Особое мнение Юрия Шлемензона от 03.07.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 416 0

"Я услышал - «точечная застройка». Думаю — дай посмотрю. Оказалось, что совсем не точечная, а плановая застройка. Еще 30 лет назад проекты были... У меня отторжения такого стопроцентного на самом деле нет. Ну, был на этом месте пустырь — это разве лучше?.."



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это действительно программа «Особое мнение». Веду ее сегодня я, Светлана Занько. Свое особое мнение будет выражать Юрий Шлемензон, главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров», член Общественной палаты. Здравствуйте, Юрий Львович.

Ю. Шлемензон: Добрый день.

С. Занько: Начнем с нашумевшей истории, которая не просто нашумела...

Ю. Шлемензон: Дежурная фраза, если вы позволите, чтобы обезопасить вашу редакцию. Заранее сообщаю, что все сказанное мной в эфире, это мои оценочные суждения. У нас законов теперь много, которые все запрещают.

С. Занько: Да, все больше и больше, об этом сегодня тоже поговорим. Почему беру эту историю про строительство многоэтажного здания на перекрестке Ленина и Воровского? История развивается...

Ю. Шлемензон: Потому что лето, информации мало.

С. Занько: Нет, не поэтому совсем. Потому что ее постоянно обсуждают в Интернете, СМИ, у нас в редакции, значительное количество спикеров тоже заинтересованы в этой истории. Итак, судьба перекрестка Ленина и Воровского, того самого места, где планируется построить 8-этажное здание торгово-офисного назначения. Что вызывает возмущение Интернет-пользователей, как пишут у нас на сайте. Возмущает внешний вид этого здания и высотность. Я знаю, что вы вчера были на расширенном заседании по поводу этого...

Ю. Шлемензон: Вообще, надо отметить, что администрация хорошо стала, может, не всем нравится, как она реагирует, но сам факт, что администрация стала реагировать на запросы населения, я считаю очень положительным фактором. Может, не нравится их объяснение, это другое, но то, что она реагирует на запросы населения — это хорошее движение. До того, как пойти на брифинг, я попытался сам изучить тему строительства в этом районе. Увидел, что пользователи Интернета, слушатели различных радиостанций выражают некую тенденциозность в рассмотрении этого вопроса. В чем она заключается? Во-первых, в градостроительном плане, который был утвержден еще 30 лет назад, все эти точки должны были застраиваться, притом здания... Вообще, большую любовь у меня вызывает период развитого социализма, но там очень ярко выраженные здания того периода должны были стоять, высотой в 16 этажей. Повезло, что напротив 9 этажами ограничились. Не факт, может, и красивое 20-этажное здание смотрелось бы неплохо, но эти были очень некрасивые. 

С. Занько: Если о противоположной говорить, то это всем известные афганские дома.

Ю. Шлемензон: Да, а те еще хуже выглядели. Я общался с различными группами проектировщиков — я даже не подозревал, что такие совершенно раздельные группы у нас существуют, среди которых очень жесткая конкуренция. Я понял, что одно из ведущих рекламных агентств Кирова тоже было не заинтересовано в этом строительстве, тоже подымает эту тему. 

С. Занько: То самое агентство, чьи рекламные конструкции там стоят?

Ю. Шлемензон: Стояли. Я посмотрел заключение экспертизы, может, там нарушения какие-то есть, оказалось, что многократно ее переделывали. Меня даже удивило, что никто не удосужился парковочные места до конца посчитать. Оказалось, там будет три места парковки, одно подземное, и два снаружи. Я насчитал 98 мест. 

С. Занько: 98 мест — это официальная информация?

Ю. Шлемензон: Так в проекте указано.

С. Занько: Кстати, город не позвонил и не поправил ни одно СМИ.

Ю. Шлемензон: Ну а зачем? Мне понравилось, ход хороший, я видел такое за границей, когда остановки общественного транспорта входят в комплекс здания. Это говорит о том, что остановка будет убираться, что немаловажно, и раз будет вход обогреваться, соответственно, ожидающий общественный транспорт тоже что-то достанется. Неплохо, что там подготовлено место для подземного перехода. Если он будет властью строится, но место уже предусмотрено. В нормальных городах так делается. В разговорах с проектировщиками я услышал понятие «заполнение углов». Провальные углы — у нас сейчас ожидается пропал на противоположной стороне, через Воровского. Наверное, потом встанет вопрос и с этим местом, может быть. 

С. Занько: Уже показан проект на то место тоже.

Ю. Шлемензон: Я еще удивлен, что так настойчиво градостроительный комитет рекомендовал поднять этажность задней части этого здания.

С. Занько: То есть, изначально проект не был 8-этажным?

Ю. Шлемензон: Он был так называемой чикагской застройкой со сдвигом — 4 этажа было. Это делается, чтобы прикрыть неприглядный вид хозпостроек ближайших зданий и БКК.  Этот проект в 2003 году стал лауреатом и победителем всех конкурсов городских, потом он прошел много стадий переработки — СниПы менялись, все дорабатывалось, по пожарной безопасности новшества введены. Всем нынешним правилам здание соответствует. Все говорят, что точечная застройка — это плохо. 

С. Занько: Не все. А вы как говорите — это плохо или хорошо?

Ю. Шлемензон: Если сделано по правилам — это хорошо. У нас есть много старых, неприглядных зданий, которые не несут никакой исторической ценности...

С. Занько: Вы приходите в дискуссионный клуб «Вечерний» к Николая Пихтину, он как раз ищет человека, который защищает точечную застройку. Никто пока не соглашается.

Ю. Шлемензон: Хорошо. Я тоже боролся с точечной застройкой, что скрывать, но там грубо нарушались нормы застройки. Я выступал, это неоднократно было, и сейчас буду выступать, если такие случаи будут. Нельзя нарушать законы. Возьмем город Токио, «маленький» такой городок. Центральный район застроен крупными зданиями, и всего два маленьких, исторически сохранившихся домика, прилеплены, лаком покрыты, чтобы люди помнили, как давно плохо жили, в узеньких маленьких домиках. Напоминание о былых временах должно оставаться.

С. Занько: Токио не Киров, извините.

Ю. Шлемензон: Это не имеет значения. Хорошо, в центре Парижа взяли, у Лувра такую треуголку построили — некрасиво. Спорили, а она выросла, хотя вокруг здания исторического плана сохранились. 

С. Занько: Какое мнение у вас сложилось после вчерашнего брифинга — все хорошо, здание вполне приличное, имеет имеет право на существование?

Ю. Шлемензон: У меня ощущения 100%-го отторжения нет. Я вообще не видел в Кирове архитектурных изысков, на которые мы можем опираться...

С. Занько: Прямо скажем, это здание — тоже не архитектурный изыск. 

Ю. Шлемензон: Смотря с чем сравнивать. Вот эта часть города не является такой уж суперисторической.

С. Занько: Андрей Усенко тоже говорил, что это не исторический центр города. Никто не может определиться, что же это — исторический центр. 

Ю. Шлемензон: Есть сохраненные, нормальные здания, за которыми плохо ухаживают, на улице Большевиков, напротив стадиона. Там есть такие старые здания, которые еще имели вид лет 15-20. ими надо заниматься, средства нужны, чтобы поддерживать их в соответствующем состоянии. Ну будет там пустырь — это разве лучше? Наверное, нет. 

С. Занько: А люди чего шумят?

Ю. Шлемензон: Услышали вовремя кем-то сказанное словосочетание «точечная застройка».

С. Занько: И вы тоже, наверное, по этому поводу интерес проявили.

Ю. Шлемензон: И я думаю: что за точечная застройка? Дайте-ка посмотрим. Оказалось, что это самая настоящая плановая застройка, которая возникла 30 лет назад, и ничего предосудительного в этом нет.

С. Занько: И вообще, это не заказчик хотел 8 этажей, а градостроительный совет заставил его. Считаете ли вы нормальным, что проекты, созданные более 10 лет назад, воплощаются в наше время? Ведь технологии идут вперед, архитектурная мысль, мода тоже идет вперед.

Ю. Шлемензон: Последнюю ракету, которую мы пытаемся запустить, «Ангара» называется? Что вы смеетесь, это проект 30-летней давности, но он, видать, актуален. Видите, если на большее не способны, или не готовы... Но это лучше, чем ничего. Я еще с такой стороны хочу рассмотреть. Стагнация в экономике чувствуется, даже не работе нашей редакций сказывается. Все же, строительство — некий локомотив в области, будем говорить по тому, что есть капиталовложения, заняты трудовые ресурсы, потом это будет эксплуатироваться, это надо как-то отделывать. Большой круг людей задействован в этом процессе. Таких же мест немного — сколько у нас предприятий? Поэтому, если мы будем со строителями бороться... Конечно, им нельзя давать распускать руки, но и совсем гнобить — тоже плохо, потому что мы не будем иметь ни трудоустройство граждан, ни налоги и так далее. Я считаю, что строительство является сейчас, на стадии стагнации, неким локомотивом, который может вывести нас дальше, к светлому будущему. 

С. Занько: Юрий Львович, понятно, что каждый такой проект — не первый, вызывает реакцию общественности, часто возмущенную. Хорошо, что власти теперь оперативнее реагируют. Что должны сделать сейчас городские власти, когда инвесторы, не смотря на стагнацию, проснулись и готовы вкладывать деньги в строительство? Смотрите, вот мемориал, Засору застраивают, теперь вот этот дом — все это вызывает, с одной стороны, возмущение и непонимание общественности, 

Ю. Шлемензон: ...и у кого-то, может, зависть.

С. Занько: С другой стороны, мы понимаем, что приходят инвестиции и что-то строится, с третьей стороны, город как-то там зашевелился и стал быстрее отвечать. Какие должны быть следующие шаги городских властей, чтобы возникла гармония?

Ю. Шлемензон: Чтобы не было как раз вот этой дисгармонии, надо разъяснять и информировать. Чем больше будет информировано население по ожидающим проектам, существующим, изменениям в них, тем меньше будет возникать вопросов. Тогда они поймут, что с ними общаются, их слышат, их видят. Чем больше ты общаешься с человеком, тем больше убывают вопросы, которые вызывают некое неприятие. Это же не секретный проект. 

С. Занько: Просто планы трудно раздобыть.

Ю. Шлемензон: Это неправильно со стороны администрации, надо больше публичности делать в плане мест, которые вызывают общественный интерес. 

С. Занько: Нужно заранее готовить почву. Возвращаюсь на пару минут к исторической части города. Поскольку это понятие сейчас размыто и непонятно, чем оно сформировано, а большинство граждан апеллирует к тому, что не сохраняется историческая часть, не пора ли городской администрации, Департаменту культуры в конце концов сформировать реестр зданий и программу, причем с обсуждением с общественностью, отметить эти здания, начать поддержку?

Ю. Шлемензон: Если мы говорим о том, что туризм может привнести в Кировскую область средства, что сделано в отдельных городах средней полосы России... Там больше не государственное влияние, а частные инвесторы увидели в этом фишку и восстанавливают специально здания исторического плана. 

С. Занько: Пускай все эти ССК тоже придумают себе такую штуку, или вместе с городом, берут старинные здания — вот это мы сейчас отреставрируем, здесь будет наш офис, и пускай висит табличка «Отреставрировано теми-то». Им предлагали вообще это?

Ю. Шлемензон: Буржуи и делают такие вещи. Пора этим вопросом заняться, это будет правильный ход. Надо как-то заинтересовывать тех, кто будет вкладывать средства в реставрацию зданий, получать преференции. Пусть что угодно там будет, но лишь бы фасад сохранялся, если это вызывает интерес у населения. Было бы правильно, если бы этим плотно занялись. 

С. Занько: Следующая тема будет идти в разрыв с тем, что мы сейчас обсуждали. Молния, которую мы прочитали на сайте КПРФ, красными буквами написано: «Молния противостояния в Кировской области, инцидент в Слободском районе». Я вам ее зачитаю, она короткая. «В знак протеста против административного давления на депутатов Слободской районной Думы секретарь Слободского райкома КПРФ, депутат Слободской городской думы С. И. Лалетин забаррикадировался в кабинете главы Слободского района В. А. Хомякова и объявил голодовку. Его главное требование — прекратить административное давление на депутатов и позволить собрать подписи в поддержку С. П. Мамаева, депутата районной Думы от КПРФ. В настоящее время полиция собирается взять кабинет главы района штурмом. Кировский обком КПРФ выражает резкий протест против отвязавшейся антоновщины, политики административного произвола, творящегося по указке врио губернатора Н. Ю. Белых и его первого заместителя Р. В. Антонова. Кировский обком КПРФ призывает к бессрочной акции в защиту честных выборов губернатора области с привлечением всех здоровых политических сил региона». 

Ю. Шлемензон: А Хомякова выпустили или он тоже в заложниках?

С. Занько: Хомяков там не значится. 

Ю. Шлемензон: Он приковал себя к батарее? Что он сделал? 

С. Занько: Я не знаю, тут не сказано. 

Ю. Шлемензон: Он протестует, что собирает подписи господина Мамаева, что ли?

С. Занько: Он за то, чтобы собирать подписи в поддержку Мамаева и прекратить административное давление на депутатов. 

Ю. Шлемензон: Ему запрещают собирать подписи в поддержку Мамаева? Давление помогает организовать сбор подписей, или что? Как-то из его заявления не очень понятно. Из того, что вы прочли, мне показалось, что противная администрация помогает Мамаеву собирать подписи, а господин Лалетин против этого. Я полагаю, что это очередной пиар-ход сильной команды технологов кандидатов. Ход, конечно, революционный, сейчас год на календаре другой, есть более интересные ходы. Надо «Мурзилки» читать, там все печатается на все случаи жизни, и новые политтехнологические ходы описаны. Слава богу, он себе ничего не прибил, не отжег.

С. Занько: Я даже впала в некое расстройство, когда увидела, как довольно спокойно все партии договариваются между собой в поддержку кандидатов. Проводят заседания, все расписывают, сообщают прессе накануне, потом, в течение... Как-то бац! - все договорились. Я и думаю, где будет задоринка? Я не драку хотела, но хотелось бы, чтобы блистали речами, позиции выражали. Хотелось драйва и веселья в хорошем смысле слова, но вот такого веселья я не очень хотела. 

Ю. Шлемензон: Революция — дело серьезное. Надо захватить, забаррикадироваться, отстреляться.

С. Занько: Это вполне ожидаемое или это порыв души?

Ю. Шлемензон: Я больше склоняюсь к технологическим ходам. 

С. Занько: Вы думаете, что присутствует административное давление на депутатов со стороны врио губернатора и его заместителя Антонова? 

Ю. Шлемензон: Я вообще не понимаю, зачем им помогать собирать подписи Мамаеву, пускай  честно собирают подписи. Не думаю, что коммунисты не смогут собрать подписи. Зачем на них давить? Чтобы вспомнили, чтобы поговорили.  Мамаев и так спокойно соберет подписи. Лишь бы человек здоровье себе не испортил, а так несерьезно это все. И Хомякова чтобы выпустили, не держали. Я очень волнуюсь за него. У нас с ними ряд нерешенных вопросов по дороге в Слободской район есть. 

С. Занько: Это особое мнение Юрия Шлемензона. Мы прервемся на короткую рекламу, после чего продолжим.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Свое мнение сегодня выражает главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров» Юрий Шлемензон. Кстати говоря, к предыдущей теме, я вижу комментарии к новостям на нашем сайте echokirova.ru относительно кандидатов в губернаторы Кировской области. Там буквально два комментария. Местный пишут: «Выборы в этом году будут интересными. Лично я за Белых, он реальные вещи делает, да и не просто его ЕР и СР его поддержали. Это мое мнение, я его не навязываю». Дальше ему отвечают: «А что вы, Местный, находите интересного в грядущих выборах?». Вот сколько интересных вещей происходит, и это только начало. 

Ю. Шлемензон: Слава богу, у нас не два кандидатов, а целых пять. Выборы уже точно состоятся.

С. Занько: Хочу к следующей теме перейти. Торгово-промышленная палата России выступила с инициативой легализовать торговлю алкогольными напитками в Интернете. Эту тему активно обсуждали на федеральных каналах, в том числе и на московском «Эхе». У нас пока не особенно ее обсуждают.

Ю. Шлемензон: Хорошо, что это не продажа марихуаны. 

С. Занько: Кому ведь как. Как вы считаете, отчего последовала такая инициатива со стороны торгово-промышленной палаты? На федеральном уровне — одно, а у нас в Кирове — другое. Или, может, нет?

Ю. Шлемензон:  У нас практически во вех областях действуют те же законы. Я эту тем узнаю достаточно неплохо...

С. Занько: Пользуетесь услугами?

Ю. Шлемензон: Я имею в виду, по количеству и времени продажи алкоголя. Я всегда говорил, что эти ограничения не приведут ни к чему хорошему. Количество контрафактного алкоголя растет, отравление неспиртосодержащими смесями растет, в том числе и в нашей области. Все данные за квартал этого года говорят, что отравлений стало намного больше. 

С. Занько: Вы приводите доводы, что фактически этот бизнес ушел в тень и торгует что попало?

Ю. Шлемензон: Да. Насколько я знаю, падение продаж квартал где-то в районе 30%. Это мы говорим о легальном рынке. В тень ушло практически 50% рынка. Действия, которые говорят о том, что снижается алкоголизация населения, в полной мере не работают. Есть другие формы и факторы, которые могут на это влиять. Это повышение уровня жизни населения, когда отвлекают другими способами — большое количество спортплощадок, мест отдыха, скверы и парки, которые не растут, как грибы, в отличие от Интернет-продаж алкоголя. Растет количество таксистов, которые возят...

С. Занько: А что решает легализация алкоголя в Интернете? Я так понимаю, кому попало же дадут право продавать, если дадут.

Ю. Шлемензон: Непонятен механизм, как будут определять возраст для продажи алкоголя. Будут с паспортом в Интернет приходить? Недавно госпожа Мизулина, ведущий депутат Госдумы всех времен и народов, говорила о том, что провайдеры должны автоматически включить родительскую защиту сразу, и только по просьбе лица, который с паспортом придет в соответствующую организацию, можно предоставить в полное пользование Интернет. Это поможет в борьбе с детской порнографией, проституцией. Она вроде бы детей хотела обезопасить, чтобы они не смотрели, а получается, что те, кто нарушает, имеют право смотреть... Подход ее не всегда понятен.

С. Занько: У вас сформировалось понимание, нужно ли легализовывать торговлю алкоголем в Интернете или нет? 

Ю. Шлемензон: Я не думаю, что найдется реальный механизм. Вообще, все ограничения — это не очень хорошо. Да, есть ограничения — понятно, что не надо раздавать оружие, не надо  делать то, это... Но, может, как-то его упорядочить, раз существует такой механизм. Продавцы в разных местах должны быть уравновешены во всех законах, как с продавцами в Интернете. Не может же быть определенный режим торговли для пользователей Интернета и пользователей, которые идут в магазин. Если у нас после 17-00 в воскресенье нельзя продавать, то и в Интернете нельзя, соответственно...

С. Занько: Если они будут продавать в Интернете в то же время, что и разрешено в стационарных магазинах,то это значит только одно — человек сидит дома, он не в состоянии выйти за бутылкой в магазин. Что это значит? В каком состоянии сидит этот человек, что ему приходится заказывать через Интернет? 

Ю. Шлемензон: Это же удобно. Вы же заказываете пиццу через Интернет, не задумываясь, в каком состоянии находитесь. Тот, кто будет официально через Интернет торговать, будут платить налоги, должен получить лицензию — много таких вещей.

С. Занько: Я хочу вас спросить. В череде этих законов — запретительный закон о курении, рекламы пива, мата в теле,- радио-, и кинопрокате, запрет употребления иностранных слов. Я не беру то, что принято, а то, о чем говорилось в последнее время. Плюс еще эта инициатива о легализации спиртных напитков в Интернете. Назовем это все инициативами, неважно, приняты или нет. Из всех перечисленных мною какую вы считаете самой полезной с точки зрения нации? 

Ю. Шлемензон: Самым полезным был с перегибами принятый закон о курении. Я с ним в большей части согласен, хотя являюсь курильщиком, но надо бороться с курением, а не с курильщиками, о чем я продолжал и буду продолжать курить. Да, много совершенно надуманных законопроектов. Особенно в России отменять мат... Да и не разговаривали особо в эфире матом.

С. Занько: Можно ли расценивать ваши слова о том, что это самый полезный закон, как утверждение того, что, пожалуй, это единственный полезный закон? 

Ю. Шлемензон: Нет, конечно, но из перечисленных — единственный. Конечно, там очередной перегиб, это самый жесткий закон в мире, который реалиям жизни совершенно не соответствует. Все запреты о создании курительных комнат в здании вокзалов, поездов — это бред. Его не выполняют, нарушают, не контролируют. Также закон с верандами, который не отменили еще. На них запрещено курить, потому что их признали стационарными, если там есть пол. Если веранда на земле, то это не веранда, и типа можно курить. Если вынесены столики на улицу, то вы мешаете еще кому-то там. Это большая, длительная тема. 

С. Занько: Вот еще одна тема, которую хочу вам предложить. Честно говоря, я давно не натыкалась на такие вещи, но она меня заинтересовала вчера, возможно, что вас тоже заинтересует. Как вы вообще относитесь к ремейками великих российских фильмов? 

Ю. Шлемензон: Я вообще к ремейкам не очень хорошо отношусь, честно сказать. Сделать ремейк — достаточно сложное дело, бывает сложнее, чем оригинал. Режиссеров, которые умеют делать ремейки, я на наших необъятных просторах России не вижу. 

С. Занько: Я вас порадую. РИА-новости сообщили, что продюсер Ренат Давлетьяров обещает, что к 9 мая следующего года выйдет ремейк фильма «А зори здесь тихие». Как вы к этому фильму относитесь?

Ю. Шлемензон: Очень положительно отношусь, мне нравится этот фильм, снят очень добротно, качественно и хорошо. В новых реалиях России... ну увеличится сцена в бане в этом ремейке, и купание в озере, и большего наши великие режиссеры, наверное, не дадут. Ну или в 3D умудряться еще сделать. 

С. Занько: Мотивация, знаете, какая? Новая экранизация повести Васильева не оставит равнодушной современную молодежь.  Давайте с этой стороны посмотрим.

Ю. Шлемензон: А в чем предыдущая редакция не привлекала молодежь?

С. Занько: Черно-белый фильм, непонятные cтандарты женской красоты.

Ю. Шлемензон: Он не черно-белый. Мне кажется, вы с «17 мгновениями весны» путаете. 

С. Занько: Сейчас посмотрю. 

Ю. Шлемензон: Фильм снимался уже в период развитого социализма. 

С. Занько: Что не понятно в старом фильме современной молодежи и чем может привлечь новая версия?

Ю. Шлемензон: Я вот даже представить себе не могу. Совершенно добротная актерская работа, хорошая режиссура. 

С. Занько: Почему современная молодежь его тогда не понимает? Почему требуется снять ремейк?

Ю. Шлемензон: Во-первых, у нас сейчас выдают гранты на производство фильмов. Если вы не будете в определенном тренде, то вы этот грант не получите. Самая большая проблема — это отсутствие сценариев. 

С. Занько: Сценариев нет — легче переписать, вы считаете?

Ю. Шлемензон: Конечно. На современную жизнь гранты очень плохо выдают, или даже приостанавливают выплаты грантов, есть такая проблема. Голливуд массово скупает сценарии во всем мире, очень ищет через группы продюсеров, которые занимаются скупкой сценариев. Хороший сценарий — это больше 50% успеха. 

С. Занько: Мы немножко поспорили, какой был фильм. Фильм Станиcлава Ростоцкого черно-белый. Может, это молодежь смущает?

Ю. Шлемензон: Может быть, да. Я не думаю, что это так сильно влияет на нашу молодежь. 

С. Занько: Может, лучше разъяснять?

Ю. Шлемензон: Нет, лучше просто показывать. Не надо ничего разъяснять. Мы все время разъясняем, разъясняем.... Думаю, все в семье должны разъяснять. Надо просто показывать хорошие, качественные фильмы. Они есть, их с удовольствием смотрят. 

С. Занько: Это было особое мнение главного редактора телеканала «РЕН-ТВ Киров», члена Общественной палаты Юрия Шлемензона. Юрий Львович, большое спасибо, что пришли. Будем ждать вас снова. Меня зовут Светлана Занько, до свидания. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта