны контролирующие органы. Если они приняли работу, подписали акт, что качественно сделан ремонт...

С. Занько: А насколько серьезно они должны отвечать? Считаете ли вы, что необходимо ввести уголовное наказание? 

М. Созонтова: Мы с вами как раз говорили, когда повышают размер штрафов и так далее — где возможны общественные работы... Вот плохо ты сделал ремонт — выходи и заделывай эту яму! Конечно, я утрирую. У нас нет последовательности, вот эти звенья. Трагедия, которая в метро произошла, какая цепочка? Крайнего стрелочника нашли, вроде бы, начальника метро сменили. Если это система, то, как правило, это не случайно. Вот сейчас идет антикоррупционная борьба. У нас прописано столько мероприятий, декларации о доходах и расходах. Я спрашиваю, а что будет с теми, кто не захочет подавать декларацию? Тут же в газете «Правда» появляется такая информация, что руководители РЖД, Газпрома и Сбербанка отказались заполнять эту информацию. И дальше что? Дальше пауза, ничего не предпринять — не прописано. 

С. Занько: С ямами все понятнее. Принял некачественную работу — выходи на общественные. 

М. Созонтова: Не только, уже можно и с работой попрощаться. Безусловно, когда средства неправильно израсходованы, мошенничество — это уже уголовная статья, когда средства выделены на определенные материалы, а ушли куда-то налево. Может быть, он как крайнюю имел в виду такую меру. Здесь надо разбираться, о нарушении каких размеров идет речь. 

С. Занько: Я думаю, вы тоже понимаете, почему последовало такое заявление Александра Савенкова. Он приводит цифры, которые просто поражают. За год на дорогах погибают около 30 тысяч человек, из которых более четверти - люди самого активного, трудоспособного возраста. Резонно, что возникает вопрос, что за смерти кто-то должен отвечать. Что касается дорог — у нас остается буквально три минуты. В связке с общественными движениями, велосипедисты ставят вопрос об адаптации транспортной инфраструктуры города к передвижению на велосипедах, колясках. В городе действует уже несколько велодвижений. Была заявка на велопарад, на который велосипедисты получили обоснованный в общем-то отказ. Была просьба о трехсторонней встрече администрации, ГИБДД и велосипедистов, чтобы обсудить насущные вопросы. Встреча до сих пор не состоялась. Активно мы это освещаем, на «Эхе» можно почитать. Считаете ли вы, что пришло время разрабатывать изменение транспортной инфраструктуры города с учетом увеличивающегося трафика автомобилей, количества велосипедистов, развитие общественного транспорта? Пришло время?

М. Созонтова: Недавно мои знакомые с Запада приехали, говорят, что очень активно пересаживаются на велосипеды. Мы отстаем лет на 5. В этих пробках люди посидят, постоят, и для себя решают. У моей дочери есть машина, но и она, и зять, и сын сейчас активно на велосипедах ездят. Это для здоровья очень полезно, надо это приветствовать. Конькобежец Чайкин, он в «Кировской правде» работал, уже лет 10 назад говорил, что подойдем к этому, давайте начнем. Наша беда в том, что у нас медленно раскачиваются. Когда проблема уже стала ребром, вместо того. Чтобы 10 лет назад новые микрорайоны.

С. Занько: Проблема есть, вы считаете? 

М. Созонтова: Да, я еду, и по тротуарам человек 15-20 на велосипедах попадаются, тех, кто каждый день целенаправленно использует этот вид транспорта. В дневное время, когда тротуары пешеходами заполнены, варьировать между ними — мы создаем угрозу, конечно. 

С. Занько: Вы считаете, достаточное количество запросов от людей, которые на велосипедах, чтобы садиться и разрабатывать с учетом из интересов некую транспортную инфраструктуру города, или еще не время?

М. Созонтова: Мое мнение, что это надо было делать еще 10 лет назад, как я сказала, когда начинали об этом писать. К нам обращались, Чайкин — известный человек в городе. 

С. Занько: И второе, буквально минута у нас остается. Кто виноват в том, что общественная инициатива, в данном случае насчет велодвижения, не заинтересовала городских чиновников до сих пор. Мы-то думаем, что в этом году, велосипедисты уже 3 года бьются об стену, вы говорите, что 10 лет назад писали... Кто виноват в том, что пока это не рассматривается всерьез?

М. Созонтова: Наверное, не все силы подключены. Наверное, нужно депутатов своих округов собирать, потому что многие из велосипедистов, уверена, не знают, кто депутат их округа. 

С. Занько: И не только велосипедисты.

М. Созонтова: Есть комиссия по городскому хозяйству, надо идти туда, чтобы депутаты услышали.

С. Занько: Последний вопрос. Когда наступят те времена, когда не общественности придется со своими инициативами стучатся во все двери, а сами соответствующие структуры, видя это, пойдут навстречу, начнут реагировать? 

М. Созонтова: Когда мы начнем ходить на выборы и делать правильный выбор. 

С. Занько: Это был особое мнение Марины Созонтовой. Большое спасибо, что вы пришли сегодня к нам.

М. Созонтова: Всего доброго.

С. Занько: Меня зовут Светлана Занько. До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта