Особое мнение Льва Шварцблата от 10.06.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 265 0

Особое мнение от 10.06.14

Лев Шварцблат:
«Если взять какой-то элемент и раскрасить его в «дымку», да, замечательно. Но будет ли это вписываться в дизайн городской среды? Хорошо бы сделать следующий шаг, чтобы у нас появился дизайнер среды, который бы задумался, как наш город в целом сделать комфортным...»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: На часах начало второго. Это программа «Особое мнение». Здравствуйте. Меня зовут Владимир Сметанин. Я приветствую гостя студии, чье особое мнение мы сегодня услышим — это Лев Шварцблат, директор учебно-делового молодежного центра «Бизнес-инкубатор». Лев Давидович, добрый день.

Л. Шварцблат: Добрый день.

В. Сметанин: Традиционно напоминаю, что на нашем сайте echokirova.ru есть не только аудио-, но и видеотрансляция эфира. Кроме того, заблаговременно там вывешиваются анонсы «Особых мнений». Зайдя на сайт, вы можете задать вопрос нашему гостю. Лев Давидович сегодня тоже для ваших вопросов открыт. Летнее время, затишье некое... У вас там затишье, в «Бизнес-инкубаторе»? Чем живете, чем занимаетесь?

Л. Шварцблат: Нет, у нас затишья практически никогда не бывает. Мы готовимся к проекту «Вятский экономический лагерь», который традиционно бывает в августе. Новую программу разрабатываем, думаем, кого из гостей пригласить, партнеров. Работы всегда хватает. ВЭЛ проходит достаточно много уже лет на базе лагеря «Белочка» — в Слободском районе, недалеко от Кирова. Прекрасное место на берегу реки, сосны, чистый воздух и интересная программа для детей от 13 до 18 лет.

В. Сметанин: Успеете отдохнуть до начала лагеря. Давайте перейдем к списку тем, которые хотим обсудить сегодня. Ситуация с нестационарными торговыми объектами. Буквально вчера в «Дневном развороте» мы говорили, что обострилось положение дел, это связано со вступлением в силу 1 июня этого года окончательных мер, призванных уменьшить курение. Как многие говорят, это борьба не с курением, а с курильщиками. Дело в том, что некоторые владельцы киосков в нашем городе начали делать некие пристрои, причем из обычных досок, чтобы превратить киоск в некий павильон, чтобы продолжать этими сигаретами торговать. Еще одна тема — есть предложение от администрации заключать мировые соглашения с владельцами киосков, в том числе с теми, в отношении которых уже готовятся судебные решения. 6 месяцев на это все есть. Большинство предпринимателей добросовестно к этому делу подошли, а есть те, кто тянут, никоим образом не дают о себе в администрации знать, плюс еще переустройка киосков в павильоны. Как вы оцениваете этот хаос? Очень долго эта тема муссируется, возможно ли, чтобы в ближайшее время она угомонилась?

Л. Шварцблат: Это очень длинная история, долго все тянется. Когда вводили должность уполномоченного по правам предпринимателей, тоже было много обсуждений, нужна ли эта должность, зачем снова тратить бюджетные деньги, чем будет заниматься уполномоченный. Пример нестационарных торговых объектов — это одна из проблем, которую уполномоченный Сергей Данелян решил. Как только его назначили, первая проблема, за которую он взялся — это ларьки. Ему удалось договориться с городской администрацией о том, что вводится мораторий, дается 6 месяцев на принятие мирового соглашения, и со рта проблема снялась. Это первое конкретное действие, которое совершил уполномоченный по правам предпринимателей. Уже по этому в нашем регионе понятно, зачем нужен такой человек и чем он будет заниматься. Когда есть противоречия между властью и бизнесом, нужен арбитр, посредник, компетентный человек, который сможет найти точки соприкосновения, стараться позиции сблизить. Конечно, если смотреть исторически, понятно, что ларьки — это переходный период торговли, наследие 90-х. Рано или поздно они закончатся. Важно, чтобы предприниматели, которые этим занимаются, это понимали, понимали, что это не вечный бизнес. Вечный бизнес — тот, права на который у тебя защищены, торговая точка, которая существует законно. Много лет еще назад обсуждали, говорили предприниматели, что им запретят продавать алкоголь в НТО и сигареты. Они были с этим не согласны, считали, что в нашей стране это невозможно. Сейчас мы видим, 2014 год, 1 июня, и пиво уже запрещено, и сигареты. Основные источники дохода из предметов, которые можно продавать, исчезли. Варианты какие? Кто это понимал, из этого формата торговли ушли. Когда предпринимателю уже много лет об этом говорили, он рассказывает, что вложил 3-4-5 миллионов рублей в эту торговую точку, возникает естественный вопрос: почему бы не вложить эти деньги в квартиру на первом этаже, оборудовать та магазин и спокойной работать? С другой стороны, понятно, что надо менять формат. Есть те виды продукции, которые государство регулирует, на мой взгляд, правильно регулирует. От продажи несовершеннолетним, другие нарушения более возможны, и возможны в стационарных объектах, но более возможны в таких вот точках, которые сложнее контролировать. Понятно, что государство будет контролировать. Если вы хотите в этом формате оставаться, надо переходить на другие виды — цветы, фрукты-овощи-фрукты, еще что-то такое. Понятно, что там нормы рентабельности гораздо ниже. Когда человек зарабатывал одну норму рентабельности, переходить на другую ему не хочется. Это такой неизбежный шаг. То, что касается переоборудования чего-то в чего-то — у нас как: когда выходить закон, многие предприниматели смотрят на предмет того, как его можно обойти, а не как его можно выполнить. В ларьках нельзя — можно в магазине. Хорошо, будет у меня пристрой, павильон. Так можно до бесконечности ходить. Понятно, что рано или поздно закон приведут в такое состояние, когда его обойти будет невозможно. Лучше настраиваться не на то, чтобы искать лазейки, а искать варианты выполнения закона. Закон принят, он долгосрочный, он соответствует мировой тенденции. Я не думаю, что завтра в Госдуму внесут проект, что неправильно это было, давайте снова разрешим продавать пиво и сигареты.

В. Сметанин: А вы довольны, кстати, этими законами, этими лазейками? Они же все равно там есть, и это говорит о некачественном законотворчестве в этом отношении. 

Л. Шварцблат: Очень сложно такой закон сразу принять в редакции, которая будет неизменной. Улучшение, изменение закона — это нормальная практика, всегда по этому пути идут. Потом, мне кажется, то, что есть разные виды — действительно, есть павильоны, которые являются мини-магазинами. Например, там, где продают замороженные продукты. Заходишь внутрь, там прилавки, где хранится замороженная продукция, и зимой, и летом, и в дождь можно зайти, там удобно продавцу, есть все условия. Такие объекты торговли есть. Если они располагаются на земле, которую вы арендовали или купили, это нормальный, хороший формат торговли. Если же у вас какой-то нестационарный торговый объект, который располагается на земельном участке, права на который не определены, у вас договора аренды нет, и вы здесь пытаетесь сделать павильон, не имея на это согласия собственника земли — возникают сомнения, насколько это вообще правозаконно.

В. Сметанин: Каковы перспективы НТО? Исчезнут?

Л. Шварцблат: Скорее всего, в нашей стране они исчезнут, но пройдет какой-то период времени. 

В. Сметанин: А в нашем городе, учитывая все разговоры и движения вокруг этой темы?

Л. Шварцблат: Хотелось бы, чтобы их становилось все меньше, хотя некоторые объекты, где овощи-фрукты продают, какую-то положительную роль играют, но рано или поздно они свою роль закончат. Вопрос, как долго они протянут — открытый. В конечном итоге, думаю, останутся газеты — то, что во всем мире продается на улице, а все остальное уйдет в стационарные торговые объекты.

В. Сметанин: А вот это начинание холдинга «Все для вас» Валерия Николаевича Туруло, переквалификация НТО в то, чтобы они продавали продукцию местных производителей — хлеб, молоко? Положительно оцениваете это?

Л. Шварцблат: Вопрос в том, как на это отреагирует рынок. Мы с вами потребители, мы каждый раз принимаем решение, куда нам пойти за продуктами. Ларек, магазин у дома, рынок, большой супермаркет, или выехать в деревню к родственникам или к еще кому-то. Наверное, это правильное начинание, вопрос в том, как будут эти объекты оформлены, и насколько продукция, которая будет там продаваться, заинтересует потребителя. Если нас она заинтересует, то мы будем подходить и покупать, тогда формат будет развиваться. Если этот формат нас не заинтересует — мы уйдем в другое место. 

В. Сметанин: Давайте еще об одном формате торговли поговорим. На Филейке все-таки началось строительство рынка. Горадминистрация предупреждала об этом давно. Можно упомянуть попутно слухи, что центральный рынок исчезнет с привычного места и переедет на Филейку, затем городские чиновники твердо эту информацию опровергли. Нужен ли нам еще один рынок, именно там? Дзержинского, 100, если не ошибаюсь.

Л. Шварцблат: На мой взгляд, что точно не хватает городу — это рынка, на котором небольшие сельхозпроизводители могут продавать свою продукцию. Ярмарки на Театральной площади пользуются популярностью, достаточно много людей приходит, и, самое главное, появилось много производителей, которые качественную продукцию там продают. Сложился некий круг производителей продукции. Мое личное мнение по поводу Центрального рынка — он создавался для продажи сельхозпродукции, промышленные товары надо запретить, совершенно им не место на Центральном рынке. У нас достаточно магазинов на разные ценовые аудитории, когда смотришь цены — понятно, что в магазинах можно купить достаточно дешевле, может, люди по привычке или еще по каким-то причинам ходят. Мне кажется, это совершенно неправильный формат торговли, когда зимой, в мороз стоят люди, что-то продают, меряют... Это 90-е годы. Мне кажется, от этого надо избавляться и Центральный рынок передавать сельхозпроизводителям. Их много, и когда говорят, что нет заявок - какой смысл заявку подавать, когда они понимают, что нет свободных мест, а те места, которые есть, по цене для сельхозпроизводителей недоступны.

В. Сметанин: Сельхозпроизводители наши, или возможны из других регионов?

Л. Шварцблат: Возможно, и из других регионов. Не вся продукция у нас производится, ее можно теперь привезти быстро. Этот рынок именно для небольших производителей.

В. Сметанин: Для этого нужна законодательная база?

Л. Шварцблат: Она есть, особых сложностей нет. Ветеринарное регулирование — это правильно. Чем еще хорош рынок — там есть ветеринарная служба, которая регулирует продукцию на месте, что очень удобно. Это законодательство позволяет достаточно просто и выращивать продукцию, и продавать ее. Все-таки этот рынок муниципальный, и он должен соответствовать интересам жителей города Кирова. Мне кажется, надо постепенно к этому приходить. Если рынок на Филейке создается именно для сельхозпроизводителей — там достаточно большая часть города, она развивается, там строятся новые дома думаю, он очень будет востребован. Я сам много продукции покупаю на рынке, вижу, что туда много людей приходит, в выходные дни невозможно припарковаться у Центрального рынка. Думаю, этот рынок нужен, он будет востребован. Самое главное, что есть производители, которым нужна такая площадка для продвижения своей продукции.

В. Сметанин: Не могу не спросить еще про один рынок, тоже много споров вокруг него — это рынок на Комсомольской. Слышим последние несколько лет постоянные заявления от городской администрации, что скоро его уже там не будет. Руководители рынка заявляют, что будут стоять до последнего, и продавцы предприниматели тоже на этой точке зрения находятся. По последним данным, до конца года этот рынок в правовых рамках будет вроде как существовать, а что дальше — неизвестно. По поводу этого рынка — за, против его существования?

Л. Шварцблат: Я никогда там не был, не знаю. Если там есть покупатели — значит, он им нужен. Кстати, формат все равно неправильный, он должен уходить в какое-то другое место, заменяться другими, более цивилизованными формами торговли.

В. Сметанин: А зачем вмешиваться? Если покупатель «голосует рублем» приходить на этот рынок, зачем чиновникам вмешиваться, разгонять, переориентировать эти покупательские потоки?

Л. Шварцблат: Есть разные задачи, которые необходимо решать. Если мы развиваем эту территорию у ж/д вокзала, чтобы приезжающие гости видели красивый, благоустроенный город, в котором скверы и цветы, а не стихийная торговля — может, в этом смысле и правильно. Разные точки зрения существуют. Ограничивают время продажи алкоголя — ведь это тоже регулирование органов власти. Можно было сказать: «Да ладно, что хотите, то и продавайте — потребитель рассудит». Но органы власти отвечают за безопасность, чтобы не было отравлений алкоголем и так далее. К сожалению, пока без государственного регулирования не обойтись.

В. Сметанин: Напоминаю, что это особое мнение Льва Шварцблата. Мы продолжаем нашу беседу. Хотелось бы заглянуть на несколько дней вперед — дело в том, что большое экономическое событие состоится в нашем городе. Ожидается визит премьер-министра Дмитрия Медведева. 17-18 июня в нашем городе состоит международный экономический форум «БиоКиров». Напоминаю, что впервые он состоялся в прошлом году. Вы будете принимать участие?

Л. Шварцблат: Пока не планирую.

В. Сметанин: Соответственно, будет обсуждаться развитие биотехнологий в нашей области, в стране в целом. Ожидается  визит иностранных гостей, которые будут делиться опытом, может, наш опыт перенимать — какой-никакой, но опыт уже есть. Перспективы развития биотехнологий в нашей стране, в нашем регионе? Как вы взираете на это?

Л. Шварцблат: Надежда всегда есть. Посмотрим, какие будут результаты, какие проекты. Я знаю, что один проект по выработке биогаза уже стартовал, биореактора в Истобенске. Эта тема интересная, потому что животноводство развивается, количество отходов увеличивается. Если будет экономически целесообразный способ их переработки — конечно, это большое благо.  Много сфер применения, потому что мы знаем ситуацию с отходами...

В. Сметанин: Там, кстати, не только отходы от животноводства, там и лес, опил, щепки. 

Л. Шварцблат: Да, достаточно много у нас опилок, это тоже ресурс, но пока они гниют, горят, загрязняют нашу природу, а не используются в экономическом обороте. Свалка, куда мы бытовые отходы выбрасываем и так далее. Чем дальше развивается рынок, тем больше таких отходов появляется, и тем острее стоит проблема их переработки, использования. Конечно, это ниша для бизнеса тоже. Когда отходов становится много, государство какие-то меры поддержки разрабатывает, то бизнес начинает в эту сторону двигаться — это тоже правильно. Надо создавать мотивацию, чтобы предприниматели занимались этим, потому что это для региона однозначно выгодно. Если мы такое событие проводим, туда приезжает много гостей, и с такой позиции узнают о нашем городе — это тоже плюс. Инвесторы именно так и появляются — они приехали на одно мероприятие, второе, пообщались с людьми, увидели для себя здесь какую-то возможность, и потом здесь появляется новый бизнес, производство, что является плюсом для региона. 

В. Сметанин: Фон такой позитивный — знаю, что наш регион входит в список не самых благополучных, так скажем, составляют всевозможные рейтинги, мы видим на последних местах нашу область. Кардинально сразу изменить ситуацию, наверное, не получится, но свою лепту этот биофорум сможет внести?

Л. Шварцблат: Каждое такое событие свой вклад вносит. То, что вы находитесь внизу рейтинга, может оказаться плюсом, потому что там, где ситуация сильно развита экономически, когда инвестор выбирает, он начинает оценивать. Если очень сильно развит регион — это означает, что там гораздо выше средняя зарплата, меньше свободных ресурсов. Для кого-то это плюс, для кого-то — минус. Надо грамотно подавать свои преимущества, и попытаться недостатки превратить в преимущества, для того, чтобы мы могли привлекать за счет этого инвесторов.

В. Сметанин: Наверное, нужно менять еще мировоззрение людей, предпринимателей, чтобы они к этой сфере обращались, к сфере биотехнологий, а не работали на том, что у нас уже традиционно имеется и используется. 

Л. Шварцблат: Совершенно верно. Это вообще проблема не только вятских, это проблема российских предпринимателей. Наверное, 90% действуют по стереотипу. Они берут те идеи, которые уже были реализованы кем-то, очень редко придумывают свои. Конечно, любая копия всегда хуже оригинала. Тем более, когда новая сфера — тут желающих еще меньше. Миссия государства состоит в том, чтобы мотивировать людей в этом направлении. 

В. Сметанин: А если заглянуть вперед, «Бизнес-инкубатор» может на каком-то этапе подключиться к развитию биотехнологий? Какая-то программа специальная, или что-то в этом роде?

Л. Шварцблат: Биотехнологии — это одно из возможных применений. Когда мы проводим обучение, разбираем, откуда берут бизнес-идеи, как их находить, какие ниши можно использовать — мы всегда говорим про основные ошибки, основные стереотипы и про то, что наилучшие возможности находятся там, где еще никого нет. В этом смысле я считаю, что сельское хозяйство — одно из самых перспективных направлений, конечно, если им правильно заниматься. Для этого есть специальные программы, которые позволяют это делать. Могу пример привести. У нас много людей, которые занимаются переработкой леса. Спилили-привезли-распилили, в лучшем случае высушили и продали. Потом появилась категория предпринимателей, которые увидели, что есть много опилок и постарались какие-то сделать технологии по переработке этих опилок — плиты, европолена. Есть один замечательный предприниматель, мне очень нравится его пример. Он сделал еще следующий шаг. Есть переработка опилок, а он придумал технологию по производству оборудования для переработки опилок, и оказался вообще единственным, и у нас в регионе, и в близлежащих регионах, кто производит такое оборудование, причем он его запатентовал, усовершенствовал, получил патент, получил поддержку как инновационное предприятие, и сейчас очень успешно развивается. Причем это не город Киров, это Белая Холуница. Человек сделал несколько шагов и увидел нишу, которая вообще никем не занята. Вот все занято, чем бы заняться? На самом деле, незанятых ниш очень много, и искусство предпринимателя заключается в том, чтобы увидеть это, и придумать, как в этой нише сделать свой бизнес. 

В. Сметанин: У нас подходит время традиционной рекламы. Пара минут и мы вернемся в студию.

Реклама.

В. Сметанин: Мы продолжаем наш разговор со Львом Шварцблатом. Сейчас в перерыве неожиданно выяснилось, что он вовсе уже и не директор учебно-делового молодежного центра «Бизнес-инкубатор», а директор «Института бизнеса». Ребрендинг, как вы сами сказали. Давайте расскажем, слушателям интересно, наверное.

Л. Шварцблат: В следующем году нам уже 20 лет, мы уже выросли. «Бизнес-инкубатор» больше ассоциируется с работой только с начинающими предпринимателями. За эти годы мы эти рамки переросли, у нас много программ, направленных на совершенно разных предпринимателей. Мы считаем, что в нынешних условиях более правильно называться «Институтом бизнеса», который направлен в целом на развитие предпринимательства, на помощь предпринимателям.

В. Сметанин: Само словосочетание «Институт бизнеса» кто придумал?

Л. Шварцблат: Это наш совместный труд. Мы думали, как более правильно назвать, и в результате обсуждений пришли к такому названию.

В. Сметанин: Расширится функционал центра?

Л. Шварцблат: Да, и он будет ориентировать людей, когда они будут смотреть на название - «Институт бизнеса» более четко ориентирует ту категорию, с которой мы работаем.

В. Сметанин: А то, что существовало на протяжении 19 лет, перетечет, или избавитесь?

Л. Шварцблат: Нет, это база, на основании которой мы работаем. Все проекты, которые мы проводили, остаются, развиваются. Просто меняется название. Нам кажется, оно больше соответствует тому, что мы делаем. 

В. Сметанин: Насколько сложна процедура перерегистрации?

Л. Шварцблат: Нет, мы разработали новую эмблему, сейчас ее регистрируем. Принципиальных изменений больше не произойдет. 

В. Сметанин: Сайт «инкубатора» уже перетрансформировался в «Институт бизнеса». Вы можете зайти, посмотреть, действительно, дизайн изменился. Продолжаем наш разговор. Упомянули уже имя Дмитрия Медведева. Буквально недавно он заявил о том, что собирается отдать распоряжение правительству по поводу установки нового «потолка» повышения цен ЖКХ. По его словам, это повышение должно будет соответствовать инфляции. То есть, выше ставки инфляции тарифы у нас поднимать будет нельзя, причем до 2018 года — тут я тоже немного не понял. Получается, мы раз поднимем и не будем поднимать в течение 4 лет, или что?

Л. Шварцблат: Уровень инфляции — вещь достаточно сложная и размытая. Есть официальный показатель по уровню инфляции — 6% ежегодно. Насколько я понимаю, тарифы будут подниматься на уровень инфляции, или, слышал еще информацию, инфляция минус 30%. При этом реальный уровень инфляции для каждого человека разный, потому что разные товары, разные услуги, на них цены растут по-разному. Кто-то ездит на общественном транспорте, и пока цена не изменилась, для человека уровень инфляции один. Кто-то ездит на автомобиле, и каждое повышение тарифа — на 10 копеек, на 20, на рубль — инфляция, и он может посчитать, на сколько она для него выросла за год. Если у него импортный автомобиль, он использует импортные запчасти, вырастет доллар иди евро — цена техобслуживания для него выросла на столько. Мы ориентируемся на правительственный уровень, хотя, конечно, это условная единица, которая применительно к каждому конкретному человеку непонятно что обозначает. С другой стороны, нужно правительству с какими-то цифрами оперировать, вот они берут официальный уровень инфляции и  говорят, что да, тарифы будут расти, но не выше уровня инфляции. Для нас было бы замечательно, если бы зарплата росла, и нам было бы это не очень заметно. Если зарплата  не растет, а тарифы растут даже на уровень инфляции — значит, наши доходы уменьшаются, мы по факту все равно будем платить больше, чем платим сейчас.

В. Сметанин: По вашему мнению, это не радужные заявления Дмитрий Медведева. Не все так хорошо может оказаться.

Л. Шварцблат: По крайней мере, оно вносит определенность, можно как-то спрогнозировать. С другой стороны, какие у нас варианты? Запретить повышать тарифы? Это чревато тем, что не будет средств на модернизацию. Не ограничивать уровень инфляции — в западных странах никто не регулирует весь рынок, но рынок возможен, когда у вас много игроков. Если у нас один водоканал или один поставщик электроэнергии, то мы с вами находимся в условиях монополии. Государство вынуждено регулировать, потому что если отдать на откуп монополиям, они поднимут и в десять раз, и всегда обоснуют, почему. 

В. Сметанин: Это действительно так. У нас остается немного времени, еще хотелось бы две темы обсудить. Тоже вчера говорили мы с Алексеем Обжериным, руководителем клуба маркетологов об этом проекте — проект эстетический имею в виду, раскраска городских объектов под «дымку». Уже есть первый опыт — постамент с буквами «Киров» со стороны «Победилово» приукрасился в традиционные цвета. Давно уже речь об этом шла, проект клуб маркетологов разрабатывал еще в прошлом году, и вот в нынешнем появились первые опыты. Как вы оцениваете культурную миссию клуба маркетологов?

Л. Шварцблат: Конечно, когда город из серого становится цветным — это всегда плюс. Что бы мне в большей степени хотелось... В советское время не было такой профессии, как дизайнер. Была продукция, но никто дизайном не занимался. Купил холодильник и счастлив, какой там дизайн? Стала разворачиваться рыночная экономика, стало больше производиться товаров, появились дизайнеры — они разрабатывают тот дизайн, который позволяет продавать вещь. Но при этом, к сожалению, у нас в стране нет такого понятия и такой профессии, как дизайнер городской среды. 

В. Сметанин: Архитекторы, наверное, немного в курсе этого.

Л. Шварцблат: Они — нет, это разное. Архитектор разработал архитектурный облик здания. А в целом дизайн города, той среды, в которой мы живем? Насколько она комфортная, насколько она способствует позитивному ощущению того, что происходит, а не негативному? Вообще, есть специальные люди, которые этим занимаются, чтобы людям было комфортно находиться в этом месте, хотелось прийти сюда снова. Если взять какой-то элемент и раскрасить его в «дымку», да, замечательно. Но будет ли это вписываться в дизайн городской среды? Может быть, с этого надо начинать, потому что сразу ставить сверхзадачу сложно.  Когда город становится не серым, а цветным — это уже плюс, но хорошо бы сделать следующий шаг, чтобы у нас появился дизайнер среды, который бы задумался, как наш город в целом сделать комфортным. 

В. Сметанин: Но постоянно менять дизайн среды — это трудоемко и накладно.

Л. Шварцблат: Это вообще невозможно, хотя бы один раз, хотя бы был эскиз, как мы должны через 50 лет выглядеть, и дальше мы бы начали к этому двигаться, может, разные растения высаживая, что-то еще делая — это как раз задача дизайнеров. Вы купили квартиру, приглашаете дизайнера, он нарисовал вам макет, и вы можете год-два делать, понимая, к чему в конечном итоге вы должны прийти. Так и здесь — у нас был бы дизайн города, к которому мы бы постепенно шли. Так, чтобы раскрашивание под «дымку» вписывалось в то, что мы хотим, чтобы не получилось так, что через два года пришлось бы перекрашивать.

В. Сметанин: Пока у нас нет дизайна городской среды. Как клубу маркетологов поступать в данной ситуации? Встречать, предлагать, обсуждать?

Л. Шварцблат: Совершенно верно. Маркетологи подходят с позиции потребителя. Хорошо бы, если мы выходим от проекта «Покупай вятское!» к тому, что мы занимаемся дизайном среды, было бы, наверное, хорошо позвать дизайнеров и архитекторов и вместе с ними обсудить, как это сделать, расширить рамки этого проекта. Это уже не только клуб маркетологов, это может быть более широкое понятие.

В. Сметанин: Остается у нас две минуты. Так получилось, что мы с вами встречаемся накануне 640-летия города. Завтра последний рабочий день на неделе. Вы уже, наверное, ознакомились со списком мероприятий? Будете здесь, будете участвовать? Какие эмоции у вас вызывает празднование Дня города? 

Л. Шварцблат: Мне кажется, самое красивое — это салют. Его действительно очень любят горожане. Я живу в центре города, и вечером 12 июня невозможно выйти из подъезда — все заставлено машинами. Конечно, праздники нужны. Хорошо, что есть День города, город украшается к этому моменту. Судя по тому количеству людей, которые на него приходят — этот праздник нужен жителям.

В. Сметанин: Много гневных комментариев в Интернете по поводу приглашения «звезд» — Саруханов, Бурановские бабушки, Город 312 приглашены к нам. Как быть здесь?

Л. Шварцблат: Есть простой рецепт. Давайте все, кто написал гневные реплики, пусть напишут, что они предлагают сделать в День города, и желательно бесплатно, чтобы не тратить бюджетные деньги. Посмотрим, какие нам дадут советы. Я часто наблюдаю такую картину, когда человек, который критиковал, становится чиновником, и вдруг понимает, что иного варианта для действий у него нет — он делает фактически то же самое, может, что-то чуть-чуть меняя. Замечательно, что критикуют — это первый шаг. Пусть они сделают второй шаг — я предлагаю сделать это, это и это, и это не требует затрат денег. 

В. Сметанин: То есть, использовать известную формулу: критикуешь — предлагай.

Л. Шварцблат: Совершенно верно.

В. Сметанин: Заканчивается время «Особого мнения». Гость студии — Лев Шварцблат, уже не директор «Бизнес-инкубатора», а директор «Института бизнеса». Спасибо большое. Всех с наступающим праздником.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта