Евгений Кокоулин, руководитель КРО партии "Яблоко"

Видео 14:34, 30 марта 2018 761 0

"Особое мнение" от 25.03.14

Евгений Кокоулин:
«Весь кировский бизнес работает по схеме ухода от налогов, по схеме обмана своих работников. При этом все понимают, что обманывают друг друга. Нужны такие налоги, от которых не хочется уклоняться. Год без налогов, полтора, потом минимальный налог и так далее...»


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Евгений Кокоулин

В. Сметанин: Начинается программа «Особое мнение». Здравствуйте, добрый день. Меня зовут Владимир Сметанин. Сегодня вторник, 25 марта. Я приветствую гостя нашей студии, Евгения Кокоулина, руководителя кировского регионального отделения партии «Яблоко», и, как мы часто еще вас представляем, правозащитника.

Е. Кокоулин: Добрый день. Приятного аппетита тем, кто обедает.

В. Сметанин: Напомню, что на нашем сайте echokirova.ru есть не только аудио-, но и видеотрансляция. Ежедневно, по будням вы можете найти там анонсы «Особых мнений», и если у вас есть такое желание, если вас заинтересовала личность, которая придет к нам в гости, то можете заранее оставить свой вопрос. Более того, в течение эфира тоже есть такая возможность, поэтому, если вам интересно, задайте вопрос Евгению Борисовичу. Сегодня 25 марта, профессиональный праздник работников культуры. С праздником поздравим. У вас еще какие-то претензии к культуре вообще?

Е. Кокоулин: Я считаю, что Россия — один из оплотов культуры. У меня есть не то столько претензии, сколько сожаления, что люди, которые на этом поприще работают, слишком бедны. Это их никак не принижает, не унижает, это просто повод для нашей страны, где живут богатейшие люди планеты, об этом подумать.

В. Сметанин: В Кировской области такая же ситуация?

Е. Кокоулин: В Кировской области не живут богатейшие люди планеты, но здесь достаточно людей, которые достаточно обеспечены, которые могут не только подачками, меценатством поддержать культуру, но просто добросовестной уплатой налогов.

В. Сметанин: Приходилось ли вам когда-то сталкиваться с этим в своей правозащитной деятельности, помогать работникам культуры?

Е. Кокоулин: Да, в колледже культуры был конфликт между коллективом и неким человеком. Не хочу его сейчас как-то огорчать, в плане того, что коллектив его не принял. Отмечу, что тогда очень мудрую позицию занял Александр Александрович Галицких, что еще раз говорит о том, что не надо всех людей, которые работают в администрации, в правительстве, «чинять» как недостойных. Там работают самые разные люди, зачастую им непросто.

В. Сметанин: Давайте с культурой на этом закончим. Перейдем к другим темам, которые договаривались сегодня обсудить. Начнем с темы, которая вчера обсуждалась в программе «Дневной разворот». Честно говоря, для меня это неожиданностью стало, потому что в выходные я этой новости не видел и ни от кого не слышал. Пришел в понедельник сюда, и все это свалилось, естественно, много мыслей, и вы уже включились в этот процесс — я имею в виду проверку наркоконтроля, которая состоялась в ночь с пятницы на субботу в баре «Che Pay», в одном из популярных мест в нашем городе. 52 человека было задержано, они были доставлены в управление, затем их отправили тесты сдавать в наркодиспансер...

Е. Кокоулин: Причем, замечу (извиняюсь, что перебиваю вашу мысль), последние из них вышли в субботу в 15:00, то есть, они с 01:00 находились там, в баре, потом в автобусах, то есть, фактически, все это время их свобода была ограничена.

В. Сметанин: У нас в эфире вчера прозвучала и оценка самих правоохранительных органов, и одного из совладельцев бара «Che Pay», и очевидцев этого события. Правоохранители уверены, что все было хорошо, все было соблюдено, все законно, правозащитники, в частности, юрист Ян Чеботарев полностью опроверг эту точку зрения — нет, огромные, процессуальные нарушения. Вы к чему склоняетесь?

Е. Кокоулин: К сожалению, или к счастью, не слышал ничего, поэтому буду рассказывать, что известно не из вашей программы, а что известно от участников событий. Уточним: 52 гражданина в «Che Pay» и два члена Общественной наблюдательной комиссии - Артур Абашев, который накануне был вторично избран главой ОНК...

В. Сметанин: Об этом чуть позже поговорим.

Е. Кокоулин: Нет, это единая тема, потому что все происходит очень плотно: днем Абашева избирают вторично председателем ОНК, который обязан следить за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания — тюрьмы, колонии и так далее. Вечером он, общаясь с Денисом Шадриным, тоже членом ОНК, получает звонок от председателя партии «Прогресс» Виталия Брамм, который находится в отличных отношениях с владельцами бара. Я тоже с ним вчера пообщался, в ходе разговора уточним некоторые обстоятельства. Выясняется, что людей задерживают, ворвались сотрудники в масках, сотрудника бара, который находился на фейс-контроле, ударили по голове. Я с этим человеком разговаривал, это не преувеличение. Кого-то поставили к стенке, кого-то на руки — была видеозапись.

В. Сметанин: Видеозапись, которая велась сотрудницей наркоконтроля.

Е. Кокоулин: Да, там было две камеры — ОВД и ФСКН. Кроме того, есть записи, сделанные камерами внутреннего наблюдения, которые были изъяты. Обе записи есть у владельцев, они пока не хотят их обнародовать. Почему? Они имеют свои контакты с полицией, их позиция в том, что они хотят дальше работать, не хотят конфликтов, они возмущены тем, что произошло, они не знают, почему это случилось, любой человек, который заходит в бар, может предположить, исходя из концепции этого бара, что это какое-то грязное местечко, где люди принимают наркотики и дерутся — нет, на самом деле, это очень спокойное место, где некоторые люди даже не употребляют алкоголь, как ни странно, веганы и так далее — есть такое направление молодежной субкультуры. Именно такие люди вчера оказались задержанными. Когда они хотели позвонить, спрашивали, в чем причина задержания, их оскорбляли, им наносились побои сотрудниками полиции.

В. Сметанин: Это вы на основе чего утверждаете?

Е. Кокоулин: Их рассказов. Я думаю, что ситуация постепенно будет проясняться. Понимаю, что есть позиция полиции, сейчас сожалею, что мы не ведем с кем-то диалог, может, это было бы интереснее. Замечу, что есть видеозапись, но эти записи не предъявляются.

В. Сметанин: Вам как удалось эти видеозаписи посмотреть?

Е. Кокоулин: Сейчас я говорю со слов очевидцев. Есть запись у руководства бара «Che Pay» с камер внутреннего наблюдения, есть две записи у сотрудников служб. Давайте, чтобы не было путаницы, перейдем к тому, как там оказались Абашеви Шадрин.

В. Сметанин: Думаю, многим нашим слушателям эта история известна, потому что неоднократно вчера прозвучала эта информация. Виталий Брамм позвонил, они приехали...

Е. Кокоулин: Приехали и оказались задержанными. Почему я так настойчиво обращаю внимание на записи - если действительно эти люди совершали некое противоправное действие, что мешает предъявить суду запись этих противоправных действий? При этом сотрудниками полиции заявлено, что на этой видеозаписи ничего такого нет, то есть, действий Абашева и Шадрина якобы нет. И Брамма тоже, потому что он был задержан к моменту, когда члены ОНК прибыли в бар «Che Pay», его, извините, уже раздевали, чтобы провести личный осмотр. Сразу замечу несколько вещей, которые задевают. Во-первых, это массовость задержания. По словам арт-директора бара, такого не было никогда в сфере ресторанного бизнеса. По его словам, он в этой сфере работает уже достаточно давно. Во-вторых, жесткость. Зачем вот так?

В. Сметанин: У нас есть примеры, которые в других регионах происходят и демонстрируются потом в Интернете, на телевидении. Действительно жестко.

Е. Кокоулин: В-третьих, два члена ОНК, которые имеют определенные полномочия за соблюдением прав человека в местах лишения свободы, которые сообщили об этом. Собственно говоря, они уведомили, что отправляются в бывшее Первомайское РОВД в отдел полиции №2, их из-за этого задержания фактически лишили возможности оказать помощь гражданам.

В. Сметанин: А вот как бы законно могла развиваться эта ситуация? Абашев и Шадрин приехали...

Е. Кокоулин: Они приходят, им сообщают, что задержанные отправляются туда-то, садятся в машину и едут туда, все. Не происходит ни скандала, ничего.

В. Сметанин: Имел сотрудник право попросить предъявить паспорт?

Е. Кокоулин: Также, как не имели права у него спросить удостоверения, собственно говоря, это и произошло. Паспорт был предъявлен, и никто не прятал документы. Кстати, с сотрудником полиции я виделся в тот же вечер, он производил мою видеосъемку, задавал странные вопросы, потому что я, прибыв после нашего разговора с Браммом, на Воровского, 8, оперативно-розыскная часть №3, пытался выяснить, где находятся задержанные члены ОНК, и меня к ним не допускали. Вот так я познакомился с руководителем спецоперации, который вел себя предельно странно. Не могу не поздравить радиослушателей с воссоединением России с Крымом — это произошло в тот момент, когда Президент подписал указ...

В. Сметанин: Вы имеете в виду задержание?

Е. Кокоулин: Да, то есть, это просто какой-то вызов нашему Президенту, демонстрация беззакония.

В. Сметанин: На основании чего вы можете это утверждать?

Е. Кокоулин: Конечно, я говорю с определенной иронией. Понятно, что Президент любой страны, в том числе нашей, не может контролировать всех сотрудников полиции, но все-таки нужно всегда действовать по закону, разумно и рационально. А совпадения эти неслучайны.

В. Сметанин: Поговорили мы об этом наполнили картинку, череда событий и фактов, ну а что за всем этим может стоять?

Е. Кокоулин: Самое интересное, что мы не знаем, что за этим стоит. Это может быть вообще совпадение. С одной стороны, им показалось, что эти два человека - представители мафии, вот эта мафия проклятая пытается пресечь эту борьбу с наркотрафиком. Я отмечу, что по имеющейся информации у одной девушки, посетительницы клуба, был обнаружен в крови наркотик, который она, судя по результатам экспертизы, принимала ранее, и якобы, или не якобы, было обнаружено некое вещество в туалете.

В. Сметанин: Эта девушка — еще +1 к тому, о ком писали?

Е. Кокоулин: Нет, это она и есть.

В. Сметанин: Мы почему-то думали, что это молодой человек, или мужчина.

Е. Кокоулин: Мне было сказано, что это девушка. Не буду настаивать. Не думаю, что это принципиально, потому что, согласитесь, когда из 52 у одного обнаружен в крови наркотик, конечно, плохо их принимать, но у нас нельзя людей задерживать потому, что находятся рядом, в одном месте с человеком, который принимает наркотики.

В. Сметанин: Составлялись ли протоколы об административном задержании всех 52 фигурантов?

Е. Кокоулин: Нет, протокольчики составлены только на членов ОНК на эту девушку, с которой работает адвокат. Все остальные просто побыли, съездили на автобусе на медицинский контроль. При этом все рассказывают одно и то же. Я понимаю, что всегда есть опасность того, что человек в ответственной ситуации что-то преувеличивает. Если почитать инструкцию, то при освобождении заложников первый пункт — не делать скоропалительных заявлений для прессы.

В. Сметанин: К тому же, если это бар, ночь пятницы...

Е. Кокоулин: Утомленность, опьянение — все бывает. Уже за многие годы правозащитной работы, всегда уже разделяю... На самом деле, опыт помогает разделить преувеличение и реальные факты. Не думаю, что люди придумывают, что наносились побои сотрудниками СОБРа. Зачем такое придумывать? Тем более, крепкие молодые люди. Причем расстались все «друзьями», даже совместно фотографировались.

В. Сметанин: Да вы что?

Е. Кокоулин: На следующий день, в 17 часов. Последние уходящие на свободу сфотографировались с СОБРовцами. Знаете, у сотрудников полиции есть привычка делать какие-то жесткие фотографии на телефон, в Интернет выкладывать.

В. Сметанин: Так что, можно искать в социальных сетях эти фото.

Е. Кокоулин: Знаете, не исключаю. Может быть, они обмениваются, просто демонстрируя телефоны друг другу, вот что произошло, тема получила общественный резонанс.

В. Сметанин: Несоставление протокола о задержании — это одно из оснований для жалобы в прокуратуру?

Е. Кокоулин: Конечно.

В. Сметанин: Что еще может быть основанием?

Е. Кокоулин: Необоснованное применение физической силы, оскорбления. Еще раз говорю — многое будет зависеть от позиции как самих задержанных, то есть, насколько они готовы, насколько боятся или не боятся...

В. Сметанин: Есть уже факты, вам известно, что кто-то уже написал?

Е. Кокоулин: Сейчас это обсуждается, но очень много будет зависеть от позиции владельцев, потому что им звонили их друзья в полиции, рекомендовали особо тему не поднимать. С одной стороны, я могу их понять, с другой — это ненормально, когда происходит такой полицейский налет, а после этого говорят: «С кем не бывает». Такое впечатление, что сейчас самое важное для полиции — доказать, что главными провокаторами, подстрекателями являются члены ОНК. На самом деле, они просто оказались людьми, которые исполняют свой гражданский долг. Я никак не говорю, что это плохие люди, или хорошие, мы не занимаемся такими характеристиками. Они делают то, что должны были делать.

В. Сметанин: Одна из версий причин этих событий — возможно, экономика, какие-то предпринимательские интересы в основе лежат, потому что странно — мы прекрасно помним, что в прошлом году произошло с «Фабрикой», пожар огромный. Увязывают это событие с том, что недавно произошло. Вы связь тоже не исключаете?

Е. Кокоулин: Не исключаю. Дело в том, что для кировского бизнеса вообще нормальная ситуация — бизнес будет успешен тогда, когда будет пользоваться поддержкой силовиков, сотрудников правоохранительных органов и так далее. Если он не пользуется поддержкой, то он не успешен. Это ненормально, но это так.

В. Сметанин: Давайте еще немножко коснемся того, что вчера в Ленинском районном суде происходило, куда пришли Артур Абашев и Денис Шадрин. В чем суть процесса заключалась

Е. Кокоулин: Уточним: Абашев и Шадрн получили свободу в субботу около 14:00 в связи с тем, что нужно было подготовить определенные вещи к судебному заседанию. Собственно говоря, что уже выявлено как факт на суде. Я пока от подробностей воздержусь, потому что очень важно, чтобы суд занял позицию закона и не был бы на позиции правоохранительных органов только потому, что это силовики. Факт, что они не отказывались от медицинского освидетельствования на предмет употребления алкоголя. Замечу, кстати, что у нас нет запрета на появление общественном месте в пьяной виде.

В. Сметанин: Нахождение в нетрезвом виде в общественном месте у нас все-таки карается.

Е. Кокоулин: Нет. У нас есть такая вещь, как вид, оскорбляющий честь и достоинство. Несколько лет назад, Владимир, была такая анекдотичная ситуация. Был составлен протокол на одного человека, якобы он совершал мелкое хулиганство, оскорбляющее достоинство. Спросил сотрудника полиции, в чем было оскорбление. У него была расстегнута куртка. Я никак не хочу пропагандировать употребление алкоголя, но нет такого запрета. Вы теоретически можете на прием к Никите Юрьевичу сходить подшофе, вдруг ему даже это понравиться, и он предложит рюмочку коньяка...

В. Сметанин: Давайте все-таки вернемся к Абашеву и Шадрину. Все-таки им вменяется несогласие с прохождением медицинского освидетельствования...

Е. Кокоулин: Они написали заявление о совершении преступления, а именно подлоге.

В. Сметанин: Нет, что именно им вменяется?

Е. Кокоулин: Степень вины была определена прямо на месте руководителем спецоперации. Обратите внимание, специально не называю фамилии. Он заявил, что Абашева надо оформить за сопротивление сотрудниками полиции, а Шадрина задержать до выяснения личности. Сейчас Шадрину вменяют мелкое хулиганство, которое якобы выразилось в использовании ненормативной лексики.

В. Сметанин: Вчера на суде лексика выяснялась?

Е. Кокоулин: Выяснялась, будем выяснять и дальше. Не буду подробно на этом останавливаться, поскольку мне интересно, что скажут другие свидетели.

В. Сметанин: Что за свидетели опрашиваются?

Е. Кокоулин: Это был сотрудник полиции и некие лица, которые находились в качестве понятых.

В. Сметанин: Понятые из числа гражданских?

Е. Кокоулин: Конечно, понятые — это независимые граждане всегда. Обычные люди, которые якобы шли по улице. Не знаю, как было на самом деле. Иногда в качестве понятых привлекают людей, которые с точки зрения полиции совершают мелкое хулиганство, например, пытаются справить мелкую нужду, как это бывает иногда у бескультурных людей — тема культуры нас просто преследует. Им говорят — пойдешь понятым, или протокольчик оформим за мелкое хулиганство.

В. Сметанин: Цепляют на крючок, что называется. В эту пятницу будет приниматься окончательное решение судом?

Е. Кокоулин: По Абашеву это будет в четверг, в 15:00...

В. Сметанин: Что им грозит? Арест?

Е. Кокоулин: Да, это может быть арест, может быть штраф. Я рассчитываю на то, что суд будет внимателен ко всем материалам. Если будет необходимость, будет назначено еще одно заседание. Давайте не будем предлагать решений, оказывать какое-то моральное давление. Давайте подождем. Еще раз подчеркну: полиция не предоставила никаких доказательств того, что было мелкое хулиганство.

В. Сметанин: С вашей точки зрения, как эта ситуация отразится на авторитете ОНК?

Е. Кокоулин: Меня больше беспокоит, как эта ситуация отражается на авторитете товарища Солодовникова. Обратите внимание на внешнее проявление деятельности нашего начальника УВД, с одной стороны, он ведет себя как крупный политик...

В. Сметанин: У наркоконтроля все-таки свой начальник.

Е. Кокоулин: Заметьте, задержание осуществляли именно сотрудники полиции, а не наркоконтроля. То есть, там участвовал СОБР, и операцией руководил сотрудник полиции, а не ФСКН. На мой взгляд, это тот случай, когда сам генерал-лейтенант Солодовников должен обратить внимание в том числе на работу пресс-службы, и на работу своих подчиненных, потому что ситуация абсолютно скандальная. Это урон информационный не только кировскому УВД, но Кировской области вообще. То у нас скандальная ситуация из-за Навального, то Абашев попадает под задержание, очень жестко и некрасиво, то двух членов ОНК, когда они пытаются разобраться с задержанием свыше 50 людей — это неприлично.

В. Сметанин: Все-таки, как это отразиться на ОНК?

Е. Кокоулин: Негативно, крайне негативно. Я не исключаю, что уважаемый товарищ Солодовников слушает вашу замечательную передачу: не надо защищать честь мундира. Если кто-то считает, что действия Шадрина превысили полномочия, то не придумывайте ничего. Я понимаю, что они могли что-то достаточно резкое сказать, но сразу за это надевать на человека наручники...

В. Сметанин: Но ведь это сотрудник полиции, оскорбление его может проявляться и в брани.

Е. Кокоулин: Оскорбление — уголовное преступление, но если я четко сказал: «Что здесь происходит? Где задержанные люди?» — это нормальная постановка вопроса. Я сам видел следы от наручников на руках у Абашева, я понимаю, что он их не сделал сам себе линейкой. Это ненормально. Не надо искать здесь политику, не надо искать, что кто-то хотел пропиариться, надо просто дать видеозаписи, которые есть, представить их в суд и не защищать честь мундира.

В. Сметанин: Каков будет исход, на ваш взгляд?

Е. Кокоулин: Не хочу гадать, еще раз говорю. С моей стороны сделано все, чтобы эти люди были оправданы. Я представляю, что такое суд. Помните историю с задержанием людей в связи с деятельностью «ТеррорСпорта»...

В. Сметанин: «ТерраСпорта».

Е. Кокоулин: Я специально оговорился — действительно, действия носят террористический характер, это тупое продавливание совершенно безумного проекта, не нужного ни городу, ни Кировской области. Я вот получил вчера решение о десяти тысячах штрафа. Естественно, будет оспаривать. Суд явно предвзят.

В. Сметанин: Давайте немножко будем отходить от этих тем. Еще вопрос с ОНК — что там происходит? Артур Абашев сложил с себя полномочия, здесь его снова выбрали...

Е. Кокоулин: Знаете, Владимир, я Артура знаю давно, когда он еще занимался такой организацией, как НБП. Мы познакомились, когда он вместе с коллегами из других регионов проводил некую публичную акцию у Филармонии. Как раз их попросили последовать на Воровского, 8, а я не мог не обратить внимания на действия сотрудников полиции. Он человек энергичный, амбициозный. В данном случае, встав во главе ОНК, он все сделал правильно. Я считаю, что это хорошая кандидатура. Я видел его в деле, я видел его со стороны. По-моему, его кандидатура лучше тех, которые обсуждались.

В. Сметанин: У нас есть еще несколько тем для обсуждения, в том числе и выборы в Общественную палату, которые завтра состоятся, и другие события, которые обсуждаются в последнее время в нашем городе. Обо всем об этом мы с вами поговорим после небольшого перерыва.

Реклама.

В. Сметанин: Да, это особое мнение Евгения Кокоулина, руководителя кировского отделения партии «Яблоко», правозащитника. Мы продолжаем. Проанонсировал уже тему с выборами нового секретаря Общественной палаты Кировской области, они состоятся завтра, 26 марта. Напомню, что бывший секретарь палаты Тахир Мамедов отбыл в Общественную палату Российской Федерации. Временно его обязанности исполняет Марат Френкель. Очевидно, что завтра у нас новая фигура появится, а, может быть, и Марат Ошерович продолжит. Собственно, на какие изменения надеетесь в работе Общественной палаты с приходом нового секретаря?

Е. Кокоулин: Важна не персона, важная сама позиция. Мне очень понравилась позиция Марата Ошеровича по теме о строительстве в парке у Дворца пионеров, когда он, человек, воспитанный в «старой» культуре, высказался четко и ясно против этой безобразной стройки, это говорит о том, что у Марата Ошеровича есть потенциал. Я не член Общественной палаты, но, естественно, буду работать с любым...

В. Сметанин: А хотели бы?

Е. Кокоулин: Быть членом? Вы знаете, абсолютно не принципиально. Самое важное, чтобы люди, которые в ней состоят, приносили какую-то пользу. Здесь, наверное, лучше не со мной поговорить, а с членами палаты.

В. Сметанин: А вы какую-то пользу конкретную видите?

Е. Кокоулин: Наверняка она есть, но я, может быть, не все знаю. Я хотел бы дать такой деликатный проект. Еще раз говорю: были примеры, когда члены Общественной палаты занимали принципиальную позицию... Кстати, еще такой пример — Олег Ткачев, который тоже может стать секретарем, я не знаю, мы такие планы просто не обсуждали. Он очень активно делал все возможное, чтобы освободили всех задержанных в пятницу граждан, он является их представителем в суде, также как и Михаил Плюснин. Так что там есть достойные люди. Я никого не рекламирую. Знаю, что они есть.

В. Сметанин: Кстати, до сих пор не ясен, не опубликован список тех членов Общественной палаты, которые хотели бы занять секретарское кресло.

Е. Кокоулин: Я хотел сказать о том, как она вообще работает. Все дело в том, что, когда я впервые пришел на заседание Общественной палаты, мне было указано на дверь. Безо всякого основания. «Он не член Общественной палаты, что он тут делает?», — сказал уважаемый Тахир Алиевич. Это поддержали все присутствующие. Если они считают, что вошедший гражданин, не важно, возглавляет ли он отделение партии, занимается ли правозащитной деятельностью, знаком ли он со всеми присутствующими — ему все равно говорят, что нельзя ему здесь находится.

В. Сметанин: Вы не возразили? Высказались?

Е. Кокоулин: Возразил. Знаете, здесь как участие России в «семерке» или «восьмерке» — если не хотят, то и не надо. То же самое и здесь. Если Общественная палата считает, что нужно работать ей в закрытом режиме, то и не надо. К сожалению, были такие эпизоды, которые я наблюдал лично. Один член Общественной палаты, не самый плохой, может быть, человек, сказал: «Я буду оглашать информацию из «красного» дома». Понимаете, кровь стынет в жилах. Наверное, дом Булычева имеется в виду, ну и что? Как вообще Общественная палата может работать в закрытом режиме? Я думаю, что даже правительство Кировской области не имеет таких вопросов, которые обсуждаются в закрытом режиме. У нас есть военное предприятие, оборонное, но тем не менее, информация в закрытом режиме может обсуждаться только в федеральном правительстве.

В. Сметанин: В общем, по большому счету, для вас не важно, кто возглавит Общественную палату, главное, чтобы она была эффективна и полезна для жителей города.

Е. Кокоулин: Почему так много уделяют внимания Общественной палате? Не потому ли, что у нас нет достойного представительного органа Заксобрания, городской Думы? Не потому ли, что эти люди, которые должны быть близкими каждому избирателю — вот возьмите любой сюжет какого-нибудь дурацкого американского фильма. Что делает женщина, которую обижают? Она говорит, что все расскажет сенатору. Она прямо сейчас позвонит и скажет. На самом деле, это нормальная ситуация, когда депутаты Заксобрания, городской Думы в постоянном контакте с избирателями. То, что этого нет — и мы начинаем придумывать квазипарламенты, эти Общественные палаты и так далее.

В. Сметанин: Я бы хотел сейчас перейти к предложению общественного деятеля, депутата Заксобрания. Я имею в виду Валерия Туруло. Он предложил ввести в Уголовный кодекс статью, наказание для работодателей, которые сознательно не заключают трудовой договор со своими сотрудниками.

Е. Кокоулин: Совершенно нормальное предложение.

В. Сметанин: Я предполагал, что вы его поддержите.

Е. Кокоулин: Вы понимаете, Валерий Николаевич вообще был очень достойный, при всем уважении к Сергею Данеляну, руководителем, защитников прав предпринимателей. Он как депутат проделал огромную работу по защите малого бизнеса. Я всегда подчеркиваю, что малый бизнес — это не развитие, это просто самозанятость. Он должен быть, благодаря ему мы можем покупать любые вещи в шаговой доступности и так далее. Кстати, сошлюсь на личный опыт, никогда никому это не говорил: я с группой предпринимателей ездил в Москву с целью пикетирования, с требованием защитить кировский малый и средний бизнес. Мы пошли к зданию правительства. Идем мимо неформального мемориала, посвященному московскому восстанию 1993 года и видим ларек, торгующий пирожками недалеко от правительства. Никто его не запрещает, не гонит, думаю, он до сих пор там стоит.

В. Сметанин: По поводу предложения Туруло, насколько это актуальна эта проблема для нашего города, на ваш взгляд?

Е. Кокоулин: Весь кировский бизнес работает по схеме ухода от налогов, по схеме обмана своих работников.

В. Сметанин: Но договор при этом есть.

Е. Кокоулин: Всякое бывает. Эта такая система, когда все понимают, что обманывают друг друга. Поэтому предложение Валерия Николаевича я рассматриваю как первый шаг в направлении этом. Все нужно делать легально и открыто, не придумывать вещи, которые запутывают и ничего не объясняют.

В. Сметанин: Возможно, еще какие-то меры нужны по налаживанию взаимоотношений между работодателями и сотрудниками?

Е. Кокоулин: Нужны такие налоги, от которых не хочется уклоняться. Год без налогов, полтора, потом минимальный налог и так далее. То есть, мы должны четко понимать, кто вообще ушел в эту сферу. Я с этими людьми общался, многих знаю, у многих высшее образование, многие работали инженерами на предприятиях, которые были закрыты. Они создали себе работу, это то, что я назвал самозанятостью. Это не их вина, это где-то даже их беда. Многие бежали вследствие того, что начались военные действия в Закавказье. Это не их вина, что государство не смогло сохранить стабильность на своей территории.

В. Сметанин: Коль уж мы упомянули имя Валерия Николаевича Туруло, еще одна тема, которая прозвучала накануне, насчет проблемы нестационарных объектов. Сейчас, правда, Туруло ушел в тень, все заслуги приписываются уполномоченному Данеляну.

Е. Кокоулин: Да, хотя я с большим тоже уважением отношусь к Сергею Эдуардовичу, тоже давно его знаю. В любом случае, он сделал правильно, что поддержал эту ситуацию.

В. Сметанин: Подписано наконец-то соглашение между главой города и уполномоченным по правам предпринимателей №142 о нестационарных объектах, которые не были включены в схему размещения, они все-таки туда включены. Но опять-таки предпринимателям предъявлены некоторые требования, что павильон должен соответствовать, что прозрачная схема работы должна быть, абсолютно «белая» зарплата и другие нюансы. Поддерживаете?

Е. Кокоулин: Абсолютно нормальная позиция, более того, чтобы соблюсти честность, сидящий в этом здании Олег Прохоренко предложил шикарную идею: оформлять киоски интересным дизайнерским решением. Покупать хлеб в киоске, оформленном, как буханка —это его идея, я не претендую. Почему нет?

В. Сметанин: А кто-то скажет, что черте-что опять понастроили.

Е. Кокоулин: У нас город несколько сероватый, не хватает ярких красок. Пусть они будут. Тем более, те же гиперпроекты, та же «вставная челюсть» — «Хилтон», страшное слово, от слова «хилый», видимо — это правда страшно. Там была визитная карточка нашего города, русская красавица встречала на фасаде гостиницы «Вятка», и вот появляется «Хилтон». Понятно, что нужны новые гостиницы, но не таким способом. Поэтому, если введем малые архитектурные формы, приятно оформленные киоски, тем более что люди наверняка будут вынуждены сделать такие вещи, тем более, еще раз подчеркну — не надо думать, что это люди примитивные. У многих из них одно или несколько высших образований, многие могли бы работать совершенно в другой сфере и руководить тем же «Глобусом» лучше, чем Олег Березин, извините. Зря я вспомнил фамилию, если человек в тюрьме сидит.

В. Сметанин: Есть такая точка зрения, в частности, руководителя организации «Опора России» Андрея Вавилова. Он говорит, что ларьки — это такая песочница, детский сад, чтобы предприниматель мог «набить руку», понять, как работает бизнес. Ларьками долгое время заниматься человеку нельзя, он все равно должен развиваться, он должен брать более крупные объекты, проекты реализовывать. Согласны вы с такой точкой зрения?

Е. Кокоулин: У них ведь есть такой проект, холдинг «Все для вас» — тоже неплохая идея, опять же ее «отцом» является Валерий Николаевич Туруло, но никто же не говорит, что так все и будет. Это могут быть в дальнейшем какие-то небольшие магазинчики и так далее. В любом случае, сама ситуация, когда у нас процветает только тот бизнес, который дружит с администрацией, это ненормально. У нас масса незанятых ниш, совершенно безобразно устроено управление коммунального хозяйства города. Вы говорите про малый и средний бизнес. А что такое управляющая компания? Это и есть малый и средний бизнес.

В. Сметанин: В зависимости от размеров компании.

Е. Кокоулин: Я понимаю, у нас нет крупных управляющих компаний, о которых можно говорить, что они богатые. На самом деле, есть масса сфер, где малый и средний бизнес должен работать, и надо сделать так, чтобы от их деятельности была реальная польза. Опять же обращаясь к теме строительства: город должен быть хозяином, не застройщик говорит, что здесь хочет строить, а город говорит, что надо делать так-то, так-то и так-то.

В. Сметанин: Сегодня мы всю программу, которая уже заканчивается, говорим о работе общественников, общественных организаций, правоохранителей. Я хочу сейчас зациклить, и, с одной стороны, общественным активистам спасибо, что очередного пьяного за рулем выявили у нас. Я напомню, что в прошлые выходные «Ночной патруль» помог задержать пьяного руководителя следствия по Первомайскому району, правильно я говорю, Дениса Головкина. Слышали уже об этом? Не первый и не второй уже случай, постоянно задерживают сотрудников правоохранительных органов. Доколе, хочется спросить?

Е. Кокоулин: Не надо на этом основании делать вывод, что все они там потенциальные пьяницы. Вопрос в том, что любой может проколоться, также, как в ситуации, которую мы обсуждаем, со спецоперацией в клубе «Che Pay». Если кто-то прокололся, то руководство не должно этих людей отмазывать, думая, что сегодня мы их отмажем, а завтра нам что-нибудь поможет. У меня такие мысли возникают. Если вы отмазываете тех, кто потенциально готов к гадостям, значит, вы сами готовы к гадостям. Есть еще один критерий, раз уж мы заговорили про сотрудников полиции, очень яркий критерий, который лично для меня будет указывать на то, можно или нет доверять начальнику УВД Солодовникову — это перекрытая улица Молодой Гвардии. Там нет подъезда к зданию УВД, там есть шлагбаум, который перекрывает улицу совершенно безосновательно. Эта тема обсуждается уже много лет, но она не обсуждалась в плане деятельности очень популярной фигуры Солодовникова. Он каждый день ходит или ездит на работу, наверняка видит этот шлагбаум. Просто у меня возник вопрос, когда, в связи с каким решением установили этот шлагбаум, зачем, почему, нужен ли он там, есть ли какая-то реальная угроза, а если реально захотят террористы что-то взорвать, будет ли этот шлагбаум препятствием?

В. Сметанин: Нам пора заканчивать, к сожалению. Евгений Кокоулин, руководитель кировского регионального отделения партии «Яблоко». Спасибо большое, до новых встреч.

Е. Кокоулин: Вам спасибо. Удачи.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта