Азиз Агаев, директор АКК "Бизнес-информ"

Видео 14:34, 30 марта 2018 279 0

"Особое мнение" от 14.04.14

Азиз Агаев:
"Как-то один привозной политик из Москвы заявил: я не вижу в Кировской области элиту. Многие тогда возмутились, но никто не встал и не сказал: как это?! Вот элита! Как-то я на дискуссионном клубе сказал слово «трусливый», и меня Сухотерин поправил: будем говорить не «трусливый», а «чрезмерно осторожный». Так вот чрезмерно осторожный - это сегодня, похоже, качество местной элиты..."


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Азиз Агаев

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Свое особое мнение сегодня будет выражать Азиз Агаев, директор аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ». Здравствуйте, Азиз Алиевич.

А. Агаев: Здравствуйте, всем большой привет. Вчера у нас в деревне на лужайке наконец-то зазеленела трава.

С. Занько: О, вам повезло. Мы с Володей в каждом «Дневном развороте» чуть ли не букмекерскую контору организовали — спорим, что будет с погодой. К сожалению, пока с ней не все хорошо, но то, что у вас зазеленела трава — надеюсь, не запрещенная, все в порядке.

А. Агаев: Нет, все хорошо.

С. Занько: На сайте есть для вас вопрос, я его сейчас озвучу, и поясню, потому что у меня был похожий вопрос, немножечко информации для слушателей дам. Кирилл спрашивает: «Что вы думаете про рейтинг губернаторов?» Один из последних рейтингов был опубликован на прошлой неделе. Фонд гражданского общества опубликовал второй рейтинг губернаторов. Никита Белых улучшил свои позиции на четыре строчки. Как вы к рейтингу губернатора относитесь?

А. Агаев: Как к некоему измерительную аппарату, отношусь совершенно спокойно. Отражает ли этот измерительный аппарат действительное положение вещей — я бы так задумался, что на самом деле этот рейтинг отражает, и уже давал бы оценку ему. Тот рейтинг, о котором вы говорите, вряд ли полностью отражает происходящие процессы на территории Кировской области, какие-то события берет, придает им коэффициенты, умножает это и получает некую математическую модель. Человек, который сидит в Кировской области, когда ему говорят, что эффективность его губернатора возросла, он, наверное, может испытывать разные чувства. Кто-то посмеется, кто-то скептически пожмет плечами...

С. Занько: Кто-то порадуется — такое ведь тоже возможно.

А. Агаев: Конечно, тот, кто готовится к выборам губернатора, и его команда порадуется, что их кандидат сегодня вырос на несколько пунктов. На самом деле, относиться к этим результатам надо критически, с учетом реального положения дел на местах. То есть, если вы человек, у которого мыслительный аппарат развит, вы его часто используете, то все эти рейтинги дают только дополнительную пищу для конкретного человека, для размышления.

С. Занько: Я думала, вы скажете, что это пища только для СМИ, больше ни для кого.

А. Агаев: Любой, кто заинтересован в развитии своей области, города, любой, у кого душа болит, любой человек, который размышляет, как улучшить ситуацию там, где он живет, он к любой информации такого рода относиться совершенно, как минимум, серьезно.

С. Занько: Пока мы не видим никаких новых заявлений о выдвижении кандидатов на пост губернатора на грядущие выборы. Сколько мы не пытали, особенно моя коллега Юлия Афанасьева пыталась в эфире «Особого мнения» допытываться у различного рода партийцев — никто не признается, кого выдвинут, а ведь уже избирательная кампания не за горами.

А. Агаев: Мы с вами, по-моему, уже не первый раз возвращаемся к этой теме. Смотрите, какая складывается ситуация. Я провожу собственные опросы среди бизнесменов. Опросы — это условно, потому что я многих из них знаю, и это просто идет личная беседа, когда ты встречаешься с кем-нибудь и задаешь вопросы. Первое, что приходит людям на ум — Белых Президент поставил врио губернатора. Как мы можем идти против мнения Президента? Это первое, что люди отвечают. Когда пытаешься им сказать, что он поставил потому, что в период между окончанием срока Никиты Юрьевича и выбором нового губернатора кто-то должен управлять областью. На самом деле, любой человек, который знает, что значит управление, он понимает, что поставить кого-то со стороны, нового человека на этот период, но вряд ли может быть избран, это было бы безумством со стороны управленца. Резон Президента был прежде всего в том, что он оставляет управлять человека — если он не увидел другого в структуре управления, мы все не видим на сегодняшний день в структуре правительства области человека, который может занять даже пост врио губернатора. Я думаю, что самые главные соображения были такие: в этот период надо же работать, и среди всех, кто есть сегодня в этом здании, наверное, Никита Юрьевич — самый лучший кандидат, чтобы в этот период управлять Кировской областью. С этой точки зрения все понятно. Расширять, экстраполировать это доверие на дальнейшие сроки, с моей точки зрения, было бы совершенно неправильно. То, что сегодня Никита Юрьевич продолжает управлять областью в тот период, когда у него закончился срок губернаторства, и до установленного законом сроков выборов, хотя сам этот срок с точки зрения конституционной законности вызывает большие сомнения, потому что Президент на полгода назначил человека, которого мы не выбирали. Насколько это правильно? Почему нельзя было подготовить и выбрать — потому что законом установлено 9 сентября. Мы с вами знаем, Конституция говорит, что права людей могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо для безопасности и так далее. Так вот, эта ситуация, что мы типа экономим деньги, не проводя выборы сейчас, а проводя их в сентябре, не отвечает критериям, которые бы запрещали такие действия предпринимать, лишать нас права выбирать сразу после того, как заканчивается срок полномочий губернатора.

С. Занько: Как же, у нас есть единый день голосования в стране.

А. Агаев: А зачем нашей области единый день голосования? Я думаю, что это вряд ли связано с экономией денег, скорее всего, это связано с тем, что когда на всей территории страны будут проводиться выборы, можно больше сконцентрировать в правящей партии всевозможные ресурсы, по центральному телевидению и так далее больше по мозгам «ударять». Это не имеет ничего общего с целесообразностью и с правом, с моей точки зрения.

С. Занько: Вы не ответили на мой вопрос, почему мы не видим других кандидатов.

А. Агаев: Продолжаю, да. Многие из людей, которые были бы достойны стать губернатором, сегодня не рассматривают себя в качестве человека, который начал бы управлять. По каким причинам? У некоторых нет желания подняться на этот уровень. Это скорее связано с тем, что у них еще не созрело желание самоотверженно посвятить себя развитию Кировской области. Второе — есть люди, которые считают, что политика — дело грязное, и встав на эту должность, ты должен будешь подчиняться правилам системы, а система требует, чтобы где-то были «откаты», кому-то надо заплатить, кому-то оказать встречные услуги, и они не хотят с этим связываться. Третьи слишком осторожны. В итоге получается, что выдвигаются люди, управленческий опыт которых вызывает у меня огромное сомнение. Я вижу, что если мы изберем кого-то из них, мы не получим импульс для развития области.

С. Занько: Получается, с одной стороны — хозяйственники, тех, кого многие зазывают, а они не готовы, не хотят, не вызывают энтузиазма, боятся быть сломанными системой. Получается, что остаются политики, которые давно уже не хозяйственники, да и даже среди этих политиков мы не видим даже заявлений о выдвижении.

А. Агаев: Почему? Потому что политик тоже боится. Сегодня он политик — видите, что у нас делается, кажется, что Заксобранию надо уже о самороспуске заявлять, потому что то, что происходит с депутатами Заксобрания, действительно, где-то я читал, что пора открывать филиал Заксобрания — говорит о том, что в большинстве своем бывают нечистоплотные политики. Они боятся, что если вдруг они «подадут голос» свой, то не найдется ли где-то в загашнике дело, уже готово было досье на них, и не приведет ли это к тому, что и но и будут вынуждены работать в «филиале»...

С. Занько: Те, кто сидят в СИЗО — они хозяйственники как раз, а не чистой воды политики. Хорошо, я конкретизирую — даже в последнее время вот Сергея Павлиновича Мамаева яркой риторики не слышно, хотя, может, уже пора.

А. Агаев: А что, ему все время кричать, что он хочет быть губернатором? Он периодически выступает, говорит. Я помню последние его высказывания на вопрос о том, почему Роман Антонов раз в месяц ездит в США. Хороший вопрос, очень хороший, если вообще есть такие факты, что он раз в месяц ездит туда. Что ему кричать? Он уже заявил, что он готов и видит себя. Мы его считаем, считаем и представителя ЛДПР, что он заявил.

С. Занько: Доронин сказал, что если поручат, то он пойдет.

А. Агаев: Да, отмазка такая — поручат, так пойду. Ситуация в области требует, чтобы пришел человек, знающий, что такое социально-экономическая система и как ею управлять.

С. Занько: Вот вы говорите — выборы, выборы, люди должна сами определиться. Так среди кого выбирать, если первый боится, второй не заявляет, третий кого-то ждет?

А. Агаев: Я помню, что один привозной политик из Москвы заявил, что он не видит в Кировской области элиту. Многие тогда возмутились, в основном на кухне, но никто не встал и не сказал, что вот она, элита. На каком-то клубе, по-моему, 7 ноября, я сказал слово «трусливый», и меня Сухотерин поправил: «Будем говорить не «трусливый», а чрезмерно осторожный». Так вот, чрезмерно осторожный — это, похоже, сегодня качество современной элиты. Я говорю, что руководить областью должен «сын» этой области, потому что он скорее всего готов и может себя посвятить самоотверженно этой области. Это должен быть человек, который родился здесь, закончил школу здесь, лечился в этих больницах, знает этих докторов, которого учили музыке, математике, истории, русскому языку здесь — понимаете, о чем я говорю. Я вижу этих «сынов», но большинство из них чрезмерно осторожны. Посмотрим. Я не оставляю своих попыток разговорить этих людей. Может быть, кто-то еще этим занимается. В конце концов, есть закон диалектики — количественное изменение переходит в качественное.

С. Занько: Пока мы количественных изменений среди кандидатов не видим, к сожалению. Перейдем к вопросам культуры, причем уже не региональной — не буду вас терзать на тему выставки «Ниже Нижнего». Следующая информация очень давнишняя, от 8 числа. Министерство культуры уволило экспертов по современной драматургии. Как написали на своих страницах в Фейсбуке входившие в состав экспертного совета Минкульта по современной драматургии театроведы, театральные критики ведущих российских театров, они узнали о своем увольнении из состава экспертного совета, в котором проработали последние года, 7 апреля, и там много кто был выведен, приведены фамилии. Также пишут о профессионализме этих людей, в котором сомневаться не приходится, и кто хочет, может зайти на эту новость и увидеть огромные списки, но к этой новости еще одну присовокуплю — это новость от 10 апреля. Опубликовали полный текст документа, направленного в администрацию Президента, тоже Минкульт пишет, что готов проект программы основ государственной культурной политики, на базе которого будет подготовлен сам проект, создана рабочая группа. Идея — сформировать основы культурной политики России. Она возникла в 2013 году. Составили документов — несколько десятков человек, кинорежиссеры, общественные деятели, народные артисты. Ключевые понятия проекта — единый культурный цивилизационный код, цивилизационный принцип, мультикультурализм, толерантность и другие. Два параллельно идущих события — увольняются люди, которые десятилетиями проработали в сфере культуры, имеют огромный послужной список и вероятно до этого времени считались экспертами, вполне устраивая тот же Минкульт, с другой стороны — готовится документ об основах государственной культурной политики, согласно ему, вероятно, эти люди уже не устраивают культурную политику, которую формирует Минкульт, потому что, видимо, не соответствуют этим понятиям — единый культурный цивилизационный код, они, видимо, его не пропагандируют. Что такое происходит?

А. Агаев: Одним предложением будет ответить сложно, давайте поразмышляем. С одной стороны, ничего страшного не происходит. Ну сидели люди сколько-то лет, были экспертами, сейчас провели некую ротацию, появились новые люди. Если так рассматривать — что особенного произошло? Ничего не произошло. Давайте рассмотрим с другой стороны. От того, что они перестали быть экспертами этого органа, от этого авторитет этих людей стало меньше? Я уверен, что нет. Для кого они были авторитетом, они им и остались. Более того, если они ушли из официального экспертного органа, наверное, их авторитет будет еще выше.

С. Занько: В узких кругах?

А. Агаев: Что значит в узких кругах? Если они эксперты в этой области, их знают люди, которые в этой области работают, они в этом области и останутся авторитетами.

С. Занько: Я и говорю, что в узких кругах, потому что Минкульт все-таки транслирует участников этих комитетов как экспертов на всю страну как минимум, а то и дальше.

А. Агаев: Да. Еще раз говорю — если эти люди являются авторитетами, они авторитетами и будут оставаться для всех. Я думаю, что если эти люди приедут в Киров, то наверное деятели культуры Кирова соберутся на встречи с этими людьми.

С. Занько: А Министерство культуры не рекомендует. Оно говорит, что это уже не эксперты, они не входят в наш совет. Там будут другие деятели.

А. Агаев: А мы не будем с ними по линии Министерства культуры встречаться.

С. Занько: Это вы не будете, а Департамент культуры станет.

А. Агаев: Что будет Департамент культуры делать, если мы организуем такую встречу? Не даст нам зал? Или что? Я плохо соображаю.

С. Занько: Азиз Алиевич, вы сами на себя будете транслировать, а на массы населения будут транслировать уже другие люди.

А. Агаев: Потом будут транслировать на массы населения. Это один момент. Второй — мы с вами уже говорили, что только безумец убирает людей, его критикующих, из общественных советов и так далее, потому что из уст этих людей, если мы можем оговориться, что эти люди действительно любят то, чем занимаются, любят свою страну, у них серьезный послужной список — только эти люди могут давать дельные советы, потому что они будут тебя критиковать c профессиональной точки зрения. То, что убираются люди авторитетные — это неправильно. Что их убирать, пока мы не знаем по большому счету четко цель того, что мы собираемся воспитывать. Культура сейчас как средство воспитания рассматривается. Если мы начали с Министерства культуры, а не с Министерства образования, если мы не начали с того, чтобы понять, что мы хотим в детях воспитывать, начиная с детского сада, со школы и так далее, то хорошо — человек достиг 18-летнего возраста, заинтересовался культурой, его начали перевоспитывать. Если у нас сегодня все общество было сориентировано, начиная с 1990-х годов, что основная ценность — это деньги, и чем больше у тебя денег, тем больше авторитета, если сегодня в школах это детям транслируется другими детьми — кто круче, составляем список, у кого «iPhone 5» — тот первый, у кого «iPhone 4» — тот второй. По большому счету, я не вижу, выполняют люди, показывают, что они осуществляют какую-то деятельность. Если это деятельность по формированию личности не будет комплексной...

С. Занько: Это все хорошо, я вас возвращаю к документу об основах государственной культурной политики. Еще раз повторю те термины, которые там наиболее активно применяют: единый культурный цивилизационный код, цивилизационный принцип, мультикультурализм и толерантность. Один из авторов документа, член Общественной палаты РФ Петр Толстой считает, что два вида толерантности: нормальная и чуждая русской культуре. Дальше цитируют его «Известия»: «В нашей стране всегда было уважительное отношение к людям других культур. Есть западная толерантность — практически медицинский термин. Я думаю, что все понимают, что невозможно не критично относиться ко всем явлениям культуры, что нас окружают». Такая антизападная позиция прослеживается понятно в связи с какими событиями, и в культуре, и в документе она будет заложена.

А. Агаев: Светлана, я вас, может быть, огорчу — я не антизападник, но многое из того, что пропагандируется как толерантность, тоже не очень сильно воспринимаю, хотя я вижу некие ошибки, которые, может, на эмоциональной фоне Толстым были сказаны. Это похоже на психологическую формулу: есть два мнения — мое и чужое, ошибочное. Хочу сказать, что когда нам говорят, что есть русская и западная, мы должны сказать, что западная культура само по себе неоднородна. То, что имеет в виду Толстой — пожалуйста, пусть он откроет Интернет и посмотрит, что в Штутгарте прошла демонстрация коренных немцев за классическую семью. Эти люди вышли с плакатами: «Мы не боимся и не ненавидим. Мы так думаем». Вышел отец 7 детей, вышел доктор психологии, еще кто-то. Нельзя говорить, что есть «такая и такая». В любом обществе, каким бы оно ни было, мы не можем говорить что в нем вся культура вот такая.

С. Занько: То есть, это неправильно — делить на свою, национальную и всю остальную?

А. Агаев: Своя национальная культура — это часть мировой культуры. Если мы сегодня в России говорим о ведущей роли русской культуры, извините, на Западе тоже восхищаются и говорят об огромном влиянии русской культуры, по крайней мере, те, с кем я встречался, разговаривал, все читают и продолжают читать Толстого, Достоевского, и никто им не говорит, что они не на правильном пути.

С. Занько: Да, но все-таки пришло время перерабатывать основы государственной культурной политики?

А. Агаев: Да, но не поэтому, а потому, что с точки зрения ценностей в нашей стране развивались и продолжают развиваться другие ценности — деньги, это отголоски 1990-х, и очень большое количество качеств, которые делают человека более приспособленным — чрезмерная осторожность, лизоблюдство и так далее. Что тебе будет, если ты один раз «лизнешь»? Не умрешь ведь от этого. Но где после этого твое достоинство... Если человек тебя критикует, он твой враг, ты должен его уничтожить — вот какие ценности пошли, и с этим надо что-то делать. Что в основу положить? Надо писать об этом.

С. Занько: Нужно изучить досконально этот документ и мы увидим, что будет положено в основу нашей культурной политики.

А. Агаев: Я его изучил. Этот документ требует очень серьезной доработки. Этот документ должен быть частью какой-то концепции по развитию личности в Российской Федерации. Основные ценности в сознании русского человека должны быть совершенно другие.

С. Занько: Сейчас мы прервемся на короткую рекламу. Напоминаю, что это «Особое мнение» Азиза Агаева. Через две минуты снова встретимся.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Мой гость Азиз Агаев выражает сегодня свое собственное мнение. Перейдем снова к кировской тематике, хотя кажется, что она повсеместная. «Компании-заговорщики» — так называется материал в «Бизнес-новостях». Прокуратура Самарской области подозревает три тольяттинские фирмы в картельном сговоре на аукционе в Кировской области. Это Генпрокуратура России сообщает. Участвовали в аукционе на установку дорожных знаков. Вопрос, отсюда вытекающий: картельные сговоры и аукционы — постоянно возникают такие проблемы, что ни аукцион, то картельный сговор. Существуют ли реальные механизмы в электронных торгах, чтобы избежать подобных ситуаций?

А. Агаев: Суть в том, что какие бы мы не придумывали правила, законы, всегда находятся умники, которые придумывают способы их обойти. В электронных торгах я тоже сталкивался с ситуацией, когда люди в них участвовали, присылали свои предложения, и вдруг оказывалось, что их предложения не доходили. По этому поводу мы первый раз разговаривали, когда Набиуллина сюда приезжала — 3-4 года назад, когда она была министром и отвечала на эти вопросы. Понятно, часто эти сбои необъективны. Они происходят не потому, что система не сработала, а потому, что кто-то с кем-то договорился, чтобы эти предложения не поступали. Это еще хуже, чем картельный сговор, потому что когда трое договорились — это ладно, можно всегда найти того, кто сведения сдаст и их привлечь к ответственности. Какие механизмы? При всех вариантах главным является то, что внутри человека должен «сидеть» порядочный человек. Вот это главный механизм. Мы таких людей не воспитали за последние 20 лет. Поэтому у нас большинство вновь приходящих людей готовы за определенную сумму... Помните анекдот? «Королева, говорят, что вы продаетесь! Пойдете со мной за миллион долларов?». «Как вам не стыдно!». «Вот вы уже и торгуетесь». Понимаете, это ситуация, когда в своем абсолютном большинстве люди почему-то не хотят поступать нравственно. Вот это основной механизм, внутри человека. Все остальные механизмы связаны с серьезными издержками. Их технически надо прорабатывать. Ситуация с контролем, ситуация с выведением на «чистую воду», работа правоохранительных органов и так далее. Сговор — это всегда сговор между людьми, а сговор между людьми всегда непросто вывести.

С. Занько: Понятно, вы считаете, что весь вопрос в том, что за люди.

А. Агаев: Как торги проводят, как механизм проработан, как он на преподнесен, как это отражено в законе — работающий механизм. Нашлись люди, которые знают, как сделать электронные торги неправильными.

С. Занько: Это нужно, наверное, учесть в том самом проекте культурной политики, о котором мы говорили. У нас остается не так много времени. Два вопроса. Первый — в Подосиновский отдел полиции, после посещения которого умер местный житель, ждет служебная проверка. Ознакомились с этой новостью?

А. Агаев: Да, я ознакомился.

С. Занько: Это печальная новость. Каждый год появляются сообщений, что человек попадает по той или иной причине в отдел полиции, там страдает и даже страшное сообщение — помним казанский случай. Такие случаи описываются и в СМИ, и много фильмов с такими сюжетами есть не только в нашей стране, но и американские прекрасно это отражают. Складывается впечатление, что это издержки профессии, что ли... Что это?

А. Агаев: Это цивилизационный код, это испокон веков непрекращающееся испытание человека властью. Человек получает власть, если он не готов ею распорядиться, он распоряжается ею так, как понимает. Не знаю по этому конкретному случаю, но надеюсь, что все-таки видео есть, и оно не исчезло, не стерто, не прогорело. В чем заключается проблема? Проблема заключается в том, что мы должны выбирать людей, наделять их властью, таких, которые готовы к испытанию этой властью, которые готовы при этом чувствовать себя обычными людьми, а не так, что «у меня власть, я делаю, что хочу». Каждый их нас сталкивался с представителями власти, когда тебя могут в любом случае унизить, побить, при этом виноват будешь все равно ты. Я считаю, что такие люди должны понести суровое наказание.

С. Занько: Должно ли это транслироваться общественности?

А. Агаев: В обязательном порядке, это должно войти в программу развития культуры, потому что это должно быть частью культуры. Люди должны знать, что будет публично показываться порка этих людей, если вина установлена. С этой точки зрения публичная порка на площади за такие проступки — это вещь очень хорошая, чтобы каждый, кто наделяется властью от государства, знал, что если но эту власть будет использовать вот таким образом, он должен будет получить за это по полной программе, причем публично.

С. Занько: Да. И вот такая «бантичная» тема, что называется, под занавес. Расскажу вам предысторию. На прошлой неделе Михаил Курашин в программе «Особое мнение» сказал, что депутаты обиделись на то, что их не пригласили в поездку с членами правительства в Крым, где заключались договоры культурного содержания. Депутаты вполне могли бы быть полезны, нашли бы о чем поговорить со своими коллегами из крымского парламента. Далее мы сделали «Дневной разворот», где несколько депутатов озвучили, обиделись они или нет, и вообще чем могли бы быть полезны депутаты в Крыму и чем Крым мог бы быть полезен нам. Так вот, все сказали, что особенно не обиделись, но если бы пригласили, то съездили бы, чтобы посмотреть своими глазами, что там происходит. Правда, один из депутатов сказал, что не видит смысла ни в каких проектах, если нет конкретной программы и конкретной цели. Второй и третий депутаты сошлись во мнениях, что Крым может быть нам полезен. От них последовало следующее, причем они не договаривались — один независимый, другой от ЛДПР, они сказали, что Крым полезен Кировской области во всех отношениях, потому что у нас лес,а у них земля и замечательный климат. Почему бы нам из нашего леса не построить на крымской земле санаторные учреждения и не оздоравливать бы там круглогодично жителей области? Вот это было бы здорово, и пусть бы правительство над этим задумалось. А вы что думаете?

А. Агаев: Поведение Курашина напомнило поведение мальчика, который, когда его папа уезжает в командировку, просит его взять его с собой. Отец спрашивает: «А что ты там, сынок, будешь делать?». «Ну папочка, я найду, чем заниматься». С этой точки зрения мне это напоминает — не взял папочка своего сыночка в командировку. Что касается инвестирования — вы знаете, что сегодня призывают инвестировать. Если у Кировской области есть деньги... Я думаю, у нас скоро будет большой профицит — губернатор пять лет отработал, скоро еще пять лет отработает, и у нас бюджет будет суперпрофицитным, нам хватит на все расходы, мы больше не будем занимать в банках, и пусть правительство задумается, как только у них появятся лишние деньги, при этом пусть не забудут спросить тех, кто этот бюджет пополняет. Много бизнесменов там, и много людей, которые не правовыми путями зарабатывают эти деньги — пусть часть этих денег в качестве прощения за свои пригрешения инвестируют на территорию.

С. Занько: А что вам не нравится? Как замечательно — несколько деревянных домиков, штук 50-70 чудесных...

А. Агаев: У нас выпускают комплекты домов, так что? Пусть бизнесмены купят. У правительства что, есть деньги на это? Пусть бизнесмены, у которых есть деньги, это делают. В принципе это поощряется. По-моему, это будет безналоговая зона чуть ли не на 10 лет...

С. Занько: Азиз Алиевич, тогда население Кировской области туда по льготным путевкам не поедет, если бизнесмены потратят свои деньги. Вы сейчас, может быть, надежду населения развеиваете.

А. Агаев: Вы меня выводите к вопросам стратегического управления, которое говорит о сбалансированности системы. Если население области поедет отдыхать в Крым, то я не знаю, кто будет отдыхать в наших санаториях Кировской области.

С. Занько: Которые, кстати, уже практически не принадлежат Кировской области. Это было особое мнение Азиза Агаева, директора аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ». Спасибо.

А. Агаев: Спасибо вам всем, до свидания.

С. Занько: Да. Меня зовут Светлана Занько, до новых встреч.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта