Особое мнение Екатерины Тарловской от 09.07.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 294 0

"Мне не понятно, почему губернатор должен назначать членов в Общественную палату? Палата является общественным контролем по отношению к губернатору и правительству области. Как может контролируемое лицо назначать себе контролеров?.. В регионах стоит перенять опыт ОПРФ, когда членов Палаты выбирают с помощью интернет-голосования. Половину можно выбрать в интернете, а вторую половину должны выдвигать общественные организации. При этом люди должны представить себя и то, что они сделали..."



Печатная версия передачи:

Ю. Афанасьева: 13.07 в Кирове, на 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. Сегодня у меня в гостях Екатерина Тарловская, депутат городской думы и профессор кафедры госпитальной терапии Кировской государственной медицинской академии. Екатерина Иосифовна, здравствуйте!

Е. Тарловская: Здравствуйте!

Ю. Афанасьева: Я думаю, мы начнем с общественного контроля и с общественной палаты, а именно: на неделе Госдума приняла закон об основах общественного контроля. Есть мнение в интернете, что закон «сырой». Если честно, его надо досконально изучать, я вчера вечером занималась чтением. Я бы сначала хотела вас спросить: как вы считаете, что должен собой представлять общественный контроль?

Е. Тарловская: Теоретически общественный контроль должен собой представлять оценку до голосования, причем государственной думы различных законов, выдвигаемых депутатами Госдумы, должна быть такая ситуация, чтобы мнение общественных организаций по этому поводу было обязательным для учета той же самой государственной думой, иначе это все становится бессмысленным. У нас была практика собирания подписей, касающаяся того, что если собрать 100 тысяч подписей под какой-то инициативой, это обязательно должно быть рассмотрено. Было собрано несколько таких вариантов обращений – ни одно из них до сих пор не рассмотрено. Это та ситуация отношения к общественному контролю в нашей стране. Создавать какие-то организации можно до бесконечности, но если общественное мнение никого не интересует, какой в этом смысл?

Ю. Афанасьева: Я себе как представляю общественный контроль: например, ремонтируют дорогу. На этом участке ремонта дороги стоит общественный контролер, который следит: той ли марки засыпают щебень, у которого есть доступ к документам. Так же можно и с больницами и так далее.

Е. Тарловская: Это нереально, абсолютно бессмысленное занятие. Все профессиональные организации должны работать качественно и профессионально, И люди не должны стоять у них за спиной. Это двойная система контроля. Профессиональные организации должны контролироваться профессионально. Если он нарушил правила работы на той же дороге или в больнице, он несет административную или уголовную ответственность. И это должны делать не общественные организации. Это все дым и туман. Это должны делать те, кто должен: Росздравнадзор, роспотребнадзор и т.п. и т.д. У нас море организаций со специалистами, которые должны оценивать качество укладки дорожного полотна, качество работы больниц. Фонд обязательного медицинского страхования имеет огромное количество экспертов, которые профессионально оценивают качество работы врачей. Причем здесь общественный контроль?

Ю. Афанасьева: Мы говорим: «Должны». Должны следить, должны оценивать. А реально следят, оценивают?

Е. Тарловская: Конечно, они работают. Может быть, нам с вами не нравится, как они делают эту работу, но здесь только один вариант: мы должны инициировать, чтобы они работали нормально. Это функция управляющих органов страны, государства, чтобы все системы работали правильно и качественно. Это не наша функция.

Ю. Афанасьева: Вы считаете, что общественный контроль – это учет мнения общественности органами гос. власти?

Е. Тарловская: Это возможность высказываться по поводу еще непринятых инициатив, потому что высказываться по поводу тех законов, за которые проголосовала государственная дума, бессмысленно. Проводить общественный контроль каких-то инициатив, чтобы мнение общественное учитывалось. Можно сколько угодно сотрясать воздух, но если ваше мнение никого не интересует, зачем вообще этим заниматься?

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, как это должно быть правильно организовано? Мы с вами говорили об общественной инициативе, 100 тысяч голосов она должна набрать, чтобы ее рассмотрели. Это должен быть количественный показатель, или должны учитывать мнение определенных, признанных общественных организаций?

Е. Тарловская: По этому поводу должен быть принят закон, и он должен выполняться. Мы знаем, что в России принимается огромное количество законов, и они далеко не все выполняются. По идее должны быть рассмотрены все эти инициативы, но этого не происходит. Здесь можно принять закон по поводу общественного контроля, но он не будет выполняться. Обязательность учтения общественного мнения должна быть закреплена законодательно, это должно выполняться. Иначе это одни слова.

Ю. Афанасьева: Буквально в понедельник в Москве создали российскую ассоциацию общественного контроля. Как вы думаете, поможет создание новой структуры?

Е. Тарловская: Нет, ничего не поможет, это будет один дым.

Ю. Афанасьева: Вы являетесь депутатом городской думы, и вас можно назвать в некотором роде общественным контролером?

Е. Тарловская: Очень хорошо сказано – в некотором роде.

Ю. Афанасьева: Лично вы пытались контролировать или пытались повлиять на решение каких-нибудь органов власти?

Е. Тарловская: Безусловно. Там много примеров, но дело не в этом. Там принцип важен. Мы знаем, что в городской думе большинство имеет партия «Единая Россия» и примкнувшие к ней. Любая инициатива, исходящая от кого-то одного и неудобная для всей городской думы, будет заблокирована. И на этом все закончится.

Ю. Афанасьева: Вы не пытались работать условно персонально, с какой-нибудь больницей, которая вас интересует, или персонально с каким-то учреждением?

Е. Тарловская: А что я могу сделать для этой больницы?

Ю. Афанасьева: Я имею в виду, в плане общественного контроля. Проконтролировать, выполняется какое-то решение, так ли оно выполняется, поставлено ли нужное оборудование, исправно ли?

Е. Тарловская: У меня нет никаких полномочий для того, чтобы контролировала или пыталась вмешаться в работу какого-то лечебного учреждения. Хотя я вхожу в так называемую группу общественного контроля в диагностическом центре, который расположен возле ДК «Родина». Но мое глубокое убеждение, что это абсолютно бессмысленные организации. Лечебное учреждение должно работать само хорошо и правильно. Его должны контролировать профессиональные люди. Общественный контроль здесь не при чем.

Ю. Афанасьева: Может быть, он совсем не нужен?

Е. Тарловская: С моей точки зрения – да. В тех отраслях, о которых мы сейчас говорим – контроль качества укладки дорожного полотна, контроль качества учебных учреждений – не нужен. Его мнение не будет учтено, даже если общественному контролю что-то не понравится. Я не думаю, что это кому-то будет интересно.

Ю. Афанасьева: Когда вы были членом общественной палаты (сейчас вы являетесь экспертом, насколько я знаю), обсуждался тогда вопрос общественного контроля?

Е. Тарловская: В общественной палате он бесконечно обсуждался, и все эти обсуждения сводились к тому, о чем мы с вами говорим. Мы готовы выступать и общественными экспертами, вкладывать бесплатно много знаний и работы в оценку каких-то федеральных, региональных проектов. Но это никому не интересно. Наше мнение, я имею в виду. Оно все равно не учитывается. Поэтому тратить большой труд – бессмысленно. Сколько не говори на эту тему, все равно сводится к этому.

Ю. Афанасьева: Получается, что бой с ветряными мельницами.

Е. Тарловская: Может быть, и не бой. Это камень в гору закатывать, и он скатывается.

Ю. Афанасьева: Для галочки, у нас вроде есть люди, которые занимаются общественным контролем, все здорово, но мы к их мнению не прислушиваемся?

Е. Тарловская: Да, люди могут быть умными, совершенно правильные вещи могут говорить, но я не думаю, что их мнение кого-то интересует на самом деле.

Ю. Афанасьева: Хотела также обсудить вопрос. Я думаю, что здесь, как нигде, нужен общественный вопрос. Я говорю про инициативу депутата фракции «Справедливая Россия» на уровне государственной думы Андрея Озерова. Суть в том, что он предложил поправки к закону об основах охраны здоровья граждан. Суть поправок в том, чтобы лечение редких заболеваний финансировалось не из региональных бюджетов, как сейчас, а из федеральных. Я знаю, что проблемы с принятием этой поправки. Расскажите, пожалуйста.

Е. Тарловская: Ситуация парадоксальная произошла. На то заседание государственной думы, где должны были приниматься или не приниматься эти поправки не пришла в полном составе вся фракция «Единой России». Можно строить какие-то догадки, почему они решили проигнорировать всей фракцией это заседание, но я боюсь, что они побоялись принимать непопулярные решения накануне выборов в московскую городскую думу, побоялись плохо выглядеть в глазах населения. У них был, видимо, посыл голосовать против этих поправок. Это ужасно, конечно, потому что это живые люди, которые умирают очень быстро без предоставленного хорошего лечения. Оно очень дорогое.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, в региональных бюджетах нет таких денег.

Е. Тарловская: Не всегда региональные бюджеты могут полностью удовлетворить потребности для таких пациентов.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, о каких суммах идет речь?

Е. Тарловская: Суммы я называть не могу, но, например, один лекарственный препарат для такого пациента может стоить 50 тысяч в месяц, 100-150 тысяч в месяц. Это действительно дорогие лекарственные препараты, но это те препараты, которые заменить нельзя. Благодаря этим лекарствам люди живут. То есть эта цена человеческой жизни. Во всех странах мира эта проблема решена давно и очень спокойно. Эти люди получают по медицинской страховке бесплатно эти препараты. В России было федеральное финансирование, там были издержки, но это неважно. Потом передали на региональный уровень некоторые заболевания, некоторые сохранили за федерацией. Но то, что передали на федеральный уровень, тяжело действительно для регионов. В принципе, поправки были правильными. Надо отдать это на федеральный уровень. И «Единая Россия» не пришла. Она так относится к пациентам с редкими заболеваниями.

Ю. Афанасьева: Знаете ли вы, сколько в Кировской области таких пациентов?

Е. Тарловская: Я не владею такими данными. Можно запросить департамент, потому что несколько редких заболеваний, которые входят в этот список, и по каждому заболеванию идет учет конкретной группы пациентов.

Ю. Афанасьева: Как вы дальше видите развитие этой ситуации? Когда выборы в Мосгордуму пройдут?

Е. Тарловская: Им все равно придется голосовать, но они проголосуют так, как им скажут.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, вы считаете, что они проголосуют против этих поправок?

Е. Тарловская: Из их поведения вытекает такой момент. Я не знаю, может, что-то изменится.

Ю. Афанасьева: Это настолько принципиально, чтобы голосовать против, или там огромные суммы?

Е. Тарловская: Там большие деньги. Не зря правительство принимало решение о передаче на региональный уровень. Они хотели снять со своих плеч достаточно большие расходы.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю поговорить об общественной палате. Сейчас очень широко обсуждается вопрос о принципе формирования общественной палате. Критикуют принцип, который есть сейчас. Недавно депутат ОЗС Михаил Лихачев предложил такую схему: треть членов назначает губернатор, треть – ОЗС, треть меж собой выбирают общественные организации. Как вам такое предложение?

Е. Тарловская: Предложение мне непонятно тем, почему должен назначать губернатор людей в общественную палату, потому что общественная палата является общественным контролем по отношению к губернатору и к правительству области. И как может контролируемое лицо назначать для себя контролеров?

Ю. Афанасьева: Тогда из этого списка надо исключить и депутатов ОЗС.

Е. Тарловская: Честно говоря, депутаты ОЗС менее избранники народа, как-то можно понять. Но губернатор, администрация региона здесь не при чем.

Ю. Афанасьева: В вашем созыве в общественную палату, когда назначает гос. власть для себя контролеров, вы видели, что половина общественной палаты реально поддерживает правительство, а вторая половина – не очень. Было видно это?

Е. Тарловская: Да. По ряду вопросов четко было видно разделение.

Ю. Афанасьева: Не так давно избирали общественную палату Российской Федерации, было интернет-голосование. Вы следили за его ходом?

Е. Тарловская: Я знала, что оно идет, но не следила за его ходом.

Ю. Афанасьева: Хочу сказать, что с помощью интернет-голосования выбрали Марию Комарову в общественную палату (это вице-президент издательского дома «Коммерсант»), Константина Райкина (это всеми уважаемый народный артист России), Владимира Ковальчука (это председатель профсоюзной организации ОАО «Газпром»). Как вы считаете, стоит ли в регионах перенять этот опыт?

Е. Тарловская: Может быть, опыт этот действительно интересный, может, действительно стоит перенять его в регионах, может, он пойдет здесь правильным путем, потому что на уровне региона мы хорошо знаем людей, лучше, чем на уровне страны. Может быть, здесь путем интернет-голосования возможно выдвигать более независимых и достойных людей.

Ю. Афанасьева: Как вы считаете, как должна быть правильно сформирована общественная палата? Всех избирать с помощью интернет-голосования или часть?

Е. Тарловская: Я думаю, что определенных людей должны выдвигать общественные организации, а вторую часть надо выбирать с помощью интернет-голосования. Люди должны представлять и себя, и то, что они сделали, у них должны быть открытые сайты, где можно задавать вопросы, получать ответы, чтобы с ними можно было общаться и решать вопрос, за кого ты хочешь проголосовать. Это надо сделать, чтобы люди могли оценить человека.

Ю. Афанасьева: Сейчас в общественной палате Кировской области собираются ввести рейтинговую оценку ее членов. Рейтинг будет зависеть от того, насколько часто он ходит на комиссии. Делается это для того, чтобы посещаемость поднять. Зная ситуацию изнутри, были случаи, когда из 15 человек приходили 3. Как вы считаете, будет ли это эффективным?

Е. Тарловская: Я считаю, что нужно изменить устав общественный палаты и ввести туда пункт об отчислении из общественной палаты лица, которое не работает.

Ю. Афанасьева: Это не устав общественной палаты, это закон об общественной палате.

Е. Тарловская: Значит инициировать изменение закона. Потому что заставлять работать в общественной палате – это абсолютное противоречие принципу общественной палаты. Люди туда идут работать бесплатно по зову души и сердца. Как можно заставить работать по зову души и сердца?

Ю. Афанасьева: Для меня это тоже загадка.

Е. Тарловская: И в нашем созыве были эти проблемы. Было понятно, что у человека нет времени, он, может быть, и хотел, но не может себе этого позволить, кто-то не хочет, для него просто статус важен. Эти люди не должны быть в общественной палате. Ну, попали они туда, выдвинул их туда губернатор, значит, их надо убрать из общественной палаты.

Ю. Афанасьева: В вашем созыве были такие проблемы, как они решались?

Е. Тарловская: Никак. Они как не ходили, так и не ходили. Как их можно решить?

Ю. Афанасьева: Поговорить, пальчиком погрозить.

Е. Тарловская: Говорили, грозили пальчиком. Но если человек не хочет или не может – ему все равно.

Ю. Афанасьева: Я хочу сказать, что эта же самая многострадальная государственная дума скоро будет обсуждать закон о региональных общественных палатах, потому что он новый принимается. Я уже высказала свою инициативу, что надо предусмотреть порядок исключения членов общественной палаты за прогулы.

Е. Тарловская: Без уважительной причины, имеется в виду. Может, кто-то заболел и долго лечился. Но если человек реально без уважительной причины серьезной не ходит и не занимается, не может он – ну и все тогда.

Ю. Афанасьева: Хорошо, с этой темой давайте закончим, начнем про «Справедливую Россию» и губернаторские выборы. Вы являетесь членом партии «Справедливая Россия».

Е. Тарловская: Я не являюсь, и никогда не была.

Ю. Афанасьева: Хорошо, но вы являетесь членом фракции?

Е. Тарловская: Я являюсь членом фракции, но не членом партии.

Ю. Афанасьева: Вы беспартийный кандидат?

Е. Тарловская: Да.

Ю. Афанасьева: Вы являетесь членом фракции. Скажите, пожалуйста, все равно вы имеете в любом случае определенное отношение к этой партии. Разделяете ли вы действия партии относительно предстоящих выборов? Я сейчас имею в виду поддержку Никиты Белых и неподдержку Александра Тарнавского?

Е. Тарловская: Для меня лично, если сравнивать Никиту Белых и Тарнавского, я лично бы поддерживала Никиту Белых даже без всякой партии по той простой причине, что мне понятен этот человек, он проработал пять лет, я понимаю, что от него ожидать. Я совершенно не представляю себе Тарнавского и слышала о нем не очень хорошие отзывы. Может быть, это не так, но тем не менее.

Ю. Афанасьева: А тот факт, что Тарнавский – член партии «Справедливая Россия»?

Е. Тарловская: Это не делает его хорошим кандидатом.

Ю. Афанасьева: Вы искренне верите в то, что партия может честно и бескорыстно поддерживать другого кандидата?

Е. Тарловская: Насколько я понимаю, Тарнавского партия и не выдвигала.

Ю. Афанасьева: Он самовыдвиженец?

Е. Тарловская: Да. Я бы поняла, если бы он был выдвинут, но его никто не выдвигал.

Ю. Афанасьева: А по поводу искренней поддержки другого кандидата?

Е. Тарловская: Если партия не видит в своих рядах достойного кандидата. В моих глазах это был господин Доронин. Если партия не считает возможность выдвижения достойного кандидата, она может выдвигать другого человека, кого считает достойным.

Ю. Афанасьева: С вашей точки зрения, Доронин достоин?

Е. Тарловская: Да.

Ю. Афанасьева: Почему же не выдвигается?

Е. Тарловская: Принято было такое решение.

Ю. Афанасьева: А есть такое мнение, что «Справедливой Россией» Доронину обещаны некие преференции за поддержку на выборах Никиты Белых.

Е. Тарловская: Я не знаю, это на уровне сплетен. Я свое мнение говорю по этому поводу.

Ю. Афанасьева: Как вы относитесь к таким предвыборным сделкам? «Единая Россия» в открытую объявила, что будут участвовать в формировании правительства Кировской области за то, что поддерживают Никиту Белых.

Е. Тарловская: Это они некрасиво объявили, даже если это им обещано.

Ю. Афанасьева: Я думаю, что имела место быть сделка со «Справедливой Россией».

Е. Тарловская: Я не знаю этого и не могу об этом говорить.

Ю. Афанасьева: Политические сделки – это нормальная практика?

Е. Тарловская: Это не из ряда вон выходящее, это общепринятая практика, когда люди перед выборами заключают какие-то союзы или договоры и группируются для поддержки одного кандидата и совершенно естественно в правительстве в партии делятся места. Это происходит во всех странах. Когда коалиция формируется, они понимают, на каких условиях это формируется. И что потом будет для них всех, если их кандидат пройдет. Но об этом договариваются на берегу. Это обычная практика.

Ю. Афанасьева: Вам не обидно, что, по сути, такие выборы без выборов? Вместо того чтобы бороться за места избирателей, политики сели и между собой договорились.

Е. Тарловская: Хотелось бы, чтобы была реальная борьба. Но вы же знаете, что в нашей стране какого кандидата поддерживает президент, все считают, что только он пройдет в регионе и никто с ним бороться не собирается. Люди понимают, что реальной борьбы не будет и вкладывать, не хотят ни сил, ни денег.

Ю. Афанасьева: Хорошо, на этом мы прервемся. Я напомню, что это «Особое мнение» Екатерины Тарловской. Меня зовут Юлия Афанасьева. Вторую часть программы мы начнем с вопросов с сайта, а сейчас прервемся на рекламу.

РЕКЛАМА.

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в эфир, меня все так же зовут Юлия Афанасьева, у меня в гостях Екатерина Тарловская, депутат городской думы и профессор кафедры госпитальной терапии Кировской государственной Медакадемии. В добивку к предыдущей теме хочу спросить: вы как муниципальный депутат кому отдали свою подпись для прохождения этого фильтра?

Е. Тарловская: Я отдала свою подпись независимому кандидату не Никите Юрьевичу.

Ю. Афанасьева: Кому?

Е. Тарловская: Господину Жданову.

Ю. Афанасьева: Спасибо за ответ! Как обещала, вопросы с сайта. От Александра вопрос: «Тут общественность спорит по поводу точечной застройки и сохранения исторических и просто старинных зданий в городе. А гордума молчит вообще. Вам все равно, что ли?».

Е. Тарловская: Нам не все равно. Этот вопрос о строительстве торгового центра не выносился. Я его не помню, не слышала ни разу.

Ю. Афанасьева: Городская дума может выразить свое отношение к этой теме?

Е. Тарловская: Она должна выразить, но просто я боюсь, что какие-то решения уже твердо приняты, если вовсю ведется стройка, и я как депутат городской думы узнаю об этом из СМИ.

Ю. Афанасьева: Вы не считаете, что надо все-таки сказать свое «фи»?

Е. Тарловская: Это, конечно, сделать нужно, потому что возведение такого сооружения (можно посмотреть в интернете, там эти фотографии, как это будет выглядеть) в самом историческом месте. Я не знаю, как архитекторы наши пропустили это. Там можно было строить сооружение, это даже мог быть торговый центр, но он не может быть таким высоким, он должен вписываться в этажность и в стиль исторической части города.

Ю. Афанасьева: Когда следующее заседание городской думы?

Е. Тарловская: Следующее заседание будет в конце июля. Я думаю, что там стоит поднять этот вопрос.

Ю. Афанасьева: Вы не знаете, как к этому относятся другие депутаты?

Е. Тарловская: Я не общалась ни с кем, меня не было в регионе. Я вчера только увидела в интернете.

Ю. Афанасьева: Вы считаете, что торговый центр может быть построен, но он должен выглядеть иначе?

Е. Тарловская: Да. Если так не хватает торговых центров в городе, такой дефицит ужасный, то он должен хотя бы архитектурно не нарушать облик города.

Ю. Афанасьева: Недавно проходила пресс-конференция по поводу строительства этого торгового центра. Выяснилось, что оно было одобрено в 2013 году, что информация об этом короткой строчкой появилась где-то в недрах сайта городской администрации. По сути, этот факт скрыли от общественности. Как вы считаете, почему?

Е. Тарловская: Потому что им очень хотелось построить этот центр.

Ю. Афанасьева: Общественность в принципе ничего запретить им не может.

Е. Тарловская: Просто было бы много шума. Зачем этот шум? Вдруг там принялись бы что-то обсуждать. Помните кампанию протеста по поводу строительства спортивного центра около «Дворца Пионеров»? Здесь то же самое могло бы быть. Зачем тратить нервы, лучше скрыть.

Ю. Афанасьева: Вы считаете, что просто испугались?

Е. Тарловская: Ну не испугались, но зачем.

Ю. Афанасьева: Наш с вами коллега Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости» недавно написал колонку, посвящённую этой теме, я цитирую: «…живете в городе - не жалуйтесь, что напротив ваших окон вдруг вырос небоскреб. Город как любой живой организм нуждается в развитии. И пустыри рано или поздно превратятся не в скверы так в новые жилые зоны. Искусственно заморозить развитие города, поддавшись искушению сохранить старину – значит подписать ему смертный приговор». Вы согласны с таким мнением?

Е. Тарловская: Нет, потому что здесь возможность достигнуть определенной гармонии, как во всех странах и городах, где есть исторический центр. Всегда в городе, в котором есть хорошая история и есть что сохранять, выделяется исторический центр, принимаются решения по правилам застройки этого исторического центра, какой этажности дома можно строить. Можно открывать самые современные центры и гостиницы, но это должно вписываться в «интерьер», где должны быть скверы и т.д. По определенным законам развивается исторический центр. А то, что вне этой зоны, развивается по другим законам. И развитие ни одного города это не замораживает. Попробуйте в Париже в центре построить такое вот. Никогда.

Ю. Афанасьева: Еще один вопрос с сайта от Софьи: «В Кировской области уровень абортов превышает российский. Об этом на «Эхе» говорили. Как вы думаете, почему это происходит, это плохо? И если да, то, как же право женщины на собственный выбор?»

Е. Тарловская: Это плохо в том смысле, что женщины не владеют информацией по поводу того, как надо правильно предохраняться от беременности. Если женщина не может или не хочет вынашивать ребенка, значит, она должна не аборт делать, а предохраняться от этой нежелательной беременности. Она должна планировать свою ситуацию. Проблема в этом.

Ю. Афанасьева: По поводу превышения количества абортов над общероссийским. Это действительно так?

Е. Тарловская: Я не знаю, этой статистике не видела. Но это говорит только о том, что грамотность женского населения у нас ниже, чем в других регионах России. Люди не могут грамотно отнестись к вопросу.

Ю. Афанасьева: Еще один вопрос от Анны. Тут на самом деле два вопроса: «Екатерина Иосифовна, каким конкретно проектом вы занимаетесь в городской думе? И есть ли у вас конкретная задача в этом году в рамках работы в гордуме?»

Е. Тарловская: В гордуме нет такой ситуации, что какой-то депутат каким-то конкретным проектом занимается. Депутат работает в тех комиссиях, в которые он записался. Я работаю конкретно в комиссии по социальным вопросам и присутствую на всех заседаниях. Мы разбираем соответственно наши повестки дня по социальным проблемам. К сожалению, там сейчас отсутствует здравоохранение, но присутствует образование и дела молодежи. Депутаты работают в комиссиях, это такой вариант работы. Плюс депутаты работают со своими избирателями. Избиратели могут обращаться к своему депутату со своими проблемами, и если это в компетенции депутата, то он занимается решением этой проблемы. Работа строится так.

Ю. Афанасьева: Вторая часть вопроса – есть ли у вас конкретная задача на этот год?

Е. Тарловская: Конкретная задача – работать в комиссии по социальным вопросам.

Ю. Афанасьева: В каких-то количественных показателях это не выражено?

Е. Тарловская: Нет.

Ю. Афанасьева: Много ли к вам обращаются ваших избирателей за помощью как к депутату?

Е. Тарловская: Мне лично хотелось бы, чтобы обращалось больше, хотя, в общем-то, достаточно людей обращаются. Но ко мне, почему-то обращаются чаще по вопросам здравоохранения.

Ю. Афанасьева: Что значит почему-то? Понятно почему.

Е. Тарловская: Насколько могу, я стараюсь помочь людям решить свои проблемы с попаданием в стационар, с приемом определенного специалиста. Хотя в принципе, это не функции депутата городской думы, но с другой стороны, с учетом реальных трудностей у людей, я стараюсь всегда помочь. Решались проблемы со строительством детских площадок, и на те суммы денег, которые мне причитались как депутату, были направлены на строительство детских площадок.

Ю. Афанасьева: Еще второй вопрос есть от Анны: «Как вы относитесь к своим коллегам по гордуме? Уважаете их, цените, или есть что сказать?»

Е. Тарловская: Я привыкла ко всем людям с уважением относиться, безусловно, уважаю мнение любого человека. Оно должно быть ценно и должно быть выслушано.

Ю. Афанасьева: Ваши оппоненты, депутаты от «Единой России», с которыми, насколько я понимаю, не все сладко да гладко, какие у вас с ними отношения?

Е. Тарловская: Совершенно нормальные. У меня к ним простые такие отношения, как к коллегам.

Ю. Афанасьева: По каким-то дискуссионным вопросам в городской думе часто удается договариваться и приходить к какому-то консенсусу?

Е. Тарловская: Договариваться надо на уровне комиссий. Если на уровне комиссий удается убедить людей, то мнение комиссии будет иметь значение для принятия решения всей городской думой. Если тебя комиссия не поддержала, то бессмысленно апеллировать к думе в целом.

Ю. Афанасьева: Вам удается?

Е. Тарловская: То, что касалось некоторых проблем, касающихся здравоохранения, обязательности отчета департамента здравоохранения перед городской думой, перед нашей комиссией, тут со мной члены комиссии согласились, и тут как раз в июле к нам опять придет Утемова Елена Дмитриевна и будет отчитываться перед нашей комиссией по социальным проблемам о работе департамента здравоохранения. Я их убеждала в том, что даже если у нас нет структуры, занимающейся здравоохранения, то наших избирателей эта тема волнует очень сильно. По крайней мере, отчет и какой-то диалог должен быть.

Ю. Афанасьева: Я думаю, после заседания гордумы мы с вами встретимся и к этой теме вернемся. На этом у нас кончилось время. Я благодарю вас за эфир! Я напомню, что это было «Особое мнение» Екатерины Тарловской, депутата городской думы и профессора кафедры госпитальной терапии Кировской государственной Медакадемии. Благодарю вас!

Е. Тарловская: Всем до свидания и всего хорошего!

Ю. Афанасьева: Меня зовут Юлия Афанасьева, всего доброго!




Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта