Особое мнение Дмитрия Русских от 9.06.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 116 0

Особое мнение от 9.06.14

Дмитрий Русских:



Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет выражать депутат Заксобрания Кировской области Дмитрий Русских. Здравствуйте, Дмитрий.

Д. Русских: Светлана, добрый день, точно также, как и все слушатели. 

С. Занько: Начнем вот с чего. Неделю назад правительство области приняло постановление, которое запрещает изменять назначение рекреационных зон, занятых парками, скверами и зелеными насаждениями. Власти запрещают застраивать, уменьшать площади рекреационных зон в Кирове, Вятских Полянах, Кирово-Чепецке, Котельниче и Слободском, но допускается размещать объекты для занятий физкультурой и спортом, малые архитектурные формы, парковые архитектурно-скульптурные сооружения, монументальные сооружения. Так сообщили в Департаменте строительства и архитектуры. Можно ли сказать, что мы наконец-то дождались того момента, когда прекратится застройка парков, скверов и вообще каких бы то ни было рассуждений на эту тему, а не то, что попытки проектов и застройки тем более, или ты думаешь по-иному?

Д. Русских: Мне часто в последнее время говорят, что я думаю по-иному. Некоторым это не очень нравится, но я говорю, что думаю, и стараюсь говорить правду. На самом деле, тема очень больная, особенно для моего любимого города Кирова в плане того, что мы столкнулись в последние 10 лет, когда варварски и по-мародерски все скверы и парки у нас превращаются в большую стройку. При всем при этом то, что вышло такое постановление — это хорошо, единственное, что мы запоздали лет на десять, надо было делать все это гораздо раньше, может быть, тогда бы мы не столкнулись с теми проблемами, которые существуют сегодня в нашем городе. Это не только мое мнение, думаю, это мнение большинства жителей города Кирова, и области, что уже не хватает парков, скверов, зеленых участков, больная загазованность, большой поток машин, гулять с детьми почти негде, остается 2-3 парка, которые, к счастью, за последние годы немного преобразились. Я много по этому вопросу общался с экологами, с теми, кто занимался охраной природы, особенно тогда, когда мы столкнулись с проблемой всеми известного сквера на Профсоюзной-Карла Маркса, который некоторые товарищи мечтали превратить в большой участок застройки, оставив ту часть города почти без зелени. Когда мне экологи начали говорить, что сейчас нормой считается 24-25 квадратных метров зелени на человека, то в нашем городе, с учетом Заречного парка, составляет в пределах 5-6 метров. Эта проблема большая, потому что мы с вами видим, что экология плохо влияет на здоровье — рост сердечных заболеваний, раковых...

С. Занько: Извини, что я тебя прерываю, мы об этом говорим довольно часто, и каждый год ситуация движется в сторону урбанизации, застройки, и не только нашего города. Наш город по-прежнему называют чрезвычайно зеленым...

Д. Русских: Чрезвычайно зеленым — это относительно.

С. Занько: Относительно, быть может, крупных городов. Меня интересует следующее, конкретно по этому постановлению: где списки этих зеленых зон, и как сориентироваться по границам этих зеленых зон? Есть постановление, наверное, хотелось бы увидеть конкретную бумагу, чтобы народ мог ориентироваться.

Д. Русских: Постановление есть. То, о чем ты спрашиваешь, я тоже пока не видел, именно в границах, где парки и скверы, которые попадут под это постановление. Пока детализации я не видел. Есть постановление, которое запрещает строительство любых объектов, кроме социальных, в парках и скверах. Единственное, что пока в какой-то определенной форме в Кирове мы этого не видим.

С. Занько: По крайней мере, конкретно спортивные объекты и малые архитектурные формы разрешают строить. Мы знаем, что представлены большие проекты в Кирове, где не только спортивные объекты планируется строить — торговые площади, культурно-развлекательные. Как ты считаешь, как отреагируют власти? Они должны это исполнять, и что будет происходить?

Д. Русских: Они однозначно должны исполнять, только вопрос, как они будут исполнять. Городские власти всегда пользуются определенным подходом во многих вопросах, везде находят какие-то лазейки, возможности все перевернуть и выложить все по-другому, вплоть до общественных слушаний, про которые никто ничего не знает и не слышит. То, что ты говоришь, что наш город является на самом деле таким очень зеленым — я в пример ставлю, я встречался с избирателями, и одна женщина принесла газету выпуска 1970 или 1975 года, где было написано, что город Киров признан в СССР самым зеленым городом и по уровню посадок, и по уровню вообще озеленения. Я хочу сказать, что наши бабушки и родители много сделали для того, чтобы город был зеленым. Помню, в школе часто ходили высаживать деревья, и целые заводы ходили, предприятия. Та власть посвящала много времени на то, чтобы город был красивый, зеленый. Видимо, это было связано с тем, что все прекрасно понимали, что город промышленный, заводов много, и чтобы выдержать какой-то баланс, нужно было много сажать. И мы видим, что за те годы действительно было очень много посажено, и благодаря бабушкам и нашим родителям, мы до сих пор имеем зеленый город. Мне кажется, Казань и Москва уже остановились в плане точечной застройки в парках и скверах, там очень большая работа ведется, особенно в Москве, по сохранению парков и скверов. Все делается для того, чтобы были удобные места для отдыха.

С. Занько: Мы не можем сравнивать Москву с Кировом, к сожалению. Можно сравнить город сейчас и город, каким он должен быть, благодаря этому постановлению тоже. Ты помнишь прекрасно, что много шло разговоров в прошлом году по зеленым зонам, и тот сквер, который ты упомянул, и когда шла эта дискуссия, вот буквально я вижу, в конце января Дмитрий Драный сказал, что понимаем, что есть эти парки-скверы, что денег не хватает, чтобы их облагораживать. Единственный путь, нормальный и цивилизованный, по которому нужно идти — это искать и привлекать инвесторов, которые готовы вкладываться в развитие инфраструктуры, получая отдачу от продажи каких-то абонементов. Говорилось о создании на территории этих зон спортивных объектов, относилось это к «ТерраСпорту». Когда шел разговор о застройке Засоры, там тоже говорилось, что бизнес туда не придет, если не будет построен какой-то культурно-оздоровительный центр или торговый.

Д. Русских: Я понимаю позицию Дмитрия Николаевича, она мне всегда понятна. Я хочу спросить одно: скажите мне, за последние 10 лет, хоть один пример, где бизнес пришел, построил офисные или торговые центры, инфраструктуру развил, у нас все красиво — пример хотя бы один? Я могу привести много других примеров, когда жестко вырубались деревья, частично убирались парки, строились какие-то непонятные дома. 

С. Занько: Что нужно делать, чтобы было реализовано это решение правительства? 

Д. Русских: Я думаю, что такие подвижки пошли благодаря пусть небольшой, но активной части кировчан, которая встала на защиту этих парков и скверов. Мне показалось, что стенку пробили, и правительство области посчитало, что такие постановления должны быть, потому что недовольных кировчан становится все больше. Мы прекрасно понимаем, что деревья за год и за день не вырастают, нужны десятилетия... Думаю, такая же активность, контроль со стороны граждан должен быть. Городская власть обязана думать не только о том, как бы застроить эти зеленые зоны, а о том, как их благоустроить, как они должны дальше развиваться. Должен быть план развития города с учетом всех точек города горожан.

С. Занько: Нужно за это взяться. Я приведу тебе пример, буквально вчера в блогах читала. Евгений Ройзман в одном из последних своих интервью сказал, чем он занимался — ездил лес смотреть, биологи проводили исследование — уже в 50 метрах от дороги, внутри леса, уровень загазованности в три раза ниже. Теперь думают, чего делать. Евгений Ройзман, кстати, ходит по городу пешком. 

Д. Русских: Думаю, когда наша власть начнет ходить пешком, а не ездить на дорогих джипах, они увидят многие вещи — какие плохие тротуары, как не хватает зелени. Пример хороший, что глава Екатеринбурга сам ходит, сам все смотрит, участвует реально в жизни своего города, потому что он там родился и живет. 

С. Занько: Если наши чиновники будут ходить пешком, их сознание изменится?

Д. Русских: У некоторых товарищей сознание сложно изменить. Как я всегда говорю — от осинки не рождаются апельсинки. 

С. Занько: Я хотела перейти к публичным слушаниям, о которых ты упомянул. В последнем номере газеты «Бизнес-новости» есть материал о публичных слушаниях, которые буквально накануне происходили. «Бизнес-новости» задались вопросами, которые обратили к экспертам. «Насколько, на ваш взгляд, действительно они необходимы для проектов застройки? Почему публичные слушания не дают желаемого результата? Считаете ли вы, что формат публичных слушаний необходимо изменить? Не кажется ли вам, что публичные слушания могли бы быть более эффективны, если бы их организация и проведение была отдана на откуп общественников, например, Общественной палате?». Там есть мнения четырех экспертов — это Вера Конакова, заместитель главного директора КРИК, Николай Пихтин, член ОПКО, Александр Солодянкин, гендиректор строительной компании «ОСТ» и Дмитрий Сергеев, директор строительной фирмы «Маяковская». Интересная тенденция наблюдается в ответах. Если Вера Конакова говорит, что публичные слушания предусмотрены российским законодательством и нужно их выполнять, и их проводят, но, к сожалению, недостаточная осведомленность граждан, поэтому не могут конструктивные предложения вноситься. Николай Пихтин с критикой выступает, что публичные слушания как-то пролетают мимо, потому что плохо информируют о них и не очень-то чиновники на них рассчитывают. Александр Солодянкин вообще сказал, что «толпа всегда ошибается». Все, я даже не буду больше цитировать. Он считает, что общественные слушания — это бардак, которого не должно быть. Должен быт администратор, который должен управлять, а не заниматься слушаниями. Решают люди, которых выбрали, раз вы выбрали — они и решают. Еще один строитель Дмитрий Сергеев говорит, что здесь есть положительные и отрицательные моменты, но в целом для строителей общественные слушания — это помеха. Вот две строительные фирмы, которые говорят, что в общественных слушаниях больше минусов, чем плюсов. Что ты скажешь по этому поводу?

Д. Русских: Из 4 экспертов два против, у одного такая средняя позиция, Николай Пихтин говорит, что формат слушаний никому не понятен. Как часто проходят слушания? Это уже формальность, постановление есть, причем решение администрация уже сформировала — уже сделала документы на строительство. Она делает такую формальность, чтобы потом в случае чего сказать, что проводили общественные слушания, и общественность была «за». В данном случае я бы поменял все местами. Я согласен с Николаем, что надо на первой стадии выдачи всех разрешений поговорить с жителями микрорайона, согласны ли они. Надо делать это на определенной стадии, а не тогда, когда все уже решено. Чаще всего это превращается в негатив, когда два берега одной реки не могут друг друга понять, зачем все делается. В этом случае я согласен, что все должно быть сделано гораздо раньше, если интересно городской власти мнение жителей города. Я был в Швейцарии — там вообще все проходит через референдум. Надо строить стадион, допустим — собираются, проводят референдум. Решило 60%, что стадиону быть, и меньшинство подчиняется,  вполне достойно все воспринимает, и стадион строится. Если они решили не строить стадион — не строят. Если что, власть потом резонно скажет: ребята, вы сами решили, что вам стадион не нужен. Они за десятилетия научились проводить референдум, когда само население решает, что ему нужно, а что не нужно, и потом чтобы оно нет говорило власти, что это она сама по себе всего тут настроила. Мне кажется, мы должны научиться вести диалог с кировчанами. Это должно быть не на самом последнем этапном пути, когда все знают уже, что тут будет дом, стройка начнется, только жители об этом не знают. Потом и возникают эти конфликтные ситуации, все шумят и кричат. Это правда, это эмоции людей, потому что ими манипулируют. Ради каких-то формальных вещей их приглашают и говорят: «Давайте мы с вами посоветуемся, мы хотим построить дом, даже почти уже его построили, но вот нам положено проводить общественные слушания, и вот мы их проводим». Но это не общественные слушания!

С. Занько: Сам ты часто бываешь на публичных слушаниях? По каким вопросам?

Д. Русских: Первый раз я ходил на общественные слушания, которые проводились по реформе городского транспорта. После этого я дал себе слово, что больше на такие общественные слушания я не хожу. Там были подготовленные выступления отдельных людей, основная часть людей пришла — это те, кто работают в администрации города. В общем, изначально показушная тема, где изначально не хотели слушать людей, которые говорили, что любая реформа, в том числе транспортная, никогда в нашем городе положительно не заканчивалась. 

С. Занько: Это же не конструктивная позиция, согласись.

Д. Русских: Второй раз я был, когда столкнулись с застройкой парка у Мемориала. Там реально были похожие, но их нельзя было назвать общественными слушаниями, так как городская власть сказала, что общественные слушания по «ТерраСпорту» давно прошли, а здесь типа такого собрания, чтобы услышать жителей микрорайона, почему они не хотят застройки парка. Уже эмоции были большие, надо было как-то «выпускать пар», вот и создали что-то типа общественных слушаний. Мне показалось, что туда пришли именно жители микрорайона, заинтересованные в том, чтобы с ними велся конструктивный диалог. К сожалению, результата никакого не было. И на последних слушаниях я был две недели назад в Октябрьской администрации, когда решался вопрос по скверу на Профсоюзной-Карла Маркса, о том, чтобы там сделать «кольцо». Пока мы говорили, что там будет застройка, оказалось, что в этом же периоде там планировалась круговая развязка. Жители микрорайона узнали об этом в последний момент, что там должны быть дорожная развязка.

С. Занько: Уж извини, я тебе скажу: ты приходил на те общественные слушания, которые делались по горячим следам, по резонансным событиям. А сам ты отслеживаешь, какие общественные слушания предстоят в городе, и приходишь по доброй воле, без того,что уже прецедент возник?

Д. Русских: Я готов, но не только моя заинтересованность должна быть, но и городской власти. То есть, должна быть максимальная информация о том, какие вопросы, где будут проходить слушания. Я много читаю Интернет, газеты просматриваю — я не вижу этой информации. Есть газета «Наш город», и где-то там внизу что-то напишут, но я по многим причинам не читаю эту газету. Думаю, что и многие жители города Кирова ее не читают. Власть должна быть заинтересована в информации, а мне кажется, что она не заинтересована. Если бы она была заинтересована, было бы видно, что людей везде информационно втягивают в процесс. А специально искать, где проходят общественные слушания — извините, у меня времени столько нет. 

С. Занько: Я тебе подскажу: у нас на сайте есть баннер «Общественные слушания», мы стараемся туда максимально все новости о прошедших и будущих слушаниях выкладывать. Может, ты сориентируешься, сходишь на какие-нибудь из них и потом расскажешь. Я не зря это упомянула — мы проект запустили в апреле, каждый день в эфире звучат призывы обратить внимание на слушания (мы берем это с сайта городской администрации), и, поверь мне, комментариев от тех, кто пришел или собирается пойти на слушания, меньше 1% — это тоже показатель. 

Д. Русских: У «Эха Москвы» не самый масштабный сайт, но достаточно активная аудитория. Всему нужно учиться. Мы до сих пор не научились проводить честные, открытые предвыборные кампании, не научились проводить общественные слушания. Я считаю, что, информируя население, проводя слушания не в администрации в 15-00, а на месте будущей застройки вечером, можно привлечь большее количество людей. У нас все должны четко понимать, что власть должна выезжать на место, чтобы объяснить жителям микрорайона, что тут будет, именно на месте, а не то, что они, цари, сидят там у себя в кабинетах, и мы должны в 15-00 туда прийти. Это должно быть не на пальцах, должны быть картинки, должна быть сделана правильная презентация — город тоже должен научиться правильно презентовать свои проекты. Если власти не хотят, чтобы были противостояния, они должны разумно и понятно все объяснить на картинке, тогда пойдет диалог между жителями и городом.

С. Занько: Но встречное движение должно быть? Я его, судя по нашему проекту, не вижу. 

Д. Русских: Встречное движение будет, только кировчане должны поверить, что есть толк и польза. Пока кировчане думают, что все, что они говорят и делают, не слышит власть — это большая проблема. Давайте мы начнем друг друга слышать. Мы, жители Кирова, платим налоги, содержим всю администрацию. Так как мы ее содержим, она и должны приходить туда, где планируется застройка и все показывать, рассказывать. Я считаю, что это начало пути. 

С. Занько: Предложения, о которые ты говоришь — ладно, перенос времени это одно, но выезд на место, разговор с горожанами — это все направлено на то, чтобы расшевелить людей, чтобы они заинтересовались. 

Д. Русских: В первую очередь, чтобы они поверили, что все это имеет смысл, что их власть услышит. Если мы будем собираться каждый день, обсуждать, а потом делать, как считает власть — то никакого диалога не будет, никто больше ходить на эти обсуждения не будет. Смысла нет — они все делают по-своему. 

С. Занько: Все-таки предлагаю обратить внимание на наш проект. Может, ты найдешь там интересные для себя публичные слушания. Сейчас мы прервемся на рекламу, после чего поговорим про честные и открытые выборы, которые нам предстоят. Завтра будет послание врио губернатора Заксобранию, будет объявлено о начале предвыборной кампании, и немного по этому поводу с тобой порассуждаем. 

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение высказывает Дмитрий Русских, депутат Заксобрания. Завтра Никита Юрьевич Белых зачитает свое послание Заксобрание. Чего от него ждем? Как будет расставлять акценты Никита Юрьевич? 

Д. Русских: Думаю, это будет предвыборное сообщение, будут сделаны какие-то определенные тезисы и посылы на ближайшие пять лет, что планирует сделать Никита Юрьевич на территории области.

С. Занько: Каким козырем, ты считаешь, он обладает? Что завтра будет выкладываться?

Д. Русских: К счастью или нет, я не знаю, какие козыри есть у Никиты Юрьевича кроме того, что он врио губернатора. В 2013 году, если мне не изменяет память, послание было, в отличие от других годов, очень скучное, типичное, обычное. Видно, что это послание Никита Юрьевич писал в унынии, в усталости. Видно, что он выглядел устало, плюс отсутствие единой команды сегодня реально сказывается, даже молодой и здоровый человек не может работать за всю команду. В том году все было печально и скучно. Надеюсь, что в этом году по причине выборов послание будет повеселее, будут более глобальные и мощные проекты, как положено, обещания, и будет нарисована стратегия развития.

С. Занько: Я посмотрела, какую риторику сейчас используют те, о ком говорят, кандидаты в губернаторы. На сайте КПРФ я читаю: «Накануне объявления губернаторских выборов кировчане должны знать, что тот, кто чаще подвергается нападкам власти, является истинным представителем и защитником их интересов. Он не подведет и защитит регион от проявлений бандеровщины в руководстве власти». Это о Сергее Мамаеве речь идет. На сайте ЛДПР — список добрых дел. Это благоустройство дворов, детские праздники, матчи футбольные, решение проблем ЖКХ — без призывов и обвинений. На сайте СР Сергей Доронин, который еще не назван никем, завершил неделю депутатского тура, он был был в пяти районах, говорил о спасении села и так далее. Как ты считаешь, можно ли уже сейчас определить, какой будет борьба за губернаторское место?

Д. Русских: Каждый кандидат выбирает свою линию предвыборной кампании. У кого-то она будет умеренная, у кого-то — агрессивная, кто-то будет спокойно ее вести. Наверное, большая часть вещей уже всем понятна. При ситуации, которая сейчас сложилась, мы видим только трех кандидатов, которые могут пойти на выборы — это Сергей Павлинович Мамаев от КПРФ, кандидат от ЛДПР, врио губернатора Белых. По системе будет, наверное, как проходили выборы в том году в Москве, потому что эта методика отрабатывается фактически по всей территории РФ. Думаю, что будет еще один кандидат технический, и еще 1-2 кандидата, которые заявятся для веселья. 

С. Занько: А они от партии будут заявляться или как самовыдвиженцы?

Д. Русских: Я не могу сказать, от кого они будут заявляться, но вернее всего то, что такие кандидаты появятся. Технические — 100%, при сегодняшнем раскладе, если оппозиционные кандидаты от ЛДПР и КПРФ по какой-то причине снимутся, то Никита Юрьевич останется один, значит, выборы не состоятся. Сергей Доронин, вернее всего, на выборы не пойдет...

С. Занько: Хотя он неоднократно говорил, что если партия скажет, то он пойдет.

Д. Русских: Если партия не сказала... Времени очень мало. Может, кто-то связывает его поездки по районам с началом предвыборной кампании, но, если внимательно посмотреть, он ездит каждый год в этом периоде не районам. Мое ощущение по его настрою — больше нет, чем да. Мы все должны четко понимать — нам вроде разрешили проводить выборы губернатора, и сегодня везде, где прошли выборы, победили исполняющие обязанности. Я не думаю, что в это году что-то изменится. 

С. Занько: Но решать будут все-таки люди, потому что это выборы. 

Д. Русских: Я думаю, что будут решать технологии. Когда главная проблема — это муниципальный фильтр, потому что если бы даже какой-то независимый кандидат, директор какого-то крупного предприятия решил бы пойти в губернаторы, то его проходимость была бы ограничена именно этим фильтром. Если он не наберет 252 подписи муниципальных депутатов, то он не может выдвигаться на выборы, а он известный человек, не представляет никакую партию, хочет пойти независимо. Этот фильтр и нужен, чтобы предвыборная кампания проходила под определенным контролем, чтобы не было неожиданностей, резких движений и претендентов, которые реально могли бы поучаствовать в предвыборной кампании. Если выборы будут проходить в том режиме, который мы сейчас видим, то явка будет низкая по причине того, что жители изначально понимают, кто побеждает, что выборы без выбора, и интереса большого нет. Я к тому, что, если мы хотим поднимать явку, то выборы должны быть максимально свободные и открытые для любого участника процесса. Если бы не было муниципального фильтра, думаю, желающих поучаствовать в предвыборной кампании было бы гораздо больше. Тем самым они бы сделали определенный интерес для избирателей.

С. Занько: А ты много людей среди своих знакомых в Кировской области встречал, которые хотели бы быть губернатором области? Я за это время не слышала, чтобы назывались фамилии, говорили люди, что готовы, что хотят.

Д. Русских: При такой ситуации никто не скажет в открытую, потому что все четко понимают, что без определенных согласований в Москве и  при определенных разговорах поучаствовать и тем более победить... 

С. Занько: Хорошо, а не открыто, с закрытыми дверями говорят?

Д. Русских: Кто-то уже на «Эхе» выступал, сказал, что если, допустим, сегодня Кировская область не будет представлена каким-то кандидатов, политическими объединениями, реального сильным местным, узнаваемым, то это будет большой минус ее системе. Я уверен, что на нашей территории нашлись мы кандидаты, чтобы поучаствовать в выборной кампании. 

С. Занько: Наверное, есть такие кандидаты, но они пока молчат.

Д. Русских: А смысл им говорить, я назвал уже причины...

С. Занько: Смелости нельзя набраться, прийти и сказать: «Я хочу»?

Д. Русских: Пришел Иван Иванович, сказал: «Я хочу!», а как он муниципальный фильтр пройдет? Любой нормальный человек, который дружит с головой, который четко понимает, на что он идет, он должен быть хорошим хозяйственником, экономистом... Человек предсказуемый, он четко понимает, а зачем ему об этом говорить, если он муниципальный фильтр не пройдет.

С. Занько: Мне все равно кажется, что это некий порочный круг. Если человек желает, то можно заявить открыто об этом.

Д. Русских: 2003 год, посмотрите предвыборную кампанию, сколько было кандидатов? 13 или 14. Там была куча известных кандидатов, фактически всех знали. Они представляли совершенно различные партии, другие территории. Тогда не было фильтров, было свободное участие на выборах, и они были интересные. 2-3 человек были по силам практически одинаковые. Если сегодня мы видим, что заявилось трое, то не думаю, что мы как-то расширим этот круг.

С. Занько: Мы своими силами с тобой точно его не расширим. Хотелось бы верить, что кто-то объявится со своими программами, чтобы посмотреть, как люди смотрят на нашу область и что готовы сделать. 

Д. Русских: Соревновательный процесс не только самим избирателям интересен, но, думаю, и самим кандидатам, и врио было бы интересно бороться с реальными кандидатами.

С. Занько: Посмотрим. В любом случае, завтра мы будем слушать послание Никиты Белых, а с 14 июня официально начинается предвыборная кампания. Это была программа «Особое мнение». Напоминаю, что сегодня свое особое мнение выражал Дмитрий Русских, депутат Законодательного собрания Кировской области. Меня зовут Светлана Занько. Всем спасибо, до свидания.

Д. Русских: Спасибо слушателям.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта