"Особое мнение" Валентина Пугача от 22.05.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 382 4

"Осмотр нашей комиссии, который произошел вчера, подтвердил худшие опасения: памятник в том виде, как он был, восстановлению не подлежит. Речь идет скорее о реконструкции, максимально приближенной к оригиналу. Но для того, чтобы сохранить преемственность, мы будем по максимуму стараться фрагменты старого памятника использовать..."


Печатная версия передачи:

С. Занько: Здравствуйте, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Сегодня свое особое мнение будет высказывать ректор Вятского государственного университета Валентин Пугач. Здравствуйте, Валентин Николаевич.

В. Пугач: Здравствуйте, Светлана. Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

С. Занько: Вот с чего хочу начать, так, для «затравочки». Одно из последних сообщений сегодняшнего дня — в России может появиться интернет-омбудсмен. Администрация Президента и правительство России рассматривают возможность появления такой должности для того, чтобы вести переговоры между интернет-сообществом и властями, видимо. Как относитесь к такой инициативе? Считаете ли, что назрела необходимость, или нет, и почему?

В. Пугач: Знаете, как простого обывателя, которому говорят, что может появиться очередной чиновник со своим аппаратом, функциями, бюджетом, который он будет потреблять, меня это не очень радует. С другой стороны, мы все  настолько привыкли к Интернету, сервисам, которые он предоставляет, привыкли пользоваться не только информационными, но и платежными, почтовыми, коммуникативными и другими сервисами, которые нам здорово помогают, что все это кардинально изменило нам жизни, и мы от этой сферы деятельности и от всего, что с этим связано, очень сильно зависим. В последнее время государство достаточно активно работает в этом поле, устанавливает какие-то правила игры, регулируя, вводя определенные ограничения, логичные — защита детей...  Не хочу сейчас спорить на эту тему, все-не все, но государство активно сейчас работает на этом поле, защищая свою безопасность, нашу безопасность, детей и так далее, преследуя свои государственные интересы. При этом эту работу выполняют конкретные чиновники, которые, так или иначе, трактуют действующее законодательство. Притом эти трактовки могут быть иногда спорные, иногда интерпретируемые. Все  чаще возникают различные истории, диалоги, конфликты,  недопонимание между представителями бизнеса, интернет-сообщества и властями. Если при рассмотрении этих конфликтных ситуаций, споров, дискуссий, не дай бог, судебных разбирательств, появится уполномоченная сторона, которая будет защищать интересы интернет-сообщества и выступать неким переговорщиком между бизнес-сообществом и госаппаратом, наверное, это хорошо. Все многочисленные омбудсмены, которые появились, появились как способ улучшения коммуникаций. Споры на эту тему бушевали, потом утихли. Все согласились, что это правильно. Поэтому — может быть. Знаете, это будет сильно зависеть, работает-не работает, нужно-не нужно, от конкретного человека,или группы людей, которые эту функцию будут выполнять. Кто-то будет ее выполнять хорошо, кто-то будет ее профанировать. Соответственно, и отношение к этой должности, к этой функции будет соответствующее. Давайте подождем, как ситуация будет развиваться.

С. Занько: Как вы думаете, скорее всего, введут должность или нет?

В. Пугач: Думаю, примерно 50/50. Знаете, тут можно дойти до маразма и вводить омбудсменов во всем. Не хочу острить на эту тему, но можно попытаться покреативить. 

С. Занько: Мне картинка такая представилась: в ближайшей прямой линии нашего Президента, сидит Президент, а вокруг него — омбудсмены, и он с ними общается.

В. Пугач: Знаете, при нормальном гражданском обществе каждый из нас может выступать омбудсменом чего-либо — своих детей, семьи, предприятия, социальной группы или группы по интересам. Эти страты — это деление нашего общества, и выделение представителя, переговорщика, защитника этой группы может довести до самого минимального количества. Омбудсмен филателистов может появиться, или рыбаков, и так далее.

С. Занько: Защищать права интернет-сообщества перед властями или защищать власти от интернет-сообщества? Можно приводить много примеров, в частности, пример последних майских праздников. Вы тоже в этой истории засветились, я говорю о памятнике в деревне Салтыки Слободского района, которого неподобающим образом демонтировали. Блогеры выложили эту историю в Интернет, она пошла-пошла, развивается и сейчас. Последнее видео — два инициатора пытаются поговорить с главой поселения, с Якимовой Татьяной Алексеевной, она отказывается, и все это вываливается в Интернет. История вот таким образом продолжается. Я об этой части попозже поговорить хотела, потому что меня спрашивали, на сайте в анонсах нет этих вопросах, но многие подходили, спрашивали, как вообще принималось решение о реставрации памятника, потому что вы сделали заявление, что вы готовы памятник этот принять, отреставрировать и поставить где-то на территории университета. Почему приняли такое решение?

В. Пугач: Это эмоциональная реакция на информацию, что памятник Великой Отечественной войны в очень некрасивой форме разрушен, демонтирован и выброшен на помойку. Она сама по себе, тем более, что это произошло накануне 9 мая, очень ударила по нервам, вызвала эмоциональную реакцию у всего университета, студенты ко мне обратились. Первая реакция была абсолютно эмоциональной, что так поступать нельзя, и нужно всеми силами помочь этому памятнику. После того, как информация стала более полной, что там произошло и что происходит, мы обсудили с коллегами в университете и все согласились, что, имея у себя факультет художественной обработки материалов, дизайн, кафедру строительных конструкций, вы вполне можем помочь решить этот вопрос, тем более, что по этому поводу было обращение и со стороны общественности и блогеров, и обращение от губернатора помочь решить этот вопрос. Мы приняли решение, что точно поможем. Это касается и осмотра, технической экспертизы состояния памятника, и у нас особых иллюзий не было, исходя из фотографий. Осмотр, который прошел вчера, подтвердил худшие опасения — памятник в том виде, в каком он был, восстановлению не подлежит, скорее речь идет о его реконструкции, максимально приближенной в оригиналу. Для того, чтобы сохранить преемственность, мы будем по максимуму стараться фрагменты старого памятника использовать при реконструкции. Оставить его у себя — мне кажется, хорошая идея. Мы рассчитываем, что студенты примут массовое участие в работе по восстановлению. Если уж произошла такая история, спорная, нехорошая в Салтыках, тем более, там установлена новая стела, почему бы не установить восстановленный памятник на территории нашего студенческого городка, где 4 общежития, 4 учебных корпуса находятся - большая территория, студенты там учатся, живут, отдыхают, занимаются спортом — более 2 тысяч человек в студгородке находятся. Наши специалисты из кафедры архитектуры анализируют план городка, в ближайшее время они предложат нам варианты, где его можно расположить. Мне кажется, этот памятник украсит наш городок, для молодежи, считаю, это будет хорошим, правильным сигналом, кому они должны быть благодарны за свою мирную жизнь, учебу, мирное небо над головой — извините за такие громкие слова, но тем не менее, об этом забывать нельзя. Мы в следующем году будем праздновать 70-летие Победы — очень хороший повод. Не знаю, как по времени получится, либо это будет конец этого года, или, если что-то затянется, то сделаем уже весной, накануне 9 мая. Мы получили очень хорошую реакцию в социальных сетях, все с одобрением и пониманием отнеслись к таком нашему предложению.

С. Занько: По повожу сохранения памяти хотела с вами поговорить. Знаете, наверное, не зря жители Салтыков собрались и решили, что, пожалуй, будет правильнее сделать стену памяти с фамилиями конкретных людей, которые пошли на войну, выполнили свой долг, погибли, чтобы вспоминать о каждом конкретном человеке, а не приходить к обезличенному памятнику Неизвестному солдату, которых множество ставилось. Мне кажется, что это логично — вспоминать конкретных людей. В данном случае идут ли ваши размышления далеко, куда я вас пытаюсь сейчас завести, что, может быть, и не стоит, раз вы сказали, что первая была эмоциональная реакция — понятно, чем вызвана, может, не стоит идти так далеко и восстанавливать этот памятник, может, другими делами заняться, потратить деньги на конкретных героев?

В. Пугач: Знаете, нужно делать все — и помогать конкретным героям, и увековечивать их память, и помогать живым, стареньким нашим ветеранам, и членам их семей, и детям войны, и много кому еще можно помогать. Во-первых, этот памятник солдату — это классический, канонический образ воина-защитника, спасителя нашей страны. Не знаю, как у других, а у меня взгляд на этого солдата в каске, плащ-палатке, с автоматом, с медалями на груди — это очень мощный архетип, один взгляд на него порождает массу ассоциаций, вызывает определенный настрой и так далее. Неслучайно в нашей стране, пережившей войну и много чего, такого «лихолетья», образ защитника имеет очень эмоциональную оценку. Каждый мужчина, каждый мальчик, парень воспринимает себя потенциальным защитником нашей страны. Видеть такие подсознательные образы, смотреть фильмы, ассоциировать себя на месте этого воина-защитника — это очень правильный образ, он ни в коем случае не должен уйти из исторической памяти народа. 

С. Занько: Я поняла. Сегодня утром, когда был выложен анонс, позвонила Татьяна Алексеевна Якимова, глава Ильинского поселения, которая сейчас, можно сказать, в самом центре событий, и она буквально требовала задать вам несколько вопросов. Я их записала. 

В. Пугач: До того, как вы их озвучите, я скажу, что, когда 9 мая я с друзьями, будучи в пути в Пермь, заехал в администрацию Ильинского поселения, попытался поговорить с ней на эту тему, она, зная, что мы приехали, находясь в Доме культуры, от нас просто спряталась. Не знаю, выпрыгнула ли она в окно, или спряталась в туалете — просто убежала от нас. Выглядело это очень неприлично, позорно.

С. Занько: Конечно, приехали такие здоровые дядьки на мотоциклах, в форме!

В. Пугач: Мы вели себя очень вежливо, мы вежливые мотоциклисты. Никто не собирался нарушать порядок. Сотрудники милиции, которые дежурили в праздничный день в центре поселения, мы сразу им сказали, что просто приехали, тем более, что я накануне написал в Фейсбуке, что мы обязательно заедем в гости посмотреть ей в глаза, задать пару вопросов. Может, ее ответы бы нас просто удовлетворили, и мы бы остались друзьями. Но так, как она поступила, я вижу, как она реагирует, прикрываясь какими-то формальными документами, оправдывая свою выходку — у меня отношение к ней лучше не стало.

С. Занько: Видимо, Татьяна Алексеевна Фейсбуком не пользуется, и свой вопрос она не через Интернет передала, а по телефону зачитала. «Что вы хотели выразить приездом байкеров в село Ильинское  Слободского  района во время концерта в честь празднования 9 мая, напугав тем самым зрителей в зале, задавая вопросы о местонахождении главы? Что вы хотели со мной сделать», — спрашивает она, — прибегнуть к телесным наказаниям на площади, как советовали блогеры?». Вы уже ответили, что хотели просто поговорить...

В. Пугач: Я просто хотел посмотреть ей в глаза, на самом деле. Насчет того, что мы напугали местных жителей — знаете, когда кто-то кого-то пугает, люди убегают и не общаются. Вместо этого, когда мы подъехали к центральной части поселка, со всех сторон к нам стали подходить дети, молодежь, взрослые, местные жители стали спрашивать, зачем мы приехали и что происходит. Первое, что мы сделали — поздравили с праздником, во-вторых, стали сами задавать вопросы, что здесь произошло, какое отношение у местного населения к этому, и стали замечательно общаться. Как всегда, встреча с местным населением для байкеров закончилась массовым фотографированием на мотоциклах.

С. Занько: Что люди говорили?

В. Пугач: Люди говорили разное. Кто-то вообще не знал об этой истории, кто-то оправдывался тем, что мы живем в этом поселке, где администрация, а про то ничего не знают. Кто-то осуждал, кто-то возмущался. Люди не владели достаточной информацией, и им самим было интересно в этом разобраться.

С. Занько: То есть, фактически информацию вы  привезли? Продолжаем обращение главы Ильинского поселения Татьяна Алексеевны Якимовой. Она говорит следующее: «Не считаете ли вы правильным сначала разобраться в ситуации с памятником, услышать мнение компетентных органов, мнение главы поселения, а не поддаваться на провокации тех, у кого главное было — заработать деньги и славу?».

В. Пугач: Еще раз говорю, мы для того и приехали в Ильинское, чтобы получить информацию. Что такое поддаваться на провокации? Вы понимаете, решение правоохранительных органов, кроме закона есть еще мораль и совесть, есть этика каких-то действий и бездействий. Цветы и сам памятник на помойку накануне 9 мая — это некрасивый поступок. Это мое личное мнение, я имею право его иметь при себе и выражать публично.

С. Занько: Татьяна Алексеевна спрашивает, есть ли у вас полномочия решать судьбу демонтированного памятника?

В. Пугач: Нет, конечно нет у меня таких полномочий. В этой связи я подготовил на имя муниципального образования письмо. Я  руководствуюсь просьбой губернатора, который попросил поучаствовать в судьбе памятника.

С. Занько: Ну и последнее: «20 мая 2014 года по вашей просьбе в село Ильинское приезжали представители ВятГУ. Общественность и я благодарим вас за грамотное, корректное и этичное общение с нами». 

В. Пугач: Спасибо.

С. Занько: Закончим с этой историей. У нас 4 минуты до перерыва. Куча вопросов, которые бы хотелось еще осветить. Начнем вопрос, и продолжим после перерыва. Я хочу обратиться к опросу, который был проведен газетой «Бизнес-новости». «Можно ли сделать Кировскую область инвестиционно привлекательной?». Большинство читателей считает, что сделать ее такой возможно — 62%, 36% говорят, что вряд ли, и около 2% сказало, что им вообще все равно. Вы бы как проголосовали?

В. Пугач: К сожалению, не видел этот опрос. Безусловно, Кировская область является привлекательной для инвестиций. Можно не слишком дорогими, но правильными, грамотными действиями в дальнейшем эту инвестиционную привлекательность повысить.

С. Занько: Что вы имеете в виду под этими действиями?

В. Пугач: Имеются в виду различные управленческие решения. Инвестиционная привлекательность состоит из нескольких слоев, параметров. Можно начать: географическое положение, транспортная доступность, то, что область и Киров находятся на пересечение автомобильных, железнодорожных и авиационных путей, частично есть речной транспорт и так далее. Плюс, мы граничим с 9 субъектами РФ, находимся в таком центре цветка с лепестками из других регионов. Относительная близость к Москве, к Уральскому, Западно-Сибирскому регионам. Уже только это говорит о том, что у нас есть потенциал. К этому нужно добавить потенциал человеческого капитала, квалификация рабочих, инженерных кадров, который есть, это наличие профильных вузов инженерной, гуманитарной направленности — я говорю не только о своем университете, но и о сельскохозяйственной, медицинской академиях, гуманитарном университете. Есть вся необходимая инфраструктура, чтобы на территории области можно было создавать, развивать целый спектр промышленных, бизнес-проектов.

С. Занько: О том, как развиваются эти бизнес-проекты, поговорим после перерыва. Я хочу задать пару вопросов по вятскополянскому промпарку.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Напоминаю, что сегодня свое особое мнение высказывает ректор Вятского государственного университета Валентин Пугач. Мы заговорили про инвестиционную привлекательность региона. Я хотела повернуть вас в сторону Вятских Полян, промпарка. Почему я про него вспомнила — вы сказали, что в Кировской области достаточное количество квалифицированных кадров, и это является тем потенциалом, который тоже привлекателен для инвесторов. Когда я рассматривала презентацию по промпарку, довольно скудную, я, как инвестор, например, на нее не соблазнилась. Мы беседовали уже не помню с кем, что там тоже говорится о близости квалифицированных кадров. Мы все думали, где там в Вятских Полянах такая большая база кадров, сложилось подозрение, что их там нет, в Кирове они есть, наверное, но где они там будут жить. В самое схеме парка мы не увидели жилых помещений, домов...

В. Пугач: К сожалению, я, в силу того, что работаю в университете, не знаком подробно с документацией по промпарку, поэтому давайте не буду говорить о том, что я не очень хорошо знаю. Например, на моих глазах уже больше года проводится работа по организации промпарка в самом городе Кирове. Речь идет о промпарке «Игроград» на Народной, 28. Я хочу сказать, что университет принимает самое непосредственное участие в его создании. Мы стали одними из первых резидентов, разместив там свое опытно-промышленное оборудование. Мы активно принимаем участие в рабочей группе, которая обсуждает дальнейшие мероприятия по развитию этого парка. Промышленные парки — это не единственный инструмент повышения инвестиционной привлекательности. Вернусь к этому своему посылу. Если говорить о промпарке на Народной, 28, то хочу сказать, что, по-моему, это лучшая площадка для комфортного, удобного размещения малого и среднего бизнеса, который хочет заниматься реальным производством. Площадка отлично подходит по транспортной доступности, электроэнергии, высокие большие потолки, теплые, хорошо освещенные помещения, наличие воды, света, канализации — всего необходимого, и правильное отношение администрации промпарка с точки зрения идеологического подхода. Поэтому, если эта работа будет доведена до такого рода бизнеса, то будут созданы очень хорошие условия. Если нам удастся реализовать нашу задумку совместно с правительством области и создать при помощи Минборнауки центр опытно-конструкторских разработок и прототипирования FabLab, который есть у нас в университете, уже работает — мы о нем говорили, и правительству области понравилось то, как это реализуется, это заинтересовало, если его сделать в больших объемах, лучше оснастить оборудованием и квалифицированными специалистами, то вот этот центр прототипирования и конструкторских разработок, то он станет центром притяжения инженерного творчества как раз на базе этого промпарка для резидентов. У тех, кто будет заниматься производством, будут очень быстро решаться частные инженерные задачи, связанные с организацией, планированием, монтажом оборудования и так далее. Это будет очень здорово, услуга востребована — мы сейчас буквально завалены заказами, я имею в виду университетский FabLab. Если мы его отмасштабируем лучше, сильнее, эффективнее на базе промпарка, то будет очень хорошо. Еще раз говорю, что промпарк — это замечательно, но для инвестиционной привлекательности еще много другого нужно. Я в этом плане смотрю очень внимательно, как инвестиционная привлекательность была повышена в Калужской области. Это обычный регион, который находится недалеко от Москвы, испытывая при этом массу проблем, связанных с оттоком молодежи, квалифицированных кадров и так далее. Без наличия особых природных ресурсов, там был сделан акцент на инвесторах путем создания максимально комфортного интерфейса общения с органами власти, с контролирующими надзорными органами с решением различных административных, контрольных, бюрократических проблем, с которыми сталкивается любой инвестор, который собирается там строить предприятие. Это значит, что правительство закрепило за любым потенциальным инвестором контактное лицо, конкретного человека, который решал все их административные вопросы, организовывал быструю коммуникацию, быстрое рассмотрение вопросов, сроки рассмотрения любых документов, процедур были максимально сокращены, и тем самым для инвесторов была создана очень дружественная комфортная атмосфера. Плюс активное вовлечение, активные приглашения к себе различных представителей международных и российских компаний, и много чего другого. Если такую практику организовать у нас в области, много другого еще сделать...

С. Занько: Представляете, что чиновники должны будут решать вопрос бизнесменов, нести за это отвественность...

В. Пугач: Это очень непростая задача, но вполне реализуемое, и сильно будет влиять на отношение к области. Есть масса ограничений по тому, как можно эту комфортность создавать. В силу того, что есть областные, региональные и федеральные полномочия, и федеральные структуры, большая часть которых являются надзорно-контрольными органами, они не зависят от «доброй воли» региональных властей, они выполняют свои задачи, процедуры. Тем не менее, возможность координировать их полномочия есть и сейчас у региональных властей, и эту работу можно и нужно проводить.

С. Занько: Вы знаете, интересно, как население относится к пониманию инвестиционной привлекательности, и вообще к поступлению денежных средств в бюджет области. Не так давно в эфир «Дневного разворота» поступил звонок от слушателя, который сказал задорно, в духе праздничных дней: «Если Белых сможет договариваться с федералами и денег привезет в регион, пусть остается, а если не договорится и не привезет, то пусть уходит». Это относится не только к Никите Юрьевичу, а к любому, кто придет на этот пост.

В. Пугач: Есть такое обывательское представление, раньше оно особо культивировалось бывшими региональными властями, когда губернатор считался плохим или хорошим в зависимости от того, сколько денег он выклянчил у Москвы. Все остальное было неважно. Я считаю, что это не очень правильная оценка. Безусловно, нужно грамотно наладить деятельность всех департаментов, чтобы они по максимуму включались в различные программы. Федеральные деньги просто так, как раньше, не даются. Просто посидеть в приемной у какого-нибудь министра, пожаловаться на тяжелую жизнь вятского народа, и министр с барского плеча напишет резолюцию, сколько-то миллиончиков Кировской области выделит. Сейчас это не работает. Это практиковал не очень успешно Владимир Нилович Сергеенков, потом его преемник Николай Иванович. Сейчас правительство РФ и все федеральные структуры работают по программным структурам, где объявляются различные программы, на конкурсных условиях необходимо выполнить целый ряд работ на территории области, подготовить необходимые документы, предусмотреть встречные обязательства в в виде софинансирования или других действий, и только после этого, может, быть, удастся эти деньги получить. Сейчас мы говорим о бюджетных и внебюджетных средствах. Гораздо больше денег, чем в бюджете, находится у бизнес-структур. Денег в мире масса. Масса инвестиционного капитала перетекает из одной страны в другую. Здесь даже частичка этих потоков может Кировскую область сильно преобразить. Для этого необходимо прилагать определенные усилия всем. Кстати, на инвестиционную привлекательность влияет не только правительство области и чиновники, влияет культура поведения людей, наличие, состояние аэропорта, криминогенная обстановка, разгул/отсутствия коррупции, репутация жителе региона, и масса всего другого, что влияет. На эту тему можно писать научные диссертации и исследования проводить, что же влияет на инвестиционную привлекательность — прямо, косвенно, опосредованно и так далее.

С. Занько: У нас буквально полминуты остается, поэтому очень коротко: как вы считаете, у главы региона, который придет после выборов в сентябре, главной задачей на ближайший срок будет каким-то образом удержать область на месте, не впасть в большие кредиты, не допустить напряженности — как-то выжить, или на первом месте будет стоять инвестиционная привлекательность, и какие-то лучезарные планы можно будет строить?

В. Пугач: Глядя, как развиваются другие регионы, как складывается ситуация в экономике страны, безусловно, я думаю, что будет однозначно стоять вопрос только о развитии, притом речь будет идти только о скорости этого развития — будет ли это спокойно, средне или очень быстро. Я считаю, что губернатором останется Никита Юрьевич Белых, который уже, обретя значительный опыт — положительный и отрицательный, в решении некоторых вопросов, избавился наверняка от многих иллюзий, что из себя представляет тот или иной руководитель в области, та или иная группа, может с высоты этого опыта принять массу правильных кадровых решений как у себя в правительстве, так и в отношении поддержки, инициирования тех или иных программ развития.

С. Занько: Вы считаете, что кадровые решения нужно принимать?

В. Пугач: Они всегда нужны. 5 лет — это очень большой срок для того, чтобы обязательно возникли кадровые решения. 

С. Занько: Это было особое мнение ректора Вятского государственного университета Валентина Пугача. Большое спасибо, что пришли. Мы с вами совершенно не успели поговорить про ЕГЭ, а там столько интересного, и про мониторинг эффективности вузов, то, как студентам предлагают сдавать экзамен в будущем — отнесем это на следующую нашу встречу.

В. Пугач: Спасибо, договорились.

С. Занько: Меня зовут Светлана Занько. До свидания.

Комментарии (4)

  • 25 мая 2014 | 07:47

    Сигизмунд

    Девиз Стэнфордског университета: "Веет ветер перемен"
  • 23 мая 2014 | 12:24

    согласен

    Неприятный обрюзгший пьющий человек! И   это ректор! Позор и неуважение!  
  • 23 мая 2014 | 07:52

    Крокодил Гена

    Кстати, как там у Пугача с коррупцией в университете. Может к 9 мая в честь памяти погибших воинов покончили с этим злом.
  • 23 мая 2014 | 07:44

    Марс

    Пугач привёз в село кучу здоровых мужиков, чтобы выразить женщине презрение. И этот человек представляет науку и просвещение в обществе. Нет, чтобы посмотрел в деревне концерт и выступил с просветительской речью, как делали Достоевский и Чехов- пропагандисты художественной самодеятельности в деревне, нет, он приехал покрасоваться и попиариться, политизируя свою персону. После такого омерзительного ляпа Пугач должен оставить свою должность и не позорить культурную элиту областного центра.

Создание и продвижение сайта