"Особое мнение" Олега Ткачева от 13.05.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 269 0

Особое мнение от 13.05.2013

Олег Ткачев:
«Конечно, некоммерческих организаций станет меньше... Скорее всего, будут выживать самые достойнейшие, самые упёртые. Может быть, это и хорошо, когда нет тепличных условий для произрастания всяких непонятных, экзотических организаций. Надо делами доказывать, что ты делаешь полезную для общества работу...»



Печатная версия передачи:

В. Сметанин: Добрый день, начало второго на часах. Самое время начать программу «Особое мнение». Со своим особым мнением сегодня в нашей студии выступит Олег Ткачев, председатель комиссии по вопросам гражданского общества Общественной палаты Кировской области. Здравствуйте, Олег.

О. Ткачев: Добрый день.

В. Сметанин: Нашим слушателям напомню, что на сайте echokirova.ru есть не только аудио-, но и видеотрансляция нашего эфира, кроме того, гостям вы можете задавать вопрос, так что милости прошу на сайт. Раскрою небольшой секрет: Олег приехал к нам в студию на велосипеде, собрал вокруг себя несколько человек, которые обсуждали вопросы развития велосипедной инфраструктуры в нашем городе. Хотел бы начать с этого вопроса. Я человек заинтересованный, потому что этой весной мы начали прорабатывать некий проект. Мы сейчас убеждаем всевозможные организации организовывать велопарковки возле своих зданий. Востребованность в этом имеется. С какой стороны подступаться к этой теме? Вы сказали, с конфликта с автомобилистами. 

О. Ткачев: На самом деле, опыт многих городов мира, которые пришли к велосипедному движению, в принципе очень разнится, но есть некие схожие элементы. Те города, которые стремятся к расширению полосности движения, к ускорению транспортного потока, автомобильного потока, рано или поздно загоняют себя в такую неприятную вещь, как очень усложненное движение, рассчитанное только на автомобиль. Пешеходам и велосипедистам, просто жителям в нем некомфортно. Когда все движение организовано с точки зрения автомобилиста, скорости автотранспортного потока, это бывает неудобно. Те города, которые пытаются сделать среду проживания комфортной для пешеходов, велосипедистов сознательно ограничивают тем или иным способом автомобильное движение по скорости и определяют приоритеты в сторону велосипедного транспорта и пешеходного движения. Собственно говоря, к этому приходит все города, которые хотят стремиться к этому. С помощью чего технически — бывают разные варианты. В Нью-Йорке сознательно отказались от большого автобана в 8 полос, сделали 4 полосы, посередине газончик, больше переходов, сознательно ограничили скорость чуть ли не вдвое. Сначала была буря возмущения среди автомобилистов, потом это все стихло, потому что в городе стало по этому участку передвигаться более комфортно, в том числе и автомобилистам. Автомобилисты тоже люди, у них есть семьи, детям стало проще переходить дорогу, отдельные полосы для велосипедов — оказывается, нашлось пространство для отдельных защищенных полос для велосипедного, общественного транспорта. Вот таким образом. Во Франции, например, Париж — город старый, там изначально улочки узкие. Там расставлены приоритеты, что в любой непонятной ситуации прав тот, у кого меньше скорость движения. Пешеход приоритетнее велосипедиста, велосипедист приоритетнее мотоциклиста, легковой автомобиль приоритетнее грузового и так далее. Это все уже в сознании, кто кому должен выступать — вопроса не стоит. Коллеги наблюдали потрясающие картины, когда бабушка — божий одуванчик катит на велосипеде посреди дороги, и за ней выстраивается колонна автомобилей, вежливо ждут, двигаются с ее скоростью движения. Ни у кого это не вызывает возмущения, мата, потому что таковы правила, такова природа отношений в данной местности, которая создалась не единовременно, а последние 20-30 лет. Осознание и развитие определенной инфраструктуры, стимулирование определенных отношений в обществе.

В. Сметанин: Здесь все-таки все зависит от самого человека, ему решать, на чем ездить. Чем больше армия велосипедистов, тем внимательнее власть должна прислушиваться к их нуждам. 

О. Ткачев: Многим людям просто достаточно сложно выехать на велосипеде на проезжую часть, то есть, пытаются ездить по тротуарам, что тоже не совсем правильно. Мешать обычным пешеходам — тоже не дело. Вообще по правилам дорожного движения транспортное средства должно двигаться по проезжей части. Другой вопрос, что это очень неудобно, особенно неопытным страшно двигаться по дороге. Здесь есть определенный психологический барьер, который зависит от многого. Да, действительно, чем больше людей этим занимается, тем больше опыта в принципе у населения решать этим проблемы.

В. Сметанин: Еще один вопрос, и будем переходить к другим темам. Ваше видение развития пользования велосипедом в вашем городе? Наступит время, когда будем комфортно всем — и пешеходам, и велосипедистам, и автомобилистам?

О. Ткачев: Я думаю, что к оптимальной золотой середине мы приблизимся. В городе есть такое сезонное явление, как зима, когда подавляющей части велосипедистов некомфортно. Есть экстремалы, но это не все, это только самые отважные, упертые, фанатичные велосипедисты могут так делать. Есть весна-лето-осень, когда велосипедисты будут кататься. Разумеется, для них должна быть определенная инфраструктура, должны быть улицы, пересекающие весь город, по которым комфортно ездить. На самом деле, совершенно необязательно каждую дорогу делать с отдельно выделенной полосой, достаточно сделать разветвленную инфраструктуру, чтобы из одного конца города можно было в другой безопасно добраться, в том числе и на велосипеде. 

В. Сметанин: Предлагаю переходить непосредственно к сфере ваших интересов. Вы еще являетесь директором Центра поддержки некоммерческих организаций. Честно говоря, в последнее время о деятельности НКО ничего не слышно. Может быть, я плохо слежу, но вот какое-то затишье, все в порядке? Обычно скандал разгорелся, и тогда мы обсуждаем.

О. Ткачев: В том-то и дело, что НКО не ориентировано на скандалы. Скандалы — это, скорее всего, нонсенс, который был навеян сторонними влияниями, не изнутри это происходит. Когда происходит какой-то форс-мажор, не создаваемый самими НКО, вдруг ни с того ни с сего объявили, что НКО могут быть иностранными агентами, и начались массовые проверки, скандал-скандал. Это стало обсуждаемо, влияние со стороны, скажем так. Повседневная деятельность НКО достаточно бурная, разнообразная. Мероприятий много, но большинство из них не попадает в поле зрения СМИ, или неинтересные с точки зрения того, что из этого не сделать какую-то сенсационную новость. Это обычная рутинная работа обычных некоммерческих организаций. Повседневная работа НКО не должна быть феерическим шоу, которое должно приковывать внимание всех своей необыкновенностью. Никто же не спрашивает, что что-то не слышно у нас о работе бюджетных организаций, а есть ли  они у нас вообще? Да они просто работают. Изменений происходит много, и, я думаю, что видимых феерических событий впереди тоже много. На прошлой неделе был подписан и опубликован закон о поправках в первую и вторую часть Гражданского кодекса. Изменяется положение юридических лиц в целом. Произошла та самая реформа, о которой столько говорили, ни шатко ни валко, были большие дебаты среди специалистов. Широкой общественности это, наверное, ни о чем не говорит. Кардинально переделалась структура взаимоотношений. Все юридические лица, коммерческие и некоммерческие отныне будут жить иначе. Введено понятие корпоративных юридических лиц и унитарных, подчищен список организационно-правовых форм. Много изменений связано с отношениями в отдельных организационно-правовых формах, права, полномочия, обязанности и так далее. В качестве иллюстрации, для некоммерческих организаций — если раньше все занимались некоммерческой деятельностью в рамках уставной деятельности, могли какие-то копейки себе зарабатывать, то сейчас вроде бы такая возможность не исчезает, но чтобы ею заниматься, будет необходимо организовывать уставной капитал не менее, чем как у организации бизнеса. Просто, чтобы внести какие-то предпринимательские виды деятельности в устав, необходимо сформировать уставной капитал.

В. Сметанин: Тут возникает какой-то диссонанс, ведь организация некоммерческая. 

О. Ткачев: Некоммерческим организациям было разрешено зарабатывать себе на скрепки какими-то мелкими услугами. В итоге этой реформы такая обязанность возникает. В документах написано, что прямо сейчас можно не торопиться, это будет с 1 января 2015 года, но рано или поздно при первых поправках в устав должны быть внесены соответствующие изменения, должен быть сформирован уставной капитал. На мой взгляд, это кардинально расходится с политикой той же власти в отношении социально ориентированных НКО, которые дают преференции по участию в государственных заказах. Государство говорит, что некий объем денег мы готовы негосударственным заказчикам выставлять на торги, то есть, услуги населению могут оказывать как коммерческие, так и некоммерческие. Для некоммерческих, как и для субъектов малого и среднего бизнеса, были сделаны преференции, была система, где были прописаны преференции до 10%. Государство заинтересовано, чтобы НКО оказывало услуги, имеются в виду социальные услуги населению, чтобы занимало эту свою природную нишу. Другой рукой государство осложняет это.  Я думаю, что мы со всем разберемся  и преодолеем в том числе эти сложности с уставными капиталами. Впереди идет перерегистрация подавляющего большинства некоммерческих организаций.

В. Сметанин: Все НКО, их порядка 2 тысяч сейчас в области, должны будут соответствовать новым нормам, перерегистрироваться?

О. Ткачев: Не сразу, пока никто не гонит, но при первом редактировании устава новые нормы должны быть включены. Там много тонкостей. Некоторые организационно-правовые нормы просто исчезли. Составлен только лишь закрытый список организационно-правовых форм, определяемых гражданским кодексом — то есть, формы, в которых можно создавать некоммерческую организацию. Существующие организации - таких форм уже не будет больше, они должны со временем переорганизоваться, получить новые права и обязанности, изменить свою структуру, документы, жить в новых правовых условиях. 

В. Сметанин: Если в целом говорить, происходит какое-то усложнение системы, наоборот упрощение или ничего не меняется?

О. Ткачев: На самом деле, здесь просто и сложно. Вообще, все эти изменения Гражданского кодекса были написаны... Очень много организационно-правовых норм создавались разными законами, отдельными, тематическими, и все это было не упорядочено, отсутствовал единый системный подход. Попытка ввести системный подход, применить единую систему унификации всех юридических лиц — вот это первая причина. Разумеется, основные баталии вели коммерческие организации, то есть, бизнес-сектор боролся за свои организационные формы, и в этой большой битве про НКО забыли, не до них было. В итоге куча вещей, которые вообще не рассчитаны для некоммерческих организаций, они в этой единой системе унификации достались в том числе и некоммерческим организациям, которым с этим придется как-то жить. То есть, мы все предусмотрели, разговаривали с людьми в Москве, принимали участие на слушаниях в обсуждении этих норм. Они говорили, что, когда большие корпорации, вступившие в коалиции, бизнес-структуры очень массированно лоббируют правительство, в Госдуме свои интересы в плане разработки этих норм Гражданского кодекса, касающихся юридических лиц, нас просто не замечают, говорят, что не до нас вообще, тут вот гиганты реального сектора экономики. О вас подумаем когда-нибудь потом. Событие произошло, и в этой новой юридической реальности нам придется как-то осваивается. Ничего катастрофичного, я считаю, не произошло, но будет масса лишней административной работы. Думаю, что нотариусы озолотятся на перерегистрации.

В. Сметанин: А сколько услуги стоят?

О. Ткачев: Заверить заявление — где-то 1200 пошлина, заверить копию с документа, подготовить документы на перерегистрацию, оформить доверенность на человека, еще плюс 800 рублей, в итоге за каждую бумажку, которую нотариус вносит в свой журнал, ставит свой штамп, что эта бумажка правильная, получаются тысячи рублей. 

В. Сметанин: Такое ощущение, что не только крупные бизнес-структуры «продавливали» эти изменения, но еще и нотариусы.

О. Ткачев: Не только нотариусы, еще это будет золотым дном для всевозможных юристов. Тотальное изменение Гражданского кодекса, касающегося юридических лиц, новые правила регистрации — это золотое дно для юристов, которые сейчас будут писать новые уставы, консультировать и так далее. 

В. Сметанин: Если я правильно понимаю, в задачу вашего Кировского центра поддержки НКО входит помощь, разъяснение всего этого. Эта работа уже начата?

О. Ткачев: Мы уже начинаем работу. 16 числа мы проводим семинар для тех инициативных групп, которые собираются создать свою некоммерческую организацию. Там мы постараемся объяснить, сейчас изучаем новые правила, чтобы консультировать уже с учетом знаний новых реалий, ориентировать людей, чтобы документы готовили уже применимо к новой реальности. Слава богу, что в этом сезоне правительство Кировской области нам начинает помогать консультировать организации по широкому спектру вопросов, помогают со связью, с помещениями, за что мы благодарны. Тем не менее, вопросов очень много. 

В. Сметанин: Что наиболее часто встречается?

О. Ткачев: Это вопросы по выделению помещений. Многие организации, особенно некоммерческие, которые денег не зарабатывают в таком прямом понимании, не имеют собственной финансовой базы, чтобы арендовать помещение для своей деятельности по коммерческим расценкам. В прошлом году администрацией города Кирова льготные аренды были отменены,  и даже те организации, которые арендовали муниципальные площади, оказались перед невеселым фактом, что теперь полную стоимость придется платить за помещение, наряду с коммерческими организациями, которые деньги зарабатывают, а здесь, извините, с пенсионеров столько денег не взять. Это та самая социальная работа, которая должна вестись. 

В. Сметанин: А что сейчас с этими НКО, для которых повысилась аренда? Они исчезли?

О. Ткачев: Пока еще нет, но очень сильно думают, ходят разговоры о закрытии, что все, больше невмоготу выискивать, выпрашивать средства на оплату аренды.

В. Сметанин: А если расширяться, укрупняться, объединяться?

О. Ткачев: Этот вариант возможен. Интерграция некоммерческих организаций всегда была. Мы всегда пользовались помещениями тех, у кого они есть, обычно здесь не стояло вопроса о больших деньгах. Некоммерческие организации всегда друг другу помогали, обычно бескорыстно. Наступила такая жесткая эпоха, где приходится думать о выживании. Люди приходят, буквально сегодня приходили на консультацию, что необходимо вести социально полезную деятельность с малообеспеченными, с инвалидами, дохода это не приносит, денег с людей за это брать не только совесть не позволяет, они не смогут заплатить за оказанные услуги, но эту работу кто-то должен вести. Где эту работу вести? По крайней мере, организации нужно помещение. С выделением бесплатных помещений везет не всем.

В. Сметанин: Последнее, что ярко прозвучало — Центр поддержки семей с детьми с ограниченными возможностями -  вот такой праздник. Произошло впервые за много времени.

О. Ткачев: Это не впервые. На самом деле, некоторые организации используют бесплатные помещения, в основном такие традиционные, как Детский фонд, Общество инвалидов. Мы понимаем, что это происходит очень редко. У муниципалитета просто нет пустых площадей для того, чтобы разместить все желающие некоммерческие организации даже при понимании, что все они нужны и важны. Абсолютно для всех такое счастье не получится. 

В. Сметанин: Ваш прогноз, в итоге, со вступлением всех этих нововведений что произойдет в количественном отношении в нашей области с НКО? Их число уменьшится?

О. Ткачев: Конечно, уменьшится. Такой тренд на уменьшение количества НКО уже идет последние несколько лет, связано это с хорошей работой контролирующих органов. Подавляющая часть некоммерческих организаций, которые закончили свою деятельность, их больше нет. Их постепенно пытаются проверить, при ненахождении, при отказе проверки предоставить документы на деятельность, в судебном или несудебном порядке они ликвидируются. Госреестр очищается. В принципе, сектор НКО будет сокращаться количественно, но расти качественно. Будут выживать самые достойные, самые упертые. На самом деле, может быть, это и хорошо, потому что нет тепличных условий для произрастания непонятных экзотических вещей, кто во что горазд, кто чего хочет.

В. Сметанин: А это часто встречается? 

О. Ткачев: Ну как, никому не запрещено подать документы, зарегистрировать, потом громко кричать: «Я  - некоммерческая организация». Это никому не запрещено. Желательно делами доказать, что ты делаешь действительно полезную общественную работу, тебе доверяют люди, и только в этом случае тебе стоит помогать.

В. Сметанин: В общем, речь идет о таком естественном отборе, если удобно применить термин.

О. Ткачев: Да, удобно применить этот термин. Конечно, хотелось бы со стороны государства более вдумчивого, целенаправленного внимания. Все эти нововведения хаотичны. Я считаю, что мы выживем, но хотелось бы поменьше хаоса в государственной политике, меньше шараханий от наклеивания ярлыков до какого-то обожания. Хотелось бы просто нормально... На территории Кировской области, я поездил по другим регионам, и считаю, что нам грех жаловаться. Насмотревшись на отношения тех чиновников с их НКО, увидел, что атм бывают очень «веселые картинки», очень нелепы вопросы, которые у нас тут даже не стоят. Не зря Кировскую область продолжают по инерции называть «барокамерой свежего воздуха». По крайней мере, я рад, что хотя бы так мы по сравнению с другими регионами еще как-то держимся.

В. Сметанин: Я уверен, что заслуга есть в этом и ваша. Напомню, что это особое мнение Олега Ткачева. У нас сейчас традиционный перерыв, после него вернемся.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается «Особое мнение». Сегодня это особое мнение Олега Ткачева, председателя комиссии по вопросам гражданского общества ОПКО. Меня зовут Владимир Сметанин. Переходим к следующим темам. На прошлой неделе в нашем городе был создан комитет «Русской весны». Учредители — Евгений Кокоулин, Татьяна Темерешева, Павел Чемоданов, Юрий Басманов. Цель создания комитета — сбор помощи, в первую очередь, денег и медикаментов, для юго-восточной Украины. По последним данным, удалось активистам собрать порядка 7 тысяч рублей, коробка с медикаментами была собрана, и все это будет отправлено по адресату. Ваше отношение к появлению такого рода органа? 

О. Ткачев: Никто не может запретить людям заниматься тем, чем они хотят заняться. Я отлично отношусь к любым гуманитарным акциям, но меня раздражает различная политическая ангажированность, когда она объединяется с гуманитарными акциями. 

В. Сметанин: Эти люди представляют определенные политические течения. 

О. Ткачев: Да. Никто не может запретить политическим деятелям заниматься гуманитарными вопросами. Остается только догадываться, есть ли какая-то политическая составляющая, нет ли ее, но брендовое название «Русская весна» - это все-таки название, которое маркирует не только гуманитарную акцию. Как бы не хотели объяснить, что в Кирове занимаются только этим, но осадок остается. Собрали средства, послали медикаменты — отлично. Если цель создания только в этом, я только за. Если цель — поиграть в политику и побольше агрессии накидать на оппонентов, то, ребят, может, хватит уже? Столько много вылито друг на друга непонятно чего, столько много претензий и эмоций... Может, пора трезво остановиться. Будущее покажет.

В. Сметанин: Как известно, этот комитет расположился в офисе регионального отделения партии «Яблоко», которое у нас возглавляет Евгений Кокоулин. Незамедлительно после создания этой структуры последовала реакция руководителя партии «Яблоко» Росии Сергея Митрохина. Он сказал, что название комитета отдает «подло-провокационным оттенком» и потребовал, чтобы Евгений Кокоулин незамедлительно вышел из состава комитета и не проводил никаких акций, связанных с деятельностью этого органа у себя в офисе. Решение, продолжит ли свою деятельность на посту руководителя рег.отделения партии Кокоулин, будет приниматься завтра. Ваш прогноз, что произойдет с Евгением Борисовичем?

О. Ткачев: Я думаю, что политическая партия «Яблоко», которая занимает диаметрально противоположные политические позиции, чем те учредители, которые организовали комитет «Русская весна» в Кирове, вправе настаивать на выполнении своих условий, когда речь идет о финансируемом федеральной партией «Яблоко» помещении. Если Евгения Борисовича исключат из рядов партии, я не удивлюсь. Запретить проводить в арендуемом помещении мероприятия этого комитета — я не удивлюсь. Извините, федеральное «Яблоко» оплачивает офис. Федеральному «Яблоку» не нравится, что в этом офисе ведется политическая работа иной направленности. 

В. Сметанин: Так или иначе, решение партии «Яблоко» мы узнаем завтра. Еще одна тема, которая меня заинтересовала, надеюсь, и вас тоже — Госдума 14 мая будет рассматривать законопроект, который вводит штраф за сокрытие второго, кроме российского гражданства. Предлагается ввести правила: если российский гражданин получается гражданства какого-то зарубежного государства, он обязан в течение месяца уведомить ФМС об этом факте. Если не уведомил — все, ты преступник, на тебя будет наложен крупный штраф. Что этим преследуется, на ваш взгляд?

О. Ткачев: Это продолжение все той же непрекращающейся политической компании. Что преследуется... Хочется феерического шоу, чем-то надо кормить общественное мнение, обывателей, патриотизм повышать. Извините, мы лично знаем людей, которые с двойным гражданством не знают, как отказаться от этого второго гражданства, потому что отказ от него связан с тем, что необходимо лично ехать прямо туда, на бывшее место жительства, оформлять документы и прочее, платить деньги, а когда речь идет о гражданах Украины с двойным гражданством, то сейчас ехать на Украину оформлять отказ от гражданства — извините. Что, мы этих людей будем наказывать? Им куда сейчас деваться? Ехать в самую гущу всех событий с целью отказаться от украинского паспорта? По правилам так, они будут считаться гражданами Украины до тех пор, пока не съездят туда, в местной отделении не оформят отказ. Что им еще при это скажут, как отнесутся и в каком состоянии туда вернуться. Вопрос есть.

В. Сметанин: Это в первую очередь направлено на граждан, имеющих украинское и российское гражданство?

О. Ткачев: В том числе. Это продолжение тренда борьбы с иностранными агентами, с агентами влияния. Кто-то видит коррупционное, вроде как депутатом нельзя быть с другим гражданством, а вот сокрыл, что имеет его, вроде бы как гражданин другой страны, а принимает государственные решения. Кто-то видит в этом поиск иностранных агентов, «пятую колонну», национал-предателей, что сейчас «понаедут тут» и все нам развалят. Это все забавно. Любой принцип законодательной деятельности — она должна быть полезной, актуальной. Есть ли какая-то жесткая социальная проблема, выраженная в каких-то статистически значимых числах, а есть проблема, сколько лиц, сокрывших гражданство, натворили каких-то дел, сколько таких людей нанесли ущерб нашему государству? Вот сначала мотивируйте, проработайте. Если действительно у нас энное количество миллионов людей, которые систематически нам вредят, потому что у них есть второе гражданство — тогда да, давайте будем бороться с этой проблемой.

В. Сметанин: Напомню, что это еще законопроект, который Госдума будет рассматривать. Еще один вопрос у меня есть. Хочу обратиться к сегодняшнему событию — это очередное заседание в дискуссионном клубе «Вечерний». Тема — «СМИ: независимое мнение или орудие интересов?». До начала программы я выяснил, что вы в качестве ведущего будете.  Насколько вам вообще близка эта тема?

О. Ткачев: Тема СМИ, каналов информации всегда интересна. В ситуации информационной войны, в которой мы оказываемся сейчас со всем миром, со своими бывшими согражданами и нынешними - идет тотальная война всех против всех. Ведется она через СМИ. Очень хотелось бы знать, это мнение людей, независимая точка зрения или все-таки это информационная война, у нее есть свои генералы? Это партизанская война самих людей друг против друга, или война срежессированная, спланированная. Насколько вообще человек вправе и может через каналы коммуникации донести какое-то свое мнение? Эти каналы коммуникации созданы для этого иди для чего-то другого?..

В. Сметанин: Или для того, чтобы руководить умами.

О. Ткачев: Да, для того, чтобы руководить и навязывать свою точку зрения. 

В. Сметанин: Обращаюсь к слушателям. Если вас заинтересовала эта тема, то заседание дискуссионного клуба «Вечерний» состоится сегодня, начало в 18:30, коворкинг-центр «Вход», что на Московской, 31. Завершается программа «Особое мнение». Это было особое мнение Олега Ткачева, председателя комиссии по вопросам гражданского общества Общественной палаты Кировской области. Спасибо большое. Меня зовут Владимир Сметанин. 


Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта