Особое мнение Евгения Кокоулина от 17.06.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 862 0

Особое мнение от 17.06.14

Евгений Кокоулин:
«Кто-то сомневался, что «Единая Россия» поддержит кандидатуру Белых? Белых — часть вертикали власти... Понятно, что в «Единой России» есть своя оппозиция. Олег Валенчук, безусловно, мог бы претендовать на то, чтобы выдвигаться... Важно, чтобы выборы были не интригой, а открытым политическим процессом. И с этой точки зрения участие Валенчука, скорее, было бы пользой...»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: В эфире программа «Особое мнение». Здравствуйте, добрый день. Меня зовут Владимир Сметанин. Приветствую гостя студии, чье особое мнение мы сегодня выслушаем — это Евгений Кокоулин, правозащитник, в недалеком прошлом председатель регионального отделения партии «Яблоко». Евгений Борисович, добрый день. 

Е. Кокоулин: Добрый день.

В. Сметанин: О ситуации в партии «Яблоко», в том числе в рег. отделении, мы обязательно поговорим. Перед этим я хотел бы напомнить нашим слушателям, что на сайте echokirova.ru есть не только аудио-, но и видеотрансляция эфира. Есть возможность узнать заранее, кто придет к нам в гости в программу, и на сайте же можно оставить вопрос. С вашего позволения я сразу же озвучу вопрос, поступивший к вам от Ильи. «Евгений Борисович, какую социальную проблему в Кирове вы считаете наиболее актуальной и злободневной на сегодняшний день?». Какой интересный вопрос. 

Е. Кокоулин: Очень благодарен этому человеку за вопрос, жаль, что не знаю его, потому что вопрос очень спокойный и умный. Конечно, бедность. Буквально вчера говорил по телефону с депутатом Госдумы, он сказал: «Мы тут все богатые, но как денег попросишь». Я подумал: кто же мы — богатые? Может, в Госдуме богатые? Мы, в городе Кирове и области, бедны, откровенно говоря, есть какое-то людей нищих, бедных, есть огромное количество людей, имеющих специальность, профессию, навык, но не могут они заработать нормальные средства к существованию. Это главная проблема.

В. Сметанин: Бедны в общей массе или все-таки разделение, пропасть огромная существует?

Е. Кокоулин: Конечно, наши кировские богатые по московским меркам тоже бедные, но есть еще разрыв внутри области между теми, кто в свое время сумел захватить большую собственность, сейчас ею распоряжается. Многие эти люди сейчас выступают в роли оппозиционеров и говорят в общем-то, правильные формальные вещи, но вспомнить о том, как они стали такими замечательными богатыми людьми не хотят. Я говорю не в упрек, просто давайте называться вещи своими именами. Знаете, когда мы стояли с молодыми людьми, пытались помещать неразумному, незаконному строительству в парке у Дворца пионеров, мы так ждали, что придет Дмитрий Русских, депутат (Валерий Николаевич Туруло пришел, а Русских так и не дождались), и придет не один, а с работниками....

В. Сметанин: Вы просто не пересеклись, вы в разное время там находились.

Е. Кокоулин: Он там был, но я к тому, что когда была именно «блокада», которая позволила бы не допустить нынешнего развития событий... Кстати, сейчас это строительство продолжается, к моему сожалению, и я с ужасом жду, когда там будут всевозможные новые аварии, еще какие-то безобразие. Кстати, даже высокопоставленные сотрудники полиции были убеждены, что за это нам заплатил Мамаев, в крайнем случае Туруло. Вы знаете, там были честные люди, которым никто не платил, они и сейчас готовы бороться. Мне бы хотелось, чтобы Илья (не знаю, к сожалению, этого человека), может быть, тоже бы нашел свое место в общественной организации, политической партии, сам по себе. Поэтому, Илья, если есть интерес к активной политической жизни — через «Эхо Москвы» меня найдите, еще как-то.

В. Сметанин: Не обязательно состоять в политической партии, чтобы замечать и решать важные вопросы.

Е. Кокоулин: Помню, в 2001 году газета «Вятский наблюдатель» назвала меня бывшим активистом партии «Яблоко». Тогда в партии был тоже определенный кризис,к власти пришел человек, занимавшийся казнокрадством. Я вступил в партию изначально, когда она создавалась в 1995 году — я был 23 членом организации, и через год меня избрали зампредседателя. Главная проблема — бедность, невозможность людей себя реализовать. 

В. Сметанин: А мы бедны потому, что мы объективно не можем вырваться из этого замкнутого круга, или...

Е. Кокоулин: Это вопрос организации нашей жизни. Давайте честно: мы живем в очень богатом регионе. Здесь достаточно неплохой климат, у нас можно выращивать то, что мы все любим есть — картошку, огурцы, помидоры, дичь водится в наших лесах. Мы проживем без бананов, а если надо будет — продадим то, что у нас производится. Многие уникальные вещи есть — уникальные предприятия, которые могут производить высокотехнологичную продукцию. Есть все для нормальной жизни. И когда мы говорим о плохих дорогах — знаете, мой отец еще помнит время, когда он ездил с деревни на тракторе в областной центр. Люди садились в тележку. Тракторист мог выпасть из трактора, потому что колея прямая, он всегда мог добежать, вскочить. Без допинга страшно ехать по таким направлениям. Сейчас все-таки что-то есть, многие ставят это в заслугу Белых. 

В. Сметанин: И что, есть все возможности всем простым людям...

Е. Кокоулин: Кто такой простой человек?

В. Сметанин: Который трудится на заводе, в сельском хозяйстве, трудится дворником. У него есть шансы стать богаче?

Е. Кокоулин: Я хотел сказать, что главный работяга по мнению губернатора — это сам Никита Юрьевич Белых. Давайте не будем спорить на тему работяги-не работяги. Много у нас людей замечательных, еще раз говорю: вопрос в организации жизни. Кстати, мы перед эфиром немножко перекинулись по поводу послания губернатора. 

В. Сметанин: Давайте тему бедности «добьем». Мысль ваша о том, что мы не можем разобраться, кто из нас все-таки работяга.

Е. Кокоулин: Нет-нет, у нас нет таких проблем, у нас все работяги, вопрос в том, что тот, у кого больше полномочий, делал свою работу плохо. Я много раз слышал критику в адрес Никиту Юрьевича, что он не местный. Знаете, у нас когда-то был первый секретарь обкома Беспалов — тоже не местный человек. Не хочу идеализировать советское прошлое, но можно вспомнить, как было при нем как при руководителе области, что было выстроено при руководителе города в 1970-1980-е годы. Сергеенкову вменяли в свое время в вину, что он якобы родился не в Омутнинском районе, а через несколько метров за границей, в Удмуртии. Вот трагедия такая, понимаете. Но человек, при всех замечаниях, «заговорил» к свое время кризис. Кстати говоря, впервые в эфире скажу, что было у нас две избирательные кампании, когда участвовал Сергеенков, я оба раза голосовал за других людей. Я про другое — если мы занимаемся трезвыми оценками, надо сказать, что человек сумел создать команду, и при всех минусах, которых сейчас не хочется касаться, были люди, которые могли в прямых выбораз прийти к власти и работать на благо области. Нельзя сказать, что все плохо. В этом плане я не хочу и действующую власть очернять. Наверное, мы сейчас об этом поговорим, в том числе об альтернативах.

В. Сметанин: Конечно. Давайте перед этим все-таки разберемся с ситуацией в региональном отделении партии «Яблоко». Как известно, 16 мая сего года партией в Москве было решено исключить вас из рядом партии. Руководство партии пришло к выводу, что ваши действия по создания комитета «За русскую весну» в области противоречат интересам партии и наносят ей политический ущерб. Сразу же буквально вы заявили, что будете подавать апелляцию на свое исключение. Как сейчас обстоят дела, на какой стадии они?

Е. Кокоулин: Это парадоксальная ситуация. То, что я услышал на заседании федерального бюро — кстати, есть запись, можно посмотреть, у нас была связь по скайпу — не очень удобно было разговаривать, в какой-то момент связь прервалась, потом меня видели, а не видел — не знаю, специально ли это было. Когда вопрос был решен, сразу после этого нас отключили от связи, несмотря на то, что здесь присутствовали члены бюро, и нам не сообщили, что не только меня исключили из партии, а освобождены все руководящие органы. Фактически произошло то, что я говорил, причем произошло без участия тех людей, которых я называл во время обсуждения. Как вы знаете, уполномоченным назначен Шадрин, которого я знаю давно, который по своим позициям скорее не «яблочник», а более праворадикальный человек. 

В. Сметанин: Он сейчас выполняет функции такого завхоза, да?

Е. Кокоулин: По его словам, у него задача — подобрать руководителя рег. Отделения.

В. Сметанин: Сам он не «метит» на это место?

Е. Кокоулин: Он говорит, что не хочет, и это его право, хотеть или не хотеть. Кстати, я спокойно отнесся бы к тому, если бы он вернулся в организацию и нормально бы участвовал в ее работе. Многие его помнят. Честно говоря, то отношение сформировалось не из-за того, что он мне не нравится, я спокойно к нему отношусь, просто у него другие позиции. Устами руководителя нашей партии господина Горячева было сказано: «Вы не наш человек». Правда состоит в том, что, когда партия создавалась, в нее пришли совершенно разные люди, но определенные вещи «яблочники» избежали. Это, безусловно, то, что принято называть социал-демократической идеологией. Социал-демократия кому-то нравится, кому-то нет, она по своей природе антикапиталистическая. Сейчас, когда Митрохин стал сторонником некоего социального либерализма (никто не знает, что это), естественно, возникает вопрос, что мы хотим. Мы хотим социальное государство или государство, где давлеет право силы, существует право хитрого, изворотливого, наглого и так далее? 

В. Сметанин: Евгений Борисович, все-таки апелляция на какой стадии?

Е. Кокоулин: Просто такой вопрос: нужно ли мне рваться обратно в партию...

В. Сметанин: Вы пока еще ничего не писали?

Е. Кокоулин: Владимир, послушайте меня. Для меня сейчас большой вопрос, стоит ли рваться в партию, которая, в связи с государственным переворотом на Украине и последующим за этим действием и карательной операцией против этого протеста, в ходе которой погибло больше тысячи людей, может быть, несколько тысяч людей, в ситуации, когда многие рассчитывают... Вы знаете, я был в Москве на конференции ЗПЧ, как раз после избрания Порошенко. В тот самый день в Москве проходили похороны убитого украинскими карателя московского правозащитника Андрея Миронова, но никто в этой группе не сказал, что убили нашего коллегу, пойдемте, посетим его похороны. Напротив, говорили какую-то чушь, что украинский народ высказался против фашизма. На самом деле, позиция Порошенко — это как раз позиция украинских нацистов. Он один из организаторов переворота в Киеве, это человек, который в свое время предал Януковича, и сейчас он — организатор той карательной операции, которую фактически своими заявлениями поддерживает Сергей Митрохин.

В. Сметанин: Как долго будут продолжаться ваши раздумья о том, возвращаться ли в партию, претендовать ли на место руководителя?

Е. Кокоулин: Для меня сейчас самое главное, чтобы в ближайшее время люди имели право самоорганизоваться. Главное, что я привез из Москвы для своих коллег — вырванная, уговоренная позиция, что люди все-таки имеют на это право. Несмотря на все рассуждения, правда состоит в том, что когда я разговариваю со своим коллегами (кто-то не имел возможности обсудить эту проблему и не был в  курсе), они вообще не понимают, что, как так. Все же правильно. Знаете, в том здании, где находится наш офис, ко мне пришел охранник, сел и сказал: «Борисыч, говорят, вас исключили за поддержку киевской хунты». Люди поняли бы такую позицию, а обратную понять не могут.

В. Сметанин: Подождите, вы до сих пор находитесь в своем офисе, там, где располагается рег. отделение «Яблока»?

Е. Кокоулин: Нет, но там сейчас идет работа инструктора, сейчас уже не работает комитет «За русскую весну» — он работает по-другому адресу, я его сразу оглашу: Комсомольская, 43, офис 3. Это управляющая компания Ленинского района. Очень замечательная фирма «Стромит», ее руководители нас приютили. Вроде вокзал, центр города, но место с не очень хорошими тротуарами. Кстати говоря, в это воскресенье с 13 до 15 часов у администрации города Кирова будет пикет комитета «За русскую весну» в Кировской области. Те люди, которые готовы оказать какую-то гуманитарную помощь, могут прийти, узнать. 

В. Сметанин: Сейчас поподробнее о деятельности комитета поговорим. Простите за назойливость, но все-таки: вы пока еще ничего не писали, никаких документов, апелляций?

Е. Кокоулин: Нет, для меня сейчас действительно вопрос, стоит ли рваться в партию, которая вдруг превращается в партию сторонников убийства. Если это какое-то временное наплывание — кстати, многие из работников аппарата в Москве говорили буквально следующее: «Мы вас понимаем, но для Митрохина это принципиальный момент, видимо, завязанный на финансировании». Если это так, может, надо немножко успокоиться. Для меня не принципиально, состоять или не состоять в партии, тем более, возглавлять или не возглавлять. Для меня принципиальны люди, которые остались, которые хотят участвовать в организации. Апелляции важны только с одной точки зрения — я не создавал никакой фашистский комитет. Нашей целью не является провоцирование вооруженного противостояния на Украине, напротив, именно активная позиция здесь, в российской глубинке, может повлиять на общественное мнение на Украине, оно возмутится теми действиями украинских правителей, которые дают приказы убивать своих соотечественников.

В. Сметанин: Давайте сейчас поподробнее о деятельности комитета. Два месяца он уже существует. Мы приглашали вас в студию, вы были вместе с другими организаторами. Вы представляете собой единой костяк.

Е. Кокоулин: У нас нет по заявленным позициями никаких разногласий.

В. Сметанин: Я напомню, что вы объявили сбор денег и медикаментов. Этот список не расширился?

Е. Кокоулин: Расширился, потому что из Луганской и Донецкой республик пришла просьба отправить не скоропортящиеся продукты. Там действительно есть проблема с питанием. Соответственно, в ближайшее время будет транспорт отправлен через Казань, или через Москву. Мы понимаем, что у нас не богатое население, поэтому просим прежде всего тех, у кого есть такие возможности финансовые и прочие. 

В. Сметанин: Сколько посылок уже собрано, их содержание, количество собранных денег, успешность переправки?

Е. Кокоулин: По деньгам точно не скажу, потому что часть людей приносила непосредственно медикаменты, часть — деньги. Тем более, я к этим деньгам даже не прикасался — столько людей, зачем. В папочку, в конвертик положили аккуратненько.  Я всегда относился скептически к сбору средств любой политической партии. Тут понято: цель любой партии — максимально говорить о своей деятельности, но если вы проводите гуманитарную акцию, это должно быть максимально скромно, без выпячивания. Если бы я не осознавал, что событие на Украине — локальное, что на самом деле там решается вопрос будущего России, там создается новое государство и новая нация. Даже если люди, которые сейчас борются против киевских карателей, проиграют — они уже победили, потому что они победили страх, победили отчаяние. Они настоящие герои. Я об этом говорю совершенно без ненависти к украинскому народу и другим лицам, которые «оболванены» украинской пропагандой. У меня впечатление такое, что люди в Москве — я общался не только с «яблочниками» — сами себе придумали миф про революционный майдан, увидела себя на этом майдане, как они идут на Красную площадь, свергают Путина и становится рай на русской земле. Этого нет и не будет.

В. Сметанин: Сколько посылок уже удалось отправить?

Е. Кокоулин: Порядка пяти. 

В. Сметанин: Уже есть ответ, что они получены? Слова благодарности какие-то?

Е. Кокоулин: Да. Вы знаете, конечно, слова благодарности, но от коллег оттуда есть и такая информация, что часто говорят о российской пропаганде, идет определенное смягчение по моральным принципам. У нас в России есть неплохие журналисты, и мой собеседник может поставить себе какую-то отметку. 

В. Сметанин: Спасибо. Ближайшее отправление когда планируется?

Е. Кокоулин: На этой неделе. Либо через Казань, либо напрямую.

В. Сметанин: Вы наверняка читали или слышали о том, что сегодня в Славянск должен отправиться бронированный автомобиль, бывший инкассаторский — это заслуга мотоклуба «Орден Преображения». Ваше отношение? 

Е. Кокоулин: Я думаю, что они делают благородное дело, тут нет никакой конкуренции. Я еще замечу, вы спрашивали, что там у нас в офисе — вы знаете, у нас есть инструктор, замечательный человек.

В. Сметанин: Чем занимается инструктор?

Е. Кокоулин: Инструктор сейчас ищет тех людей, которые не прошли перерегистрацию. Если нас слушает кто-то из бывших «яблочников», которому не пришло письмо, он может по-прежнему прийти на Карла Маркса, 126, кабинет 401а, и заявить, что, к сожалению, ему письмо не пришло, но он может пройти перерегистрацию в партию.

В. Сметанин: Для чего это?

Е. Кокоулин: У нас была перерегистрация некоторое время назад. Я вспоминал 2001 год, был у нас некий человек, который покинул эту организацию, и тогда была набрана просто массовка. До моего избрания председателем я понимал, что огромное количество людей просто находится за пределами взаимного общения. Они не лишние, просто оказались в организации случайно. То, что они перестали быть членами организации — это нормальный процесс. Другое дело, что якобы кто-то из тех, кто хотел бы вернуться, не получил писем из Москвы, поэтому сейчас нам бы хотелось, чтобы эти люди были найдены. Буквально несколько человек, 6-8.

В. Сметанин: И что дальше будет?

Е. Кокоулин: А дальше должна быть конференция, избрание председателя руководящих органов. Мне пришла информация из «неяблочных» источников, из Москвы, что якобы бюро партии готово выдвинуть некую кандидатуру на место губернатора. Ни для кого не секрет, что последний электоральный успех партии «Яблоко» был именно в связи с СПС, который в свое время возглавлял Белых. Казалось бы, вот она, почва для сотрудничества. Самое время сейчас Митрохину позвонить Белых и сказать: «Никита Юрьевич, Кокоулин вас критиковал, так я его снял, давайте находить общий язык». Почему бы так не сделать? Я услышал другое, что Белых никем не интересуется, ему никто не нужен, он уже чувствует себя победителем, вы там живете и прекрасно знаете, что с ним нельзя найти общий язык. Вот такая позиция была заявлена, может быть, что-то изменится и будут какие-то интересные кандидатуры.

В. Сметанин: Давайте к теме губернаторских выборов мы перейдем после рекламы. Прервемся на две минуты.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается особое мнение правозащитника Евгения Кокоулина, с мая уже не руководителя рег. отделения партии «Яблоко». У меня чисто бытовой вопрос возник: ваши будни сейчас? 

Е. Кокоулин: Я как раз хотел сказать, инструктора наш получила указание ни в коем случае не получать гуманитарной помощи, даже если люди не успели переориентироваться. Это странно. Странно, что мне не дают возможности спокойной завершить дела, чтобы передать их новому председателю. Прошло больше месяца, ничто не мешало за это время собрать конференцию, у нас есть достойный люди, я их уже называл. Еще раз подчеркиваю: моя оппозиция как раз позволяет партии быть более современной и не плевать тому народу, на чью поддержку она рассчитывает. Я совершенно спокойной утверждаю, что при разном  отношении к Путину, кому-то еще, есть внутруроссийское спокойное единство в отношении такого вопроса, как воссоединение России и Крыма, в отношении того, что нам нужно будет принять определенные решения в поддержку наших соотечественников на Украине. Об этом тоже надо прямо говорить, потому что можно использовать термин «операция принуждения к миру», можно говорить о санкциях, но молчание российского руководства недопустимо. Независимо от того, буду ли я находится на Карла Маркса, 127, если вам так важно...

В. Сметанин: Важно. Где вас искать в случае чего?

Е. Кокоулин: Меня можно найти где угодно, я бываю в дороге, в районах... Еще раз говорю: мы спокойно должны передать новому председателю бразды правления. Пусть так и будет. Если нам пришлют какого-то комиссара из Москвы — это 100% будет плохо. Есть опыт других регионов, мне звонила буквально вчера коллега из Пензы. Они большей частью рег. отделения собираются выйти из партии «Яблоко» в связи с позицией Митрохина, с осуждением, как он называет «сепаратистами и террористами» людей, восставших за свои права...

В. Сметанин: Это тем самым и в ваш адрес поддержка?

Е. Кокоулин: Невольно да. Я общался в Москве на заседании  федерального совета — там, кстати, был очень интересный момент. Я был единственный членом федерального совета, который голосовал против принятия декларации о свободном выборе. Это был крайне сырой, неудачный, глупый документ...

В. Сметанин: Что это такое, в двух словах?

Е. Кокоулин: Сейчас мода пошла у людей, считающими себя демократами, будучи на самом деле психологически такими же аппаратчиками, какой была в своей время КПСС, мода занимать европейский выбор. Россия — европейская страна с момента рождения. Мы сейчас с вами разговариваем, два европейских человека. Мы живем в рамках русской культуре, которая является частью европейской культуры. Это вполне естественно, не нуждается ни в каком доказательстве. Не надо думать, что проблема пьянства — это отличительная особенность России, не надо заниматься бичеванием. Мы европейская страна, для этого не нужно брать никаких декораций. Но когда под лозунгом европейского единения происходят погромы, захват власти, как на Украине, и такие же события могут произойти в Москве, в Кирове, где угодно. Давайте называть вещи своими именами — у нас в Кирове есть самые натуральные правосеки, люди, которые были бы счастливы, чтобы в Кирове был майдан. Нам нужен майдан? Нам нужно, чтобы вокруг здания правительства горели бы покрышки и каких-то людей выбрасывали бы из окон здания? 

В. Сметанин: Давайте не будем представлять эту картину, потому что это ужасно. Можно ли обозначить какие-то сроки касаемо рег. отделения партии «Яблоко»?

Е. Кокоулин: Была информация, что это может быт октябрь-ноябрь. Заметьте, это после 14 сентября, после выборов, что очень забавно. Я не вижу причин, почему это не может случиться раньше, почему рег. отделение не может принять участие — не забывайте, у нас есть члены избирательных комиссий. Сейчас мы даже не можем тех людей, которые идут на замену в избирательные комиссии, принять решение по их поводу. Есть люди, которые уходят, приходят — их немного, но они есть. У нас нет руководящего органа. Еще раз подчеркну, это мелочи, но важно даже для вас: у нас было 9 членов совета, из них двое не прошли перерегистрацию, семь человек — вполне полномочный совет, даже если не считать исключенного из партии Кокоулина, и шесть человек — вполне полномочный совет, чтобы принимать решения. 

В. Сметанин: Давайте теперь у губернаторским выборам. Как известно, накануне Никита Белых посетил облизбирком, где зарегистрировался в качестве кандидата. Наверное, одним из самых интересных вопросов был о том, кто же все-таки выдвинется от «Единой России» и от «Справедливой России», потому что не было таких заявлений. Накануне наши коллеги из новостной службы связались с Андреем Лучининым, руководителем регионального исполкома «Единой России». Он сказал, что речи о выдвижении своего кандидата в партии не ведется. Никита Юрьевич обратился в рег. отделение партии с просьбой поддержки его на выборах, состоялся президиум регионального политсовета. Решили собрать расширенный политсовет с приглашением всех секретарей местных отделений и принять решение о поддержке. «Единая Россия» поддерживает.

Е. Кокоулин: А кто-то сомневался в этом?

В. Сметанин: «Справедливая Россия». По словам Сергея Доронина, он будет рекомендовать однопартийцам на конференции принять именно подобное решение. 

Е. Кокоулин: Давайте дадим определенные оценки. Во-первых, Белых, плохо или хорошо, часть вертикали власти. Это парадоксальная ситуация, потому что когда-то он критиковал вертикаль власти, будучи лидером СПС. Кстати, как-то забылось, что, будучи главой СПС, он пытался придать этой партии социальное звучание. У него это получалось очень хорошо. Хоть Явлинский и сказал в декабре прошлого года: «Белых — хороший парень, вот только партию продал», я бы даже не сказал, что продал, потому что партия прекратила свое существование без поддержки, на которую когда-то рассчитывала. 

В. Сметанин: Надо понимать, что это решение «Единой России» не стало для вас неожиданностью.

Е. Кокоулин: Он действительно часть вертикали власти, частью которой является и «Единая Россия», Андрей Лучинин, другие люди. Понятно, что в «Единой России» есть своя оппозиция. Валенчук, безусловно, мог бы претендовать на выдвижение.  У него был опыт, когда он ходил против мнения партии. Выборы будут хороши тогда для области, для нас с вами, не только для вас, как для журналистов, чтобы была тема для обсуждения, а для результата, чтобы было эффективное правительство, пользующееся народной поддержкой, чьи действия мы бы понимали. Для этого важно, чтобы выборы были не интригой, а открытым политическим процессом. С этой точки зрения участие Валенчука было бы скорее пользой, чем участие его в качестве какого-то закулисного политика, который имеет определенные взгляды, но которому мешают эти взгляды высказывать. 

В. Сметанин: Я забыл упомянуть, что в качестве самовыдвиженца врио губернатора выдвигается.

Е. Кокоулин: Помните, мы в свое время эту позицию поддержали. Я не скрою, что был определенный расчет, что это одна из точек соприкосновения, общая позиция по тому, как должен быть юридически и политически выстроен процесс выборов для диалога, но этого нет. Если кто-то придет сейчас в рег. отделениие найдет диалог с Белых, то хорошо, но у меня такое впечатление, что здесь собираются играть какую-то другую карту. Я уже ссылался на информацию, что, возможно, федеральное бюро партии «Яблоко» примет какую-то ненужную интригу. Посмотрим. Со «Справедливой Россией» очень интересная ситуация. Насколько я понимаю, там есть в качестве кандидата Тарнавский Александр Георгиевич, депутат Госдумы, который в свое время был заместителем губернатора, имеет определенные кировские корни, опыт. Он может быть тоже кандидатом. Как он может быть кандидатом — от «Справедливой России», или как самовыдвиженец? Это интересная кандидатура, об этом надо помнить.

В. Сметанин: Понесут ли в связи с этим некий урон эти партии? Наверняка в их рядах есть люди, которые абсолютно не согласны, что высказана такая поддержка. 

Е. Кокоулин: Я хорошо отношусь к Сергею Доронину, но давайте честно: он фактически проиграл эту политическую ситуацию, проиграл кировскую думу, это в первую очередь его поражение, так как он рассчитывал варианты своего участия в выборах, победы и избрания. Сейчас позиция просто согласиться с Белых, что он даст ему и партии — я просто не знаю. Допустим, позиция Черкасова, при всем определенном отношении к ЛДПР, в этом плане более четкая.

В. Сметанин: Не является ли это еще одним признаком того, что существующая партийная система как-то размывается, разрушается? 

Е. Кокоулин: Заканчивается переходный период, возникает не выдуманная, реальная новая Россия. Новые партии, если будут возникать, должны возникать на основе естественных интересов, а  не искусственных образований по принципу: мы находим человека, даем ему денег, он что-то создает, какую-то искусственную идеологию. В России нет той четкой идеологии, которая бы позволяла бы позиционировать партию, допустим, как социал-демократическую, как пытается... Тарнавский в этом плане, кстати, очень интересный человек. Не могу сказать, что знаю его хорошо, но он из тех людей, которые способны формулировать идеи и реализовывать их.

В. Сметанин: Евгений Борисович, у нас остается несколько секунд, мы забыли рассказать о том, что сегодня приехал в наш город премьер-министр Медведев. На ваш взгляд, истинная цель визита?

Е. Кокоулин: Вы знаете, если он действительно приедет, это безусловно будет интересно. Это нормально, когда ездят руководители страны по стране. Сейчас 2014 год, если не ошибаюсь, то есть, есть современные средства транспорта, можно все это сделать оперативно, просто не надо преувеличивать. Вы знаете, многие люди, с которыми я работаю сейчас, у которых есть проблемы с правоохранительными органами, я не знаю, как они будут себя вести в связи с приездом, но они, откровенно говоря, хотели бы выйти, передать что-то Медведеву, какое-то письмо, от «пнет» Солодовникова, и начнется работать с негодяями. Вот трагедия-то в чем: не нормальная система управления, при которой человек уверен, что нужно найти первое лицо, Президента, патриарха еще кого-то, и только оттуда должен идти пинок. Это меня очень огорчает. 

В. Сметанин: К сожалению, истекает наше время. Напомню, что это было особое мнение правозащитника Евгения Кокоулина. Спасибо, до новой встречи. Надеюсь, что она состоится в недалеком будущем, потому что, видимо, тем для обсуждения будет появляться много. 

Е. Кокоулин: Удачи как журналисту обсуждать и выборы, и другие интересные дела.

В. Сметанин: Спасибо, всего доброго. 

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта