Особое мнение Оксаны Ковтуненко от 5.05.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 574 0

"Особое мнение от 5.05.14"

Оксана Ковтуненко:
"Точно так же, как в Кирове, в Ульяновске когда-то была группа активистов, которые пришли к властям и сказали: мы хотим переименовать город. Власти ответили: «Мы исследуем мнение населения, но решать этот вопрос будет только референдум». На выделенные из бюджета деньги наняли независимую московскую организацию. Оценивались не просто «за» и «против», оценивалось настроение жителей. Результаты были опубликованы" 


Печатная версия передачи:

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. У меня в гостях сегодня Оксана Ковтуненко, журналист, первый главный редактор «Эха Москвы» в Кирове. Это случилось в прошлом уже теперь году, на границе 2012 и 2013 годов, ты была главным редактором нашей радиостанции. Приятно тебя видеть, здравствуй. 

О. Ковтуненко: Мне очень приятно вернуться. Добрый день, уважаемые радиослушатели. Честно скажу, я даже волнуюсь.

С. Занько: А я знаю, что ты волновалась. Мы созванивались несколько дней. Объясню, почему я пригласила Оксану. Безусловно, Оксана, как журналист, может дать некую оценку того, что происходит сейчас здесь, потому что ты же не постоянно живешь в Ульяновске, куда ты уехала, ты приезжаешь сюда, наблюдаешь все те изменения, которые происходят в городе.

О. Ковтуненко: Да, извиняюсь, перебью. Я хочу сказать, сейчас сходу не помню, у Маяковского цитата: «Лицо к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Так вот, будучи журналистом, будучи главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» в Кирове, и каждый день просматривая кучи информационных лент, я вообще не отличала, что важно, а что нет. Но когда ты уезжаешь в другой город, и твой родной город от тебя в 750 км, ох, друзья, как важна каждая новость, как ты начинаешь реально оценивать, что здесь происходит.

С. Занько: Вот Оксана и объяснила, почему я ее пригласила в программу «Особое мнение». У нас есть несколько конкретных тем, которые наиболее горячие всегда, и в новостях, и в больших программах, везде и всюду. У нас с прошлой недели развивается еще такая тема — женский взгляд, женщина во власти и при власти, в СМИ в том числе, в руководстве организациями. Если вы заходили на наш сайт, то видели блог, который прокомментировал один из наших депутатов. Мы разместили информацию о мэре города, который находится на северо-западе — это Галина Ширшина, 34-летний мэр Петрозаводска. К ней приезжал Владимир Путин, потому что эта дама за 8 месяцев, как обозначается в статье, на посту градоначальника сделала то, что не могут сделать чиновники-мужчины. Мы тут не собираемся какими-то феминистскими делами заниматься. За нее проголосовало почти 42% избирателей. Вступив в должность, она первым делом из соображений экономии отменили инаугурацию, а чуть позже новогодний корпоратив, сэкономив несколько миллионов. Ей удалось «продавить» решение об отмене «золотых парашютов», в результате чего экс-мэр Николай Ильинов ушел без причитавшихся ему 1 миллиона 200 тысяч рублей. Доступ на планерки городской администрации с участием мэра теперь открыт, туда можно приходить, задавать вопросы. Она изменила транспортную систему, снизила плату за проезд на автобусе и троллейбусе, в связи с чем на 40% возросла посещаемость общественного транспорта, и даже пришлось ввести новый маршрут — все это за 8 месяцев, и не только это, а очень много чего. Вот, например, еще, может, от этого мы оттолкнемся. Модернизируется сайт администрации. Она выступила за то, чтобы при проведении публичных слушателей учитывалось интернет-голосование и все заседания городской власти транслировались в Интернет. Это что значит — ты заходишь на сайт города Петрозаводск, ты видишь всю информацию по общественным слушаниям, все заседания, ты можешь голосовать, и твое мнение будет учтено. Это такая информационная открытость. Дело в том, что в городе Ульяновске, где живет Оксана Ковтуненко, мэр тоже женщина — Марина Беспалова. Как у вас с информационной открытостью?

О. Ковтуненко: Понятно, что я могу оценивать год своей жизни в Ульяновске как обыватель. В первую очередь могу сказать, что мне понравилось, и во вторую очередь, что все-таки жизнь в другом городе становится приоритетнее как обывателю, какие-то бытовые проблемы, думать  как-то глубоко, сравнивая два региональных города, не всегда есть время. Как журналист — были вопросы, которые я изучала, как устроена там муниципальная, региональная власть. Есть такая штука в Ульяновске — называется контакт-центр главы города. Это единый телефон 05. Впервые я столкнулась с этим телефоном, когда пошли снегопады (они везде по России были, думаю, такие коммунальные коллапсы есть везде), и наш двор не был убран, была огромная пробка на въезде, а это центр города, вообще было никак не проехать, а нам было нужно, чтобы машина подъехала к подъезду. Я читаю в твиттере главу города, и всевозможные службы, чтобы быть в курсе информации о месте, в котором я живу, и смотрю сообщение.... Сначала меня это удивило, потому что в Кирове такого не было. Когда приберут твою улицу — это загадка, надо было с космосом связываться, чтобы узнать, приберут или нет, когда выйдет на улицу уборочная техника. А там просто в твиттере главы города указано: «Если вам нужно прибрать вашу улицу, звоните в справочную службы 05, называйте адрес». Мы с мужем звоним, думаем, наверное, сейчас там будет занято, или на том конце провода скажут, что этот номер не существует, или вы ошиблись — но нет, уборочная техника приехала на следующий же день, и наш двор прибрали. Точно также я потом читала, это нормальная практика, которая реализуется уже несколько лет. На каждой уборочной машине подключена связь с системой ГЛОНАСС, и можно в реальном времени отслеживать, какая техника, сколько ее, и какую они улицу прибирают. Там интерактивные карты, по-моему, даже есть специальный сайт - я видела только скриншот, к сожалению, и там голубым отмечены, допустим, сильно заснеженные улицы и когда туда выйдет техника, в каком количестве единиц и так далее. Честно, я была в шоке. Все мы знаем эти ощущения, когда вдруг стихия, погода — везде это происходит неожиданно, здесь ни один город не отличается от другого — приходит снегопад, машины не проезжают, пробки и так далее, но в Ульяновске к этому оказываются готовы. Сейчас, когда к теме благоустройства подойдем, я расскажу, что там действительно большой штат коммунальных служб, там работают люди, работает техника, но еще есть такая штука, как контакт-центр. То есть, люди не просто знают, что эта техника приедет, они еще могут ее заказать в режиме реального времени и могут все отследить.

С. Занько: Причем это единый контакт-центр. Это не то, что ты пришел к наиболее открытому начальнику тер.управления и сказал»: «Приберите, пожалуйста, мою улицу, а то что-то как-то не пройти». Ты просто звонишь по телефону.

О. Ковтуненко: Тут куда звонить, наверное, ни ты, ни я до сих пор не знаем. По всем коммунальным — да, мы знаем ЖКО, такие локальные, а то, что касается всех и каждого — уборка улиц...

С. Занько: Чья это была инициатива — Марины Беспаловой?

О. Ковтуненко: Контакт-центр появился при ней. В Ульяновске и на региональном уровне тема открытости, доступности власти поддерживается, там есть портал. Я сразу скажу, что за достоверность конкретных названий не буду отвечать, как обыватель с этим столкнулась. Вроде бы называется единый контактный сайт, или что-то такое. В общем, это сайт, где собрана вся открытая информация. Например, полностью должностные лица, с телефонами, с родом деятельности, со всех департаментов и управлений, и так далее. Единый реестр, как-то так еще это называется. Также собраны документы по квотам на различные лекарства для различных категорий граждан. Также есть всевозможные телефоны, всевозможная доступности. Заходишь на этот сайт, в поисковике набираешь сферу, например, здравоохранение, и различные документы, которые систематизировали, отобрали, привели в читаемый, открытый, доступный для обычного жителя вид и выложили на этот сайт. Это все проходило при поддержке губернатора, точнее, с его подачи, занималось это специальное управление, специальный департамент. Я бы раньше подумала, что это лишний труд, кому это нужно. Я столкнулась с этим, когда мне нужна была информация по учреждениям здравоохранения, и я там нашла нужную мне информацию.

С. Занько: То есть, тебе не пришлось делать такую «многоходовку», потом спрашивать, а где же лежит этот документ, этот список.

О. Ковтуненко: В своем родном городе такие проблемы решаются проще. Сейчас кто-то подумает, слушая эфир, зачем сайт, если я могу позвонить тете Вале, у нее в Кирове знакомая тетя Света — да, в Кирове я бы сделала также, и не полезла бы в Интернет или куда-то, потому что есть близкие, знакомые, родственники. Но когда ты оказываешься в другом городе, ты знакомишься с новой средой, и приходится ее изучать, поэтому такие вещи действительно в помощь. В Ульяновск и в Ульяновскую область постоянно есть поток населения из других регионов, в том числе потому, что там строятся заводы, открываются новые рабочие места, постоянно проходят конференции, фестивали, особенно на тематику IT-технологий. Люди приезжают туда жить надолго.

С. Занько: Создается комфортная среда, поэтому и приток мигрантов.

О. Ковтуненко: Я считаю, да. Мое абсолютно субъективное, даже не журналиста, а человека, который пожил в городе, и нужно было что-то в этом городе делать, себя искать, мне все было очень приятно и комфортно.

С. Занько: Раз уж мы заговорили об информационной открытости, ты привела...

О. Ковтуненко: Да, еще секунду, извиняюсь, про контакт-центр. Если не ошибаюсь, ежемесячно на сайте главы города Марины Беспаловой публикуется информация о том, сколько заявок поступило в этот контакт-центр, сколько из них жалоб, сколько просто обращений на протечку трубы, на сломанное крыльцо и так далее, сколько раз выехали специалисты на места и так далее. Для меня контакт-центр — позвонить, узнать, кто занимается этим, кто занимается тем. Я никак не думала, что там, в контакт-центре при главе города, еще и принимают такие заявки и отправляют специалистов.

С. Занько: Вот, и все это, напоминаю, в открытом доступе и в доступной, удобоваримой форме. Еще раз про открытость. Ты рассказывала мне, как интересно тебе, как журналисту, было наблюдать открытость и понятность городского бюджета. Я тоже попыталась найти, мы тут увлеклись... Оксана сказала, что, если набираешь «бюджет Ульяновска», то что выходит в первых строках?

О. Ковтуненко: Я прямо сейчас, у меня все этим ссылки открыты. Сразу скажу, что в Яндексе, возможно, какой-то другой результат, я пользовалась поисковиком Google. Бюджет города Киров. Первая ссылка выходит — МО город Киров, официальный сайт. Вторая — проект бюджета 2012 год. Аналогичный запрос, искали бюджет города Ульяновска. Мне сразу открывается на первой ссылке документ, электронная таблица «Исполнение бюджета города Ульяновска на первый квартал 2014 года». И все, весь документ пошел. Простой пример.

С. Занько: Никакой не секрет, человек зашел и посмотрел

О. Ковтуненко: Я, как журналист, часто сталкивалась с заседаниями правительства, с общественными слушаниями по бюджету здесь, в Кирове, и бюджет это не болото, нет. Цифры мы все знаем с детстве, они понятны. Наверное, это скорее сложная пересеченная местность. Возможно, кто-то скажет, что это только исключительно для профессионалов — отнюдь нет. К сожалению, я не нашла подобный документ по городу Кирову. Для чего я искала — я просто хотела сравнить, мы будем говорить про два города, про Ульяновск и Киров, и если я буду хвалить город, кто-то скажет, что там, наверное, бюджет больше. К сожалению, я не нашла информации, но что-то мне подсказывает, что бюджет фактически...

С. Занько: А давай мы не будем сравнивать Киров и Ульяновск, ты просто про Ульяновск расскажешь, а люди пускай сами сделают выводы. Я нашла новость, которая была опубликована на нашем сайте 5 числа — «Кировчанам предлагают обсудить рассмотрение бюджета 2013 года. Правительство области проводит публичные слушания по проекту соответствующего закона. Слушания состоятся 7 мая» — через день. Там дальше некоторые цифры приведены. Смотри, какой комментарий: «За 10 метров до перекрестка Пролетарской и Карла Маркса болтается крышка на колодце». Это ли не запрос на контакт-центр, скажи мне?

О. Ковтуненко: Возможно. Знаешь, этот пример как никогда подтверждает мою мысль, к которой я пришла за год жизни в Ульяновске. Там не зовут слушать бюджет. Там есть контакт-центр, где ты говоришь про крышки, покрышки, деревья, про палочку, которая тебе мешает — и там это делают, на это выделяют средства из бюджета, а не на проведение публичных слушаний многочисленных. Я думаю, что они проводятся, безусловно, но конкретных дел для жителей, как мне кажется, больше.

С. Занько: Начали с тобой говорить об уборке улиц, о чистоте, о благоустройстве. Весенний сезон, ты знаешь, какие у нас в Кирове предпринимаются действия, сама не раз выходила на субботники с акциями и 33 канала, и с блогерами. Как у вас там обстоят дела сейчас, весной?

О. Ковтуненко: Дорогие радиослушатели, Светлана. Представьте, апрель, в принципе, он в Кирове аналогичен прошлогоднему апрелю, так вот, в прошлом году, в апреле, я уезжаю из грязного, в песке, в черном снегу, как у нас это бывает, из пасмурного города Кирова, шесть часов езды на машине, заезжаю в Ульяновск. Я могла быть сонная после дороги, и так далее, и я говорю: «Что это? Это чистый город?». Мне говорят, что да, тут чисто. Как так, удивляюсь я. Ни песочинки, ничего. Да, это центр города, но потом я выяснила, что прибираются и спальные районы. Их прибирают коммунальные службы, никого не зовут на субботник. Точнее, зовут, на субботник выходят организации, предприятия, школы, студенты, но прибирают территории вокруг своих административных зданий. Парки, скверы, дворы прибираются дворниками, работниками коммунальных служб. Город очень чистый. Возможно, буквально неделя есть, когда только сошел снег, еще он тает, Ульяновск южнее находится, там всегда солнце, там нет луж, грязи, все очень быстро просыхает, но я застала что в этом году, что в том, ровно неделя — дискомфорт в городе, остатки снега и листвы, и так далее. Прошлогоднюю листву там убирают специальными пылесосами, сдувают с дорожек на газоны и потом грабельками все убирают. Это не только в центре, а везде. Мы проезжали достаточно удаленные районы. А еще расскажу: очень интересно город устроен, в районе двух рек: Свияга и Волга, поэтому районы, если у нас до Филейки ехать минут 15, то там до другого района ехать очень долго, потому что они далеко друг от друга находятся. Один район за Свиягой, другой за Волгой, вот есть центр, все это соединено мостами, да, пробки, Волга очень большая, и вся жизнь происходит внутри района, и как бы ни был далеко удален район, там чисто. Везде чисто.

С. Занько: Я тебе хочу сказать, что в Москве тоже чисто.

О. Ковтуненко: Москва — это Москва. Тут сравнение никакое невозможно, но если сравнивать Киров, то сравнивать с таким же региональным городом. По численности населения, если данные Википедии на сегодняшнее утро не врут, численность Ульяновска больше тысяч на 100, по-моему. Город аналогичен, я уверена, что и бюджет не на много отличается, никаких дотаций, ничего нет, все то же самое.

С. Занько: А в чем дело тогда, объясни мне? Ты смогла сделать вывод и понять, почему такая разница?

О. Ковтуненко: Вы все знаете девиз, с которым наш город живет уже не знаю сколько лет: «Хочешь сделать наш город чистым — начни с себя!». Помните, была такая социальная реклама, эта фраза была написана на всевозможных урнах, все правильно — нужно начинать с себя. Наше общество — это общество потребления. К сожалению, большинство людей, не побоюсь этого слова, просто свиньи, которые привыкли потреблять, и их абсолютно не беспокоит, что выброшенный мусор через столько-то лет будет угрозой экологии, и вообще это неприятно и так далее — человек бросил и ушел дальше. Мы в Кирове надеемся, что люди одумаются и не будут мусорить. Я помню, сколько я, как журналист, снимала сюжетов, мы пытались показать пример — начни с себя, Первый городской канал выходил на субботники, редакции выходили на субботники, блогеры прибирали аллеи. В Ульяновске просто в людей верят, но прибираются коммунальные службы. Выделяется большой штат, современная техника, людям платятся хорошие деньги. Почему я так считаю — я видела этих людей. Мы можем с тобой подумать: ну кто пойдет работать в коммунальную службу прибирать улицы, на этих машинах ездить? Нет, там абсолютно милые женщины-хохотушки. Я гуляю в парке с ребенком, они там прибираются, веселятся, поют песни. Они приятной внешности, нормально выглядят и их много. У них оранжевые жилетки, проезжаешь по улицах и видишь, что как муравейник. Когда начинается весна, Ульяновск оживает. Еще один важный момент, почему там чисто — там взаимодействие власти и бизнес-сообщества очень тесное и очень сильное. Там нет такого, что власть просит предпринимательское сообщество что-то сделать для города. Там власть говорит: итак, у вас есть неделя, за неделю, к 25 декабря город должен быть украшен. Почему я это знаю — я работала в банке, и точно также говорили, чтобы к 25 декабря все офисы были украшены, особенно центральный офис на центральной улице. Да, это все проводится под эгидой конкурса на лучшее оформление, но как сказала наш завхоз: «Лучше украсить, Оксана, лучше потратиться на это очень сильно».

С. Занько: Ты сопротивлялась?

О. Ковтуненко: Я думала по привычке, что кто-то тут развесит гирлянды, но нет. На город у них есть в едином стиле оформление, все развешивается на деревья, рядом с административным центром. На самом деле, город сверкает, это очень приятно. У меня самое яркое воспоминание — по Московской едешь и гирлянды висят. По-моему, только там, и еще по дороге в Нововятск. А там весь город так украшен. Там елки везде, они подсвечены, причем красиво, меняется подсветка. Так вот, это все говорят предпринимателям сделать, точно также говорят перед весной — прибрать.

С. Занько: И они не сопротивляются?

О. Ковтуненко: Нет. Сопротивления никакого. Там фасады на центральных улицах моют из шлангов. У меня есть фотография, кто не верит. Когда я это увидела, я честно чуть не «выпала». У меня такое очень яркое впечатление именно о чистоте, о комфортном пребывании в городе, потому что все вокруг тебе нравится, ты не видишь мусора, не видишь грязи. Еще это связано с тем, что там ежегодно, если не ошибаюсь, обновлять фасады исторического центра, центральной улица. Центральная улица Гончарова — это примерно как наша улица Карла Маркса. Она даже по архитектуре аналогична — это небольшие дома старой постройки, но там все это красиво за счет того, что все цветное, свежая краска. Я ездила по Кирову, самый красивый дом — это как раз на перекрестке Карла Маркса и Московской. Углубляемся мы к юридической академии...

С. Занько: Ты дом Витберга, наверное, имеешь в виду?

О. Ковтуненко: Нет, дом Витберга я видела. Сразу после остановки поворотик. Этот яркий желтый цвет, вот если бы вся улица была такая, я уверена, было бы очень красиво. Политех — да, свежая краска, насколько я  понимаю, они часто обновляют, но политех это самостоятельно делает.

С. Занько: Здесь мне придется тебя прервать, потому что мы сейчас уйдем на короткую рекламу. Ты понимаешь, какие посты тебе будут писать после всего, что ты сейчас наговорила? Будет любопытно их почитать. Посмотрим, каково мнение наших слушателей. Сейчас прервемся на две минуты, а потом я хочу тебя поспрашивать про переименование улиц.

Реклама.

С. Занько: Возвращаемся в студию. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Выслушиваем сегодня особое мнение Оксаны Ковтуненко, которая здесь своими рассказами о чистоте в Ульяновске у половины населения вызвала как минимум ненависть. Мы со звукорежиссером обсуждаем, какие же будут комментарии после твоего выступления. Я надеюсь, что у половины населения, хотя, может, будет другой расклад, вызовет это некое желание что-то все-таки сделать. В перерыве мы с тобой как раз поговорили, какой ты была, когда работала журналистом здесь.

О. Ковтуненко: Я была вообще плохим журналистом, наверное, я даже не была журналистом. Почему? Потому что за сотню пресс-конференций, на которых я была, на различную тематику, на которых присутствовал глава города, я не встала и не сказала: «Владимир Васильевич, вам не стыдно?», и дальше можно продолжать целым списком — за то, что у нас грязные дворы, грязные улицы, за то, что эту песко-соляную смесь...банально — обувь у меня здесь грязная, а там чистая, это ли не вывод? Я была плохим журналистом, я не спросила Владимира Васильевича, не стыдно ли ему за то, что он — глава грязного города. Это его дом, я считаю. Он хозяин в этом доме, и дом грязный. Я говорю ему это сейчас, возможно, поздно, вопрос будет риторическим и останется без ответа, но тем не менее.

С. Занько: Тебе Владимир Васильевич может совершенно закономерно сказать: а вы, Оксана, попробуйте-ка, посидите на моем месте, поуправляйте при таком бюджете, при таких людях, которых ты так смачно обозначила в предыдущей части програмы, при наших климатических условиях, при том наследстве, которое мне досталось от предшественников...

О. Ковтуненко: Конечно, да, можно врасти, как врастаем мы, долго живем, никуда не выезжаем, Турция, Европа не в счет, вообще не сравнивай. Есть точно такие же региональные города, но там лучше. Я помню, об этом часто говорил Миша Курашин, когда он приезжал из каких-то конференций из Чебоксар, Набережных Челнов, и были такие глаза у человека. Он говорил, что там чисто, там хорошо.

С. Занько: Что же наши законотворцы, депутаты не делают ничего?

О. Ковтуненко: Что они должны сделать? Должно быть четкое, ясное понимание. Возвращаясь к главе города, к женщине Марине Беспаловой. Уникальная особенность. У нее много образований, в тем числе высших, и одно из них — бухгалтер, и во всем, что не касается бюджета, она придерживается очень строгой экономии. В этой экономии в городе чисто. Согласитесь, это большая статья расходов — поддерживать коммунальные службы, чтобы была техника, люди работали эти нормочасы, которые заложены. Там чисто. Много ли нужно человеку в городе? Да, нужны рабочие места, но мне кажется, в Кирове есть рабочие места. Достойная зарплата — это стремление, к этому нужно стремиться. Я считаю, что лучше жить бедно, но в чистоте.

С. Занько: Я обещала тебя спросить про переименование улиц, потому что ты мне сказала, что у вас это тоже горячая тема.

О. Ковтуненко: Про переименование города. Вот Ульяновск, кому не говори — оо, это, наверное, Советский Союз, родина дедушки Ленина. Да, там до сих пор есть не культ, а просто город так сформирован, что там ленинский мемориал, отдельный квартал, где куча всяких исторических музеев, он называется Родиной Ленина. Идешь по нему, тут вывеска «Здесь жила его первая учительница», дальше — «Здесь жила первая учительница его отца» и так далее.

С. Занько: Поснимали?

О. Ковтуненко: Нет. Кстати, там очень много малой архитектурной формы, такие разные маленькие штучки, которые делают пребывание в городе приятным, но я о другом. У Ульяновска первое старинное имя – Симбирск, Синбирск потом был. Я в этот вопрос углубилась, потому что в разных центровых местах в городе развешаны баннеры «Ульяновск — Симбирск». Во многих статьях, каких-то выступлениях, в том числе властей, называется двойное название. Я думаю, как так, кто это захотел, кто решил. Оказывается, точно также как в Кирове, когда-то в Ульяновске, допустим, пять лет назад, была группа активистов, которые пришли к властям и сказали: мы хотим переименовать город. Свет, угадай, что сказали власти. Просто предположи.

С. Занько: Судя по тому, что ты рассказываешь, то: окей, ребята, посмотрите, исследуйте мнение населения.

О. Ковтуненко: Власти ответили: «Мы исследуем мнение населения, но решать этот вопрос будет только референдум». Когда я это прочитала, то сказала: «Аллилуйя!». Не буду скрывать, а много постов на эту тему писала, что такие вопросы должны решаться только на референдуме, но у нас все собирают одни подписи, другие. Там власти  на выделенные из бюджета деньги наняли независимую московскую организацию, она набрала определенное количество респондентов, причем выборка не просто «за» и «против» старого/нового наименования,  там оценивалось вообще настроение в обществе на эту тему. Результаты были опубликованы, на заседаниях городской думы был доклад, где было сказано, что по нескольким показателям мы пришли к выводу, что население Ульяновска сейчас не готово к референдуму на эту тему, потому что 42% против, не просто против переименования, но по разным характеристикам они не готовы к смене названия города, поэтому вопрос откладывается. Вот и все. Для того, чтобы учесть мнение и тех, и тех, соц. исследование на самом деле интересное, посмотрите, кому интересно, на сайте мэрии Ульяновска, там как раз отдельно выделен вопрос переименования, и исследование подробно приводится. Там выбирали, почему они не хотят переименования, не просто потому что не нравится название, а что будут траты и так далее. В совокупности всех этих возможных цифр они сказали, что не готовы к этому. Давайте проведем исследование еще через энное количество лет. Поэтому сейчас ничего не проводится, город Ульяновск-Симбирск называется, в аэропорту висит растяжка, ж/д вокзал, еще конференции, значимые события. Город говорит о том, что мы ценим нашу историю и даем два названия городу.

С. Занько: А что с улицами? Их переименовывают или не слышно про это?

О. Ковтуненко: Нет, там везде двойные названия. Висят таблички. По состоянию табличек я поняла, что улица имеет одно название, например, Карла Либкнехта-Мясницкая, к примеру. Насколько я поняла, там этот вопрос даже не поднимался.

С. Занько: Но процесс идет, тем не менее. Изучается общественное мнение и приучается общественное мнение к мысли об исторических названиях.

О. Ковтуненко: Да. Там очень много пропитано именно историей, и не только историей Советского Союза и биографией Ленина, нет, там очень много посвящено симбирскому народу — это был такой самобытный народ, татары были, удмурты, до сих пор город такой разношерстный по населению, там не только в чистом виде русские. Граничит с Татарстаном, Удмуртией, Чувашской республикой, поэтому там много историй.

С. Занько: У нас история тоже не менее глубокая и интересная. Еще хотела тебя спросить про общественный транспорт. Я понимаю, что ты передвигаешься на автомобиле, но смогла ли ты оценить прелесть общественного транспорта?

О. Ковтуненко: Да. Это особенность именно этого регионального города. В центре ездят трамваи и маршрутки. Автобусов, как у нас, нет. «Газели» — это полностью частный бизнес. Честно говоря, не знаю, как там поделено количество маршрутов, но судя по тому, как много маршруток, и какой на них спрос, то в этом вопросе все нормально. По крайней мере, с теми жителями города, с которыми я общалась, они живут в разных частях, и никогда нет проблем, как добраться к себе домой.

С. Занько: Ты не «копала» эту тему, почему отказались от больших автобусов? Всегда были маршрутки?

О. Ковтуненко: Честно говоря, не знаю. Мне кажется, это опять в силу протяженности города, это его территориальная особенность. Наверное, маршрутка более юркая, возможно, на узких улицах центра  и более быстро может доехать до удаленных районов. А вот Заволжье — это та часть города, которая находится за Волгой — там троллейбусы, нет трамваев, и тоже есть маршрутки.  Вот так.

С. Занько: А парковаться в городе тебе легко?

О. Ковтуненко: Легко. Сейчас поймала себя на мысли, что даже не задумывалась. Там, где живем мы, много домов в основном новой постройки, они ограждают себя воротами, создают себе парковку сами. Я и по Кирову вижу, живу в Ленинском районе на улице Чапаева, больше стало самодельных парковок — не просто кто-то колышки себе поставил, а, видимо, договорились всем двором. Где-то видела в инстаграмме или твиттере смешное объявление на чьей-то машине, видимо, кто-то припарковал на газон: «Убери машину, иначе сфотографирую и отправлю на сайт администрации!». Смешно, здорово.

С. Занько: У нас остается полторы минуты, много чего сравнивали и говорили. Ты приезжаешь не каждый месяц, год прошел. Киров прошлой весной в мае и в этом году. Какие позитивные изменения ты видишь?

О. Ковтуненко: Мне безумно понравилась набережная. Я как-то давно была на пресс-конференции, где еще презентовали проект, красивые слайды. Получилось, возможно, даже лучше. Два дня гуляла, было очень приятно, как много людей, много приятных людей, нет алкоголя — может, один-два человека с пакетиками. Я восхищалась набережной  в Ульяновске, но там Волга, там другая растительность, там кипарисы и так далее. В Кирове мне очень понравилась набережная. Мне безумно понравилось, что сделали разметку. Что еще… Это все равно родной и любимый мной город. Сколько бы я сейчас не ругалась, это рефлексия буквально первой недели, я всего неделю как приехала. На самом деле, я люблю Киров, я вернусь сюда обязательно, по семейным обстоятельствам мне нужно будет еще год прожить в Ульяновске, и я готова еще много делать для Кирова, и на субботник я выйду, хотя сейчас говорила, что люди не должны ходить на субботник, это дело власти — благоустройство города. Не знаю, он родной. Думаю, не сильно поменялся, буду честной. Набережная понравилась, а так…

С. Занько: Спасибо. Это было особое мнение Оксаны Ковтуненко, журналиста, первого главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» в Кирове. Меня зовут Светлана Занько. До новых встреч.

О. Ковтуненко: Спасибо.



Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта