Максим Пасютин, директор "Комсомольской правды в Кирове"

Видео 14:34, 30 марта 2018 495 2

"Особое мнение" от 7.04.14

Максим Пасютин:
"В программе софинансирования ремонта дворов меня смущает только одно - мы получим два типа дворов в городе Кирове : одни дворы будут ухоженными, а вторые - безобразными... Те, у кого есть деньги, получат хорошие дворы, а все остальные окажутся просто в ужасном положении..."


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Максим Пасютин

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Веду ее сегодня я, Светлана Занько. Мой сегодняшний гость — директор кировской «Комсомолки» Максим Пасютин. Максим, добрый день.

М. Пасютин: День добрый.

С. Занько: Первая новость, которую мне с тобой хочется обсудить — это подписание договоров между республикой Крым и нашей областью. Напоминаю, что Никита Юрьевич Белых встретился с председателем совета министров республики Крым Сергеем Аксеновым и подписал протокол о намерениях. В этом протоколе даже обсуждается визит крымской делегации в Кировскую область, в том числе посещение села Рябово, участие в Сказочных играх. Это не первое сообщение о намерениях руководства Кировской области в контактах с Крымом. Иногда, знаешь, просто пугает та скорость, с которой налаживаются контакты старых и новых регионов России. Это мгновенное принятие решений, такой поток передач на телевидении, культурные мероприятия, закрытые информационных каналов некоторых, открытие «Артека», с другой стороны, для кировских мальчиков и девочек, потому что даже в области будет установлена премия за какие-то отличия. Прошло всего три недели с события, которое меня лично сильно поразило до глубины души, я думаю, что очень многих тоже. Честно говоря, несмотря на все позитивные ощущения, которые с этим возникли, несмотря на все опасения, страхи, которые с этим возникли, из-за скорости, скорее всего, с которой произошло все это, у меня есть ощущение, что это какое-то кино, понимаешь, снимается... или оно было снято, и уже сейчас воспроизводится. Состояние такой потерянности. У тебя сейчас какое восприятие всего происходящего?

М. Пасютин: У меня близкое ощущение, потому что, действительно, скорость информационного потока, который на нас сейчас обрушился, это просто какая-то лавина, за которой еле успеваешь следить, какие-то вещи улавливать. Мне кажется, это не только Кировской области касается, а касается вообще всей ситуации. Неудивительно, что Никита Юрьевич Белых оказался там, он человек, который хорошо понимает, что такое пиар, я не раз уже об этом говорил. Конечно, самое главное, единственная тема, наверное, в повестке дня, в плане которой можно на сегодняшний день активно продвигаться на федеральном уровне — это тема Крыма. Уж если все правительство РФ, Президент уехали, работают в Крыму фактически, то и губернатор, у которого этот год непростой, выборный, — сам бог велел. Плюс, у нас ведь Год культуры в области, и хорошо, что культурные связи будут налаживаться. Справедливости ради надо заметить, что Крым с Вяткой действительно имеет точки культурного соприкосновения, и Никита Юрьевич в своем твиттере это явно продемонстрировал. Александр Грин, который последние дни провел в Крыму. Ощущение некоего дискомфорта от большого объема информации присутствует. Более того, некая усталость... Мне кажется, сейчас такая вторая волна рождения развлекательной журналистики скоро пойдет, потому что народ... Где-то в начале 2000-х все отметили, что развлекательная журналистика получила возможность развиваться, потому что народу стало неинтересно обсуждать политическую информацию. Сейчас, мне кажется, есть риск жуткой усталости от объема информации. Честно говоря, я в какой-то момент времени бросил следить и оценивать, что достоверно, что не достоверно, потому что как со стороны пророссийской, так и противороссийской в Интернете масса всяческих информационных вбросов, на проверку достоверности которых тратишь больше времени, чем на прочтение

сообщения. Приходишь к такому пониманию, что некоторые вещи лучше не читать, смотришь уже поверхностно, какие-то протокольные вещи, которые с журналистикой слабо связаны.

С. Занько: Да, наверное, подтвержу твои слова, потому что вижу по обывателям, по людям, которые начинали говорить на эту тему, сейчас переключаешь каналы — первый, второй, третий, и так далее, и этот просмотр итоговых выпусков и всего прочего действительно утомляет как такой достаточно напористый сериал.

М. Пасютин: Я вчера посмотрел два сюжета, по «Первому каналу» и по «России» подряд, специально, в итоговых программах — у Ирады Зейналовой и у вполне известного человека с уже скандальной известной фамилией, руководителя информационного агентства. 20 минут времени моей жизни не то что потеряно зря, но минимум информационного фона. Это какое-то постоянное пиар-давление, которое мне лично, откровенно говоря, уже начинается надоедать. Я уверен, что в Крыму есть люди, которые безумно счастливы, что присоединились, мы здесь в Кирове, я лично не считаю это чем-то плохим. Моя жена, которая отдыхала в Крыму, многозначительно заметила, что скоро в Крыму будет отдыхать дорого.

С. Занько: Посмотрим. Кстати говоря, на этот летний туристический сезон, который как раз все и призывают провести в Крыму...

М. Пасютин: Я думаю, что и правда будет дорого, потому что зарплаты бюджетников вырастут, пенсии вырастут, и соответственно ценник вырастет — это рыночная экономика, и все подтянется одно за другим. Цены на продукты станут другими, на бытовую химию, а дальше и все остальное подтянется.

С. Занько: Еще про кино. Честно говоря, читаешь последние новости и все больше убеждаешься, что это действительно какая-то придуманная, написанная, снятая история. И как наши люди действуют... не могу пройти мимо такой книжно-киношной истории, как подкуп музыкантов духового оркестра кандидатом в депутаты областного Заксобрания. Я тебе этот сюжетец прямо сейчас зачитаю, а ты как-то рефлексию свою опишешь. Вятскополянский избирком рассмотрел жалобу единоросса Сергея Журавлева и направил постановление в полицию. Кандидат в депутаты областного Заксобрания утверждает, что его конкурент, самовыдвиженец Равиль Нургалеев подкупал избирателей. 29 марта на концерте духового оркестра Нургалеев вручил руководителю труппы сертификат на покупку музыкальных инструментов. В УМВД сообщили, что постановление от избиркома получено, решение по нему будет принято в ближайшее время.

М. Пасютин: К этому все и шло, на самом деле. Я так понимаю, мы все больше и больше таких историй будем слышать, потому что... Не хочу показаться человеком, который утверждает, что у нас полицейское государство, и правда так не считаю, но с некоторых пор полиция дала сигнал, и прокуратура тоже, что за такими вещами будут внимательно смотреть, дескать, надо об этом рассказывать. Такие вещи, как мне кажется, будут всплывать сплошь и рядом. Забавно, будет что писать в рубрике «Ну и ну», например.

С. Занько: Вот так ты это оцениваешь, да?

М. Пасютин: Здесь же доказать будет очень трудно, а он сертификат от доброй души подарил, или подкупает?

С. Занько: Может, это благотворительная акция.

М. Пасютин: Конечно, там надо смотреть еще и на юридические вопросы, насколько он это грамотно с этой точки зрения сделал. Может, это его некоммерческий фонд, который поддерживает какие-нибудь инициативы, добрые дела делает, и как это связано с избирательной кампанией? Совсем скоро этот вопрос уйдет в плоскость юридическую, и мы будем уже не просто смеяться над этим, а восхищаться тем, как юристы умеют хорошо это обставить, дескать, не взятка это вовсе, а действительно хорошей души человек сделал добрый поступок.

С. Занько: Еще из культурной плоскости новости. Суд центрального района Новосибирска оштрафовал несколько местных кинотеатров за показ фильма Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-стрит». Картина, по мнению местного управления Госнаркоконтроля, содержит пропаганду наркотиков, об этом сообщил «Ведомостям» представитель «Cinema Park», который был одним из ответчиков иска. Кинотеатр этой сети оштрафован на 800 тысяч рублей. На минуточку надо вспомнить, что все кинотеатры имеют прокатный сертификат от Министерства культуры.

М. Пасютин: Эта история, на мой взгляд, из разряда полного бреда, потому что фильм абсолютно шикарный, и каждый в нем видит то, что хочет видеть. Когда я провожу тренинги с продавцами, я советую этот фильм посмотреть, потому что, наверное, нет ничего в современном кинематографе гениальнее про продажи, чем этот фильм. Это фильм про философию продаж, а не про наркотики и проституцию в первую очередь. Конечно, отталкивают эти схема с кадров в самом начале, и мне тоже было непривычно видеть Ди Каприо рядом с наркотиками и проститутками, но тем не менее, на мой взгляд, все-таки в этом фильме намного больше смысла, чем в том, что там увидели в Новосибирске. Я не совсем понимаю, зачем тогда в нашем государстве появлялось правило того, какой фильм, какая программа для какого возраста предназначены. Я не помню, с какой отметкой шел этот фильм, можно посмотреть, но шел точно с отметкой.

С. Занько: Можно, наверное, прикинуть список фильмов, которые ни при каких условиях в прокат не будут попадать, потому что есть такие прецеденты. Какую еще правду жизни нужно будет исключить из произведений искусства, дабы не пропагандировать чего-нибудь.

М. Пасютин: Тогда придется мощный пласт нашей жизни вычеркнуть, ибо бог его знает, чему это научит людей.

С. Занько: Не только детей, видимо, теперь уже и взрослых, если там маркировка 18+.

М. Пасютин: Тогда это попахивает реальным бредом. Если мы осознаем, что в 18 лет человек принимает решение, посмотрев этот фильм.. Конечно, нельзя отрицать того, что в целом культурная среда формирует человека в течение всей его жизни, но когда мы говорим о культурной среде, речь ведь не идет о том, что конкретный фильм посмотрел и все, «боже, знаю, как теперь жить буду». Это совокупность всего того, что вокруг происходит. Эта работа одна из немногих, которая шла в кинотеатрах, но ради бога, если кто-то не хочет видеть, смотреть, то можно просто не смотреть. Меня другое в этой ситуации смущает. Я уже давно не был в кинотеатре, но обычно родители уговаривают, проводят с собой детей, усаживают, то есть, сами ведут с собой ребенка, по всей видимости, желая попасть на этот сеанс, а ребенка не с кем оставить. Скорее это удивляет. Даже если у фильма стоит 6+, и там есть какие-то сцены, и вы ведете ребенка, которому только 7 лет исполнилось — вы правда считаете, что если 6+, то семилетний посмотрит, и ему будет интересно? Если это российская комедия из разряда «на один раз посмотреть»? Там явно будут какие-то сцены, и именно из-за них фильм получил маркировку 6+, что там смотреть 7-летнему ребенку?

С. Занько: Если ты говоришь, что это полный бред, то почему возникла такая возможность — оштрафовать на такие немаленькие деньги кинотеатры?

М. Пасютин: Вопрос опять же лежит в юридической плоскости.

С. Занько: Юридической, ты считаешь?

М. Пасютин: В последнее и тут, и там слышишь про противопоставления России и Запада, не просто Запада, а Америки конкретно. Мы же все превращаемся в американское государство, в котором самые обеспеченные, самые важные с точки зрения социального положения люди — это юристы, потому что если у тебя есть деньги на юриста, ты можешь доказать что угодно. Если у тебя есть деньги на юриста, ты можешь выгуливать собаку где хочешь, когда хочешь, а если нет денег, то ты по этому квадратному метру свою собачку выгуливать не можешь, потому что у соседа есть деньги на юриста, и он тебя засудит. Мы, как бы это парадоксально не звучало, превращаемся в такое же государство, где от трактовки в конкретным названием суд будет зависеть, прав ты или не прав, и что с тобой дальше будет происходить.

С. Занько: Я тебя еще хочу спросить о мероприятии, на которое ты был — это не секрет, ты в Фейсбуке это вкладывал. Это по поводу выступлений, как некоторые товарищи обозначают, показа стриптиза в таком большом и важном культурном заведении, как Филармония. Руководитель танца «Гранд Па» Николай Ласкин подал письмо в комиссию по образованию, науке, культуры и делам молодежи, написал, что выступление коллектива «Дамские угодники» в Филармонии — это плохо, потому что это тоже пропаганда не тех ценностей.

М. Пасютин: У меня вопрос к господину, который так печется о пропаганде не тех ценностей. Первый — был ли он там, второй — о пропаганде среди какого населения так сильно переживает этот самый господин? В зале было 5-7 мужчин вместе со мной, это раз. Второе — женщин там было ровно две категории. Это либо девушки в возрасте 25-27, либо женщины 45+. кого пытается защитить, от какого растления, от пропаганды каких ценностей? Это шоу — узаконенный стриптиз на сцене культурного заведения, это правда. Это возникает от одной физиологической особенности мужского тела. Дело в том, что стриптиз предполагает раздевание до нижнего белья, и любой мужик в трусах — это уже стриптиз. Женщина в бюстгальтере — это еще не стриптиз, без него — стриптиз, а мужик в трусах — это уже стриптиз. У нас такой стриптиз в огороде вечером в любом садоводческом обществе летом можно наблюдать. Это не является пропагандой, хотя рядом у соседей, и дети, и этот пьяный сосед то ли еще будет вытворять с лопатой на грядке. Тут очень трудно понять, стриптиз это или нет. Если люди красиво танцуют — а они правда красиво танцуют, у них очень красивые номера, они умеют завести публику, умеют работать с публикой, и не только на языке тела и танца. Они прекрасно организуют шоу, работают два прекрасных ведущих — многим кировским ведущим следовало бы у них поучиться. У этого шоу есть какой-никакой, но сценарий. Я бы этого дядю пригласил в следующий раз, я даже готов посодействовать в том, чтобы он туда прошел и посмотрел. Я просто боюсь, что он разочаруется после этого не в танце, а в людях. Если у этих тетенек отобрать то, что приезжает к ним два раза в год на сцену Филармонии, они же порвут этого дяденьку.

С. Занько: Ты предлагаешь представить — посмотрите, кто у нам пришел...

М. Пасютин: Мне кажется, что он отзовет эту историю. Она и правда попахивает бредом. Если мы хотим, чтобы у нас другие ценности формировались в подрастающем поколении, надо не этим заниматься — надо заниматься подрастающим поколением.

С. Занько: Мы сейчас не говорим о подрастающем поколении. Прямой вопрос — ты зачем туда пошел?

М. Пасютин: Я туда жену повел.

С. Занько: Сам?

М. Пасютин: Конечно, сам. Среди тех, кто туда пришел, еще было 5-7 таких человек. Кстати, очень интересно ведущие эту тему отыгрывают. Они спрашивают, есть ли мужчины в зале, и когда они встают, интересуются, с женой ли они пришли или ой-ой, если пришли один, то для нас, для труппы, это страшно. Я привел жену посмотреть. Мы ходили на одно аналогичное шоу. Кстати, в Перми шикарная школа стриптиза, я это знаю из того, что мой брат там живет, и как-то я был на его юбилее, и жена ему сделала подарок — заказала стриптизершу. Я так чувствую, сейчас этот дядя настрочит письмо и на моего брата куда-нибудь. Мы тогда эту тему обсуждали — в Перми шикарная хореографическая школа, а стриптиз — это разновидность хореографии. Стриптиз по большому счету — это древнее искусство, если уйти от того, что часть людей сейчас вкладывает в стриптиз, исключительно пошлость и так далее. Это все-таки искусство, в первую очередь искусство эротичного танца, а эротика и порнография — это разные вещи.

С. Занько: Не будем сейчас разбираться, в чем тут разница.

М. Пасютин: Я его приглашаю, пусть сходит, посмотрит. Но показывать его, Света, нельзя никому, потому что его просто реально порвут.

С. Занько: В Интернете его можно найти, он представился, так что интересующиеся могут найти и сказать ему что-то по этому поводу. У нас с тобой остается буквально четыре минуты до перерыва. Я хочу «добить» это время еще одной культурной темой. Наверняка ты уже много об этом читал и слышал. Глубокое чувство тревоги вызвала у организаторов движения «Суть времени» выставка «Ниже Нижнего», и не только у них — туда подключились казаки, выражая свою тревогу массовым приходом на выставку, требуя ее закрыть, и даже Вятская епархия к этому подключилась. Какие чувства у тебя вызывает это событие, какие мысли? Ты тоже считаешь, что это своеобразный пиар, но только уже со стороны общественных организаций и не общественных? Или это какой-то общий показатель уже определенного слоя общества?

М. Пасютин: Мне кажется, мы вообще оказываемся в ситуации, когда мы перестаем быть терпимыми друг к другу. Это такие звоночки критичные. Я боюсь, что за всей этой историей мы не заметим, как превратимся в людей (вот журналистов обвиняют в этом), считающих, что есть моя точка зрения, и неправильная. Я не был сам на этой выставке, и так вот объективно обозначить собственную оценку не могу, но такие истории, такие поступки и заявления лично меня напрягают. Не ходите, не смотрите, не водите детей, но являться, чего-то доказывать — глупо.

С. Занько: Интересно, что с разных сторон поступили такие требования и заявления. «Суть времени» - прокоммунистическое движение, казаки объединились и епархия.

М. Пасютин: Это же вполне известный феномен — дружить с кем-то всегда сложнее, чем дружить против кого-то. Мы постоянно это наблюдаем, просто редко рефлексируем. Посмотри, что происходит на политической арене перед выборами. Те, кто еще год назад за один стол рядом обедать бы не сели, сейчас объединяются против кого-то. Психологи давно говорят, что дружить против кого-то очень легко, это ненависть, которая сама по себе является очень сильным чувством, или нетерпимость к чему-то, они же объединяют людей. Люди обо всем забывают, если надо кого-то запинать — это же бога ради.

С. Занько: Найти общего врага...

М. Пасютин: Это самое страшное, если наше общество начнет к этому скатываться.

С. Занько: Это особое мнение Максима Пасютина, директора кировской «Комсомольской правды». Мы вернемся через пару минут, когда закончится реклама.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Напротив меня свое особое мнение высказывает Максим Пасютин, директор кировской «Комсомольской правды». С культурой закончили, сейчас поговорим о делах житейских. Я хочу тебе рассказать о том, о чем говорил Дмитрий Драный на заседании общественного совета по дорогам. Это предлагаемое решение, которое уже практически утверждено. Он говорил о ремонте дворов и непосредственно о софинансировании ремонта, либо о дополнительном благоустройстве придомовой территории со стороны жильцов. Это будет основным критерием выбора дворов, ремонт которых пройдет в следующем году. Если в этом году еще был какой-то график по заявлениям, если мы ремонтируем, я цитирую Дмитрия Драного, «подъезды, тротуары, устанавливаемые бордюры, стоянки, то в приоритет попадают те дворы, которые строят спортивные площадки, детские площадки и так далее. Нам надо создать некую конкурентность, и я предлагаю разработать критерии конкурсности на попадание, где одним из критериев будет софинансирование». И там такая система баллов определенная. Это предложение, с одной стороны, кажется вполне себе таким логичным, с другой стороны, комментарии, которые я вижу после этих сообщений в Интернете, это что-то в следующем духе: «совсем с ума сошли, может, и ужин с завтраком им жевать?». Видимо, жалуются на плохую работу администрации. С другой стороны, человек говорит: «Я плачу 13% НДФЛ, коммунальные платежи и прочее, зачем я должен еще что-то платить? Куда налоги моим делись?».

М. Пасютин: Конечно, как всегда это в России было, народ понять можно, у народа эмоции. Я не думаю, что коммунальные платежи будут каким-то образом закрывать эти вопросы инициатива правда кажется логичной, смущает и удивляет только одно, на самом деле — это то, что мы получим два типа дворов в городе Кирове. Одни дворы будут ухоженными, на них будут спортивные сооружения, детские площадки, они будут отремонтированы, их приведут в порядок, а другие дворы будут без первого-второго-третьего, и еще и не отремонтированные, безобразные. Я, конечно, понимаю такой глубокий подтекст и желание городских властей привлечь внимание к общественности, неким образом гражданскую позицию в людях пробудить, но, с другой стороны, я вспоминаю, как часто об этом в самом начале своего губернаторского срока говорил Никита Юрьевич Белых, и как редко об этом он вспоминает теперь. По всей видимости, за все годы, которые здесь провел Белых, он уже и не поверил, что здесь можно что-то в этом смысле разбудить. В целом в российском обществе трудно разбудить эту активность, поэтому да, получится жестокая картинка. Те, кто боле активен, у кого есть деньги, они получат хорошие дворы, а все остальные окажутся просто в ужасном состоянии, положении и так далее.

С. Занько: Наверное, я могу подтвердить твои слова с проектом местных инициатив, который, на самом деле, лично мне очень нравится. Эта реализованная инициатива Никиты Белых, эти местные инициативы шагнули за пределы области, города, люди ремонтируют дороги, дворы и так далее, скидываясь и имея какую-то поддержку. Я знаю ситуацию, что из года в год те самые активные граждане, соседи, получают эти вещи, а те, кто не могу объединиться раньше, не объединяются и сейчас.

М. Пасютин: Вот, я о том же говорю, как раз хотел тебе напомнить этот же пример. Это страшно, мы какую-то часть общества вовлекли в этот процесс, а вторая часть не только оказалась не у дел, она в итоге получила еще хуже, чем у них до того было. С одной стороны, с колокольни сказать, дескать, сами виноваты, но, с другой стороны, есть такое понятие, как выборы, и говорить такое свысока слишком опасно. Рано или поздно и Драный, и Белых будут вынуждены искать другие формы для того, чтобы достучаться до горожан. У нас слишком низкий уровень понимания того, что и как устроено. Конечно, можно поразмыслить: если двор у моего дома хорошо обустроен, в нем есть площадка, он отремонтирован, то, наверное, я смогу дороже квартиру продать. У нас люди не мыслят такими категориями, не интересует их этот процесс.

С. Занько: Я думаю, что как раз интересует, но в наших домах живет не один и не два человека. Складывается такая ситуация, на собственном примере знаю, когда ты просто не можешь достучаться до своих соседей, и вынужден просто жить в таких условиях, либо продавать и уезжать в хороший двор.

М. Пасютин: Это отдельная история, и это глобальная проблема. Я просто знаю, обсуждал со знакомыми энергетиками. Думаю, и ты тоже слышала эту историю — в этом году они, например, собираются отказываться от централизованных договоров и хотят собирать деньги напрямую с каждой конкретной квартиры. Для меня как человека, который исправно платит за коммунальные услуги, электричество, воду и все прочее, жутко неудобно. Меня устраивает, что управляющая компания по одной квитанции, включая электричество, берет с меня деньги, я хожу платить в одно место раз в месяц и сплю спокойно. Я в то же самое время понимаю энергетиков, которые говорят: «ты платишь, а твой сосед не платит уже три года, и нам, управляющей компании, перечисляют не всю сумму». Где уверенность того, что за тебя они заплатили, а за него не заплатили, как это понять? К сожалению, так всегда. Есть некий гуманизм общества, мы должны в том числе думать не только о себе, а вообще в целом о людях. Мне это предложение кажется неоднозначным как минимум. Та же самая история, которая меня до сих пор очень сильно возмущает, я все жду, когда власть начнет ею заниматься — это стихийные парковочные места, которые якобы кем-то выкуплены и кем-то облагорожены, и теперь принадлежат кому-то конкретно во дворе. Слава богу, во дворе, где мы сейчас купили квартиру, этой проблемы нет, но там, где мы раньше снимали жилье, это была колоссальная проблема. Появляется человек, который вбивает табличку, пишет номер своего автомобиля, пишет, что это его парковочное место, и потом всех, кто встает на это парковочное место, начинает «проучать» за это любыми способами, не всегда законными. Доказать что-либо бывает достаточно трудно, разговаривать, портить отношения и настроение себе не хочется, и поэтому в какой-то момент времени ты плюешь и отступаешь. А ведь в городе это приобретает массовый характер. У людей, которые таким образом устраивают «свои» стоянки, один аргумент — «я здесь гребу снег», или «я сюда привез щебень», или «я здесь положил асфальт, поэтому это мое место». Дорогой друг, земля под этим — общая. Все это рано или поздно может привести к страшному конфликту, потому что люди, которые без автомобиля живут в этом доме, будут вполне вправе сказать человеку, который таким образом огородил место, что твой ребенок будет играть под твоим автомобилем. Свой кусок двора ты себе забрал, и в нашу песочницу лезть не надо. Это страшно. Инициатива Драного, конечно, не об этом, но она близка с точки зрения моделей поведения в обществе. Часть людей отремонтирует, сделает, а часть останется ни с чем.

С. Занько: Скажи, с твоей точки зрения, что должна делать на любом уровне, на самом высоком, и на уровне тер.управления? Они принимают сейчас такое решение, что все, ребята, кто софинансирует, тот будет жить хорошо, кто не софинансирует, то вы такие вот, вам все равно, или не можете договориться, и будете жить в своем почти «бомжатнике», неизвестно, во что превратитесь. Все, есть решение, ты звонишь в территориальное управление, говоришь, что все плохо в твоем дворе, спрашиваешь, что делать, а тебе будут говорить — договаривайтесь! Что вы, взрослые люди, не можете договориться? А люди годами уже договорится не могут.

М. Пасютин: Да. У нас похожая ситуация долгое время была в медицине. Если у тебя есть деньги, ты способен на платный прием прийти, без очереди. Если нет денег, то ты записываешься в бесплатную очередь и ждешь 2,3 месяца — неважно, дождешься ты или нет. Неважно, насколько это для тебя критично — у тебя же нет денег и возможности купить платный прием. Наверное, в свете того опыта, который на сегодняшний день в нашем городе сложился, однозначного решения нет. На мой взгляд, надо искать какие-то новые креативные формы. Когда я буду знать ответ на этот вопрос, Светлана, я буду не здесь сидеть, а на месте Драного и рассказывать об этом. Мне пенять на то, что Драный бестолковые вещи предлагает, ни в коем случае не хочется. Наверное, надо искать нестандартные формы. Например, искать спонсоров, которым интересно будет вкладываться в эти процессы...

С. Занько: Тебе сейчас на это скажут, что опять разводим тунеядцев. Люди не могут договориться, не хотят складываться, а мы еще и спонсора ищем. Вот такой элементарный вариант, как работа с населением, «выход в поле»...

М. Пасютин: Тоже вариант, причем объяснение с обязательной демонстрацией того, что это возможно, что никакие это не гигантские деньги. В чем еще фишка — почему отказываются от таких вещей? Потому что надо разом деньги выложить. А если бы эта система была организована чуть иначе, если бы каждый месяц брали небольшую сумму деньги для того, чтобы потом это накопилась, тебе пришли и сделали, все было бы логичнее и правильнее. Как вариант. Для нашего двора эта тема будет неактуальна, но если я правильно понимаю, в любо случае эту инициативу возьмет на себя управляющая компания. Они соберут деньги по квитанциям, впишут, разнесут, будут пользоваться ими, а потом будут осуществлять этот ремонт. Для людей, самое главное, это станет доступным. Основная проблема всех этих историй в том, что разом выложить деньги очень трудно. Может, банки предложат что-то, почему нет? Банки всегда умеют очень красивые схемы находить. Например, не хотят они называть кредитом, называют рассрочкой. А здесь предложат, придут, подпишут, подписи поставят, а потом в квитанции включат.

С. Занько: Все равно нужно работать с населением. Не просто декларировать, что это есть, а объяснить, вдохновить, чтобы не было такого раскола, который ты описал — часть города красивая и ухоженная, а часть в запустении. К сожалению, заканчивается время сегодняшнего эфира. Напоминаю, что это было особое мнение Максима Пасютина, директора «Комсомольской правды» в Кирове. Спасибо тебе, что ты пришел.

М. Пасютин: Спасибо, что позвали.

С. Занько: Меня зовут Светлана Занько. До свидания.

Комментарии (2)


Создание и продвижение сайта