Особое мнение Валентина Пугача от 10.07.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 282 0

"Я считаю, что у нас в городе явно недостаточно механизмов для выражения мнения горожан. Во-первых, нет механизма для того, чтобы их обобщить, консолидировать и озвучить. И еще меньше механизмов, чтобы эти предложения были воплощены и реализованы. Хочется выступить инициатором или соорганизатором какого-нибудь движения горожан..."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет выражать Валентин Пугач, ректор Вятского государственного университета. Валентин Николаевич, добрый день.

В. Пугач: Здравствуйте.

С. Занько: Только что Валентин Николаевич зашел в двери нашей студии, вернулся с совещания с главой региона. По итогам совещания было вынесено некое решение. О том, что там обсуждалось и какое было принято решение, я спрошу вас чуть позже. Начать хочу с другого вопроса. С вами я его еще не обсуждала, но практически каждый спикер, который приходит в нашу студию последние две недели, отвечает на этот вопрос, дает свою оценку по поводу ситуации, которая сложилась вокруг строительства на перекрестке улиц Ленина и Воровского, напротив Филармонии, буквально у остановки. Вы в курсе? Я смотрю, такое напряженное выражение лица. Высказываются совершенно противоположные мнения. В частности, Юрий Львович Шлемензон оценил обстановку как совершенно нормальную и спокойную. Он говорит, что это не историческая часть города, строить нужно современные здания, и то здание, которое спроектировано, хорошо вписывается в городскую среду, и даже то, что оно будет составлять 8 этажей — это тоже правильно, потому что будет скрывать некрасивые постройки сзади. В общем, одобряет строительство. Другую точку зрения высказывает Дмитрий Русских, депутат Заксобрания. Он говорит, что это самый что ни на есть исторический центр города, и что вообще градостроительная  комиссия странное решение принимает, когда предоставляет инвестору сделать из 4-этажного 8-этажное здание, что нужно бить тревогу, в городе мало зелени, скверов и слишком много торговых центров. Расходятся мнения. Одни говорят, что должны быть современные здания с торговыми и офисными площадями, другие говорят, что эти здания должны быть вписаны в исторический облик города, и тут тоже расходятся — кто-то говорит, что Филармония — это никакой не исторический центр давным-давно, и хватит жить прошлым, а кто-то говорит, что тогда вообще останемся без всякого исторического центра, давайте уже определяться, и это и есть самый что ни на есть исторический центр. Какой позиции придерживаетесь вы? 

В. Пугач: Я бы сказал, что занимаю промежуточную, компромиссную позицию, когда безусловно нужно в городе строить новые здания, магазины, объекты социальной инфраструктуры, жилые дома, но при этом нужно учитывать сформировавшийся ландшафт, лицо города, и при утверждении конкретных проектов необходимо, чтобы какое-то количество экспертов, профессионалов, просто горожан активных имели возможность высказать свое мнение, задать вопросы, озвучить предложения. Желательно, чтобы они были учтены. В этом случае уникальный микроклимат, который на многих улицах и кварталах присутствует, создает определенный эмоциональный фон и колорит, который повышает степень комфортности в нашем городе. Согласитесь, многоэтажные окраины Филейки, юго-запада создают совсем другие ощущения, чем прогулки по Ленина, Спасской, Преображенской или Казанской.

С. Занько: В связи с тем, что вы сказали, упомянутая вами улица Ленина достойна многоэтажных зданий? Давайте в промежутке от Красноармейской и до Розы Люксембург. Или же там должны проектироваться и строиться здания, которые бы не совсем отражали нашу эпоху, офисно-пластиковую, и строились бы какие-то здания — кирпичные, невысокие?

В. Пугач: Вчера гулял по Ленина, задал себе вопрос, почему она все еще Ленина называется. Как раз смотрел на предмет того, как хорошо смотрится этот набор зданий. Достаточно большое количества новодела, которое уже существует, достаточно часто неплохо вписывается в окружающую инфраструктуру тех зданий, которые находятся там, еще дореволюционной, или советской эпохи. Какие-то, конечно, явно диссонируют, дырами зияют. Большая высотка, конечно, не очень уместна — мое мнение, хотя, это зависит от того, как сделать. Я смотрел картинки в Интернете, не знаю, насколько корректно они передают этот проект.

С. Занько: Существует такая опасность, что изменения будут еще вноситься, так же, как в случае с Засорой, например, когда презентован был один проект, люди смотрели не только на то, какое здание, но и сколько зелени останется, а потом, через несколько месяцев появляется уже другой проект, при этом они официально не выкладываются на сайте правительства, чтобы люди точно знали, что там будет.

В. Пугач: Есть в городе, в нашем университете целый строительный факультет, в нем есть кафедра архитектуры и строительства, где работают замечательные профессионалы. Возглавляет ее профессор Безверхов, бывший архитектор города. К сожалению, никто не приходит, не советуется, не задает вопросы, не обращается. Большинство строителей, профессионалов, которые сейчас работают в городе, области — выпускники нашего факультета, я не очень понимаю, почему они не находят желание, возможность на эту тему поговорить, посоветоваться. 

С. Занько: Как вы думаете, когда нет в городе главного архитектора — это нормальная ситуация?

В. Пугач: У нас его нет? 

С. Занько: Похоже, что нет. Кто у нас главный архитектор? 

В. Пугач: Насколько я знаю, Рубцова.

С. Занько: Ирина Рубцова сама заявляла, что она не архитектор. Она возглавляет соответствующий департамент, но она не архитектор. 

В. Пугач: То есть, она себя называет больше чиновником. У нас в городе явно недостаточные механизмы для выражения мнения горожан на те или иные вопросы. Нет механизма для того, чтобы их обобщить, консолидировать, озвучить, и еще меньше механизмов, чтобы эти предложения были реализованы. Это мое субъективное мнение.

С. Занько: Процедура очень странная. Публичные слушания проводятся в очень странной форме, не вовремя, и инициативу проявляют граждане, когда уже поздно...

В. Пугач: Ловлю себя на мысли, что хочется выступить или инициатором, или соорганизатором какого-либо общественного движения «Горожане», или «Союз горожан города Кирова», чтобы можно было собираться, задавать вопросы, транслировать их городу. 

С. Занько: Общественной палаты для этого недостаточно?

В. Пугач: Общественная палата отвечает не только за эти вопросы, у них слишком много их, и это станет один из элементов в череде других спектров обсуждений областных вопросов и проблем. А это — именно сообщество жителей Кирова, которым небезразлична судьба города. 

С. Занько: Вы сейчас ловите себя на этой мысли, или чувствуете, что где-то на подходе уже есть готовые?

В. Пугач: Есть позывы этим позаниматься, но понятно, что в силу занятости, большого количества проблем и интересов, в которые я вовлечен... Этим вопросом нужно заниматься серьезно. Я готов скорее поучаствовать, если кто-то проявит инициативу. 

С. Занько: Раз мы заговорили об общественной инициативе, поговорим об инициативе ваших студентов. Они обратились к врио губернатора Никите Белых по вопросу велосипедизации нашего города. Глава региона тогда сказал: «Пожалуйста, формулируйте свои предложения, и я их рассмотрю». Вы встречались с вашими студентами, я знаю, удалось ли вам поговорить после этого с губернатором? Что предлагают ваши студенты и каков отклик Никиты Юрьевича?

В. Пугач:  Никита Юрьевич абсолютно правильно поступил, когда услышал со студентами нашего университета эти призывы обратить внимание на велосипедистов. Их количество растет и ширится, это целое движение уже в городе, это стало модно. Не только молодежь, но и все поколения: и дети, и взрослые катаются на велосипедах. Катаются по различным причинам: кто-то катается для удовольствия, для спорта, для фитнеса, кто-то решает транспортные проблемы. И это становится все более заметным, но при этом особых подвижек в городе нет. Хотя есть примеры Москвы, я уж не говорю про заграницу, где вся эта инфраструктура давно сделана, прописаны правила, порядок. Там велосипедисты защищены и являются полноправными участниками дорожного движения, это целая индустрия. Мы съездили за границу, посмотрели, как это сделано там. И нам хочется, чтобы здесь было тоже хорошо, соответственно, есть общественная потребность. Есть активисты, многие из которых - студенты нашего университета. В блогах и на общественных мероприятиях они все громче требуют, или предлагают, или просят власть что-то сделать. Никита Юрьевич абсолютно правильно поступил, что: а) я вас услышал, б) а давайте вы, чтобы не было таких выкриков и лозунгов, консолидируетесь, соберетесь, четко изложите свои предложения. Чем это будет более конкретно указано — где, по какому адресу, какую парковку, какую дорожку и что необходимо сделать, по вашему мнению (и это надо аргументировать), я тогда готов этот процесс запустить с точки зрения исполнения. И, соответственно, так как я был в этот момент рядом с ним, находился на встрече со студентами, он мне сразу дал поручение — «А давайте вы, Валентин Николаевич, соберете всех этих велоактивистов, смодерируйте все их предложения, оформите в виде некоего формализованного текста, который я готов рассмотреть вместе с городской администрацией. Собственно, это и произошло: мы собирались уже несколько раз. Мы договорились, в каком формате будем готовить эти данные: они должны быть четкие, понятные, оформленные надлежащим образом, я тут включу какие-то свои знания и опыт, как это может и должно быть. Работа идет полным ходом, я знаю, что многие наработки уже есть. Соответственно, мы договорились, что в конце этой, начале следующей недели данные в обобщенном виде будут представлены на рассмотрение Никите Юрьевичу. Если он посчитает их качественными и достаточными, я так понимаю, что дальнейшие действия уже по созданию на областном, межведомственном уровне, где будут правительство области, администрация города, активисты велодвижения, представители соответствующих структур типа ГАИ, служб безопасности, Санэпиднадзор, Роспотребнадзор, дорожники, службы благоустройства города. Соответственно, уже будет программа, мы планируем, что эта программа будет уже перспективная, какие-то мероприятия надо будет сделать немедленно, что-то будет запланировано на ближайшие несколько лет, и какие-то грандиозные вещи будут запланированы в долгосрочной перспективе. В результате мы получим программу развития этой части благоустройства города и она будет спокойно, планомерно реализовываться.

С. Занько: Хорошие новости, мы обязательно будем следить. Я хочу перейти к теме, которая непосредственно вас касается, вы очень  активно «болеете» за то, что сейчас происходит на Украине. Вы видите последние новости о том, что режим ЧС введен в регионах России в связи с тем, что огромное количество беженцев с Украины было принято регионами. Нашу область это тоже коснулось. Долго мы, кажется, спали, мало об этом говорили, но вот беженцы прибывают в Киров, и департамент социального развития обращается к жителям нашей области с просьбой принимать беженцев. Стоит большая проблема адаптации этих людей, предоставления им работы — это будет также вопрос детских садиков, школ, обустройства студентов. Это уже не какие-то частные случаи, этих случаев много. Вы одним их первых начали говорить об этом, говорили, что готовы принять студентов, преподавателей. Что сейчас происходит, насколько ваш вуз в это погружен, обращались ли к вам? Как вы относитесь к обращению департамента соцразвития принимать людей в своих домах? Что мы все сейчас можем сделать?

В. Пугач: Ситуация развивается так, как я и предполагал. Волна в силу отдаленности Кировской области от границ постепенно накрывает нас с некоторым опозданием и задержкой по сравнению с другими регионами. Зная ситуацию на Донбассе, я еще несколько месяцев предполагал, что количество беженцев, которое будет поступать в региона России, будет увеличиваться, оптимизма ситуация на Донбассе не внушает, соответственно, поток людей, которые хотят укрыться от войны, от террора, неблагополучия, будет только увеличиваться. Мое мнение, что Кировская область задерживается и опаздывает с такими экстраординарными действиями со стороны региональных и муниципальных властей по созданию комфортной инфраструктуры, по приему, размещению, трудоустройству этих граждан, притом, что нужно обратить внимание, что Кировская область, как и в целом Россия, максимально заинтересована в приеме таких беженцев, с точки зрения этической и человеческой должны помочь, так и с точки зрения просто практической. Мы знаем прекрасно о колоссальной дефиците кадров, человеческого капитала. Беженцы с Донбасса — это лучшее по качеству населения, что может приехать в Россию, это квалифицированные инженерные и рабочие кадры, люди с хорошим образованием, опытом работы. Индустрия на Донбассе — одна из лучших на постсоветском пространстве, специалисты там отличные, бери и хватай с руками, что называется. В Москве целая база данных людей, которые сгруппированы по профессиям, по опыту работы. Люди, которые едут, в большинстве своем не иждивенцы, они хотят работать и зарабатывать, не хотят быть нахлебниками. Большая часть людей рассчитывает, что через какое-то время — полгода, год — все уляжется, и они вернуться на свою родину. 

С. Занько: Как вы считаете, их расчет оправдан? Смогут они безболезненно вернуться на свою родину?

В. Пугач: Мое мнение, что такой жизни, которой они жили до всех этих трагических событий, уже не будет.  Будет какая-то другая страна, все будет по-другому. Те разрушения, которые уже произошли, необратимы, потому что большая часть инфраструктуры, колоссальные капиталовложения, которые были сделаны еще во времена Советского Союза, которые ни современная Украина, ни Россия при всем желании в ближайшее время не смогут повторить. Очень многие все еще не уехали из Донбасса из-за психологических «тормозов», что все наладится, успокоится, все будет по-прежнему. Буквально вчера разговаривал со знакомыми, они говорят, что живут в ощущении, как будто во сне. Им кажется, что они проснутся, и ничего это нет. Говорят, что жаль, что не ценили мирную жизнь, которая у них была. Я думаю, что нам всем на примере событий, которые происходят на Украине, в Донбассе, надо оглянуться по сторонам и лишний раз произвести переоценку ценностей. Да, у нас есть проблемы, мы все время чем-то заняты, озабочены какими-то историями, но самое главное, что у нас есть уверенность в завтрашнем дне, это надо тоже ценить.

С. Занько: Обращались ли к вам в университет студенты? В каком количестве?

В. Пугач: Студентов немного, но есть. От нескольких студентов мы уже приняли документы как от абитуриентов на первый курс, несколько студентов обратились по поводу перевода на старшие курсы. Министерство образования, зная о том, что такая ситуация происходит, прислало нам документ, где четко расписан нормативный регламент, где четко расписан процесс по процессу осуществления такого рода перевода. Собственно, мы его и до этого знали, но Министерство это все конкретизировало и обобщило. Есть возможность принимать студентов с Украины даже на бюджетные места, по конкурсу, естественно, я не говорю уже о платных местах.

С. Занько: Их много все-таки? Можно как-то обозначить количество?

В. Пугач: Они не выделяются, они в общем конкурсе принимают участие. Их не много, уверен, что в южных регионах будет аншлаг. Насколько я знаю, в университетах Донецка весенняя сессия даже не была сдана, учебный процесс до осени заморожен, и не факт, что учебный процесс будет продолжен. Я дал поручение нашей приемной комиссии направить соответствующую информацию в социальных сетях молодежи Донецка и Луганска.

С. Занько: Какого рода информацию?

В. Пугач: О том, что мы готовы рассмотреть их желание перевестись в наши вузы. 

С. Занько: Очевидно,что этим ребятам понадобится общежитие. Как вы будете решать этот вопрос?

В. Пугач: Будем решать напряженно, как всегда. Мы знаем, что у нас не хватает общежитий. Я надеюсь, что здесь будем обращаться к руководству города, области, чтобы нам в этом плане помогали. 

С. Занько: Известны уже семьи, которые принимают беженцев с Украины, принимают у себя? Есть у вас такие сведения, или знакомые?

В. Пугач: У меня есть знакомые, которые сказали, что они могут принять какое-то количество работников и готовы предоставить им жилье.

С. Занько: А сколько у вас работников с Украины намечается?

В. Пугач: Работа, консультации ведутся сейчас. Во время летних кадровых конкурсов — вы знаете, что преподаватели на основе конкурса принимаются в высшие учебные заведения, я смогу ответить, сколько документов будет подано. То, что будет 3-4 преподавателя с отличным научным потенциалом — в этом  я уверен, есть договоренность, скоро начнут приезжать.

С. Занько: Это особое мнение Валентина Пугача, ректора ВятГУ. Мы прервемся на короткую рекламу, через две минуты вернемся.

Реклама.

С. Занько: Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня выражает Валентин Пугач, ректор Вятского государственного университета. Буквально на днях в Октябрьского суде города состоялось предварительное заседание по делу Уржумского СВЗ. Дело связано с именем Олега Березина, который совсем недавно прибыл в Киров. Ему, и всем, кто проходит по этому делу, была изменена мера пресечения.  Он находился в московском СИЗО в течение всего этого времени, велось следствие. Благодаря адвокатам была изменена мера пресечения на домашний арест. Я не хочу вас спрашивать по конкретному делу, я по-другому поставлю вопрос. Считаете ли вы, что людей, обвиняемых в экономических преступлениях, необходимо держать в СИЗО под стражей, или же достаточно домашнего ареста?

В. Пугач: Так как я не юрист, я не буду говорить формулировки, хотя, насколько я знаю, в законе четко прописано, что, если подозреваемый в преступлении не представляет угрозу для общества, то нет никакой необходимости его держать, если он не может оказывать психологическое или физическое давление на свидетелей, и так далее. Мое мнение, что по экономическим преступлениям без особых причин содержать человек длительный срок под стражей неправильно. 

С. Занько: Рады вы или не рады, что Олег Березин сейчас дома?

В. Пугач: Я считаю, что правильно, что человек наконец-то смог вернуться домой, его семья, близкие могут быть спокойны за его жизнь и здоровье.

С. Занько: Переходим к другой теме. Мне нужен был только краткий комментарий. Возвращаемся к теме образования, к вашему вузу. Я видела сообщения о том, что ВятГУ будет направлять студентов в Китай. Расскажите, по каким направлениям вы будете обучать своих студентов в Китае, как проводится конкурс и почему возникло такое желание, потребность подписать договор с китайской делегацией, что вы от этого выиграете?

В. Пугач: Не нужно объяснять, какие тенденции происходят в мире. В Китае экономика №2, в ближайшие несколько лет станет экономикой №1. Это гигант, который вырос в тихоокеанском регионе, который граничит с Россией. Геополитические интересы этой страны все ближе соприкасаются и совпадают с Россией, соответственно, нам нужно учитывать эти реалии. Мы понимаем, что иметь такого партнера очень выгодно. Общаясь со своими детьми школьного возраста, на вопрос, какую выбрать профессию, какой язык учить, я своим детям советую (конечно, они не слушают моих советов), что нужно учить английский и китайский. В этом случае ты всегда будешь иметь хорошую работу, всегда ее найдешь, какую бы профессию в качестве основной себе не выбрал. Это очень перспективно. Китай демонстрирует потрясающую динамику развития технологий, промышленности. Это динамика, скорость адаптации изменений уже является предметом изучения — как они так быстро схватывают и развиваются? Это нужно изучать, этому нам нужно учиться. Интерес взаимный. У китайцев тоже есть определенные сложности, и при всей из продвинутости они научились делать различное оборудование, у них есть проблемы, связанные с тем, что они не всегда владеют технологиями, как пользоваться оборудованием на практике, как делать более качественный товар — они же хотят конкурировать с Европой, Америкой и Японией.  Здесь нужно соблюдать очень серьезные технологические стандарты. Они учатся, они знают, что у нас определенные наработки. В частности, после участия нашего университета в вставке лазерных технологий китайцы заинтересовались нашими технологиями, в частности, технологией применения лазеров при сварочном производстве, ухватились за эту тему. Мы предложили им реализовать на эту тему какие-то учебные и научные проекты. В качестве реакции на наше предложение приехала делегация, она включала в себя руководителей предприятий, ассоциации этих предприятий и университетов. Мы рассказали, что можем, что умеем, какой формат предлагаем. Мы долго обсуждали, они были здесь не один день, посмотрели оборудование, пообщались с нашими специалистами, и им стало очень интересно. Результатом стало подписание предварительного соглашения. Для проработки мы взяли несколько месяцев. Наверное, к октябре мне придется ехать в Китай для подписания большого, конкретного соглашения и дорожной карты, по которому мы будем заниматься совместными исследованиями, будем заниматься обучением китайских студентов у нас, и при наличии желающих (мы не можем никого заставлять) будем отправлять наших студентов для стажировок в Китай.

С. Занько: То есть, такого не будет, что будет разнарядка, и 10-15 кировских студентов поедут в Китай. Ребята заинтересовались этим?

В. Пугач: Пока еще не знаю, ребята сейчас сдают сессию, у них сейчас глаза вытаращены по другому поводу.

С. Занько: Еще у меня вопрос по поводу технологий. Вы говорите, что Китай, несмотря на развитие промышленности, не обладает глубокими технологиями...

В. Пугач: Не всегда. У них есть пробелы, которые они пытаются заполнить. 

С. Занько: Мы понимаем, что западная сторона, размещая производство в Китае, не снабжают их технологиями, это не в интересах Запада. Вы считаете, что в интересах России транслировать наши технологии в Китай?

В. Пугач: Хороший вопрос, я это все время держу в голове, чтобы нас не «попользовали задешево». Это является предметом серьезных переговоров, нужно четко описать, что является нашим конкурентным преимуществом, сколько это стоит, сколько университет и специалисты стоят на рынке услуг, чтобы мы не продешевели.  Я поэтому настаиваю, что обучение должно быть не в Китае, где они быстро научатся, схватят, и мы уже будем не нужны, а обучение китайцев должно быть в России. 

С. Занько: Что это изменит?

В. Пугач: Мы будем учить. Знаете, одно дело, когда мы выпустим бакалавра или аспиранта, и другое дело, когда мы там будем осуществлять учебный процесс, на их оборудовании, с нашими специалистами. То есть, мы по сути дела отдадим целую отрасль. Здесь вопрос серьезный, нужно внимательно смотреть.

С. Занько: У нас остается буквально две минуты, и я просто обязана попросить вас сделать комментарий по поводу того сообщения, которое вы вчера разместили в Фейсбуке. Вы написали, что теперь в состав ВятГУ вошел филиал Финансового университета при правительстве РФ. 

В. Пугач: Да, вчера пришел приказ Министерства образования и науки, мы его ждали, знали, что он будет. Вчера я получил его на руки. Действительно, в этом приказе отражено, что в рамках ликвидации кировского филиала этого университета.... Вы знаете, что по результатам мониторинга эффективности в Кировской области с десяток различных филиалов признаны неэффективными. Это называется красивым словом «реорганизация», а в переводе на русский означает ликвидацию. Сейчас мы срочно готовим приказ, и рабочая группа создана по реализации мероприятий, связанных с переводом сотрудников, преподавателей этого филиала, часть из которых — наши же, просто работали по совместительству, студентов — мы собираем с них заявления о том, что они изъявляют желание пойти учиться в наш университет на тех же условиях, на которых они обучались в этом филиале. Соответственно, будет определенная работа, связанная с передачей имущественного комплекса зданий, оборудования.

С. Занько: Осталось полминуты, короткий блиц. Кто будет руководить присоединенной структурой, в какой форме она вольется в университет?

В. Пугач: Студенты-заочники высшего образования просто перейдут на факультет экономики и менеджмента нашего университета, а студенты экономического колледжа, которые были в составе этого филиала, останутся в рамках этой же структуры, просто колледж будет при университете на тех же площадях. У них достаточные здания, помещения. Другой вопрос, что мы оптимизируем систему управления.

С. Занько: Поставите нового управленца?

В. Пугач: Не факт. Мы посмотрим внимательно, как был организован учебный процесс, какие были недостатки, какие преимущества. Лучшее оставим, а проблемы попытаемся решить. Я думаю, что студенты ничего не потеряют, они в дополнение ко всем тем возможностям, которые были, получат всю инфраструктуру нашего университета, со всеми лабораториями, спорткомплексами...

С. Занько: Ни один студент не пострадает, а вот сотрудники пройдут аттестацию. 

В. Пугач: Сотрудники пройдут через рассмотрение своих профессиональных навыков на предмет готовности работать под высоким авторитетным званием Вятский государственный университет.

С. Занько: Успехов вам во все расширяющейся империи Вятского государственного университета.

В. Пугач: Я думаю, что это не последнее решение. Мы сейчас провели переговоры с ректором Московского индустриального университета, насчет филиала этого университета также принято решение о ликвидации. Коллектив филиала обратился к нам, чтобы мы их взяли под свое крыло. Руководство московского университета не возражает. Сейчас готовятся соответствующие документы для отправки в Минобрнауки, чтобы все прошло последовательно и планомерно. Думаю, что это не последний процесс, оптимизация сети образовательных учреждений в Кировской области будет продолжена с целью повышения качества высшего образования.

С. Занько: Это было особое мнение Валентина Пугача, ректора Вятского государственного университета. Меня зовут Светлана Занько. До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта