Особое мнение Яна Чеботарева от 18.06.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 537 1

Особое мнение от 18.06.14

Ян Чеботарев:
"Думаю, что первые лица страны должны ездить по регионам. Только проезд по главной улице города в составе колонны - это мало кому интересно и не информативно. На мой взгляд было бы разумно пообщаться с местным населением, с людьми, которые здесь живут. Я думаю, что многие жители Кировской области хотели бы задать Дмитрию Медведеву свой вопрос и получить ответ..."



Печатная версия передачи:

Ведущая: Юлия Афанасьева
Гость: Ян Чеботарев
Ю. Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». В студии Юлия Афанасьева. У меня в гостях юрист Ян Чеботарев. Ян Евгеньевич, добрый день.
Я. Чеботарев: Добрый, здравствуйте.
Ю. Афанасьева: Вначале напомню о средствах связи. Нам можно писать в твиттер на vyzvon43, можно писать мне в твиттер. Также нас можно слушать на 101 FM, нас можно смотреть: на сайте echokirova.ru есть ссылка на онлайн видео и аудиотрансляции. Присоединяйтесь к нам! Ян Евгеньевич, я думаю, мы начнем со вчерашнего визита Дмитрия Медведева. Вы следили за программой его пребывания в Кирове?  
Я. Чеботарев: Честно – нет по многим причинам, начиная от занятости и кончая тем, что программа, по-моему, была неизвестна никому.
Ю. Афанасьева: Да, получилась интересная ситуация. Изначально было заявлено, что Дмитрий Анатольевич едет на форум «БиоКиров-2014», однако официальной информации об его визите и о программе не было даже в СМИ, пресс-релизов не было. С чем такая секретность связана?
Я. Чеботарев: В данном случае гадать, чем была вызвана излишняя секретность – тяжело и неправильно, начиная от необходимости обеспечения безопасности, все-таки Медведев входит в первую двойку высших должностных лиц государства, кончая тем, что, может быть, на месте определялась программа пребывания. Такое тоже бывает.
Ю. Афанасьева: Вы в это верите?
Я. Чеботарев: Я слышал массу версий о том, чем вообще был вызван визит Медведева, начиная от искренней заинтересованности в развитии биотехнологий и заканчивая различными инсинуациями на тему грядущих губернаторских выборов. Дескать, он едет показать наличие какой-то поддержки исполняющему обязанности губернатора. Я не знаю, чем была вызвана секретность подобного рода. 
Ю. Афанасьева: По поводу выражения поддержки Никите Белых. Об этом вчера говорили депутаты ОЗС, об этом говорит вице-президент центра политических технологий Алексей Макаркин. Я с вашего позволения процитирую: «Полномочия Белых де-факто кремлем продлены. Он получил неформальную санкцию от президента страны на выдвижение. Как вы знаете, те губернаторы, кем федеральный центр был недоволен, санкции идти на выборы не получили». То есть визит Медведева был неким сигналом местным лидерам. Вы согласны с этой точкой зрения?
Я. Чеботарев: Не без этого. Во всяком случае, вопрос личной приязни или неприязни к действующему руководству играет определенную роль в формировании программы визита, какую конкретно области Российской Федерации посетить. Наверное, да, согласен. Я считаю, что действительно Никита Юрьевич получил какую-то возможность одобрения его кандидатуры на грядущих губернаторских выборах, в том числе это повлияло на то, что к нам приехал Дмитрий Анатольевич Медведев, который не балует область своими визитами.
Ю. Афанасьева: Как вы считаете, это основная цель визита? Или была цель важнее? 
Я. Чеботарев: На мой взгляд, при любой поездке целей несколько. В данном случае высшие должностные лица государства должны посещать регионы хотя бы для того, чтобы на месте понимать, чем дышать здесь люди, граждане. Я читал на сайте «Вятского наблюдателя» о том, что визит Дмитрия Анатольевича Медведева в многофункциональный центр был обставлен жесточайшими мерами безопасности, начиная от перекрытия дорог и блокирования движения пешеходов. Как они при таком раскладе могут с людьми пообщаться, посмотреть? Я думаю о том, что была цель поучаствовать, показать заинтересованность государства в развитии биотехнологий в Кировской области. У нас достаточно большой потенциал именно в этой области, начиная от военной сферы этого направления, которое в настоящий момент с помощью конверсии переходит на гражданские рельсы, заканчивая последними планами федерального центра о дополнительных финансовых вливаниях в развитии именно этого направления на территории области. 
Ю. Афанасьева: Вчера Дмитрий Анатольевич был у нас «галопом по Европам», быстро все съездил и посмотрел. Как вы считаете, можно за это время успеть достичь поставленных целей? 
Я. Чеботарев: Опять же мы возвращаемся к тому, какие цели были. Может быть, на первом месте стояла демонстрация, что Медведев жив, здоров, весьма упитан, кстати, с тем, чтобы люди и местные СМИ хотя бы так увидели свое руководство. Я думаю, что где-то как-то они все равно готовятся к визиту и в любом случае какую-то информацию получают. Конечно, за 10 минут пребывания на форуме (вчера журналисты писали, что именно 10 минут Медведев на форуме был) тяжело что-то понять, усвоить и прочее. Какой-то информацией о проблемах, которые там обсуждают, их загружают либо до, либо после. Во всяком случае, принимая какие-то решения, информацию имеют. 
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич, а вот кроме губернаторских выборов, кроме того, чтобы показать, что премьер-министр жив, жил и будет жить, насколько важны визиты первых лиц в регион? 
Я. Чеботарев: Я думаю, что ездить они должны. Единственный вопрос в том, что сама по себе поездка в виде проезда в составе огромного кортежа по перекрытым улицам мало кому интересна и неинформативна. На мой взгляд, было бы разумно попытаться чуть-чуть пообщаться с населением. То, что делает Владимир Владимирович Путин, организуя с помощью телевидения, СМИ, общение с населением России, с теми, кто успеет к этому микрофону пробиться. Что-то организовать на местном уровне федеральный центр при подобного рода поездках по стране должен был бы. Я думаю, что многие на территории Кирова и Кировской области захотели бы задать вопросы и получить ответы.
Ю. Афанасьева: Я думаю, получить конкретный ответ многие хотели бы. Хорошо, с визитом Медведева понятно. Давайте про выборы грядущие поговорим. Секретарь кировского отделения партии «Единая Россия» Василий Сураев заявил, что кандидата на губернаторские выборы от «Единой России» не будет. Они будут поддерживать Белых, включат свои предложения в его предвыборную программу. Скажите, вы ожидали такого поворота событий?
Я. Чеботарев: Наверное, да. По большому счету я тоже не вижу в настоящий момент другого адекватного кандидата, сравнимого по политическому весу с Никитой Юрьевичем. Во всяком случае, из последних губернаторов, коих помню я – четырех, мне Белых симпатичнее, чем все остальные. На выборах я лично собираюсь голосовать за него.
Ю. Афанасьева: Как же конкуренция?
Я. Чеботарев: Конкуренция подразумевает осознанный выбор. У нас должно быть много кандидатов, которые должны находиться в равных условиях. Кто-то будет голосовать за Мамаева, кто-то за Доронина, кто-то за Белых. Вот это и есть демократия. При этом необязательно, чтобы побеждал именно тот же Белых, либо определенно Мамаев или Доронин. Главное – чтобы возможность была выбирать из кого-то.
Ю. Афанасьева: Если многие партии откажутся выставлять своих кандидатов, как поступила «Единая Россия», как поступила «Гражданская платформа».
Я. Чеботарев: «Единая Россия», насколько я понимаю со слов господина Сураева, не отказалась выражать какую-то поддержку. Она могла выставить своего кандидата, но они точно так же могут принять решение о поддержке, например, кандидата от «Справедливой России» или от коммунистов, это партийное дело, такая возможность у них есть. Они не обязаны выдвигать кого-то своего, если они видят, что рядом есть кто-то соответствующий тем требованиям, которые они могли бы предъявить к своему кандидату. В этой части это нормально. Может быть, пойдут какие-то политические договоренности, связанные с разменом поддержки «Единой России» на какое-то количество портфелей в будущем, но мне это уже неизвестно. 
Ю. Афанасьева: Я в этом контексте хотела спросить: если одна партия не выставляет кандидата, вторая не выставляет, нужны ли нам выборы губернаторские? Пусть Кремль назначит Никиту Юрьевича, зачем тратить деньги?
Я. Чеботарев: Мы все-таки федерация, в этой части я сторонник конституции, где указано, что Российская Федерация является государством федеративным, а не унитарным, но и с точки зрения целесообразности лучше, чтобы население Кировской области выбирала своего губернатора самостоятельно. Понятно, что полномочий у него по сравнению с тем же федеральным центром немного, и Кировская область все-таки регион дотационный, у нас много финансов идет из центра, но выборы губернатора позволяют хоть как-то учесть мироощущение, настроения жителей. Власть должна прислушиваться к такому настроению, и делается это исключительно с помощью выборов.
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич, положа руку на сердце, скажите: вы в принципе верите, что в выборах может победить не тот кандидат, которого поддержал Кремль? 
Я. Чеботарев: Ох, какой вопрос. 
Ю. Афанасьева: Вот я не верю.
Я. Чеботарев: Я думаю, что когда-нибудь это станет возможным. Эффект Чурова никто не отменял. 
Ю. Афанасьева: 146%? 
Я. Чеботарев: Да. В любом случае надо пытаться, стремиться к чему-то лучшему. Я заставляю себя верить в то, что судьба любых выборов определяется волеизъявлением конкретных граждан, которые приходят к избирательным урнам и отдают свои голоса за того или иного кандидата. Если не верить в это, то и на выборы ходить незачем. И наша с вами воля просто не будет никогда учитываться. Мы скатимся к деспотическому режиму.
Ю. Афанасьева: Вы идеалист?
Я. Чеботарев: Я всегда верю в лучшее.
Ю. Афанасьева: Как можно быть при этом юристом?
Я. Чеботарев: Это специфика профессии. Если не верить в победу, то зачем в суды ходить, зачем людям помогать, все равно все заранее куплено, все решено. Так нельзя.
Ю. Афанасьева: Давайте еще немного на эту тему. Мой коллега, главный редактор газеты «Бизнес-Новости» в Кирове Олег Прохоренко недавно написал колонку на тему губернаторских выборов. Я процитирую: «Пока ничего не предвещает отклонения от предначертанного курса. Но лучше подождем событий предстоящих трех недель. Вдруг да выскочит какой-нибудь черт из табакерки, этакая черная лошадка, которая спутает все планы». Как вы считаете, велика ли вероятность этого черта из табакерки?
Я. Чеботарев: Вы помните, когда у нас в выборах участвовал господин Бриллинг? 
Ю. Афанасьева: Да, помню, мне правда было лет 17, и я не интересовалась выборами тогда.
Я. Чеботарев: Он как раз тогда внес определенную нервенность во вроде бы устоявшийся процесс выборов, что, на мой взгляд, выборам помогло. Может быть, кто-то появится еще, и четвертый, и пятый, и шестой. Другой вопрос – реальных шансов на победу из тех кандидатов, которые сейчас на слуху, наибольший политический вес, авторитетность, известность, имеет действующий руководитель. Пусть в настоящий момент к его должности имеется приставка и.о., но, тем не менее, он все равно губернатор. В этой части не все в равных условиях, но исключительно потому, что господин Белых достаточно давно занимает свой пост и показал себя с неплохой стороны.
Ю. Афанасьева: Вы ожидаете, что предстоящие выборы будут спокойными и предсказуемыми?
Я. Чеботарев: И принесут победу Никите Юрьевичу.
Ю. Афанасьева: Хорошо. Я напомню, что это «Особое мнение» Яна Чеботарева.
Я. Чеботарев: Оно на самом деле может быть особым, но я поддерживаю именно этого кандидата.
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич, вы имеете право на свое особое мнение, более того, эта программа существует специально для того, чтобы вы его высказали. Я бы хотела с вами дальше поговорить про судебный процесс между «Вятской особой газетой» и Вятской епархией.
Я. Чеботарев: Там не Вятская епархия, что самое интересное, стороной процесса был лично господин Алексей Тужиков, действующий руководитель Вятской епархией, митрополит вятский.
Ю. Афанасьева: Так его зовут в миру?
Я. Чеботарев: Да, Алексей Викторович Тужиков.
Ю. Афанасьева: Расскажите про суть этого дела. Я думаю, вы больше в курсе как юрист.
Я. Чеботарев: В прошлом году «Вятская особая газета» опубликовала статью, которая называлась «Тайны вятского клира», где освещалось настроения части верующих граждан, прихожан Всесвятской церкви города Кирово-Чепецка. В это время скончался благочинный настоятель этой церкви Николай Федько, и люди выражали свое неудовольствие позиции Вятской епархии, поговаривали о том, что смерть Николая Федько была вызвана действиями Вятской епархии. Говорили, о том, что вроде бы господин Тужиков, митрополит Марк, сообщил Николаю Федько о его грядущей отставке. Непроверенная информация, но имел место быть какой-то финансовый конфликт. В целом тон статьи был достаточно спокойным, на мой взгляд, журналисты выражали некоторые неудовольствия и недоумения, почему с приходом господина Тужикова на пост настоятеля Вятской епархии  слишком много конфликтов стало возникать, местами даже на ровном месте вокруг русской православной церкви и Вятской епархии. Сравнивались периоды правления Хрисанфа и Марка, и делался вывод, что было как-то спокойней, благообразнее, более богобоязненны были служители церкви. Господин Тужиков оскорбился, посчитал, что данная статья ущемляет его честь, деловую репутацию (так и было написано), обратился в суд с требованием об опровержении информации, которая была дана в газете (и сейчас она висит на сайте «Вятской особой газеты»), и о взыскании 300 тысяч рублей в солидарном порядке с «Вятской особой газетой» и Еленой Юрьевной Овчинниковой, журналиста. 
Ю. Афанасьева: Я знаю, что был суд, знаю, что есть решение.
Я. Чеботарев: Не гадал, но последнее время очень много дел в последнее время возникает именно со средствами массовой информации. Все пытаются вас бедных журналистов как-то побольнее укусить, денег содрать и прочее. Господин Игнатян судился недавно с журналом «Деловая Вятка», сейчас Вятская епархия в лице господина Тужикова попыталась откусить немного денежек от «Вятской особой газеты». Странно. На самом деле хорошо, что в настоящий момент судебная практика говорит о том, что если журналист или СМИ высказывает свое мнение – это не утверждение фактов, а мнение. Когда журналист излагает мироощущение людей, может быть, не совсем справедливое и ошибочное, но это обязанность СМИ, и никоим образом подобного рода действия не ущемляют деловую репутацию. Мы указывали суду, что на наш взгляд понятие «деловая репутация» и монашествующий митрополит Марк между собой не сочетаются. Честь, достоинство присущи любому человеку, но деловая репутация все-таки понятие, которое используется в сфере больше предпринимательской деятельности. Уж каким предпринимательством занимается господин Тужиков – нам было непонятно. Согласно уставу Русской Православной Церкви малая коммерция, присутствующая в храмах – не коммерция вовсе. Любой верующий пришедший может бесплатно получить любую требу, взять любую свечку, заказать любой обряд. Не все это знают, многие церковнослужители стараются не говорить, потому что все-таки выживают они за счет этой малой коммерции. Отказали господину Тужикову. Я думаю, здесь будет поставлена точка. Это уже второй процесс. Сначала мы разбирали дело в первомайском районном суде, потом поступила жалоба в кировский областной суд. Вчера в 16 часов кировский областной суд поставил в этом деле точку. В настоящий момент решение первомайского суда вступило в законную силу. Журналисты имеют право на свое мнение, с чем я вас и поздравляю. 
Ю. Афанасьева: Спасибо, Ян Евгеньевич. Правильно ли я поняла, что в этом случае мы имеем дело с понятием «оценочное суждение», которое было высказано в статье?
Я. Чеботарев: Да. Я могу относиться к деятельности господина Марка по-своему, и это не есть истина, это мое право на оценку. Конечно, это оценочное суждение применительно к тому, насколько идет деятельность митрополита на благо верующих, на благо Вятского края, епархии и так далее. Я думаю, что здесь можно будет вести речь с точки зрения объективности очень нескоро. Поэтому в настоящий момент каждый человек может по-своему оценивать деятельность этого чиновника русской православной церкви, причем, даже если ему это не нравится. Главное, чтобы это было корректно.
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич, вы верующий?
Я. Чеботарев: У меня несколько своя вера. 
Ю. Афанасьева: То есть в церковь вы не ходите?
Я. Чеботарев: Хожу. 
Ю. Афанасьева: С вашей точки зрения, это нормально, когда представитель  Русской Православной Церкви идет в суд?
Я. Чеботарев: Нет, на мой взгляд, подобного рода исковое заявление не отвечает никоим образом ни церковным правилам, ни уставу Русской Православной Церкви, идет во вред вообще образу РПЦ. Когда церковнослужитель, который должен подставлять левую щеку, когда его ударили по правой, либо если он монах – отринуть все мирское, идет судиться, требует какие-то деньги, причем за то, что кто-то усомнился в том, что он хорош. Это странно. Я знаю о том, что с господином Тужиковым подобного рода возникает не впервые.  В бытности его на Дальнем Востоке, он тоже был замешан в судебном конфликте. Делили имущество прихода. Он обращался в суд и вроде бы был подвергнут за это церковному наказанию именно в связи с тем, что не дело церковника в светский суд обращаться. В ходе судебного процесса была интересная ситуация. По нашему ходатайству суд направлял запрос в патриархат московский с просьбой предоставить некоторые сведения о деятельности господина Тужикова. Мы получили ответ, где нам отказали в предоставлении любой информации, как раз указав на то, что в силу конституции РФ церковь от государства отделена, поэтому не дело государства лезть в дела церкви. Соответственно, не дело монашествующего митрополита Марка как-то возмущаться деятельностью светских средств массовой информации.
Ю. Афанасьева: О какой же крамоле вы спрашивали, что вам отказали? 
Я. Чеботарев: Мы спрашивали, имелись ли встречи между патриархом Кириллом и господином Тужиковым и не подавал ли митрополит Марк прошения о выводе его за штат, то есть заявление об увольнения. Об этом факте шла речь в статье. Митрополит отказался от предоставления такой информации. Господин Марк тоже никакой информации не предоставил.
Ю. Афанасьева: Я хотела бы на этом прерваться, мы сейчас уходим на рекламу. Я напомню, что это «Особое мнение» юриста Яна Чеботарева. Меня зовут Юлия Афанасьева. Очень скоро мы вернемся.
РЕКЛАМА
Ю. Афанасьева: Это программа «Особое мнение», мы возвращаемся в студию. Сегодня свое особое мнение высказывает юрист Ян Чеботарев. Ян Евгеньевич, я предлагаю начать вторую часть нашей программы с нового проекта общественной палаты. Недавно появилась статья на сайте «Бизнес-Новости». Общественная палата начала проект, называется он «Протяните руку». Общественники предлагают всем неравнодушным помочь выпускникам детских домов, именно тем, у кого нет родственников вообще. У большинства есть бабушки, дяди, тети, дальние родственники. Предлагали помочь тем, кто совсем один. Суть в патронаже. Не в том, что вы должны этого выпускника содержать, давать ему денег, а помочь советом, лишний раз позвонить, поговорить, спросить, все ли у него в порядке. Чтобы ребенок чувствовал, что он не один, что у него кто-то есть, к кому он сможет обратиться за помощью. Как вы к такой инициативе относитесь?
Я. Чеботарев: Если это действительно в таком формате, как вы озвучили, подобного рода вещь обречена на провал. По большому счету то начинание, которое предлагает общественная палата, зависит от близости ребенка, который выпускается и патронирующего его взрослого. Просто так ребенок звонить непонятно, кому в службу спасения вряд ли будет.
Ю. Афанасьева: Это взрослый должен ему звонить.
Я. Чеботарев: Представьте себе. Мне по телефону звонит незнакомый человек и начинает мне что-то советовать. Конечно, спасибо, но я его не знаю.
Ю. Афанасьева: Вы взрослый состоявшийся человек.
Я. Чеботарев: Дети, которые выпускаются из детских домов, на мой взгляд, нуждаются в какой-то материальной помощи. Потому что далеко не все из них поступают куда-то учиться, многие уходят в никуда. В детском доме держать до 21 года никто никого не будет. В этой части определенная помощь им нужна, но строить ее на общественных началах, что подразумевает все-таки некоторые человеческие отношения между ребенком и тем лицом, к которому он обращается, не очень правильно. Чтобы просто так, по приказу, указу, решению общественной палаты…
Ю. Афанасьева: Это не указ, наоборот спрашивалось, кто действительно хочет это сделать.
Я. Чеботарев: У меня есть ряд примеров. Такая ситуация возникает очень часто. В дополнительном регулировании, на мой взгляд, она не нуждается. Дети, которые выходят из детского дома, при возникновении у них проблемных ситуаций в жизни обращаются к своим воспитателям в детском доме, с которыми они прожили ни год, ни два, ни три, и далеко ни пять. Они к ним идут, потому что они для них духовно близки, они знают, чем кто дышит, у кого какие проблемы. Советы воспитатели им дают. Действительно, такие ситуации сплошь и рядом возникают. Я знаю случай, когда женщина опекала ребенка, вышедшего из детского дома на протяжении 6 лет до тех пор, пока он не закончил институт. Ей бы дополнительную материальную поддержку с тем, чтобы она могла помогать не одному, а двум, трем – это было бы правильно. А назначить какого-то главного, создать какой-то очередной совет, выбрать каких-то членов и раздать их визитные карточки детям с тем, что милые детишки звоните в случае каких-то проблем – неправильно.
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич, все не совсем так, как вы говорите. 
Я. Чеботарев: Как вы будете ребенка отслеживать? Он вышел из детского дома. Даже купили вы ему сим-карту, специальную, аварийную, чтобы можно было до него дозвониться. А он выбросил ее и все. Ребенок потерялся. Если сам ребенок не захочет обращаться за помощью к тому человеку, которому он верит, он не будет этого делать.
Ю. Афанасьева: Я согласна, но вы говорите «кого-то назначили...» это не совсем так – это дело добровольное.
Я. Чеботарев: Я просто выражаю сомнение в том, что подобного рода вещь будет работать. На мой взгляд, вместо того, чтобы придумывать новую систему, лучше немного развивать и материально поддержать ту систему, которая есть уже сейчас. У нас действительно есть очень много добрых людей, воспитателей детских домов, которые несут этот крест,  за мизерную зарплату достаточно долгое время, это люди, которые искренне детей любят. Так давайте им поможем – предоставим детским домам какой-то фонд, который будет находиться в распоряжении, например, директора этого детского дома и дозволим его тратить непосредственно на поддержку выпускников. Это же проще и намного эффективнее.
Ю. Афанасьева: Ян Евгеньевич,  я вас еще как юриста хочу спросить. Когда ребенок выпускается из детского дома, ему положена от государства жилплощадь. Насколько я знаю, жилплощадь ему положена в том районе, где он прописан. Живет ребенок в Суне – дадут ему жилплощадь именно там. А есть ли юридические основания, по которым ребенку могут дать жилплощадь в Кирове, куда он хочет переехать, где он хочет жить и учиться?
Я. Чеботарев: Нет. Система подобного рода настроена достаточно давно, с советских времен. На мой взгляд, она разумно организована. Если ребенок проживал до помещения в детский дом в конкретном районе Кировской области. У него там есть знакомые. Вероятно, именно там он будет строить свою дальнейшую жизнь. Конечно, он в последующем, либо сразу после выхода из детского дома, захочет перебраться в областной центр. А если он захочет перебраться в Москву, а если все дети наши захотят перебраться в Москву? Здесь вопросы связаны с тем, что государство считает, и на это есть соответствующее большое количество разъясняющих документов министерства образования о том, где ребенок жил до помещения в детский дом, там он наиболее легко социально адаптируется. Там ему и должны дать квартиру, причем здесь ключевое слово «должны». Бывает, что эту квартиру ожидает по 10-15 (у меня был случай – 18 лет ребенок ждал квартиру) эту квартиру. Ладно, если это город Омутнинск, либо Вятские Поляны, либо что-то большое, вроде районного центра. А если это деревня Верхняя Грязь какая-нибудь, или Оричи. Там есть какое-то муниципальное жилье, но оно строится очень плохо и освобождается тяжело. Там можно ждать квартиру очень долго. 
Ю. Афанасьева: Просто в связи с тем, что ее фактически нет?
Я. Чеботарев: Да. Здесь есть варианты разрешения противоречий подобного рода. Через суд это делается достаточно легко. Сначала необходимо обращаться в суд с требованием об обязании предоставить квартиру. После того, как эта квартира не будет предоставлена, можно требовать денег, достаточных для ее приобретения. Суды удовлетворяют такие иски, практика достаточно устоявшаяся.
Ю. Афанасьева: Эти иски к местной администрации?
Я. Чеботарев: Да. Причем здесь часто местная администрация сама направляет людей в суды, объясняя это тем, что когда мы будем иметь судебное решение о взыскании денег, мы на основании этого судебного акта получим дополнительное финансирование, чтобы с тобой рассчитаться и купить квартиру. 
Ю. Афанасьева: Это «Особое мнение» Яна Чеботарева. Ян Евгеньевич, у нас осталось буквально 5 минут. Хочу поговорить про такую историю. Как вы относитесь к идее раскрасить некоторые жилые дома в Кирове в стиле дымковской игрушки?
Я. Чеботарев: Если некоторые – то положительно. Во всяком случае, я очень часто бываю в районе зонального института, и новый микрорайон, который там строится, «Солнечный берег», выглядит весьма веселенько. Это панельки, но они достаточно цветные, разнообразные, не скучные серые пятиэтажки. Надеюсь, с течением времени управляющая компания будет как-то это эту расцветку обновлять, чтобы она не блекла.
Ю. Афанасьева: Да, но они единственное просто яркие. Раскрашены не в дымковские узоры. Клуб маркетологов Кировской области активно эту идею продвигает, уже разукрасили стеллу на въезде в Киров со стороны Победиловского тракта, собираются раскрасить ворота парка им. Кирова. Что это даст городу, по вашему мнению, кроме просто яркого облика? Может это дополнительный пиар, может, туристы к нам поедут?
Я. Чеботарев: Туристы вряд ли, не настолько это сногсшибательное зрелище - посмотреть на пару-тройку, даже десятков домов, раскрашенных в рисунки цвета дымковской игрушки. Пиар точно. Информация жителей некоторых других городов «зацепит» и внимание привлечет, но не более того. Дымковская игрушка сама по себе является брэндом. Я часто езжу по городам и весям нашей родины необъятной, дымку знают все, где не спроси. А раскраска домов, смысловая нагрузка подобного рода… Я могу допустить о том, что людям будет приятнее жить в достаточно веселых домиках, красочных, не унылых, не серых советских цветов, но не более того. Для жителей если подобного рода программу запустить, еще и помочь в финансировании. Чтобы не граждане скидывались по указанию правительства и раскрашивали свои дома под угрозой наказания, а как-то им кто-то в этом помог – хорошо.
Ю. Афанасьева: Это общественный проект, то есть на это не просят бюджетных денег, я думаю, что, наверное, скоро придут к тому, что попросят людей скинуться.
Я. Чеботарев: Почему нет, если жители какого-то дома примут для себя решение «а давайте наш дом сделаем более цветным», еще и за свой счет это сделают – молодцы.  Подобного рода примеров в Кирове очень много. Рядом с нами строилась все время «Преображенская аллея» – это домик на углу Преображенской и Карла Либкнехта.  Там был построен отличный садик, причем люди сознательно организовались в специальный орган, собрали деньги, заказали проекты. Правда, там чуть-чуть город им помог по программе поддержки местных инициатив. Молодцы, облагоустроили собственный дом.
Ю. Афанасьева: Это хорошо, когда граждане своими деньгами скидываются и что-то делают в городе?
Я. Чеботарев: Конечно, это правильно. Они в любом случае собственники. Совершенно советская привычка - ждать, когда кто-то тебе даст денег, кто-то что-то сделает, позвонить в ЖКО и бесплатно отремонтируют кран, я думаю, она отомрет с течением времени. Просто люди научатся сами хозяйствовать и сами контролировать, куда идут их деньги.
Ю. Афанасьева: Вы сами скидывались на какую-либо социальную инициативу?
Я. Чеботарев: Я участвовал в сооружении «Преображенской аллеи». 
Ю. Афанасьева: Спасибо, Ян Евгеньевич. У нас, к сожалению, закончилось время. Я напомню, это «Особое мнение» юриста Яна Чеботарева. Я благодарю вас за эфир.
Я. Чеботарев: Спасибо вам, до свидания!
Ю. Афанасьева: Меня зовут Юлия Афанасьева, всего доброго и до свидания!

Комментарии (1)

  • 19 июня 2014 | 10:14

    У всех ли

    Уважаемых людей города Кирова спросили мнение , зачем приезжал Премьер ? Может у Медведева спросим ???!!!

Создание и продвижение сайта