Интервью Андрея Перминова от 24.07.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 234 0

"Я не сторонник крайних мер. У нас, зачастую, люди бросаются в две крайности: либо точечная застройка, либо только комплексное освоение территорий. Я считаю, что и то и другое может быть..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: Добрый день. У микрофона Светлана Занько. Мы начинаем нашу программу. Я представляю нашего сегодняшнего гостя, нечастого гостя в этой студии, и вдвойне приятно, что вы к нам пришли. Это Перминов Андрей Викторович, глава Госстройнадзора по Кировской области. Добрый день, Андрей Викторович.

А. Перминов: Здравствуйте.

С. Занько: Почему мы вас пригласили сегодня? Потому что в последнее время тема строительства капитальных объектов, дорог, жилых домов, офисных зданий постоянно муссируется в прессе, всегда есть в нашем эфире, очень много жалоб поступает по телефону, люди рассказывают свои истории. Когда они их рассказывают, они ищут правды, кто ответственен за то, что происходит в сфере строительства. Они готовы жаловаться в прокуратуру, в администрации разных уровней, и когда иссекают все аргументы, они спрашивают, где же та самая организация, которая все контролирует, которая всех должна наказать, вовремя остановить, довести дело до конца? Кто нам поможет? И тут возникает слово Госстройнадзор. Они не знают на самом деле, чем конкретно занимается эта организация. Вот поверьте, и у меня точно такое же ощущение, несмотря на то, что я сама прошла тяжелый путь строительства, я тоже была в такой ситуации, что «нет Госстройнадзора на нас, застройщики!», хотя слабо понимала, чем Госстройнадзор занимается. У меня было ощущение, что это именно та самая организация, которая во всем должна помочь. Я специально вас пригласила сегодня, чтобы вы рассказали нашим слушателям, что это за организация, что входит в зону ее ответственности, чем она живет, что контролирует. Начнем с простого вопроса — какие объекты строительства находятся на контроле (если я правильно понимаю, что вы осуществляете контролирующую деятельность) у Госстройнадзора в Кировской области?

А. Перминов: Вопрос понятен. Не все объекты поднадзорны региональному строительному надзору. Перечень объектов, за которыми мы осуществляем надзор, регламентируется градостроительным кодексом. Это те объекты, проектная документация которых подлежит экспертизе.

С. Занько: Какие объекты?

А. Перминов: Наверное, проще обозначить круг объектов, которые мы не надзираем. Мы не надзираем жилые дома до трех этажей, производственные и непроизводственные объекты до двух этажей, площадью до 1,5 тысяч метров, и объекты, которые являются опасными производственными объектами, за которыми следят уже федеральные надзорные органы. Все остальное — наше. 

С. Занько: Это огромный список объектов. Давайте для того, чтобы стало понятно, что именно надзирается, пройдемся по статистике за 2013 года, и если есть возможность, за первое полугодие 2014 года, потому что Госстройнадзор, надзирая, должен проводить какие-то проверки, выезжать на места, выявлять нарушения, штрафовать. Расскажите нам, чем вы занимались в 2013 году, и, может быть, в динамике, что происходит в 2014?

А. Перминов: По 2013 году у нас следующие цифры. Наше управление осуществляло надзор за 474 объектами капитального строительства — цифра немаленькая. Было проведено за год 848 проверок. При проведении указанных проверок было выявлено 1282 нарушения. 

С. Занько: Это много или мало?

А. Перминов: Здесь считаются абсолютно все нарушения. В ходе проверки какого-то объекта может быть выявлен не один десяток нарушений требований нормативных документов именно по строительно-монтажным работам. В результате этих проверок управлением было возбуждено 73 административных дела, также 21 административное дело было направлено на рассмотрение в суды. Это по 2013 году. Сейчас я могу эти административные дела разбить на под-дела. Мы осуществляем надзорные функции на соответствие строящихся объектов проектной документации и техническим регламентам — образно можно сказать, что это вопросы качества. Также мы осуществляем надзор за строительными организациями — это наличие разрешения на строительство, наличие разрешений на ввод объектов в эксплуатацию, наличие допусков подрядных организаций. В результате проверок составляется предписание, если выявляются нарушения, и проверка исполнения предписаний — еще одна деятельность.

С. Занько: Как происходит проверка? 

А. Перминов: Я немного договорю по цифрам. По качеству в 2013 году было возбуждено 5 административных дел, то, что касается вопросов организации строительства, это я уже проговорил — извещение о начале строительства, разрешение на строительство, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию — таких было 52 правонарушения. Если говорить именно по организационным моментам, можно еще разбить. В 2013 году без разрешения строилось 15 объектов по всей области, были возбуждены дела. Нарушения сроков проведения, начала строительства — 14 случаев, эксплуатация объектов без разрешения на ввод — 22 случая. Дальше продолжу по результатам проверок. Было наложено 67 административных штрафов на общую сумму 2 млн 520 тысяч.
 
С. Занько: Если раскинуть на 474 объекта, мне кажется, не такая уж и большая сумма.

А. Перминов: Не факт, что на каждом объекте мы выявляли какие-то нарушения и возбуждали административные дела. В принципе, сумма не маленькая. Итогом нашей надзорной деятельности является выдача заключения  о соответствии построенного объекта проекту и техническим регламентам. В 2013 году управлением было выдано 177 заключений о соответствии, то есть, 177 объектов было введено в эксплуатацию. 

С. Занько: А сколько объектов осталось «за бортом»? Кому не выдали разрешение на ввод в эксплуатацию в 2013? примерно хотя бы?

А. Перминов: Еще раз скажу: мы не выдаем разрешения на ввод, мы выдаем заключение о соответствии, разрешение на ввод дают уже в органах местного самоуправления. Отрицательных заключений в 2013 году было выдано порядка двух штук.

С. Занько: Две штуки — администрация приняла, а Госстройнадзор не подтвердил?

А. Перминов: Нет, это в случае, если мы выдаем решение об отказе выдачи заключения, то с таким пакетом документов ни о каком разрешении на ввод объекта речи быть не может.

С. Занько: Вот подготовлен пакет документов на сдачу объекта, и прежде всего идут к вам, да?

А. Перминов: Когда строительство объекта завершено, застройщик нас извещает об этом. Мы назначаем итоговую проверку, проводим ее, и если объект действительно построен в соответствии со всеми требованиями, нами выдается заключение о соответствии. Потом уже в том числе с этим документом застройщик идет в администрацию и получает разрешение на ввод.

С. Занько: Есть ли какие-то изменения по динамике  нарушений в 2014 году? Меньше их, больше, чем в 2013? можем мы уже сравнивать?

А. Перминов: Вы знаете, у меня есть информация за первое полугодие 2014 года, если сопоставлять цифры, в принципе, и количество объектов, за которыми мы надзираем, и количество выявляемых нарушений примерно равны. 

С. Занько: Как попадают эти объекты под ваш надзор? Любой объект должен быть под надзором? 

А. Перминов: Объекты, проектная документация которых подлежит экспертизе, в обязательном порядке попадают под надзор. Других вариантов надзорных функций и в дальнейшем ввода эти объектов в эксплуатацию не существует. 

С. Занько: Давайте пройдемся по наказаниям. Вы назвали сумму, на которую были наказаны строительные организации, назвали, сколько дел было возбуждено. На мой взгляд, при таком количестве нарушений и административных дел, 2 млн с небольшим — все-таки не так много для строительных компаний. Я понимаю, что вы по штрафам основываетесь на тех нормах, которые прописаны в законе. Как вы считаете, эти штрафы являются достаточными для того, чтобы застройщики вновь не повторяли свои ошибки, не нарушали законодательство?

А. Перминов: Если мы посмотрим кодекс об административных правонарушениях, за любое правонарушение можно привлечь должностное лицо, а можно привлечь юридическое. 

С. Занько: Кого чаще привлекают?

А. Перминов: Примерно тактика такая: если организация впервые совершила нарушение, конечно, сразу привлекать на большую сумму — нелогично. В 80% случаев мы заключаем административных протокол на руководителя. Он несет административную ответственность. Если эта организация повторно совершает это же правонарушение, то мы это считаем отягчающим обстоятельством, и в этом случае к ответственности привлекаем юрлицо, либо дифференцировано подходим к должностному. Штрафы имеют определенные размеры, от и до. 

С. Занько: Сколько составляет штраф на должностное лицо за нарушение качества строительства?

А. Перминов: По-моему, порядка 30 тысяч. Если взять за строительство без разрешения, то накладывается на должностное лицо штраф размером от 20 до 50 тысяч. 

С. Занько: Если должностное лицо является рецидивистом, и не в первый раз нарушает, увеличивается количество штрафа?

А. Перминов: Конечно. 

С. Занько: Давайте сравним со штрафом на юрлицо. На них больше накладывается?

А. Перминов: Еще один момент. Когда вы спросили о штрафе за должностное, я немного задержался с ответом, потому что качество строительства — это святое, и если у нас нарушения по качеству происходят, мы наказываем в 100% случаев юрлицо. Там штрафы, если ущерб незначительный — от 100 до 300 тысяч, если нарушение может повлечь за собой причинение вреда здоровью граждан или их имуществу — штраф до 600 тысяч. Еще есть возможность административного приостановления деятельности юрлица по конкретной стройке на срок до 3 месяцев.

С. Занько: 5 дел, которые вы обозначили, именно по качеству были возбуждены, были доведены до суда?

А. Перминов: В данном случае суд не рассматривает, нам выдано право рассматривать самим. Все эти юрлица были привлечены к административной ответственности.

С. Занько: Мы можем назвать эти административные лица? Где они находятся, в области или в городе? 

А. Перминов: Я бы так сказал, что основной процент нарушений дает город Киров. Если проанализировать в целом по области, то 80% строящихся объектов — в Кирове.

С. Занько: Документы, которые вы оформляете, отчетность Госстройнадзора находится в открытом доступе? Ее могут посмотреть граждане? Где ее можно посмотреть?

А. Перминов: Да, конечно. Документы вывешиваются на сайте правительства. 

С. Занько: Там можно узнать про застройщиков, про юрлиц, про штрафы?

А. Перминов: Нет, там нет информации о конкретных лицах. Хочу напомнить, что с января 2014 года управлению была добавлена функция — надзор за долевым строительством. Создано на сайте правительства интерактивная карта проблемных объектов.  Вот там звучат те организации, которые действительно каким-то образом нарушают права граждан в части передачи построенных или не построенных квартир. 

С. Занько: По правам граждан самое интересное, конечно, для наших слушателей, и по жилью. Мы напомним, какой серьезной и громкой проблемой по всей стране гремела эта «долевка», но не только в ней ведь дело. По жилому строительству как раз хочется поговорить. Если человек задумывается о том, что он покупает квартиру, к кому ему в первую очередь идти — в долевое не в долевое строительство, к кому в первую очередь идти, и где проконсультироваться, чтобы быть уверенным, что у этого застройщика все в порядке, у дома все документы есть? В какие органы обращаться?

А. Перминов: Постоянный мониторинг ситуации по строительным организациям, которые занимаются строительством жилых домов, ведется как раз нашим управлением. Мы полностью анализируем финансовое состояние всех предприятий, которые строят жилье, и можем даже прогнозировать, как будут развиваться события в дальнейшем на том или ином объекте. По двум телефонам можно звонить: 64-10-19, либо 64-36-34. Если есть вопросы или сомнения, мы можем пояснить, подсказать, предупредить. 

С. Занько: С 2012 года, когда пошло все это движение и строгий надзор за «долевкой», изменилась ли ситуация в Кирове? Меньше ли стало таких организаций, которые не выполняют своих обязательств перед дольщиками, появляются ли вообще еще новые объекты с обманутыми дольщиками?

А. Перминов: Я бы сказал, что ситуация изменяется в лучшую сторону.  Застройщиков, которые бы нарушали права граждан, в этом смысле не появляется, то есть, у нас фигуранты одни и те же. Нами проводится работа по достройке проблемных объектов. Количество их уменьшается. Конечно, все равно во все времена были мошенники, исключить их на 100% невозможно, но, по крайней мере, та работа, которая проводится, и профилактическая работа, и административная все-таки дает эффект. Сейчас, может быть, я не совсем точно назову цифру, но начиная с 2012 года, порядка 600 с лишним человек были восстановлены в правах и эти объекты были достроены тем или иным способом.

С. Занько: Способы, конечно, не очень приятные бывают для дольщика, которые ожидает, что он получит ту квартиру, на которую он рассчитывал. Приходится мирится с тем, что либо деньги возвращаются, либо что-то подешевле строится. Вопрос у меня по работе с жалобами граждан. Вы говорите, что граждане могут обращаться в Госстройнадзор, например, когда они покупают квартиру, или уже купили, и там происходят какие-то непонятные вещи, тормозится строительство, и они могут прийти и все узнать. Всплывали такие ситуации, когда вы были не в курсе, что на объекте проблемы — задержка строительства, некачественные материалы, несогласованные перепланировки? 

А. Перминов: Сейчас объясню. Наши проверки проводятся не в соответствии с планами, как многие другие надзорные органы работают, мы проводим с соответствии с программами проверок. Что это такое? Любое строительство можно разделить на этапы. Допустим, устройство фундамента, укладка стен, монтаж систем водоснабжения, благоустройства -  все эти этапы разбиты по времени. Если застройщик по каким-то причинам в данное время, которое он сам обозначил, не успевает выполнить работы, то он в обязательном порядке извещает нас. То есть, мы в курсе...

С. Занько: А если не извещает?

А. Перминов: Если не извещает, то для этого предусмотрена административная ответственность.

С. Занько: Но если он не извещает, то вы сами ведь к нему не идете. Есть же порядок, застройщик должен обращаться.

А. Перминов: У нас в программе обозначено время. Когда подходит время проверки, естественно, сотрудники управления звонят застройщику и говорят, действительно ли нужно проводить эту проверку. Если этот этап еще не выполнен, застройщик нас официально информирует, что произошли определенные сдвиги. По этой ситуации мы можем любого человека проинформировать, какие образом будут развиваться события, будет ли он введен в установленные сроки, либо это будет раньше или позже. С точки зрения долевого строительства, мы тоже мониторим ситуацию, смотрим за финансовым состоянием, за целевым расходованием денежных средств граждан, которые привлекаются в данное строительства. Можем объективно оценить, рассказать. 

С. Занько: Давайте разберем такой пример. Я его уже неоднократно озвучивала — это пример дома, который находится на Горбачева, 32, застройщик «Тоник», директор строительной компания — Осколкова Людмила Михайловна, которая очень долго затягивала строительство, которое было начато в 2004 году. По программе защите дольщиков два года назад жилой подъезд в этом доме был сдан. Там 15 квартир, которые постепенно заселялись, 6 квартир сейчас заселено, остальные не въезжают в связи с тем, что дом не достроен, так как сдан один жилой подъезд только. Есть еще офисный подъезд с не сданной, недостроенной офисной частью, и есть каркас дома, который тоже должен быть закрыт, и вторая стена, прилегающая к подъезду, которая тоже не утеплена и не закрыта. Как может существовать такой объект, при том, что застройщик сам находится в этом же доме, у него там офис, и он ведет какую-то деятельность. За этим домом вы надзираете?

А. Перминов: Вы сами сказали, что объект введен не полностью, введена только жилая часть. Причем это процедура была произведена по пожеланиям дольщиков. Это было непросто сделать, были проблемы, которые было необходимо решать с администрацией города. Да, люди знали, что какие-то недочеты есть.

С. Занько: Сейчас не идет вопрос о жилом подъезде. Вопрос достройки дома, офисной ее части,приведения в порядок. Это в чьей зоне ответственности? Офисная часть — тоже «долевка». Это дольщики должны делать или все-таки строительная компания должна довести дома до ума и сдать?

А. Перминов: Я считаю, что в данной ситуации ответственность лежит на застройщике. Другой вопрос, имеется ли у него сейчас возможность достроить его.

С. Занько: Там есть какая-то другая процедура. Если застройщик не имеет такой финансовой возможности, то разве не существует процедуры передачи строительства другой компании? 

А. Перминов: Да, другой строительной организации, которая достроит.

С. Занько: Кто и куда должен заявить на застройщика, чтобы пошел процесс? Дом строится 10 лет. Мы должны на примере разобрать, чтобы люди поняли.

А. Перминов: То, о чем мы сейчас говорим, не входит в круг обязанностей управления. Это должен решать сам хозяйствующий субъект — ООО «Тоник». 

С. Занько: «Тоник», который вам не сообщает о том, что у него проблемы, не может достроить дом, и что должно происходить?

А. Перминов: Я считаю, что здесь, видимо, какая-то инициативная группа должна этим заниматься вплотную. Я ведь понимаю, когда люди живут в своих квартирах, а под ними находятся недостроенные помещения, которые, может, даже не отапливаются. 

С. Занько: Андрей Викторович, ситуация какая. Вы говорите, что у Госстройнадзора есть график проверок. У такого дома, думаю, что он не единственный, который сдан или не сдан наполовину, тоже есть график проверок. Вот сдан жилой подъезд, есть еще несданная офисная часть. Сроки-то остались. 

А. Перминов: Если застройщик не в состоянии осуществлять дальнейшее строительство, он нам письменно извещает, что строительно-монтажные работы приостановлены?

С. Занько: Он вас не извещает, а работы приостановлены. Что делать тогда? Граждане должны подать жалобу в Госстройнадзор, или Госстройнадзор должен прийти?

А. Перминов: В данной ситуации рычагов воздействия, по сути, нет. 

С. Занько: Вы только что сами сказали, что строительство может быть передано той строительной компании, которая способна завершить его?

А. Перминов: Это решение должен был принять застройщик, который строит на сегодняшний день.

С. Занько: Но он не заявляет и не достраивает. Дом разрушается, он опасен для жизни, там собираются подростки, распивают пиво на железных балках. Кто-то должен этим заняться! Кто? Куда обращаться? Если это не Госстройнадзор, то какая другая организация? Не может же существовать объект в недостроенном виде, полузаселенный и не доведенный до ума? Кто-то же должен? Чья это зона ответственности?

А. Перминов: Я считаю, что здесь активнее должна работать администрация города Кирова.

С. Занько: Администрация, и сами граждане, которые в этой «долевке» есть. Они должны написать какие-то письма, сообщить о ситуации, и тогда уже будут приниматься меры. После короткой рекламы я хочу с вами поговорить по поводу перспектив работы Госстройнадзора и по поводу самой структуры, кто в ней работает, какие специалисты, объеме деятельности, и хочу вас спросить личное ваше мнение по поводу инициативы депутата Мошуренко, которая сегодня  в ОЗС обсуждается — это сохранение исторического облика города, а также о точечной застройке. Поговорим об этом после рекламы.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня у нас такая смешанная программа, я бы сказала, потому что гость Перминов Андрей Викторович впервые у нас в студии, и поэтому мы начали с того, что привели статистические данные по работе Госстройнадзора за 2013 и начало 2014 года — количество проверок, дел, штрафов. Также попытались разобрать ситуацию с долевым строительством на примере одного из домов в этом городе, кто и за что должен отвечать. Андрей Викторович задумался по поводу дома, который мы приводили в пример. Есть такое ощущение, что в городе существуют дома-призраки. Они вроде бы есть, и их вроде бы нет. Думаю, мы эту тему развернем в одном из ближайших «Разворотов на бизнес» с Олегом Прохоренко, а сейчас, поскольку главной задачей сегодняшней программы было познакомить наших слушателей с вами персонально и с деятельностью Госстройнадзора, чтобы было всем понятно, чем конкретно он занимается, мы поговорим о тех специалистах, которые работают непосредственно в самом Госстройнадзоре. Велика ли ваша структура? Сколько человек в ней работает? 

А. Перминов: В нашей структуре работает 15 человек. 

С. Занько: Немало, как мне кажется. Кто эти люди? Какое у них образование, профиль работы? 

А. Перминов: Основной процент наших сотрудников имеет высшее строительное образование. Сектор их ответственности в работе — это надзор за строящимися объектами с точки зрения строительных нормативов. Также хочу проинформировать, что нами еще осуществляется пожарный надзор и санитарный. 

С. Занько: Что это значит? Давайте применительно к жилым домам. 

А. Перминов: Жилые дома, которые строятся и в дальнейшем вводятся, должны быть безопасны с некоторых точек зрения. Это может быть механическая безопасность — то, что касается конструктива,  пожарная безопасность, санитарная. С механической понятно — это стены, перекрытия, прочие конструкции. Пожарная — люди, проживающие в этом доме, должны быть обеспечены с точки зрения пожарной безопасности. Это касается путей эвакуации, отделочных материалов, аварийных выходов. Если это дома повышенной опасности, в обязательном порядке это наличие дымоудаления, сигнализации, систем пожаротушения. В нашем управлении имеется специалист, который по роду деятельности всю жизнь занимался вопросами пожарной безопасности, и как раз на объектах с массовым скоплением людей, на объектах, которые строятся за бюджетные средства, на объектах повышенной опасности в том числе осуществляет эти обязанности. 

С. Занько: Это на этапе строительства, до момента сдачи?

А. Перминов: Это все происходит на этапе строительства. Что касается санитарного надзора, к сожалению, отдельного специалиста здесь нет. В принципе, там очень просто. Когда объект проектируется, все нормы, в том числе санитарные, учитываются. Любой инспектор, исполняя надзорные функции, автоматические выполняет и санитарные нормы.

С. Занько: Понятно. У нас остается не так много времени, есть еще несколько вопросов. Поступил вопрос от моих коллег, с которыми я вчера обсуждала нашу сегодняшнюю встречу. Они вас спрашивают, почему мы вас так редко видим в СМИ с выступлениями, с докладами, отчетами, с тем, что поставили проблему, кого-то заклеймили, вот этот застройщик такой-сякой, в Госстройнадзор это-то сделал. Как-то вас мало, почему?

А. Перминов: Наверное, нечасто приглашают.

С. Занько: Приглашают нечасто, мало интересуются сами СМИ-шники виноваты. Но вы приходите — я позвонила, и вы сразу пришли, это очень приятно. Еще один вопрос, который нужно пояснить слушателям. Мы уже сказали, что отчеты Госстройнадзора есть в открытом доступе, в частности, например, дольщикам на сайт областной администрации, там есть раздел. Также вы назвали телефон вашей организации, по котором можно позвонить и проконсультироваться по любому вопросу. Там 15 специалистов, уж они как-нибудь с профессиональной точки зрения проконсультируют. Все-таки у нас программа с элементами «Особого мнения», и я хотела бы у вас лично, как у строителя с большим опытом, и человека, который работает в Госстройнадзоре (я представляю, с какими ситуациями приходится сталкиваться, как иногда приходится балансировать на грани интересов, точно следуя законодательству), спросить вот о чем. У нас в городе сейчас идет громкое обсуждение по застройке исторической части города, какие здания новые в нем строятся, высокие, с применением каких материалов. Депутат ОЗС Мошуренко провел законопроект о сохранении исторического облика  города и запрете точечной застройки с определением высотности зданий, материалов, вплоть до цвета. Мы покопались в документах — вроде бы такие документы есть, но совершенно очевидно, что облик города меняется. Лично ваше мнение, когда в части города, например, от набережной Вятки до Октябрьского проспекта включительно, между улицей Профсоюзной и Воровского — вот такой периметр, появляются здания выше 8 этажей, материалы которых представляют из себя сайдинг, плитку, пластик — такие вещи, которые считаются современными, у вас, как у человека, который тут проживает, как строителя, это устраивает? Считаете ли вы, что нужно придерживаться других нормативов, использовать более экологически чистые материалы? Ваше мнение?

А. Перминов: Если говорить о применяемых материалах, в принципе, люди, приобретая жилье, голосуют за материал в котором им приятнее, комфортнее жить.

С. Занько: Или который дешевле, ведь современные материалы направлены на удешевление 
строительства?
А. Перминов: По крайней мере, в центре, в той части, которую вы обозначили, сайдинга я не видел. То, что касается вентилируемых фасадов — да, это у нас появилось недавно. Честно говоря, я не очень хорошо отношусь к ним, потому что вентилируемый фасад — это такой элемент, который не совсем хорошо влияет на безопасность объекта. 

С. Занько: Почему?

А. Перминов: Как делается вентилируемый фасад? Основная часть стены несущей из кирпича в дальнейшем утепляется, и на каркасе крепится эта плиточка. Между утеплителем и плиткой имеется воздушный зазор. Любой воздушный зазор как вытяжная труба, то есть, не дай бог туда попадет какой-то горючий материал... Все материалы имеют сертификаты по пожарной безопасности, но доля риска есть, более, если брать оконные проемы, которые выходят на фасад, обязательно там должна быть противопожарная отсечка. Должны быть противопожарные отсечки по высоте. Традиционные здания, когда кладка выполняется либо кирпичом, либо камнем, намного приятнее глазу, и эксплуатация более долговечна.

С. Занько: Веками пройденный опыт.

А. Перминов: То, что касается высотности, я думаю, что здесь нужно больше работать муниципальному образованию, если речь идет о городе Кирове, градостроительному совету. На этом этапе нужно обозначать, какое здание можно привязывать, какой этажности, как оно будет вписываться в историческую застройку. Конечно, когда среди 3-4 этажной застройки вдруг появляются высотные, они смотрятся странно. 

С. Занько: Сами вы в каком доме живете?

А. Перминов: В 10-этажном кирпичном доме. Вы поднимали вопрос о точечной застройке. Я не сторонник крайних мер. У нас зачастую люди бросаются в две крайности: либо точечная застройка, либо только комплексное освоение территорий. Я считаю, что и то, и другое может иметь место быть. Посмотрите, как много в нашем городе деревянных домов, которые расположены небольшими группами, все равно это все нужно сносить, застраивать. 

С. Занько: Вот такой у меня еще вопрос, не знаю, насколько вы поклонник исторического облика города. Насчет деревянных домов действительно сложно, их тяжело восстанавливать, а вот старинные каменные дома, краснокирпичные дома с такими толстыми стенами — вы как, житель города, хотели бы их сохранить, или их тоже нужно снести?

А. Перминов: Я считаю, что дома, которые еще могут эксплуатироваться, не разрушаются, однозначно нужно сохранять. 

С. Занько: Спасибо вам большое за ваше личное особое мнение. Я напоминаю, что у меня в  гостях сегодня был Перминов Андрей Викторович, глава Госстройнадзора по Кировской области. У микрофона была Светлана Занько. Всем спасибо, до свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта