"Особое мнение" Михаила Шевелева от 14.05.2014

Видео 14:34, 30 марта 2018 477 0

"Особое мнение" от 14.05.2014

Михаил Шевелев:
"Я вполне допускаю, как развивалась история в деревне Салтыки... Когда сделали новый памятник, задумались, как демонтировать старый. Нужны средства, которых в бюджете сельского поселения точно нет. Я не уверен даже, что там есть специальные службы для демонтажа памятника. И сейчас получается, что из-за этой истории в одном из достаточно крепких муниципальных образований нормального главы может не оказаться..."



Печатная версия передачи:

Ю. Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. И у меня в гостях главный редактор журнала «Товар-Деньги-Товар» Михаил Шевелев. Михаил, здравствуйте!
М. Шевелев: Юлия, добрый день!
Ю. Афанасьева: Я хочу напомнить, что Михаил не только журналист, но и общественный деятель: он секретарь политического комитета регионального отделения партии «Гражданская платформа». С начала программы я хочу напомнить, как с нами можно связаться. Нас можно посмотреть на сайте echokirova.ru, там есть ссылка на онлайн-трансляцию, можно написать в твиттер на vyzvon43, можно писать в твиттер мне. В процессе программы мы читаем, и кое-что озвучиваем в эфире. Михаил, я бы хотела начать с главного российского праздника. Недавно прошел День Победы. Как вы провели 9 мая?
М. Шевелев: Если одним словом, то я провел традиционно – с семьей. Я много лет не ходил на парад, в этом году мне посчастливилось поучаствовать. Именно посчастливилось. Я поучаствовал, в том числе в битве за места. На самом деле, это некое ограничение, требования безопасности, требования деятельной работы, потому что люди, которые там были, занимаются общественной деятельностью, политической, муниципальным управлением – причастны к жизни города. Поэтому в этом году мне посчастливилось, и мы нашей замечательной компанией сходили, пообщались. Была замечательная погода. Конечно, после этого мероприятия в кругу семьи в этом году мы разговаривали с детьми. Рассказывал им об их прадедах. У меня два деда, оба воевали, оба очень не любили рассказывать о войне. Все, что они рассказали, уместится в маленькую строчку. Действительно, люди, которые пережили это, стремились это забыть. Нам же, внукам, правнукам, необходимо это помнить, необходимо читать, знать те истории, которые рассказывают о том, какая война страшная.
Ю. Афанасьева: Михаил, вы сами сказали, что в этом году попасть на театральную площадь на парад было не так легко. Действительно, были пригласительные, в результате парад посмотрели пять тысяч человек. Скажите, вас не коробит такое ограничение? Вроде общенациональный праздник День Победы, а парад просто так не придешь и не посмотришь. 
М. Шевелев: У нас нет мест, где можно проводить мероприятия хотя бы для 100 тысяч человек. Это весьма сложно, затратно, не всегда оправдано. Стремление быть причастным ко Дню Победы может выражено во множестве действий, деятельности. 
Ю. Афанасьева: Согласитесь, что парад – это главное событие.
М. Шевелев: Да. Я честно считаю, что кто очень хочет, всегда добивается своего.
Ю. Афанасьева: То есть вы согласны, что надо ограничивать в этот день присутствие на театральной площади?
М. Шевелев: Я не вижу в этом ничего критичного. На самом деле, я не очень люблю такие массовые мероприятия. В целом я не люблю толпу. Я знаю, что толпа достаточно серьезно отличается по своим психологическим характеристикам от конкретного человека или небольших общественных групп. Толпа имеет свои законы существования. Толпу я не люблю. Поэтому бороться за то, чтобы формировать большие массовые скопления, мне кажется, это не правильно. При сущности человеческой не всегда это безопасно.
Ю. Афанасьева: Поняла вашу точку зрения. После парада Победы наш с вами коллега вице-спикер ОЗС Михаил Курашин написал в своем блоге о том, что для парада надо подыскать другое место в городе, потому что не вмещает театральная площадь всех желающих. Вы согласны с такой точкой зрения?
М. Шевелев: Честно говоря, я не увидел какой-либо дисгармонии. Количество участников парада вполне свободно вместилось на театральную площадь. Если бы у нас количество участников парада было такое, что было бы необходимо перекрывать множество улиц, которые были бы заполнены людьми, имеющими прямое отношение к маршу, строю и демонстрации мощи, развития, тогда да. А так в целом количество участников вполне вместилось на театральной площади, и  было очень интересно. Дети, которые с нами пришли, были рады увидеть технику, достаточно интересные, особенно для мальчишек, технические вещи -  БТР, мотоциклы, интересные бронированные машины. На мой взгляд, это такое шоу, которое в том числе создает некое эмоциональное состояние причастности к великой державе.
Ю. Афанасьева: То есть никуда парад переносить не надо с театралки? 
М. Шевелев: Не вижу я, куда. В поле?
Ю. Афанасьева: Михаил, наверняка вы слышали в преддверии дня победы об этой истории в деревне Салтыки, когда старый памятник воинам-освободителям снесли и буквально выбросили в выгребную яму. Как вы считаете, эта история – глупость, халатность, преднамеренное действие, еще и накануне Дня Победы?
М. Шевелев: Для меня это очень печальная история. Тем более что так получилось, что я имею определенное отношение. Давайте начнем  не с того, какое я имею отношение, а о том, к чему эта история привела, какой результат был достигнут. Я разговаривал с ребятами, которые живут в Москве. Они воспринимают сейчас Кировскую область не только как область, где много жуликов и воров, также область, где живут вандалы, которые не трепетно относятся к своим святыням и так далее по списку. Если изначально цель у тех, кто поднял и раздул эту историю, была такая, то она достигнута великолепно. На самом же деле я присутствовал на том собрании в деревне Салтыки, когда принимали решение о том, чтобы построить стену памяти.
Ю. Афанасьева: Новый памятник?
М. Шевелев: Новый памятник, который появился в прошлом году в рамках проекта поддержки местных инициатив. Я до сих пор помню это собрание, учитывая то, что их у меня больше сотни. Это означает, что это собрание было достаточно сложным. На сегодняшний день крайне сложно людям объединиться вокруг идеи, в которой не просто нужно что-то поговорить, а с которой нужно работать. Как раз в деревне Салтыки такая ситуация была. Когда им было крайне сложно выбрать между водопроводом и дорогой. Там собрание часа 2 шло. В результате очень длинного разговора, споров, но диалога, когда люди, несмотря на все свои эмоции, старались слушать друг друга, родилось решение: раз уж мы не можем заниматься территорией и своими хозяйственными вещами, то давайте начнем с малого и восстановим памятник. У нас замечательный памятник был, сейчас он быстро разрушается, и скоро нам негде будет встречать День Победы, негде будет собираться. Поэтому давайте мы проведем работу, восстановим все имена  и фамилии погибших, которые ушли на фронт из нашей деревни, выделим площадку, которая будет более соответствовать этому месту. Совершим гражданский маленький подвиг. Меня тогда это очень сильно порадовало, потому что трудно это передать, когда находится такая тоненькая соломинка, вокруг которой есть возможность не просто поговорить, забыть, уйти, а именно сделать и почувствовать себя настоящим человеком и достойным гражданином страны. Я был очень рад в прошлом году, когда это было реализовано. Более того, уже тогда разговаривали о будущем памятника. Но те начальные моменты самоуправления, которые рождаются, очень хрупкий инструмент. Умение разговаривать с народом, умение объединить. Все равно есть несогласные, недовольные, всех не объединить. Но создать такой костяк, который позволил бы и дальше работать на муниципальном уровне. В деревне Салтыки это получилось. Это подтверждается еще и тем, что в этом году они тоже выиграли, а ведь в этом году выиграть было намного сложнее, чем в прошлом. Это говорит о том, что это дало толчок определённому росту. Я лично знаю главу Ильинского поселения. Я видел, как она относится, видел, как люди к ней относятся. На самом деле, что меня поразило в этой истории: к главе местного самоуправления есть претензии как к чиновнику, как к представителю власти. Но никто ей не говорит, что она представитель народа, избранный своими жителями. На самом деле, комментарии с точки зрения журналистов, которые в первую очередь должны бы пообщаться с людьми из инициативных групп, из советов ветеранов, вообще просто с жителями этого сельского поселения. Я, честно говоря, позицию журналистов, интерпретирующих позицию жителей по отношению к главе, не видел. Единственное, что  я видел в комментариях, что жители говорили о том, что было больно смотреть на памятник, когда он разрушался. Каждый год они его восстанавливали, ремонтировали, штришки наносили, подкрашивали. Никто не знает причин, почему так получилось. 
Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду, почему памятник, в конечном счете, оказался на свалке? 
М. Шевелев: Причем в канун Дня Победы. Это безобразие. Я уверен, что в этом есть вина многих. Если брать цель, то в данном случае достигли и второй цели. Я считаю, что в одном из достаточно крепких муниципальных образований на сегодняшний день следующего нормального главы может не оказаться. 
Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду действующую главу Татьяну Якимову? 
М. Шевелев: Губернатор сказал о том, что грозит отставка, правда я не понимаю как. Этот человек выбран народом в соответствии с уставом. Ей должно быть вынесено недоверие жителями. Это ведь не решение губернатора – давайте-ка мы главу муниципального образования уволим. Контракта такого нет. Я вполне допускаю, как эта история развивалась.  Я не знаю, но я допускаю, как это было. Когда сделали, задумались о том, чтобы памятник каким-то образом демонтировать. Это достаточно серьезная процедура – необходимо согласование, разрешение. Я допускаю, что они были пройдены. Но учитывая количество всех этих моментов, как раз элемент разрешения и подошел только к маю. Может быть, в течение года этим занимались. Кроме того, чтобы демонтировать памятник, нужны средства. А я уверен, что в бюджете сельского поселения таких средств точно нет. Поэтому вся раздутая ситуация, которая действительно в какой-то степени имеет место быть – в канун 9 мая совершившийся неблагоприятный факт. Тем не менее, мы вообще не позаботились о тех небольших ростках настоящего гражданского общества. По сути, гражданское общество прихлопнуло другое гражданское общество на уровне муниципалитета. Ради чего это было сделано – я не совсем понимаю. Честно сказать, для меня именно поэтому это печально. Тем более я знаю Татьяну Якимову лично, проводил собрания, помогал, советовал, с кем можно пообщаться по поводу смет, где такие памятники делают. То, как это все развилось и получилось, конечно, для меня очень печально.
Ю. Афанасьева: Правильно ли я поняла, что вы считаете, что вся эта история намеренно раздута?
М. Шевелев: Я думаю, да. Я уверен, что она раздута. Причем цели этого раздувания ничего общего не имеют с конструктивными целями – по развитию гражданского общества, по поддержки муниципалитетов. Я видел очень много таких осторожных комментариев о том, что говорили о том, исполнители пришли, как смогли, так и сделали. 
Ю. Афанасьева: Это комментарий губернатора. Давайте я сразу уточню. Никита Белых в программе «Дневник губернатора» сказал следующее: «Глава поселения, как значится в ее объяснительной, видимо, дала недостаточно четкие поручения службам, которые проводили демонтаж. Они, недолго думая, памятник просто выбросили». 
М. Шевелев: Во-первых, таких служб у них, скорее всего, нет, на уровне муниципалитета. Тот, кто взялся демонтировать, тот демонтировал. Я не уверен, что есть специальный муниципальный контракт, кому-то было заплачено. На уровне местного самоуправления очень много вещей, вопросов, проблем… 
Ю. Афанасьева: Решаются звонком по телефону?
М. Шевелев: Личной просьбой. Отношениями предпринимателей, возможностью каким-то образом использовать все возможные ресурсы, имеющиеся на небогатой территории для того, чтобы хоть какие-то проблемы решить. В рамках денег, которые закладываются в бюджеты муниципальных образований, каких-то инвестиционных, ремонтных вещей практически не бывает. 90% с лишним – это деньги, которые направляются на заработную плату, на содержание администрации, чтобы они имели возможность ставить печати и штампы.
Ю. Афанасьева: Хорошо, Михаил. Скажите мне, пожалуйста, кем и зачем раздута эта история?
М. Шевелев: Кем, я думаю, вы знаете. Это появилось на сайте Сергея Косолапова. По крайней мере, я видел эти материалы, на кого он ссылается – там был Антон Долгих, Сергей Косолапов. Мое отношение к этим людям никак не связано с теми людьми, которые могли построить цивилизованно гражданское общество и организовать  местное самоуправление на рабочем уровне. Поэтому я думаю, что с их позиции, как с точки зрения защитников права, по закону они правы. Я допускаю, что по закону все равно будет найден виновный, а вот с точки зрения целей общественных, целей развития местного самоуправления, я думаю, что они совершили достаточно серьезное пагубное действие. Потому что у нас и так сложно выбрать глав, найти достойных людей, которые могут решать вопросы местного самоуправления за те деньги, которые им выделяют в бюджете. Вот и всё. 
Ю. Афанасьева: Хорошо. Кем – вы ответили. А зачем?
М. Шевелев: Рейтинг этих людей, уровень цитируемости вырос серьезно. 
Ю. Афанасьева: Михаил, вы журналист. Представьте: накануне 9 мая вы узнаете, что в деревне Салтыки произошла такая история. Вы бы об этом не написали? Вы бы туда не поехали спрашивать: «Ребята, а в чем дело?»
М. Шевелев: В том-то и дело. Вопрос в том, что они спросили и что они написали, какие были ответы получены и были ли они услышаны – для меня очень большой вопрос. С моими знаниями о том, что существует и как это выложено, это не состыкуется. Я знаю, что словом достаточно серьезно играются. Ответственность за слова несут не все. В Украине не несут ответственность за слова – что происходит в комментариях? На сегодняшний день уровень диалога перестает быть культурным, он скатывается в низшие эмоциональные слои – в ненависть, в желание оскорбить другого, в желание сказать более резко, обидно, сказать эмоционально. Главное, чтоб запомнилось. На мой взгляд, это, конечно, неприемлемо с точки зрения долгосрочного развития и строительства железобетонной основы, на которой можно было строить достаточно длинные отношения. Я еще разговаривал с другими, уважаемыми для меня людьми. Они говорят о том, что на сегодняшний день сумасшедшая проблема, которая существует у нас, это то, что у нас большинство людей во власти – временщики. Слово, может, несколько обидное. Но они временщики все. После них хоть потоп. Примеров, чтобы человек пришел и сознательно отведенное ему время потратил на то, чтобы сделать инвестиционный задел для следующего – единицы. Я не скажу, что их нет – они есть, но их очень мало. Возможность сломать этот задел… Это же просто. Можно сломать его словом, к сожалению. Тем более сегодня общество информационное. Пример – то, что на Украине происходит. В большей степени война идет информационная, пропагандистская, война СМИ.
Ю. Афанасьева: А если вернуться к тому собранию в деревне Салтыки по поводу проекта местных инициатив, о котором вы говорили в начале. Обсуждалось ли на этом собрании, что будут делать со старым памятником? Высказывались ли там мнения, что этот памятник уже старый, он крошится, не равен, час упадет кому-нибудь на голову?
М. Шевелев: Да. Он, мягко говоря, становится более опасным объектом, и этот вопрос обсуждался. Вопрос в том, что именно будут делать. Я, честно говоря, не помню, но я знаю подходы, я знаю, что они собирались после этого неоднократно. То, что этот вопрос не мог быть обойден вниманием в таком сообществе, в таком мероприятии – это однозначно. Это косвенно свидетельствует о том, что там сразу же появились все – и глава района, и депутаты местной думы, и члены инициативной группы, и ветеранские организации. Все эти решения были приняты. На самом деле вопрос, как это было исполнено. Нужно извлечь из этого уроки как минимум другим главам. Знаете ведь, что такое репутация. Ты можешь десятилетиями формировать положительный облик, стремиться к этому, а потом каким-то неосторожным движением все разрушить в один момент. Здесь неосторожный момент, на мой взгляд, и привел к этим печальным последствиям – сейчас Кировская область у нас…
Ю. Афанасьева: Прогремела на всю Россию.
М. Шевелев: Да. И опять, не какими-то экономическими достижениями, не культурными вещами, а именно такими некрасивыми. 
Ю. Афанасьева: Я поняла вашу точку зрения. На этом предлагаю прерваться. Я напомню, что это «Особое мнение» Михаила Шевелева. Мы сейчас ненадолго уходим на рекламу, очень скоро вернемся.
РЕКЛАМА
Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в эфир. Меня все так же зовут Юлия Афанасьева. Это «Особое мнение» главного редактора журнала «Товар-Деньги-Товар» Михаила Шевелева. Михаил, чем мы продолжим? Давайте бюджетом. На прошлой неделе были общественные слушания по поводу реализации бюджета этого года. Один из сельхозпроизводителей назвал его лучшим за последние годы по отношению к сельскому хозяйству и высказал на следующий год такое пожелание, чтобы на селе строили муниципальное жилье для работников. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, это в принципе возможно?
М. Шевелев:  У нас очень любят строить. У нас вообще правительство – Российской Федерации, региональное, муниципалы тоже очень любят строить. Вопрос самый главный – зачем. Зачем мы строим, что в результате изменится. Если мы строим для того, что у нас очень много желающих поехать на село и им там негде жить, то я боюсь, что будут весьма серьезные разочарования. На сегодняшний день желающих поехать работать на село не так много. Кроме того, насколько я знаю, это представитель «Агрофирмы Среднеивкино»?
Ю. Афанасьева: Да, это представитель «Агрофирмы Среднеивкино» Николай Харькин. 
М. Шевелев: Среднеивкино, по сравнению со многими другими поселениями, по сути, пригород города Кирова. Это не так далеко, в пределах 100 км. Конечно, это село. И они молодцы. В таких местах есть смысл их поддерживать. Там есть рабочие места. Если уж конкретно в этом случае…
Ю. Афанасьева: Понимаем, для кого. 
М. Шевелев:  Да. В трехстах километрах лежащую от города Кирова деревеньку, а говорить о конкретных вещах, связанных с тем, что поддержать тех сельских товаропроизводителей, которые действительно испытывают сумасшедший дефицит кадров. За время моих путешествий по региону, было много разговоров. На самом деле, проблема в людях – проблема №1. Даже наличие рынков находим, наличие технологий находим, наличие средств, но наличие людей, которые способны просто принять простое, адекватное решение в части каких-то простых технологий, связанных с выращиванием зерна и с уходом за крупным рогатым скотом. Крайний дефицит. Поэтому вопрос опять же – что строить. Что значит служебное жилье, для кого, на каких условиях. Я знаю, что сельское хозяйство в этом заинтересовано. Как это будет реализовано, на каких условиях – софинансирование или это просто вопрос освоения бюджетных средств. Мы просто можем взять и построить жилье, которое не будет востребовано. Это ведь никому не нужно. А строить там, где есть потенциал рабочих мест, конечно, на мой взгляд, серьезная поддержка будет для села.
Ю. Афанасьева: Михаил, у меня есть еще цифры для вас, как для экономического журналиста, из материалов общественных слушаний по бюджету также. Темпы роста инвестиций по Кировской области превысили темпы роста по России (отчитались чиновники) на 8%. Оцените, пожалуйста, этот показатель. 
М. Шевелев:  Как математик я могу просто сказать, как сосчитали эти 8%. Знаете, в чем проблема? Так сложилось, что на курсе магистратуры по экономике, где мы учимся и разговариваем о разных вещах по поводу ВВП…
Ю. Афанасьева: Это темпы роста инвестиций.
М. Шевелев: И по темпам роста инвестиций тоже. Мы разговаривали о том, что как правильно сосчитать - мы знаем. А вот что именно заложено в конкретную методику, в конкретные цифры такова, что те цифры, которыми оперируют, могут содержать в себе различные элементы, о которых я в частности не знаю. То есть инвестициями могут признаваться миллион вещей. Если абстрактно, то можно сказать, что Кировская область лидер по сравнению со средней Россией. С другой стороны – а что такое 50 миллиардов?
Ю. Афанасьева: Там 57 миллиардов.
М. Шевелев: Что это такое в масштабах экономики Кировской области? Это бюджет годовой, может быть, полтора бюджета. Но ведь львиная доля этих средств была направлена на строительство завода «Авитек», «Нанолек». 
Ю. Афанасьева: «Pirelli» ещё. 
М. Шевелев: То есть такие мощные федеральные структуры. По большому счету, повезло, что мы в этом момент попали в эти федеральные программы, на нас обратили внимание. Если же брать в среднем, я вполне вижу такую картинку, что люди стараются переждать момент. Никто сильно не инвестируется в развитии своего производства. Это ожидание временщика и непонимание завтрашнего дня, что с нами будет. Надо купить станок – мы его покупаем. О каких говорить масштабных инвестициях и говорить о том, что мы выше среднероссийских показателей. Согласитесь, если в каком-то регионе в прошлом году израсходовали триллион рублей, а в этом году израсходовали 900 миллиардов. Снижение 10%. Но это в процентах сосчитать легко. Мы понимаем, что мы по сравнению с ними вообще никто. У нас все равно, что ноль. Этими абсолютными показателями есть смысл оперировать. Они гораздо нагляднее и показательнее. Мы сказали про три хороших инвестпроекта.  Мы еще подумаем, наберем еще 5-10, но что такое 15 проектов для Кировской области? Это очень небольшое количество. Поэтому я вообще к этим цифрам отношусь как к статистике. Есть факты, есть вымысел, есть статистика. Для риторики она отлична. Для того чтобы делать на основе ее какие-то тактически выводы, я думаю, что она ни о чем.
Ю. Афанасьева: Кстати, со 2 мая предпринимателям отменили одну обязанность. Теперь они не должны предоставлять сведения об открытии и закрытии счетов в налоговую. Скажите, насколько это облегчит жизнь предпринимателей?
М. Шевелев: Я вас уверяю, это не самая большая проблема для предпринимателей. Не ожидали наплыва в регистрационных налоговых органов желающих стать предпринимателем в связи с отменой обязанностей по открытию расчетных счетов. Допускаю и считаю, что это очень правильно нагружать наши кредитные организации дополнительными обязанностями, ибо они являются флагманами нашей экономики. 
Ю. Афанасьева: Я про крымских предпринимателей хотела с вами поговорить. Те, кто работает в Крыму, будут платить НДФЛ по уникальной для России ставке. Это фиксированные платежи от 18 до 72 тысяч рублей в год для бизнесменов с годовым доходом до 12 миллионов рублей.  Оцените, пожалуйста, эти крымские новшества.
М. Шевелев:  Давайте я не буду оценивать цифры. Заплатить 72 тысячи для того, чтобы получить 12 миллионов дохода, я считаю, что это очень хороший уровень. 
Ю. Афанасьева: Если особенно посчитать 13% от 12 миллионов рублей и сравнить…
М. Шевелев: Практически даром. Но есть одна особенность, о которой аналитики не договаривают, когда сравнивают НДФЛ – это ведь налог, который уплачивают по месту, где ты должен осуществлять свою деятельность. Если предприниматель зарегистрирован в Крыму, а консультирует в Кировской области, то по закону он должен бы НДФЛ заплатить в Кировской области, где другая ставка действует. По идее человек должен вести раздельный учет. В этом смысле то, что делается уникальная ставка именно по НДФЛ именно для крымских предпринимателей, я думаю, весьма разумно. Те, кто будет там работать, зарабатывать и там формировать экономический рынок, то делать льготу для них – правильно. Это некий нэп в отдельно взятом регионе. С другой стороны, так получилось, что за 3 последних недели 4 предпринимателя ко мне приходили с разной степенью заинтересованности, увлеченности, интересовались о том, как бы сделать так, чтобы съездить в Крым заработать денег. Это только в Кирове, и это только разговор со мной. Количество людей, желающих сейчас поехать в Крым и там заработать, на мой взгляд, безумное и нереальное. Для меня это свидетельствует о двух вещах: люди привыкли зарабатывать на бюджетных потоках, так как формируется впечатление, что все бюджетные потоки будут перераспределены из каких-то мест в Крым, декларируется на самых верхних уровнях. Второе – это наше желание работать на шаблонах.  В Крыму мало юристов, экономистов, которые знают российские реалии. Соответственно, надо ехать туда, организовывать. Там будет большой рынок и так далее. Я думаю: если все предприниматели туда приедут, им же не нужны консультанты российские, им нужны знания местных обычаев, народных традиций или еще чего-то. Эта шаблонность некая, там будут деньги, формы, не делает чести нашему предпринимательскому сообществу, потому что на сегодняшний день количество возможностей, которое можно было бы использовать для того, чтобы отбирать рынок у западных товаропроизводителей, более перспективен. Но он более сложен с организационной, инвестиционной точки зрения, финансовой, кадровой. На мой взгляд, не в Крым надо ехать, а искать возможности, где мы могли бы делать производство, способное формировать замещение импорта. 
Ю. Афанасьева: У нас осталось 2 минуты и очень коротко хочу еще одну тему с вами успеть. Вчера прошел дискуссионный клуб Николая Пихтина. Наши коллеги обсуждали тему «СМИ: независимое мнение или орудие интересов?» Я хочу узнать, как вы на этот вопрос ответите.
М. Шевелев:  Я отвечу неожиданно, но может, для кого-то ожидаемо. Что такое СМИ? Средство массовой информации. На сегодняшний день средство массовой информации решает задачу заказчика. Потому что это средство, которое некую массу снабжает информацией целенаправленно. 
Ю. Афанасьева: А заказчик – это кто? Мы, читатели, зрители, или это собственник? 
М. Шевелев: Это заказчик СМИ, владелец, возможно. Это модель, которая присутствует у СМИ как у СМИ. На самом деле есть еще медиа. Медиа – это совсем другая форма общения со страниц журналов, газет, телевидения, потому что медиа формирует две стороны, которые осуществляют некий диалог. Это некая середина. Медиа выходит, когда есть связь, когда одной стороне есть что сказать другой. Когда поток информации туда больше уходит, то у нас появляется больше востребованность блогеров. Потому что они доводят конкретную информацию до читателей. Эти связи у них образуются.
Ю. Афанасьева: Спасибо, Михаил, нам надо заканчивать, к сожалению. Я напомню, это было «Особое мнение» главного редактора журнала «Товар-Деньги-Товар» Михаила Шевелева. Меня зовут Юлия Афанасьева. Я благодарю вас за эфир. Спасибо, Михаил, до свидания!
М. Шевелев: Спасибо! Всего доброго!


Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта