Особое мнение Валентина Пугача от 30.04.14

Видео 14:34, 30 марта 2018 266 0

Особое мнение от 30.04.

Валентин Пугач:
"Министерство образования несколько недель назад направило запросы во все государственные ВУЗы о том, какое количество крымских студентов и по каким направлениям мы готовы взять. На это число студентов нам обещали увеличить количество бюджетных мест. Правда, есть оговорка, что этим студентам нужно обязательно предоставить общежитие. И человек сто мы готовы принять уже в этом году"



Печатная версия передачи:


Ю. Афанасьева: Это особое мнение, в студии Юлия Афанасьева, мой сегодняшний гость – ректор Вятского Государственного Университета Валентин Пугач. Валентин Николаевич, добрый день!

В. Пугач: Здравствуйте, Юлия, здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

Ю. Афанасьева: Рада вас видеть, потому что и университет мне родной, я когда-то его заканчивала, социально-экономический факультет. Накануне писала вопросы, предавалась воспоминаниям о том, как же это для меня это было. Я бы хотела в начале программы напомнить, где нас можно увидеть и услышать: на сайте echokirova.ru есть ссылки на онлайн трансляцию видео и аудио. Нас можно не только слушать, но и смотреть. Также можно писать в твиттер «вызван 43», либо мне в твиттер. По ходу программы мы читаем и иногда даже цитируем. Валентин Николаевич, я бы хотела начать с федеральных новостей. Недавно нашла в газете «Ведомости» очень интересную статью, где эксперты анализируют высшее образование. Они оценили вклад образования в ВВП страны. У меня первый вопрос: почему анализировался именно этот показатель? Обычно анализируют госрасходы на образование.

В. Пугач: Хорошо, что вы обратили на это внимание, потому что обычно, когда говорят об образовании, то, как правило, речь идет либо о гуманитарной составляющей, которая очень важна для общества, социальная функция – молодежь должна быть образована, с правильными общечеловеческими ценностями, с правильной картинкой мира и т.д. На эту тему есть много дискуссий, что устраивает, не устраивает нынешнее образование достижение этой цели. Об образовании еще говорят с точки зрения расходов: сколько в бюджете страны должно быть средств заложено для того, чтобы сфера образования в целом (и школьного, и профессионального высшего), чтобы эта сфера развивалась и процветала. Как правило, сравнивают проценты от ВВП России с общемировыми. На западе давно уже смотрят на отрасль образования как на одну из сфер экономики, которая не только потребляет деньги, но и вносит свой вклад в ВВП страны. И под этим углом редко смотрят, а на самом деле эта точка зрения интересная. В этой статье «Ведомостей» говорили о том, что пока Россия со своими тремя процентами выглядит меньше, чем Штаты и Европа. Вы спрашиваете, почему этот показатель взяли. Отвечаю: потому что в странах, которые считаются традиционно обладающими такой развитой сферой образования, все гораздо лучше: и 5%, и 6% есть. Это происходит за счет того, что в этих странах и в этих университетах большое количество иностранных студентов. Эти иностранные студенты учатся за свой счет, как правило, или за счет государств, которые их направляют, или корпораций. Стоимость этого образования достаточно высока, исчисляется десятками тысяч долларов или евро в год, соответственно, десятки и сотни тысяч иностранных студентов в каждой стране осуществляют существенный вклад в экономику страны путем оплаты своего обучения, расходов в связи с проживанием и всяческими другими услугами – учебники, книги, всяческие материалы и т.д. В последние годы министерство образования и науки обратило внимание и на это. В мониторинге эффективности вузов, который проходит по всей стране, болезненный и скандальный, включен и этот показатель, называется «международная деятельность». И там оценивается, какое количество иностранных студентов и преподавателей работает в том или ином университете по отношению к общей численности студентов вуза. Как только этот показатель стал жестко формулироваться как цель и задача, безусловно, все вузы от слов перешли к делу. Не исключением этого является наш университет. Мы стали прилагать гораздо больше усилий для того, чтобы количество иностранных студентов увеличивалось, и это реально происходит. Мы в этом году рассчитываем, что у нас еще на несколько десятков иностранных студентов увеличится численность.

Ю. Афанасьева: Раз уж мы об этом заговорили, расскажите, пожалуйста, что конкретно вы для этого делаете? Вы открываете где-то филиалы?

В. Пугач: Здесь два магистральных направления развития. Первое – это вернуться на рынки образования услуг стран СНГ. Здесь очень много убивается зайцев, очень полезных, начиная от того, что расширяется русский мир, потому что студенты из традиционных СНГшных, стран бывшего советского союза, приезжают сюда и, обучаясь, изучают язык, изучают нашу культуру, становятся агентами влияния России в своих странах. Возвращаясь, они формируют элиту так, как это было всегда при советском союзе, когда мы обучали студентов стран Азии, Африки, Латинской Америки. И сейчас элиты, руководства, иногда и президенты, премьер-министры целого ряда государств – это наши выпускники либо московских гражданских вузов, либо региональных или военных академий, соответственно, с ними гораздо проще вести диалог сейчас, они достаточно лояльно относятся к нашей стране. Второе направление – это продвижение в страны дальнего зарубежья. Это сейчас делать несколько сложнее. Мы участвуем в международных образовательных выставках и презентуем свои услуги. Там есть такая сложность: если речь идет о студентах из Индии, Китая, Тихоокеанского региона, они хотят учиться чаще всего, если это не лингвисты, по инженерным направлениям, то им необходимо обучение на английском языке, что уже гораздо сложнее. Мы сейчас проводим определенную работу, связанную с языковой подготовкой наших преподавателей, чтобы они могли спокойно читать свои лекции на английском языке. Несколько образовательных программ уже подготовили к тому, что полностью вся программа с первого по последний курс читается на английском языке. Это делает обучение у нас более привлекательным. Здесь возникают вопросы логистики, транспортной доступности Кирова, поэтому мы очень хотели бы, чтобы в нашем городе аэропорт стал международным, чтобы можно было прилетать в Киров из других стран, минуя пересадки в Москве.

Ю. Афанасьева: Сколько сейчас иностранных студентов учится в Политехе?

В. Пугач: Сейчас более 40 человек.

Ю. Афанасьева: А если сравнивать, например, с прошлым годом этот показатель?

В. Пугач: На момент моего прихода было около 18 человек – это страны Африки, это Средняя Азия, Иран, Сирия.

Ю. Афанасьева: Ожидаете ли вы поток студентов из теперь уже российского Крыма?

В. Пугач: Ожидаем. Мало того, министерство образования и науки несколько недель назад направило запросы во все государственные вузы с вопросом, какое количество крымских студентов и по каким направлениям мы готовы взять. На это количество студентов нам обещали увеличить количество бюджетных мест. Но оговорка была, что обязательно нужно предоставить общежитие. Так как в нашем университете из года в год растет количество контингента, мы, несмотря на демографическую яму, не уменьшаемся, в отличие от наших партнеров, конкурентов, а увеличиваемся по численности. У нас этот вопрос очень напряженный, поэтому в этом году мы обозначили цифру: человек 100 мы готовы принять. На следующий год мы готовы принять 400 студентов из Крыма. Хотя, глядя на нашу запоздалую весну, я не знаю таких крымских ребят, которые согласятся променять свою солнечную землю на нашу холодную Вятку, но будем гарантировать высокий уровень и качество подготовки, тем более что в Крыму с высшим образованием было не очень хорошо. Мы знаем новость, что принято решение в Симферополе создать еще один федеральный университет. Там будут большие федеральные вливания. Лет через 5-7 все будет гораздо лучше, чем сейчас. Кроме того, если уж говорить о крымской теме. По итогам визита делегации Кировской области во главе с губернатором. Никита Юрьевич Белых прямо из Крыма позвонил мне и рассказал, что сейчас проводит встречу с мэром Феодосии, и там очень заинтересованы в открытии филиала ВятГУ, когда посмотрели перечень наших специальностей, направлений подготовки, заинтересовались. Мы планируем после майских праздников туда съездить на разведку и посмотреть на место. Они предлагают всяческие условия, содействие, выделение соответствующего помещения, ресурсы. Если это подтвердится, и я увижу искреннее желание открытия филиала, то мы воспользуемся этой возможностью.

Ю. Афанасьева: Дошла до моих ушей информация. Хочу адресоваться к вам, как к первому лицу: слух это или не слух? Якобы Политех открывает филиал в Черногории.

В. Пугач: Да, ведется работа по изучению «откуда ноги растут». Многие были в Черногории, страна дружественная и близкая нам по многим причинам: православная, славянская, идеологически близка, поддерживающая России в нынешней вакханалии, всегда очень лояльная к нам. По-прежнему, услышав русскую речь, сербы и черногорцы, я считаю, что это один народ, всегда улыбается, всегда приветливы и называют нас «братушками». Мы близки. Во-вторых, в силу того, что в Черногории и в Сербии в отношении россиян введен безвизовый режим, за последние 10 лет очень много русских купили недвижимость, отправили свои семьи или детей, родственников жить. Там вырастает целое поколение русских детей, школьников, молодежи, которые ходят в местные школы, и встает вопрос: а где им дальше учиться? Предложить им сейчас возможность учиться в филиале российского регионального хорошего вуза – почему бы нет? Мы сейчас собираем информацию, уже есть несколько хороших инициатив оттуда. Меня смущают как руководителя экономические расчёты. Как только я пойму, что бизнес-план открытия такого филиала будет себя окупать, будет иметь положительное сальдо, мы перейдем к практическим действиям. Мы нарабатываем определённую информацию, потому что возникает целый ряд технических вопросов, связанных с помещением, с преподавательским составом, потому что в таком вахтовом режиме не очень удобно будет организовывать качественный учебный процесс. Там есть несколько частных негосударственных филиалов российский вузов. По моему ощущению, они не дотягивают до того уровня, который необходим. Если за это браться, то надо сделать хорошо и качественно, чтобы не дискредитировать свой вуз и страну.

Ю. Афанасьева: Ну и, наверное, чтобы это было бизнесом, а не благотворительным проектом.

В. Пугач: Это должно приносить университету хотя бы нулевую рентабельность, но точно не минус.

Ю. Афанасьева: Если возвращаться к статье «Ведомостей», эксперты там анализировали расходы государства на образование. Получалось, что с 2004 года доля расходов в бюджете не менялась. Сколько это было в абсолютных величинах, я не помню, но доля одна и та же. Они приходят к выводу, что этого мало. Как при не растущих расходах государства на высшее образование оставить его качественным? Сами на себя зарабатываете?

В. Пугач: Безусловно, 3-4% в зависимости от лет – это недостаточно для того, чтобы выйти в мировые лидеры. Этот процент нужно повышать, потому что по уровню зарплат, по финансированию науки и высшей школы, в абсолютных цифрах мы не дотягиваем до мировых лидеров и Китай нас обгоняет очень серьезно, и европейские страны. Мы рассчитываем, что эта цифра будет увеличиваться. Другой вопрос, что, по моему мнению, режим антикризисного управления, который в стране происходит с начала двухтысячных лет, с момента прихода президента Путина, все еще продолжается. Я прекрасно понимаю президента и правительство России, что в любой отрасли, на которую не посмотри – транспорт, промышленность, сельское хозяйство, медицина, образование – везде колоссальная дыра, провал, который сформировался в 90е годы. Поэтому требовать сейчас от государства немедленного увеличения финансирования достаточно сложно. Тем более в условиях враждебного внешнего окружения. За последние несколько лет оборонные статьи увеличились. Это происходит, потому что необходимо перевооружение, модернизация нашей армии. Без этого мы понимаем, что при таком отношении запада к России мы можем не то, чтобы без образования, можем остаться без всего, потерять суверенитет, политическую и экономическую самостоятельность нашей страны. В принципе, мы не должны забывать, что процент остался одним и тем же, но бюджет России за последние 15 лет увеличился многократно. Значит, в абсолютных цифрах суммы финансирования выросли. Я могу сказать, что финансирование на примере нашего университета из года в год растет. Понятно, что нам не хватает, нам бы хотелось гораздо больше. Мы нашли бы те приоритеты: можно было бы еще больше вложиться в ремонт зданий, в закупку нового оборудования, в модернизацию образовательной сети, в увеличение заработных плат, что позволило бы привлекать лучших специалистов не только из нашей области, а страны, привлекать иностранных преподавателей, что мы сейчас и делаем, но мы ограничены определенными ресурсами.

Ю. Афанасьева: Насколько я понимаю, вы вынуждены сами на себя зарабатывать?

В. Пугач: Да.

Ю. Афанасьева: Кроме предоставления платных образовательных услуг, как вы можете это делать?

В. Пугач: Из года в год растет количество средств, которые университет получает от выполнения от различных научных, исследовательских, опытных, конструкторских, различных хозяйственных договоров интеллектуального направления. Буквально сейчас, направляясь к вам, я подписал очередную пачку договоров с крупнейшими предприятиями нашего города на оказания такого рода услуг. Я считаю, что эти суммы должны расти в разы. По мере того, как будет расти экономика, как будут открываться и модернизироваться существующие промышленные предприятия, у них в любом случае будут возникать потребности в выполнении тех или иных работ. У нас министерства всяческие это приветствуют. Мы сейчас имеем право оказывать более ста видов различных направлений деятельности, которая прописана в уставе: и производство, и торговля, и услуги, и всяческие виды работы. Другой вопрос, что нужно подходить к этим возможностям и свободам с умом, чтобы не превращаться в торговый центр. Я в этом вижу цель какую: мы ежегодно открываем большое количество (7-10) малых инновационных предприятий. Как правило, это наши преподаватели, либо студенты выпускники. Университет выступает для того, чтобы они получили такой статус и соответствующие определенные льготы, соучредителем таких малых предприятий. Мы даем свое имя, свой бренд: агентство экспертиз ВятГУ, агентство исследований ВятГУ. Задача поставлена - всем факультетам двигаться в эту сторону. Не все, но многие из них развиваются достаточно успешно. Мы потихоньку начинаем от них получать дивидендный доход. Пока не сильно влияет на бюджет. Во всем мире это происходит, когда университеты от государства получают. На примере Генуэзского Университета, у которого государственное финансирование около 400 миллионов евро в год, плюс они столько же еще зарабатывают сами. Не только образовательными услугами, но и ими в том числе.

Ю. Афанасьева: Раз вы заговорили об исследованиях, спрошу вас об этом. Осенью 2013 года в этой студии в программе «Дневной разворот» был начальник отдела транспорта администрации города Кирова Олег Чичибабин. Разговор тогда шел о тарифах на стоимость проезда в общественном транспорте. И он говорил следующее: «Сейчас мы проводим исследование с привлечением наших кировских вузов, оно должно дать результаты, которые ни у кого не вызовут сомнений, которые мы сможем использовать в расчетах, в том числе и в региональной службе по тарифам». Обращались ли конкретно в Политех?

В. Пугач: Честно говоря, я не помню такого обращения. Может быть, было обращение напрямую на факультет соответствующий, но ждать от города каких-то серьезных денежных средств… Если бы было такое обращение, то мы бы эту работу выполнили и без денег. Это хорошая практика. Сейчас у нас как раз с Чичибабиным идет совместная работа: они обратились на факультет автоматизации машиностроения на кафедру дизайна с просьбой разработать дизайн автобусных и троллейбусных остановок на театральной площади. Тем более мы здесь находимся, театральная площадь имеет свое художественное лицо: фонтан, есть красивая оградка. Мы посмотрели те эскизы, которые городские чиновники набросали. Конечно же, они не очень эстетично выглядят. Мы, как только увидели это, мы сказали, что нам не нужны никакие деньги, мы сделаем эту работу сами и будет очень красиво. Потенциал для роста оказания всяческих платных и бесплатных услуг для органов власти и местного самоуправления еще очень высок, и чиновников надо приучать. Я своих коллег на наших совещаниях прошу максимально лояльно, комфортно, дружески реагировать на различные просьбы, самим выходить с инициативами. Потихоньку эта практика нарабатывается.

Ю. Афанасьева: Дорожной отраслью не хотите заняться?

В. Пугач: Опять же у нас есть соответствующий факультет и кафедра строительных и дорожных работ. Если будут какие-то на эту тему запросы, предложения и заказы, мы с удовольствием будем за это браться.

Ю. Афанасьева: Я объясню, почему я спросила. Есть такая дорожная программа администрации города Кирова до 2020 года. Эксперты не усмотрели в ней научной составляющей. Об этом писали наши коллеги из «Бизнес Новостей» недели 2 назад. Валентин Николаевич, я думаю, что также вы читали новости по поводу реформы местного самоуправления и отмены прямых выборов мэра. Я предлагаю с этого начать вторую часть нашей программы. Мы должны сейчас прерваться. Я напомню, это «Особое мнение» ректора ВятГУ Валентина Пугача. Мы уходим на рекламу и очень скоро вернемся.

РЕКЛАМА

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию. Я напомню, это «Особое мнение» ректора ВятГУ Валентина Пугача. Мы сейчас обсуждали дорожную отрасль, пришли к выводу, что нужен общественный контроль в этой сфере. А я, как и обещала, хотела бы вторую часть программы начать с отмены прямых выборов мэра. Валентин Николаевич, у вас какие эмоции по этому поводу?

В. Пугач: Двойственные, потому что с одной стороны есть негативный опыт наличия таких прямых выборов, и назначения чиновников.

Ю. Афанасьева: В чем негативный опыт наличия прямых выборов?

В. Пугач: Бытность моей работы в администрации президента главным федеральным инспектором я насмотрелся на различного рода начальников, которые пришли в результате прямых выборов. Это люди, которые, буду называть своими именами, на волне популизма, абсолютно ничем не подкрепленных обещаний, пришли во власть путем демагогии и популизма, не обладая никакими профессиональными навыками, знаниями в администрировании, в бюджетных процессах и т.д. Эти люди только навредили своим избирателям своей непрофессиональной работой. К сожалению, избирателям очень сложно определить – человек искренний и правду говорит о том, что он собирается делать, или это пустые слова. Эта волна популизма, которая захлестнула страну в те же 90е годы, ни к чему хорошему не привела, с одной стороны. С другой стороны, назначение в том виде, как оно проводилось и проходит сейчас, имеет тоже негативный опыт, потому что при назначении вышестоящие руководители или органы, принимающие решения, не всегда, мягко говоря, руководствуются профессиональными качествами своих назначенцев. Опять же это приводит к тому, что приходят не всегда квалифицированные, компетентные управленцы. Поэтому можно использовать и тот, и другой метод прихода во власть руководителей на муниципальном и региональном уровне, но только если будет создан механизм адекватной оценки тех программ, с которыми эти руководители идут на выборы или назначение. К сожалению, это пока не происходит.

Ю. Афанасьева: Я хотела бы привести в пример Петрозаводск. Там может быть происходит не совсем так, как вы сказали, но тем не менее. Женщина-мэр, которая еженедельно отчитывается о проделанной работе, которая открыла доступ на планерки городской администрации для всех желающих.

В. Пугач: Эта женщина, обладая теми личностными и профессиональными навыками, качествами, которые демонстрирует, она их демонстрировала бы при любой форме своего прихода в руководство города. Или ее бы назначили, или она избиралась сама. Если у человека есть четкое понимание, как должен работать муниципальный руководитель, что ждет от него население, как правильно выстроить свою работу, то она в любом случае так бы и работала. А если придет, извините за выражение, какой-то мухомор, хоть на выборах, хоть его назначат, если он не понимает, не может и не умеет работать, то, как его не назначай, несут ответственность те, кто принимал решение: избиратели или вышестоящие органы, которые принимали кадровое решение в отношении конкретного руководителя. Отдельная тема – у нас нет хорошей, качественной системы обучения управленцев такого уровня. У нас нигде не учат, как быть мэром, главой сельского поселения. Явно нет программ повышения квалификации. Кстати, университеты, и наш в том числе, имеют целый букет образовательных программ…

Ю. Афанасьева: Есть же президентская программа.

В. Пугач: У нас ни одного выпускника президентской программы не назначили руководителем какого-либо муниципального образования. А кстати, очень зря, потому что ребята очень толковые, успешные, умеют и знания отличные, и практический опыт. Это управленцы ХХI века. Мы гордимся нашими выпускниками президентской программы. Но, к сожалению, пока региональные власти не используют этот ресурс.

Ю. Афанасьева: У нас с вами осталось буквально 5 минут до конца эфира. Хотела бы с вами обсудить тему ЕГЭ, потому что она животрепещущая. Переформатировать ЕГЭ с 2015 года. Из заданий планируют изъять блок А. Это блок тестовых заданий, где нужно выбрать из списка перечисленных один правильный вариант ответа. В задании по гуманитарным предметам собираются добавить устную часть. Вы, как ректор, который будет принимать студентов по результатам ЕГЭ, как относитесь к этим нововведениям?

В. Пугач: ЕГЭ в нынешнем виде необходимо точно менять, развивать и модернизировать. Безусловно, те изменения, о которых вы говорите, превращает ЕГЭ в те традиционные экзамены, которые сдавали выпускники школ до введения этого экзамена. За что ЕГЭ и критиковали: там эти тесты, можно угадать… Министерство образования реагирует наконец-то на критику и потихоньку ЕГЭ становится более содержательным, глубоким. Наверное, это хорошо.

Ю. Афанасьева: Если взять деревню в Кировской области и гимназию в городе Москва. Мы понимаем, что устный экзамен в сельской местности и устный экзамен в продвинутой школе столицы – это две большие разницы. А вы должны будете принять выпускника оттуда и оттуда, если они приедут к вам с высокими баллами.

В. Пугач: Вы приводите сейчас аргументы в пользу ЕГЭ. А есть люди, которые всегда критиковали ЕГЭ по поводу того, что там нет субъективной, но при этом содержательной составляющей, которая бы позволяла гораздо глубже, дифференцированно оценивать знания выпускников школ. Вы затронули такую серьезную тему, по поводу которой сломано и будет сломано очень много копий. Споры у специалистов и экспертов будут очень долго вестись. Но при этом мировая практика говорит о том, что универсальные тестовые задания – единый экзамен на всем образовательном пространстве страны – это тренд и путь, по которому идут все страны мира.

Ю. Афанасьева: Вы рады, что ЕГЭ видоизменяется?

В. Пугач: Да. Его качество повышается.

Ю. Афанасьева: Вы не считаете, что эти изменения в ЕГЭ говорят о том, что идея с этим единым гос. экзаменом провалилась, потому что мы возвращаемся к старой системе?

В. Пугач: Не думаю, что она провалилась, но были выявлены проблемы, недостатки этой системы, и сейчас таким не революционным, а эволюционным путем министерство образования и науки пытается нащупать более удачную форму. Это лучше, чем ничего не делать. ЕГЭ критиковали за определенные недостатки, при этом оценивая плюсы. Например, борьбу с коррупцией. Если смотреть эту составляющую, то здесь я могу следующее сказать: коррупция от введения ЕГЭ в вузах привела к очень серьезному результату. Если раньше приемные комиссии в вузах были очень опасными местами, где был очень велик соблазн для членов комиссии поступиться своими принципами ради корыстных целей, то сейчас настолько жесткий контроль со стороны обрнадзора, прокуратуры, надзорных органов, что вузы не имеют никакую возможность совершать какие-то манипуляции, ну если не совсем какие-то беспредельщики, которых уже уволили или посадили. Процедура приема по ЕГЭ в вузы очень прозрачная. Приходит абитуриент, показывает свои баллы, вуз их открыто публикует ежедневно эти данные. Кто набрал достаточно баллов – тот проходит, кто не набрал – тот нет. От вуза уже ничего не зависит. Другой вопрос – сейчас эта коррупционная субъективная составляющая, возможно, переместилась на уровень школ. В этой связи я последовательно выступаю за то, что при сдачах ЕГЭ учителя и школы, которые готовили этих выпускников, были немножко отделены от процесса принятия этого ЕГЭ.

Ю. Афанасьева: То есть сдавать экзамен в чужой школе?

В. Пугач: В чужой школе. Как в Китае. Там вообще армия экзамен и ЕГЭ принимает. Приезжает офицер, солдаты, оцепляют эту школу, раздают задания из опечатанного портфеля. Школьники сдают эти задания, потом офицер их собирает и увозит на пункт приема.

Ю. Афанасьева: Так и хочется сказать: шаг вправо, шаг влево – расстрел на месте. Валентин Николаевич, у нас, к сожалению, закончилось с вами время. Я благодарю вас за эфир. Это было «Особое мнение» ректора Вятского Государственного Университета Валентина Пугача. Спасибо большое за эфир!

В. Пугач: Спасибо за интересные вопросы, до свидания!

Ю. Афанасьева: До свидания!



Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта