Юрий Шлемензон, главный редактор ТК "РЕН-ТВ Киров"

Видео 14:34, 30 марта 2018 489 1

"Особое мнение" от 8.04.14

Юрий Шлемензон:
"По статистике, 41% россиян, имеющих кредиты, после уплаты ежемесячного взноса остаются с суммой ниже прожиточного минимума. Это о чём говорит? О том, что людям жить не на что! Сумма не выплачиваемых кредитов растёт, она скоро зашкалит!"


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Юрий Шлемензон

В. Сметанин: Добрый день. Начинается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. В гостях у нас сегодня — Юрий Шлемензон, член Общественной палаты, главный редактор телеканала «РЕН-Киров». Юрий Львович, добрый день.

Ю. Шлемензон: Добрый день.

В. Сметанин: Ваша коронная фраза, как обычно.

Ю. Шлемензон: Да, без нее нельзя, чтобы ни вас не подвести, ни себя самого. Заранее сообщаю, что все, сказанное мною в эфире — это мои оценочные суждения.

В. Сметанин: У вас будет возможность высказаться и оценить по нескольким темам. На нашем сайте есть парочка вопросов для вас, сейчас их озвучу, но прежде скажу. «Особые мнения» ежедневно анонсируются на сайте echokirova.ru. Кроме того, есть там не только аудио, но и видеотрансляция, так что можете заглянуть к нам в студию, посмотреть, что происходит. Итак, Кирилл спрашивает: «Коснулась ли вас каким-то образом непонятная ситуация с ОСАГО?». Что там непонятного — тяжело приобрести полис...

Ю. Шлемензон: Меня лично не коснулась, потому что у меня еще полис не закончился, но я знаю эту тему, и сотрудники обращались с такими вопросами. Я думаю, что это надуманная ситуация с отсутствием бланков, и происходит самое натуральное вымогательство, нарушающее права потребителей, когда тебе вдобавок к ОСАГО добавляют страхование жизни или другие услуги, объясняя тем, что выплаты очень невыгодные страховщикам, в убыток они работают, хотя это полное вранье. Выплаты у них составляют мизерный процент. Есть организации, не буду сейчас называть, которые выплачивают совсем мизерный процент, и занимаются на рынке РФ очень большое место. Они готовятся к приходу новых игроков, как они сами открыто говорят. Их не удовлетворяет та «маржа», которую они получают, хотя мы прекрасно знаем, что они даже 50% собранных средств не выплачивают.

В. Сметанин: Это чьи данные?

Ю. Шлемензон: Данные статистики.

В. Сметанин: Может, вы сами проводили личное расследование?

Ю. Шлемензон: Нет, я пользовался общедоступными данными.

В. Сметанин: А как бороться с ними? ФАС говорит, обращайтесь, и Роспотребнадзор, но ситуация с мертвой точки не сдвигается.

Ю. Шлемензон: А потому что мы не любим ходить в суды, это же надо напрягать себя. Штраф за отсутствие ОСАГО — 500 рублей, видимо, это их удовлетворяет. Хотя, я думаю, что государство само должно было включить его в этот процесс, или ждут прихода новых игроков — озвучивал недавно сменившийся руководитель «Ингосстраха». Может, в связи с этим происходит эта ситуация. Или, я думаю, ждут второго слушания в Госдуме по законопроекту, который значительно повысит размеры выплат, и размеры самого ОСАГО

возрастут до 1,5 раз. Мы понимаем, что скорее всего стоимость ОСАГО вырастет, а выплаты — как получится.

В. Сметанин: Последнее, что я слышал от знакомых автомобилистов (у меня еще ОСАГО на полгода действует, я не очень переживаю по этому поводу) — есть у нас страховые компании, где можно без дополнительных страховок...

Ю. Шлемензон: Да, есть, но не будем их рекламировать. Есть крупные компании российского масштаба, которые в отличие от «Росгосстраха» делают, и я знаю, я сам и наша организация этим пользуются. Выплаты происходят в срок, в течение 2 недель по совершенно вменяемым процентам.

В. Сметанин: Лучше, конечно, не попадать в ДТП.

Ю. Шлемезон: Понятно, да.

В. Сметанин: Еще один вопрос от Алика: «Скажите, Юрий Львович, ходят слухи, что вы покинули пост директора «РЕН-ТВ Киров».

Ю. Шлемензон: Обычно о своем увольнении узнаешь из СМИ, но я еще не прочитал такую информацию.

В. Сметанин: И о возбуждении уголовного дела люди из СМИ узнают. В общем, вы работаете?

Ю. Шлемензон: Да.

В. Сметанин: Хорошо. Можете задавать вопросы нашему гостю Юрию Шлемензону на сайте echokirova.ru. Давайте продолжим вопросами, связанными с Общественной палатой. 26 марта, как известно, состоялись выборы нового секретаря ОПКО. Пост занял Андрей Леонидович Усенко. Какие надежды возлагаете на нового секретаря, есть ли вообще какие-то надежды, надеетесь ли на какие-то изменения? За кого голосовали, можно спросить?

Ю. Шлемезон: Там было открытое голосование, я голосовал за Андрея Леонидовича. Я думаю, что все, что сказал Андрей Леонидович в своем выступлении перед голосованием, в моем понимании близко к тому процессу, который будет проходить в Общественной палате. Его фраза, что он не собирается руководить другими членами ОПКО, думаю, очень верное решение, потому что там достаточно много людей, которые понимают, зачем они туда пришли, хотя есть ряд лиц, которым это для чего-то было надо, хотя они не делают практически никакой работы как члены Общественной палаты — не являются на заседания, не работают в рабочих группах. Такие тоже есть.

В. Сметанин: Руководить на уровне «пойди туда, сделай то-то»?

Ю. Шлемензон: Я думаю, что роль господина Усенко именно в координации действий членов Общественной палаты. Там самодостаточных людей довольно много, они знают, для чего они сюда пришли, их можно было использовать для более эффективной и плодотворной работы. И я соглашусь еще с одной фразой господина Усенко, про то, что если бы депутаты работали так, как надо работать, то не было бы необходимости в Общественной палате. Я подпишусь 100% под этой фразой. Если у нас там что-то не работает, здесь не получается, то и образуются такие институты, в том числе как Общественная палата.

В. Сметанин: Но Общественная палата — это федеральная инициатива, организована везде повсеместно.

Ю. Шлемензон: Ну и что, сейчас общественные советы почти при каждой лавке организовываются. Совсем маленькие структуры, но тоже желают работать с общественными советами. Раз это делается, значит, в этом есть необходимость.

В. Сметанин: С приходом нового секретаря вдохновение у вас появилось, может, нет? Или направления новые в вашей работе появятся? Собираетесь за что-то новое взяться?

Ю. Шлемензон: Да нет, я работаю в одной комиссии и в нескольких рабочих группах. Мне вполне хватает, чем заняться. На ближайший период мы знаем, чем заняться, есть обращения граждан, мы с ними работаем. Отдельными направлениями мы сами занимаемся по собственной инициативе. Думаю, что никаких резких колебаний в работе не должно произойти. Состав палаты же каждый день не меняется. Ну да, добавляются отдельные члены Общественной палаты, и это хорошо, наверное.

В. Сметанин: Мы сейчас перед началом эфира говорили с вами о состоянии дорог. По дорогам есть жалобы от граждан?

Ю. Шлемензон: В ту комиссию, в которой я работаю, это не поступало. Хотя прекрасно понимаем, что происходит.

В. Сметанин: Давайте сейчас перейдем к темам, которыми вы давно занимаетесь, в качестве эксперта часто выступаете в нашем эфире. Я имею в виду антиалкогольные меры, которые уже несколько лет все ужесточаются и ужесточаются в нашей области, есть ограничения по продаже, в последнее время появился запрет на вынос алкоголя из предприятий общепита. Оттолкнусь вот от чего — эта информация появилась еще в начале марта. Областное правительство отчиталось об успехах антиалкогольной кампании. В частности, такие цифры были приведены: 15% — это доля сокращения смертности от алкогольных отравлений, и продажа спиртных напитков сократилась. В общем, такая радужная картина рисуется областными чиновниками. Действительно все хорошо, или вы можете поспорить, опровергнуть?

Ю. Шлемензон: В некоторых вещах можно и поспорить. Те тенденции, о которых я говорил в предыдущих программах, сохранились и даже усугубились. Есть статистика всего лишь за 9 месяцев 2013 года. Она говорит о том, что у нас было 585 случаев острых отравлений алкоголем или его суррогатом, и 254 из них закончились летально. Эта тенденция сохраняется, хотя отравление спиртосодержащими напитками 2012 года сохранились на 16,8 - приводятся данные мониторинга Роспотребнадзора. Что произошло, о чем я всегда говорил и буду повторять, что происходит в палитре этих отравлений — если в 2012 году отравление этиловым спиртом составляло 61,2%, и суррогатами в том числе, то в 2013 году (за 9 месяцев, подчеркиваю, другой статистики нет), так называемые отравления не уточненными спиртами составило 15,7%. То есть, практически рост в 3 раза. Если общее количество отравлений снизилось за те периоды, которые мы можем сравнивать. Думаю, если возьмем статистику за 12 месяцев, то разрыв будет уже не так велик.

В. Сметанин: Это говорит о том, что большее количество народа решило потреблять суррогаты.

Ю. Шлемензон: Да, но надо отметить, что те меры, которые предпринимались правительством и УВД области, количество преступлений, совершенных в нетрезвом виде, реально сократилось. И статистика это говорит, и мы сами видим, что на улицах особо пьяных людей стало меньше, меньше людей, которые ходят с открытой бутылкой пива. По крайней мере, есть с чем сравнивать, подвижки в этом вопросе есть. Слава богу, что количество смертных случаев уменьшается, но как я и предупреждал, что количество отравлений суррогатами и другими спиртосодержащими средствами, конечно, значительно увеличилось. То есть, доля тех, кто принимал недопустимое количество алкоголя, сократилась, а в структуре отравлений суррогатами возросла, даже притом, что Почта России перестала продавать так называемые «фуфырики», а продавала она их не много не мало — 60 тысяч в месяц, не в год. Аптеки города тоже заключили соглашение между собой. Хотя, совсем недавно были материалы из Кирово-Чепецка, что некие торговые точки... Это в принципе не запрещено, продают спиртосодержащие лосьоны, средства от перхоти. Что самое интересное — большинство этих торговых точек ликвидировано руководством кирово-чепецкого района.

В. Сметанин: А правоохранительные органы? Это ведь информация для них. Можно предположить, что подвижки какие-то делаются.

Ю. Шлемензон: Противозаконных действий у этих торгующих организаций нет.

В. Сметанин: По вашим данным, всевозможные бутылки с непонятно какой жидкостью якобы для косметологического предназначения — это единственные суррогаты у нас или есть еще?

Ю. Шлемензон: У нас сейчас даже стал появляться метанол, рост контрафактной продукции. В прошлом году были закрыты кое-какие точки по Костино, еще кое-где, где изготавливали контрафактный алкоголь.

В. Сметанин: Дело по Костино, по большому счету, ничем не закончилось. Там штраф, и все.

Ю. Шлемензон: Но это все равно был контрафакт, сейчас в той точке они его не производят. Мы говорим о том, чтобы не попадал алкоголь, который приводит к летальному исходу, ведь используются метаноловые спирты. Совсем недавно в одном сибирском селе огромное количество людей было отравлено контрафактным алкоголем, в состав которого входил метанол. Поэтому эту работу надо проводить очень серьезно, систематически. Думаю, наши правоохранительные органы реально этим занимаются. То, что общий спад продаж алкоголя произошел — он произошел по всей стране. Мы же говорим об официальных продажах алкоголя, но прекрасно знаем, что у нас существует теневой рынок алкоголя, как оптовой, так и розничной, и через Интернет можно заказать в нужное время нужное количество, цена, правда, поднимается.

В. Сметанин: Вы уже говорили неоднократно, что падение продаж алкоголя связано напрямую с повышением акцизом. Просто-напросто подорожало спиртное.

Ю. Шлемензон: Народ просто не готов резко сократить количество потребляемого алкоголя.

В. Сметанин: Вы, члены Общественной палаты, в ближайшее время планируете какие-то предложения выносить областному правительству, правоохранительным органам?

Ю. Шлемензон: Я в комиссию по здоровью и всему остальному не вхожу, поэтому не могу сказать — может, эта комиссия и прорабатывает такие вопросы, а та комиссия в которой я нахожусь — другое немного.

В. Сметанин: Хорошо. Еще об одном решении правительства хотелось бы поговорить. Накануне эта информация появилась. Надо сказать, что впервые об этих планах нашего областного правительства стало известно еще ближе к Новому году. Я имею в виду учреждение Дня ребенка в Кировской области. Планировалось его учредить во второе воскресенье декабря. Однако накануне появилась информация о том, что правительство Кировской области утвердило Днем ребенка 29 августа сего года. Мотивировка следующая: «в целях повышения ценности семьи, материнства и отцовства, повышения социального престижа семей с детьми и стимулирования рождаемости, а также формирования в обществе позитивного образа семьи и привлечения внимания к этому государственных, общественных организаций, предприятий, СМИ, частных лиц». Сейчас, видимо, начинается процесс, когда будут разрабатываться предложения о праздновании этой даты.

Ю. Шлемензон: Цели, которые декларировало правительство Кировской области, должны быть ежедневны. Это великая, правильная цель. Если мы будем придерживаться тех ценностей и пожеланий, которые были отражены в декларации правительства, то, наверное, будем лучше жить, если каждый человек, член нашего общества, территории хотя бы Кировской области будет эти фразы держать в голове, и еще ко всему тому выполнять то, что там написано, то я двумя руками проголосую, чтобы этот день был каждым днем, как с 1 января начинался, так и 31 декабря не заканчивался. Это очень хорошие, правильные принципы, по которым надо жить. Если ты сделаешь хорошо своей семье, самому себе, то и твоему окружению будет хорошо. Если этого принципа будет придерживаться каждый член общества, это будет прекрасно, величайше. К сожалению, в этом и беда, что не все...

В. Сметанин: Что бы могло станет наполнением этого Дня ребенка в Кировской области? Конкретные мероприятия, речи, праздники, идеи?

Ю. Шлемензон: Там много креативных людей в правительстве, они все это создадут...

В. Сметанин: Ваше личное предложение? И какого-то семейного опыта — что вашу семью всегда приводило в восторг, и что вы могли бы вынести на общественность?

Ю. Шлемензон: Надо жить нормальной жизнью, придерживаться определенных догм, церковных, может, и тогда в семье все будет хорошо. Не надо их этого делать какой-то фетиш. Надо жить нормальной жизнью, придерживаться общечеловеческих норм, стараться выполнять их каждый день. Не в празднике заключается действие поддержки семьи, это надо делать каждый день, тогда будет всем хорошо.

В. Сметанин: Здорово, если бы 29 августа в День ребенка мы бы не увидели ни одного курящего или пьющего возле маленького родителя ребенка.

Ю. Шлемензон: И все детские дома закрыть. Не для того, чтобы просто их закрыть, а чтобы не было детей, которых надо было туда помещать. Детские дома есть только в нашей стране.

В. Сметанин: Никита Юрьевич заявлял неоднократно, что проблему с детскими домами в ближайшие годы можно решить. Их не будет — всех детей разберут.

Ю. Шлемензон: Вполне может быть, если мы создадим условия для приемных детей, если будем давать жилье, соответствующие дотации, то, думаю, найдутся люди, которые заведут детей. Проблема детских домов только в нашей стране существует.

В. Сметанин: Сегодня в «Дневном развороте» наши коллеги обсуждали тему с предоставлением земли многодетным семьям. Ведь там очень многие вещи до сих пор только

на бумаге. Непонятно, какие участки выделяются, непонятно, где...

Ю. Шлемензон: Даже в этом проблема. Вот, дали вам землю. А дальше? Проект дома? Надо привязку к земле сделать, потом надо купить материалы, потом строить, потом дом надо чем-то изнутри заполнять, а где возьмет семья, которая нуждается уже сейчас, такие средства? В нашем банке под страшные проценты кто-то может ссуду взять? Вот статистика вчерашнего дня была - 41% людей, которые имеют кредиты, после выплаты той доли кредита, которую он должен выплачивать ежемесячно, средств остается меньше прожиточного минимума. Это о чем говорит? О том, что людям жить не на что. Поэтому сумма невыплат кредитов не просто растет, она скоро зашкалит. У нас есть задолженности как у частного сектора, так и у производителей. Закредитованность граждан нашей страны просто фантастическая. Она огромная, проценты огромные, а проценты по ипотеке — каждый год мы об этом говорим. Что-то меняется? Где те обещанные 5-6% годовых? Все говорят, что это нерентабельно. Ту «маржу», которую хватают наши банки — я не знаю, когда они «наедятся». Они уже чего только не придумывают, а сейчас, когда они могут получать дешевые западные кредиты финансовые, а привыкли жить хорошо, значит, процент еще выше будет? При отсутствии роста заработной платы уже наступил период, когда физически не смогут повышать заработную плату, что дальше делать?

В. Сметанин: Еще у многодетных семей большой вопрос с бесплатным выделением 300 кубов леса на строительство дома и надомных построек на этом бесплатном земельном участке. В принципе, многие семьи рассуждают следующим образом: у нас леса много в области, почему мы не можем его быстро, открыто получить? Почему столько геморроя, простите? Причем леса еще ни одной семье не выделили.

Ю. Шлемензон: Лес-то ведь на корню отдают. Чтобы его убрать, нужна специальная техника, нужны люди. Кто-то для себя обработать должен, есть возможность в нашей области обрабатывать, кто-то просто возьмет реализовать, реализует ее в том «сыром» виде, что есть, это будет минимальная цена, необработанные 300 кубов леса может отдать дальше под реализацию. Ну и сами понимаете, как семье все это организовать?

В. Сметанин: Может быть, власти страны, когда давали такое распоряжение, надеялись, что вот, многодетная семья, членов там много, вместе они соберутся, руки-ноги есть, и поднимут свое хозяйство.

Ю. Шлемензон: Всех собрали, покормили своих работников, а у них раз — и дом встал.

В. Сметанин: Не отпугнет ли это людей от рождения не одного, а двух, трех, четырех детей?

Ю. Шлемензон: Понятно, что нелегко. Конечно, отпугнет. Много кто хотел бы иметь больше детей, но в нынешней ситуации, наверное, себя сдерживает.

В. Сметанин: Я напомню, что это «Особое мнение». В гостях у нас Юрий Шлемензон. Давайте сейчас прервемся на пару минут, реклама и вернемся.

Реклама.

В. Сметанин: И сегодня вы можете услышать особое мнение Юрия Шлемензона, члена Общественной палаты Кировской области, главного редактора телеканала «РЕН-ТВ Киров». Меня зовут Владимир Сметанин, мы продолжаем. Сейчас у нас блок федеральных тем и вопросов, так или иначе связанных с Интернетом. В ближайшие дни, пишут федеральные СМИ, Госдума рассмотрит законопроект о приравнивании блогеров в средствам массовой информации. Многим казалось, что тема эта заглохла, ан нет — депутаты будут ее рассматривать. Законопроект уже претерпел некоторые изменения. В начале речь шла о 10 тысячах просмотров блога, сейчас планка в 3 тысячи. Таких блогеров занесут в специальный реестр, они будут вынуждены проверять достоверность информации, предупреждать о возрастных ограничениях, не трогать частную жизнь — в общем, все то, что характерно для СМИ. Я не помню, Юрий Львович, высказывались ли вы у нас по этому поводу, но сейчас у вас есть прекрасная возможность. Бред, как многие говорят?

Ю. Шлемензон: Что вы, это государственные деятели, такие фразы высказываете. Вот при определенной партии, хотя их сейчас уже поддержало... Обычно такие качественные законопроекты от одной партии идут — либерально-демократической, которая переживает за все на свете очень активно. Я зачитаю вам слова господина Деньгина, который является автором этого законопроекта. Он говорит: «За свои слова блогер должен нести ответственность. Он должен работать в рамках правового поля. За его мнением могут последовать и другие люди. Он дает информацию с личной оценкой, сам становится личностью федерального масштаба». Представляете личность федерального масштаба, которую читает 23 тысячи посетителей? Естественно, он должен быть приравнен к СМИ, уверен первый заместитель председателя Думы господин Деньгин. Мы будем говорить, что существует некий порядок внесения законопроектов, на него дают профильные министерства рецензию. Вот у меня под рукой заключение Минкомсвязи — тот самый орган, который контролирует СМИ. Зачитываю: «Министерство связи и массовых коммуникаций выступает против регистрации блогеров в качестве СМИ и изменения соответствующего закона», — об этом заявил на общественной трибуне в Госдуме замглавы Департамента госполитики в области СМИ Арсений Недяк, — «Позиция Министерства на эту тему всегда была последовательная, мы стараемся крайне аккуратно подходить в темам, которые касаются СМИ. Несколько раз эта инициатива о приравнивании блогеров к журналистам уже звучала, и мы считаем это неправильным, поскольку это требует дополнительного регулирования. Пускай теперь уважаемые депутаты из более чем уважаемой Думы скажут, какой закон не включен сейчас в работу, на который ссылаются депутаты? Закон о клевете есть? Есть. Право на информацию есть? Есть. Уже существуют законы, которые регулируют практически всю деятельность человека. Было высказывание, что они не платят налог с рекламы. Это вообще полный абсурд. Если человек занимается предпринимательской деятельностью, то он обязан платит налог за рекламу. Если он это делает нелегально, то здесь уже соответствующий закон о незаконном предпринимательстве.

В. Сметанин: Вы имеете в виду рекламу, которая размещается на интернет-страничке?

Ю. Шлемензон: Да. Если взять «Живой Журнал» — блогеры сами рекламу не размещают, размещает сам ресурс. Ресурс платит налог на рекламу? Конечно, платит. Это его деятельность, он платит налог. То есть, там есть масса надуманных пунктов, под которыми хотят это все структурировать. Я думаю, что это просто затем, чтобы еще занять людей, которые будут контролировать, выписывать свидетельства о регистрации СМИ и тому подобное. Если мы приравниваем блогеров к журналистам, что, теперь будет Союз блогеров, а не Союз журналистов? Как будут блогеры получать аккредитацию. Я знаю, что блогеры — это те, кому надо попасть на какое-либо мероприятие, включая Госдуму РФ, и они спокойно там появляются. В этом вообще никакой проблемы практически нет. И то, что блогер уж такое страшное влияние оказывает, особенно тот, кого читает 3 тысячи подписчиков... Мы знаем, что есть блогеры, которые накручивают, раскручиваются, чтобы сделать себе имя, как-то проявиться, чтобы заработать на индивидуальной рекламе. Вы представляете уровень заработка на рекламе в индивидуальных блогах? А есть и анонимные блогеры. Он зарегистрирует свой ресурс в Зимбабве — знаем, как это делается — и что? И как его будут искать? Говорят, что можно найти все, но также можно по определенным ресурсам работать, и не получится найти. Даже у АНБ не получается найти, такое тоже бывает.

В. Сметанин: Стоит заметить, что многие действующие журналисты, работающие в СМИ, зачастую являются известными блогерами. Для них это, возможно, такая отдушина, что они у себя в СМИ не могут высказывать свою позицию, а в блоге могут.

Ю. Шлемензон: В любом случае, есть человеческие принципы и законы. Ты работаешь в редакции, будучи блогеров... Клевета наказуема, а вот вопрос о перепроверке информации — да, бывает. Когда редакция имеет определенные ресурсы и может себе позволить проверить информацию. Репостинг из блога — есть такая проблема проверки информации, но он же не может заставить вас или кого-либо другого верить в эту информацию. Конкретный блогер Иванов говорит, что верит этот информации. Хочешь — читай его, не хочешь — не читай. Представляешь, сколько в мире блогеров? Никто этой цифры не знает. И что такое 3 тысячи? Давайте скоро уже сделаем 300 подписчиков. Будет пацан сидеть — «Какой я федеральный стал!». Как много людей меня читает — аж 3 тысячи, которые «накручены» на 50%. депутатам надо чем-то заниматься, вот они и занимаются. Каждый ищет свою зону, в которой он может написать очередной хороший проект. Напишут, хотя потом, думаю, создадут проблемы для каких-т блогеров.

В. Сметанин: Понятно. В продолжение темы Всемирной паутины — накануне Рунет отметил свой 10-летие. Дмитрий Медведев горячо поздравил всех пользователей с этой датой он пообещал провести тотальную интернетизацию страны. Считается, что Россия находится на первом месте в Европе по количеству — порядка 50% населения, по данным Медведева, пользуются выходом в Интернет. Наверное, хорошо, все-таки Интернет — хорошая штука, много можно узнать. С другой стороны, сколько всего нехорошего, негативного происходит в этой среде — инициатива по ужесточению процедуры электронных платежей, и ограничение стоимости покупок в зарубежных интернет-магазинов.

Ю. Шлемензон: Это все же связано с таможенными платежами. Это экономика чистой воды Если говорить, что у нас нет монополистов — это не так, у нас много в том числе и торговли монополизированно. Когда люди могут себе позволить покупать вещи намного дешевле, чем в РФ благодаря Интернету, то продавцам это не нравится. То же самое — война с ларьками. Кому они не нравятся? Тем монополистам в торговле. То же самое происходит и с интернет-торговлей. Таможенный комитет считает, что не дополучают налоги для государства, хотя обработать большое объем торговли — для них это большой напряг.

В. Сметанин: Еще я не произнес одну идею, она является неким апогеем этого «анти-Интернет» движения. Стало известно, что глава Бабушкинского муниципального района Москвы предложил запретить Твиттер и Фейсбук, потому что это иностранные социальные сети, серверы находятся за рубежом, и, соответственно, в любой момент спецслужбы могут воспользоваться это информацией, узнать все про всех. Надо делать?

Ю. Шлемензон: Да, это все серьезно. А вы думаете, что социальные сети, которые в России существуют, в них вход желающим как-то запрещен?

В. Сметанин: Вы имеете в виду, иностранным спецслужбам, что они могут спокойно попасть в наши национальные сети?

Ю. Шлемензон: Если Пентагон попадает, я думаю, что любую социальную сеть, находящуюся на нашей территории, тоже возможно... Интернет ведь на границе не обрежешь никак, нет таких «ножниц». Можно сделать внутренний Интернет. У нас есть государство КНДР, где существует Интернет, даже пользователи внутренние есть, говорят. Оттуда, качнуть, конечно, сложно. Я вообще не представляю, какие секреты есть в социальных сетях? Узнают, какого я года рождения, или с кем дружу? Ну и что в этом есть? Я не думаю, что те органы, которые секретят свою информацию, размещают ее в соцсетях — это же бред. А то, что в социальных сетях пишут, что гражданин Иванов бывал там, выпил здесь и закусил вот там — не знаю, может, это и составляет какую-то ценность для служб.

В. Сметанин: А вообще к такому явлению, как социальные сети, вы нормально относитесь?

Ю. Шлемензон: Вполне нормально. Я не участник этих сетей...хотя, в «Одноклассниках» состою. Мы с выпускниками школы раз в пять лет встречаемся, и это такой механизм организации этого мероприятия. Координируемся через «Одноклассники». Надеемся, что скоро будут очередные пять лет. Правда, мы встречались в республике, в которой сейчас не очень весело — в Украине. Будем думать, что все уляжется и мы сможем встретиться.

В. Сметанин: В общем, пусть будут социальные сети?

Ю. Шлемензон: Мне они не вредят.

В. Сметанин: Просто нужно отдавать себе отчет, что ты там публикуешь и пишешь. Остается у нас пара минут. Хотелось бы закончить не то чтобы «на бантик», все-таки серьезная тема. Я имею в виду последний опрос «Левада-центра», опрос россиян. Вот какие данные появились по поводу судьбы, предназначения, будущего России. По данным «Левада-центра», 28% россиян хотят видеть нашу страну с таким же государственным устройством, как и в развитых западных странах. 24% согласны жить в социалистическом государстве, наподобие СССР. 38% за особый путь нашей страны. 30% верят, что через полвека Россия станет такой же продвинутой, как Запад. Давайте по поводу небольшого разброса: за Запад и за социализм.

Ю. Шлемензон: «Левада-центр» — это «Левада-центр», к этому всегда надо относится, как к любой «леваде». Я не понимаю, что такое особый путь.

В. Сметанин: Когда мы возьмем все лучшее отсюда, с запада, с востока...

Ю. Шлемензон: Капитализм ругают везде. Буквально везде, но он оказался самым жизненным. Рабовладельческий строй исчез? Исчез. Феодальный строй исчез? Исчез. Социализм где-то там. Коммунизм не появился. А эти капиталисты собачьи как были, так и есть. Уйти с этого пути в нашей жизни невозможно. Да, он всем не нравится, как нашим жителям, так и жителям европейских стран. Они тоже борются с его отдельными элементами. Все не нравится в капитализме, но он, гад, оказался самым жизненным. Вот такая мощная инфекция, кто-то дал нам ее, и, видать, нет альтернативы этому пути. Все остальные оказались безжизненными. И фашизм был, и все остальное — все безжизненно.

В. Сметанин: А вам не кажется, что мы уже идем каким-то особым путем? Мы более 20 лет назад распрощались с социализмом, но в наших головах много еще живет из того времени, мы пытаемся строить капитализм...

Ю. Шлемензон: Время нужно. Когда Афганистан сразу от феодального строя перешел к псевдосоциализму, другие пути потерялись, какие были. Нужно время. А что такое особый путь? Всегда спрашивал людей, ни разу не получил ответа.

В. Сметанин: Заканчивается время нашей программы. Гость — Юрий Шлемензон, член Общественной палаты Кировской области, главный редактор телеканала «РЕН-ТВ Киров».

Ну что, пройдет время, будем встречаться снова?

Ю. Шлемензон: Надеюсь, да.

В. Сметанин: Всего доброго, до свидания.

Ю. Шлемензон: До свидания.

Комментарии (1)

  • 09 апреля 2014 | 04:10

    Евгений Юшков

    К СОЖАЛЕНИЮ, в "7на7" я теперь не рукопожатый. Очень там интересная дискуссия между Павлом Чемодановым и Сергем Косолаповым. Вынужден публиковать свой коммент у Вас:
    "Это смутно мне напоминает  Индо-Пакистанский инцидент".
    А вообще Павел, Вы Рюрикович или Гедиминович?
    Вспомните, в 16-ом веке Войско Польское, католическое, не смогло одолеть православную Русь; - и что стало с Польшей в 17-ом.
    И как мы драпали из-под Варшавы в начале 20-ого.
    "Санитарный кордон" в виде  прибалтов и т.д. и т.п. устранили по пакту с обоюдного согласия 2-х жутковатых диктаторов, - личностей, конечно, культовых; - воспользовавшись началом 2-ой Мировой драки.
    И все страны "Содружества" готовы были валить по ленд-лизу танками, самолётами, продовольствием только за то, чтобы победить фюрера на русских костях; - что и произошло.
    В наших общих интересах и Общего Рынка, - чтобы Украина осталась свободным и более неделимым государством в центре Европы.
    Павел, Вы ещё успеете в этом веке войти в Совет (Парламент) Земного шара.
    И, не дай Господи,  - возглавите Крестовый Поход против сепаратистов."  
    Заранее, приношу извинения, - Вам, ведь, недосуг до наших мелких местечковых  дрязг.

Создание и продвижение сайта