Лев Шварцблат, директор УДМЦ "Бизнес-инкубатор"

Видео 14:34, 30 марта 2018 520 0

"Особое мнение" от 13.03.14

Лев Шварцблат:
«Видимо и правительству, и депутатам выслушивание аргументов (ред.: по задержке строительства промпарка в Вятских Полянах) надоело, и они не видят другого способа, кроме как ездить раз в две недели. Тогда что-то сдвинется, и они наконец-то увидят результат. Но это, мне кажется, какая-то крайняя мера. Следующая - это просто правительству там поселиться и жить, наблюдая каждый день, выходят работники - не выходят... Ну что еще дальше можно придумать? Только самим если строить...»


Печатная версия передачи:

Ведущий: Светлана Занько

Гость: Лев Шварцблат

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Сегодня четверг, веду эту программу сегодня я, Светлана Занько, и мой гость – Лев Шварцблат, директор Учебно-делового Молодежного Центра Бизнес-инкубатор. Лев Давидович, добрый день.

Л. Шварцблат: Добрый день.

С. Занько: Что-то погода подкачала, снежные и водяные потоки скатывались с вашей куртки, когда вы зашли.

Л. Шварцблат: Да, у нас весна такая, она то придет, то уйдет. Видимо, никак не может определиться…

С. Занько: У нас не только весна не может определиться, что с Кировской областью, приходить в Кировскую область или подождать еще. Хочу начать с приближающихся событий. На 16 марта запланирован митинг, который называют народным сходом, на Театральной площади в поддержку населения Украины. Там некоторое количество организаций, в том числе «Боевое братство», совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов, Российский союз ветеранов Афганистана, некоторые партии и другие. Они собираются выйти на Театралку и провести такой народный сход в поддержку населения Украины. Как вы вообще относитесь к народным сходам? У нас это первый, по-моему, народный сход.

Л. Шварцблат: Честно сказать, если люди по своей инициативе приходят, то относиться можно к этому только положительно, потому что если люди сами собрались и хотят какую-то точку зрения высказать, то в этом явно ничего нет плохого. Другое дело, что по информации, которая бывает в СМИ, в интернете, что достаточно часто эти мероприятия производятся не по доброй воле людей. А есть те, кто финансирует, им нужно для каких-то своих целей, для создания картинки, еще для чего-то. Они платят – люди приходят, тут явно ничего хорошего в этом нет. А если мы будем по собственной инициативе собираться и выражать свою точку зрения, наверное, это правильно, потому что… Ну, а как еще, каким способом можно ее еще донести? Даже не то что до властей, а до других людей. Потому что в эпоху интернета… Первоначально нам казалось, что интернет – свобода, там все можно написать. Сейчас и последние события на Украине…

С. Занько: Мы уже видим, что не свобода и все писать нельзя.

Л. Шварцблат: Отличить, где там опять проплаченный человек и где истинная точка зрения, а где Photoshop, где что-то еще очень сложное. Поэтому мне кажется, что одна из главных проблем – это проблема понимания реальности происходящего. У меня понимания, что происходит в Украине, нет. Там и знакомые есть, и людей спрашиваешь, настолько все разные точки говорят. Смотришь наши телеканалы или «Euronews» - совершенно разные картины, как будто вообще про разные страны рассказывают. Потом представления нет, поэтому… Надо защищать кого-то? Не надо защищать кого-то? Хорошо там или плохо? Очень сложно точку зрения выработать самостоятельную.

С. Занько: А вы считаете, что выход на Театральную площадь перечисленных мной организаций – это эмоциональное решение этих людей или в данном случае (я основываюсь на том, кто выходит) есть некоторые интересы.

Л. Шварцблат: Знаете, какой у меня взгляд на эту ситуацию… Действительно, Крым всегда был российским. Если мы посмотрим Севастополь, вспомним историю, которую мы все в школе изучали, прекрасно знаем и помним Вторую Мировую войну. Т. е. для нас, тех кто живет в России, это тема близкая. Другое дело, когда, например, Англия и Аргентина воюют за Фолклендские острова, это нас не очень заинтересует. А то, что происходит в Крыму, это для многих людей это тема болезненная. И мне кажется, что тут неправильно делала Украина, когда, в силу исторических событий, Крым оказался в составе Украины, а не России. Они начали такую долгосрочную игру с Россией: оставим флот – не оставим флот, повысим плату – не повысим плату, пустим Америку – не пустим Америку. Конечно, это и власти нашей страны. И это многих людей в нашей стране волнует и не может оставить равнодушным. Если бы Украина сказала: «Да, так случилось, что теперь Крым в составе нашего государства, но мы понимаем историю, понимаем, что это база. Давайте мы подписываем не до 17-го года, а навсегда. Это всегда будет Российская база, вы тут остаетесь. И это никогда больше не обсуждается». И тогда, мне кажется, ситуации этого года, когда там проводят референдум и пытаются присоединиться к России, ее бы не было. Но поскольку все время шла эта игра на нервах, а Крым очень близко к нам, это не Средиземное море, это вот буквально… Там у меня родственники живут, мы садимся на машину, приезжаем, час – и ты на море. Это действительно очень близко к нашим границам. И тут, наверное, в силу каких-то стратегических соображений, раз такая ситуация сложилась, ею воспользовались. И ссылаться на законы и т. д. после Косово очень странно, мы тоже все это прекрасно понимаем. Когда эта ситуация очень долгие годы развивалась, она всех нервировала, когда появилась возможность, Россия пытается использовать эту возможность в своих интересах. Исторически так произошло. Поэтому, может быть, те люди, которые выходят, действительно у них, может быть, эмоциональное отношение к этому есть, они его хотят продемонстрировать. С какой целью, сложно сказать. Наверное, лучше спросить у них, какие соображения ими в этом смысле двигают.

С. Занько: Оставим Украину в покое сейчас и эту тему. Перейдем к следующей. С инициативой сделать публичными бюджетные слушания, которые проводятся в Кировской области, выступил бывший секретарь Общественной палаты Кировской области Тахир Мамедов. Он об этом говорил в «Бизнес-новостях», мы это уже начали обсуждать, и некоторые наши спикеры высказываются. В частности, ректор «Вятского социально-экономического института» Владимир Сизов говорит, что это может повысить негативное отношение граждан к власти. Напоминаем, что бюджетные слушания проходят в Заксобрании, соответственно, и в Кировской Думе, если это городской бюджет. Вот, Тахир Мамедов считает, что если бы присутствовали граждане, то это было бы правильно, граждане бы знали, что обсуждается, как обсуждается. Чем мотивирует Владимир Сизов свое высказывание. Тем, что может негатив возникнуть к власти или увеличится негатив. Говорит, что люди не могут напрямую влиять на бюджетный процесс, а только могут быть слушателями. Кстати, они могут слушать и заседания ОЗС и Кировской городской Думы через интернет. Кроме того, он говорит, что грамотность населения по отношению к бюджету крайне низкая, поэтому это бесполезная затея, даже вредная. Вы как считаете?

Л. Шварцблат: Я совершенно согласен с тем, что у нас очень низкая грамотность населения, это постулат, который мы точно знаем и сталкиваемся с этим. Вообще очень странно, когда страна уже 20 лет живет в условиях рыночной экономики, при этом у нас в школьной программе вообще нет ни экономики, ни предпринимательства, ни финансов, и в этом смысле дети, заканчивая школу, институт, не очень представляют себе законы, которые существуют. И поэтому эти истории с пирамидами постоянно случаются. Они и будут случаться, потому что если человека не образовывать, то у него будет пробел в знаниях, соответственно, он будет постоянно попадать в ситуацию с какими-то людьми, которые его пытаются (очень часто успешно) обманывать. Поэтому в этом смысле совершенно верно, грамотность очень низкая. С другой стороны, у нас вообще публичные слушания не проходят. Как идет процесс: есть заседание правительства, они, кстати, тоже транслируются в интернете, все заинтересованные могут включить, посмотреть, послушать. Там, правда, не очень все это понятно, но возможность такая есть. После того, как все заинтересованные ведомства выступили, на заседании правительства диктуют свои предложения на финансовый год, чего они хотят, какие программы, какие деньги запрашивают, на какие цели. Департамент финансов комплектует бюджет, уносит на Заксобрание, они обсуждают. После этого происходят публичные слушания по бюджету. Там правительство области призывает всеми доступными способами, чтобы люди пришли и высказали свое отношение. Да, в этот момент уже бюджет сформирован, и обсуждать, с одной стороны, поздно. С другой стороны, если какие-то ценные были идеи, я думаю, что их бы точно услышали, но как показывает многолетний опыт, к сожалению, таких инициатив нет. Причем, насколько я знаю, это же общемировая тенденция. Я сомневаюсь, что в Америке большое количество граждан ходят в Белый дом и говорят, чтобы из этой статьи перенесли пару миллиардов вот в эту. Есть профессиональные организации, которые этим занимаются. Эту связь бюджета с населением должны обеспечивать депутаты. Есть два принципа формирования парламента: когда мы от партии формирует и когда от округа. Когда от округа, есть четкая привязанность к округу, во-вторых, там понятно, кто перед кем отвечает и отчитывается. Когда партийные списки, знаете, как сейчас было, когда в городской Думе, когда половина по округам, и непонятно, а половина – по спискам, и вроде они от всего города, от конкретного человека – нет. И перед кем они там, перед партией или всё-таки перед населением отчитываются? Поэтому я за то, чтобы на уровне города точно и на уровне Заксобрания региона, скорее всего, тоже, чтобы выборы происходили от конкретного округа, тогда через депутата – это самый простой, действенный и надежный механизм. Это если есть люди, у которых есть какие-то вменяемые инициативы, и депутат, который хочет людей слышать. Да, конечно, публичные слушания. Когда бы мы их ни проводили: на этапе формирования или на этапе обсуждения, - это действительно сложный процесс. Я наблюдаю за этим, но не могу сказать, что у меня есть существенные предложения, как этот процессу улучшить, потому что там все, что можно было улучшить, уже улучшено. Просто если денег мало, очень сложно улучшать. Когда кафтан маленький, его на большого человека очень тяжело… И все время компромисс идет. Поэтому можно до бесконечности призывать людей участвовать, но эффективным от этого процесс точно не станет. Мне кажется, что губернатор и правительство другую цель преследуют. Не секрет, что у нас налоги платить не любят, их, конечно, во всем мире платить не любят, а у нас и не любят, и не платят. И мы знаем многих людей, которые не платят, и знаем, что у нас большая часть бизнеса, к сожалению, не платит, но никакого другого способа увеличения бюджета нет, он формируется из того, что платят люди. Вот поскольку этого понимания между налогами и улучшением жизни не существует, цель этого обсуждения, чтобы все увидели, что он [бюджет] маленький, и поняли, что можно сделать. Вот в этом.

С. Занько: Сколько наработали, сколько заплатили, тем и распоряжаемся.

Л. Шварцблат: Совершенно верно. Плюс то, что нам федерация отдаст, но это уже процесс, от нас не зависящий. То, что мы заплатили и сформировали, налоги – вот то, что мы можем потратить на ремонт дорог, на строительство садиков, на какие-то такие вещи. То, что нам могут дать или не дать, это уже от нас очень мало зависит, и поэтому на что дают, какие приоритеты расставляют, на это регион и тратит.

С. Занько: Еще в копилку депутатов. Сейчас выбирают на место освобожденного от депутатства экс-гендиректора «Молота» Геннадия Бруснигина четыре человека. Я их перечислю. От «Единой России» идет Сергей Журавлев, от ЛДПР - Иван Пысин, коммунисты выдвигают директора вятскополянского водоканала Владимира Редькина, это вот три партийца, а еще один человек идет в порядке самовыдвижения, это Равиль Нургалиев, ООО «Молот армз» есть такой. Вы знаете хоть одного из этих претендентов?

Л. Шварцблат: Я там бываю достаточно часто, в Вятских Полянах, но никого из этих кандидатов не знаю.

С. Занько: Вам неважно, кто из этого списка станет депутатом?

Л. Шварцблат: Ну, наверное, важно, но…

С. Занько: Прежде всего, для Вятских Полян должно быть важно.

Л. Шварцблат: Надеюсь, что там избиратели знают и правильный выбор сделают.

С. Занько: А своего депутата вы знаете, от вашего округа?

Л. Шварцблат: Поскольку у нас по партийным спискам, то вот не знаю.

С. Занько: Это практически в 99-ти случаях я такой ответ слышу, что я не знаю нашего депутата.

Л. Шварцблат: Нет, Туруло.

С. Занько: Ваш депутат Туруло, как вы могли забыть? Его-то можно и запомнить. Но, мне кажется, это какой-то показатель того, что думают люди, и не только о бюджете, но и о Заксобрании в целом, о своих депутатах, когда не знают людей в лицо.

Л. Шварцблат: Действительно, в римском праве когда формировали государственную систему, систему сдержек и противовесов, она не случайно была разработана и свою эффективность доказала. У нас, к сожалению, получается очень сильный перевес в сторону исполнительной власти. И если мы посмотрим на Государственную Дума, на Заксобрание, как только появляется вакансия в исполнительной власти, то все депутаты с большим удовольствием тут же убегают и занимают свое место там. И только когда их уже отправили в отставку, они там с чем-то, может быть, не справились, они в качестве почетной миссии направляются в Совет Федерации или в Заксобрание, это показывает степень влияния и в целом отношение. Эта ситуация тоже неправильная, когда у нас такой сильный перекос. Понятно, что какие бы умные люди ни были в правительстве, как бы ни хотели все делать правильно, но в силу того, что это действительно очень сложная работа, это очень сложно сделать. А когда у тебя нет тех, кто тебе оппонирует, то получается, что решили, сделали, потому увидели, что неправильно, начали исправлять, а вот тот момент, когда можно было что-то подкорректировать, к сожалению, упущен.

С. Занько: В споре должна рождаться истина, да? Хотя наши депутаты в Заксобрании спорят, спорят достаточно активно, правда, не все, единицы.

Л. Шварцблат: Да, спорят, спорят, а насколько это влияет на принятие решения? В большинстве случаев, к сожалению, а может быть, к счастью, трудно сказать, но их голос не услышан, и те решения, которые были запланированы, они принимаются, и караван идет дальше.

С. Занько: Сейчас перейдем к денежной теме, поговорим о девальвации рубля. В нашем эфире, вспоминаю я «Разворот» минувший, который был на прошлой неделе. Одни эксперты заявляли, что нынешняя девальвация пойдет на пользу российским производителям, в целом оздоровит экономику, что мы ее ждали, что это хорошо, а другое говорят, что большинство потеряет. В частности, производители в Кировской области потеряют. Сейчас все технологии импортные, современные, на старых технологиях, на которых работали наши бабушки и дедушки, ничего не заработаешь. Это я цитирую Владимира Сизова, второй раз к нему сегодня обращаюсь. Он говорит, что и станки-то все импортные, и вообще зависимость у нас от импорта очень большая, поэтому девальвация, по крайней мере в ближайшей перспективе, позитивно не скажется. А вы как считаете?

Л. Шварцблат: Если смотреть с позиции нас с вами, то точно мы с вами не выиграем.

С. Занько: Уже проиграли, на 24% продукты подорожали.

Л. Шварцблат: Вот переезжаем на новую квартиру, покупал посудомоечную машину. Когда в январе узнавал, была одна цена, купил уже по совершенно другой. Я как потребитель за конкретную вещь заплатил больше, чем это было бы в другое время. Если мы решим поехать за границу, это все существенно подорожает, поэтому люди, которые живут в стране, они все проиграли. Ну, если только зарплата номинирована в евро или в долларах или очень большие валютные накопления, тогда не очень страшно. То к большинству жителей нашей страны это не относится, поэтому все в целом проиграли. Тут есть еще такая проблема, она заключается в том, что для каждого предпринимателя и вообще для человека очень важно иметь возможность планировать, планировать и прогнозировать. Когда мы выезжаем на Запад, общаемся там с людьми, которые в развитых странах, там достаточно все планируемо, прогнозируемо, эти колебания в процент-полпроцента – это максимум, что там происходит. Совсем другое дело у нас, вроде много лет жили, все стабилизировалось. Вдруг раз, и в один месяц все обвалилось. Во-первых, это говорит о том, что у нас, видимо, не такая устойчивая экономика, не настолько сильная, она может колебаться. Во-вторых, это говорит о том, что невозможно спрогнозировать. Ведь почему, когда в 90-ых была инфляция, с ней боролись? Не потому что сама инфляция плохая, а потому что большая инфляция не позволяет планировать и развивать производство. Если у нас магазин, мы купили по рублю, увидели, что цена подорожала, подняли цены, продали по два, купили по два, продали по три и т. д. Инфляция – мы повышаем цены. Совсем другое дело, если мы занимаемся производством: у нас с вами проект на 5-7-10 лет. Вообще нормальный срок окупаемости от 3 лет, если это производственное предприятие, то может быть и от 5 лет. У нас есть с вами какой-то план на 5 лет, в этом плане мы расписали наши затраты, доходы, кредиты и т. д. И вдруг посредине нашего процесса начинает что-то происходить, и все наши расчеты оказываются ни к чему, нам уже все пересчитывать, и мы понимаем, что уходим в глубокий минус. Соответственно, у нас всякое желание заниматься производством падает. И у людей, которые планировали заниматься, они тоже начинают понимать, лучше тогда в торговлю или вообще на депозит, в общем, что-то надежное. И вот это самый большой минус, что из-за инфляции, девальвации падает возможность планировать и прогнозировать, а экономика без этого не может развиваться. Основа экономики – это производство, производство – это долгосрочные процессы, тогда должна быть возможность планировать и прогнозировать. На месте, скажем, государства в такой ситуации должны быть какие-то специальные меры, снижение риска для тех, кто занимается производством, потому что если мы эту категорию людей теряем, то у нас остается продажа нефти и бюджетная организация.

С. Занько: А мы потеряем каких-то производителей вот в этом процессе, который сейчас идет, в процессе этой девальвации производства?

Л. Шварцблат: Вопрос в том, насколько глубоко они зашли. Если они достаточно уже глубоко, то у них нет вариантов, они будут достраивать производство. Те, кто планировали, по крайней мере, очень задумаются, потому что надо будет все пересчитывать планы. Если они ориентированы на импортные технологии, а у нас практически все технологии импортные, цены вырастают, значит, им надо или с партнерами договариваться…

С. Занько: Если они глубоко зашли, то они могут вообще встать, заморозить производство или обратиться там… к Китаю.

Л. Шварцблат: Они могут структурировать долги, добиваться снижения… Ну, т. е. еще варианты искать. А те, кто планировал что-то делать, они задумаются и будут считать, в этой ситуации выгодно это или уже нерентабельно.

С. Занько: Но ведь у нас рыночная экономика. У меня есть ощущение, что вряд ли государство подорвется и начнет выяснять, у кого там сейчас возникают проблемы, и поддерживать их каким-то образом.

Л. Шварцблат: Совершенно верно, но при этом во всех странах все государства поддерживают своих производителей. Да, в рамках ВТО что-то нельзя делать, но все страны поддерживают своих производителей. Они все находят способы, формы и методы поддержки производителей, потому что все прекрасно понимают, что без развития производства экономика и государство не может существовать.

С. Занько: Вот к этой ситуации, в которой мы сейчас оказываемся, государство готово программу поддержки бизнеса в таких объемах, учитывая Олимпиаду в Сочи, учитывая обещанные Крыму транши и проч.?

Л. Шварцблат: Пока никто об этом не говорил, и понятно, что в бюджете это не запланировано.

С. Занько: Как вы думаете, в перспективе скольких месяцев мы увидим, что какие-то производства встают, замораживаются, закрываются?

Л. Шварцблат: Это сложно сейчас спрогнозировать, потому что очень много процессов накладывается, очень сложно просчитать влияние всех процессов на то, что происходит.

С. Занько: Зато мы увидим, насколько глубоко зашли наши предприятия в эту самую импортозависимость, о которой мы говорим.

Л. Шварцблат: Потому что, конечно, если смотреть с точки зрения того, что к нам импортируется продовольствие, есть какой-то краткосрочный эффект, что да, наше стало дешевле, то – дороже. Вот мы получаем какой-то лак. Но вы вспомните, сколько мы раз уже этот лак получали. В 1980ом году, в 2008-ом году получали. Получали, радовались, потом это все проходило и оказывалось, что сильно-то ничего не поменялось.

С. Занько: Производство в сфере пока не выросло.

Л. Шварцблат: Не выросло, при этом процессы положительные какие-то идут, я знаю примеры людей, но пока, к сожалению, не настолько быстро, насколько бы нам хотелось.

С. Занько: Смотрите, говоря о том, что наверняка будут к государству обращаться за поддержкой разные виды бизнеса, Сергей Доронин, уже наш представитель на федеральном уровне, он говорит, что надо как раз разрывать эту порочную зависимость России от импорта. Естественно, он сейчас говорит про производство продуктов питания, сельхоз продукцию, для этого он предлагает увеличить финансирование сельского хозяйства в стране. Это сейчас утопическое предложение или наоборот сейчас подорвутся все и будут финансировать?

Л. Шварцблат: В чем тут сложность…

С. Занько: Ой, я сейчас вас прерву, мы про сложность поговорим после короткой рекламы.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение», Лев Шварцблат у меня в гостях. Мы остановились на том, что говорим о девальвации, мы говорим о подорожании продуктов и как это скажется на производителях.

Л. Шварцблат: Да, я совершенно точно согласен с тем, что надо увеличить финансирование сельского хозяйства.

С. Занько: Кто только что подключился, мы обращаемся к предложению Сергея Доронина, это лидер «Справедливой России» в нашем регионе, который призывает разорвать порочную зависимость России от импорта в сфере ОПК и увеличить финансирование сельского хозяйства в стране.

Л. Шварцблат: В чем тут сложность. В том, что государство таким образом действует, но вопрос в том, какой механизм применить. Вот с этим очень большие сложности. Я на примере малого бизнеса вам поясню свою мысль. В начале 2000-ых озаботились, что малого бизнеса мало, поняли, зачем он нужен, решили его развивать, разработали программы и действительно увеличили в сто раз финансирование программ поддержки малого бизнеса. Что получается в итоге? Есть достаточно много городов, где сынициировали строительство или реконструкцию помещений под бизнес-инкубаторы. И построили здание, и все там мрамором, и компьютеры завезли, и посадили консультантов, все есть. Там только нет одного – потока желающих создавать малый бизнес. Все есть, а людей желающих нет. И в этот момент оказалось, что одних денег мало. У нас то же самое с сельским хозяйством: можем увеличить в сто раз, и окажется, что людей, которые действительно что-то сделают, от которых получится толк, потому что там и в малом бизнесе сложно, а уж в сельском хозяйстве значительно сложнее. Поэтому простое увеличение финансирования вообще никакого результата не даст. А вот какой механизм применить, чтобы эти деньги давали, то тут универсального рецепта нет, все идем разными путями, сказать, что нужно делать так-то и так-то, пока невозможно. Без этого точно нельзя, но такого механизма нет, даже часто дело не в деньгах. Хотя если мы там буквально посмотрим: да, мы хотим убрать зависимость и снизить продукты, но если мы много денег закачаем в сельское хозяйство, это означает, что себестоимость увеличится. Ведь надо отбивать эти деньги, а значит, цены вырастут. Соответственно, что со спросом случится? Если мы с вами придем в магазин, мы понимаем, что надо поддерживать отечественного производителя, но нам положат испанскую помидорку за 50 рублей и нашу вятскую – за 250, то какие бы мы ни были патриоты, боюсь, что мы не сделаем выбор в пользу нашей за 250 рублей.

С. Занько: А есть такой механизм, помните же, господин Лукашенко что делает? Он запрещает продавать импортные продукты, если есть национальный заменитель его, и если появляется новый импортный продукт, он велит тут же аналог воспроизвести, и чтобы он был дешевле. Жесткие такие меры приняты.

Л. Шварцблат: Может быть, в маленькой стране это можно сделать, но на просторах нашей страны уследить за производством помидоров, лука и т. д. в каждом уголке сложно. Есть климатические факторы, что где-то там проще/не проще, но мы не можем выпускать закон по выращиванию каждого сорта помидоров или каждого вида сельхозпродукции.

С. Занько: Погодите, может, и до этого дойдет. Я сейчас должна сказать, где я взяла цифру 24%, я говорила о цене на продукты, которая увеличилась с начала года на 24%. Это сведения от агентства «Прайм», которое опросило представителей крупнейших российских розничных сетей, там тоже есть разница между продуктами, но в целом - 24%. Вот, кстати, о финансировании, о том, что деньги вкачиваются и деньги вроде бы есть, а продукта нет, на-гора ничего не вываливают. Обращаясь к стройке, которая ведется в Вятских Полянах (слово «ведется» можно взять в кавычках, я думаю, в данном случае), снова поедет рабочая группа под руководством Георгия Мачехина проверять строительство промышленного парка в Вятских Полянах, будут проверять его раз в две недели. Это сообщает сайт «Корпорация развития Кировской области». Не только Георгий Мачехин поедет со своей рабочей группой, поедут депутаты от различных партий, правда, может быть, в составе этой рабочей группы, скорее всего так. Но вот проверки два раза в неделю, потому что строили мы, строили, и никак не построили. И деньги есть…

Л. Шварцблат: Вот наглядная ситуация: есть деньги, честь четкое понимание, зачем это нужно, потому что мы же с вами обсуждали и согласились, что промышленный парк – самый эффективный способ развития производства, когда мы предоставляем бизнесу готовые помещения, готовую инфраструктуру. Все, ты завез оборудование и буквально на следующий день начинаешь производство, чем ты где-то ютишься в арендованном помещении, которое никаким требованиям не соответствует. Есть регионы в России, которые за те же 5 лет… ну, вот Ульяновская область далеко очень от нас ушла, а мы вот с одним этим промпарком все этим 5 лет. Причем, если посмотреть переписку, всегда есть объективные причины, почему именно в этом году не сделали. Те не согласовали, эти не согласовали…

С. Занько: Дождь, засуха, морозы.

Л. Шварцблат: Дорогу размыло, замерзло. Ну, всегда есть какие-то объективные причины. Но, видимо, и правительству, и депутатам это выслушивание аргументов действительно надоело, и они не видят другого способа, кроме того, что вот если ездят раз в две недели, то вот тогда все изменится, и они увидят результат. Мне кажется, это какая-то крайняя мера, потому что следующее правительству просто там поселиться, жить там, наблюдая каждый день, выходят туда работники или не выходят. Потому что еще дальше что можно придумать? Только вместе с ними там строить.

С. Занько: Удивительная ситуация, это правда.

Л. Шварцблат: И возвращаясь к предложению Сергея Доронина, обсуждался проект агропромпарка в Кировской области. Я все эти программы поддерживаю, считаю очень правильными, но опыт промпарка показывает, что и это можно делать так, что результат не будет.

С. Занько: Да, я вас понимаю. Давайте про что-нибудь хорошее. Наверняка же есть у вас хорошие новости в Бизнес-инкубаторе.

Л. Шварцблат: Да, есть хорошие новости. Как раз возвращаясь к финансовой грамотности и к тому, что у нас не так много предпринимателей, как нам бы хотелось. Уже много лет мы проводим замечательный проект, он называется Вятский экономический лагерь, за 16 лет он дорос до статуса федерального. В прошлом году у нас было 400 человек, а в середине прошлого года агентство по делам молодежи предложило нам поучаствовать в конкурсе проектов на проведение смены в лагере «Смена» в Анапе. Мы подали заявку и только что получили сообщение, что наша заявка выиграла и мы будем проводить предпринимательскую смену в лагере «Смена» в Анапе, она пройдет с 21 апреля по 19 мая, уже очень близко. В Анапе в это время замечательная погода. Это будет федеральный проект на 100 человек по всей России, мы надеемся, достаточно детей будет из Кировской области, приедут и поучаствуют. Мы приглашаем всех, кого этот проект заинтересовал. Мы его хотим рассматривать как проект для детей предпринимателей.

С. Занько: Ага, вы конкретно к родителям обращаетесь, которые являются предпринимателями, которые хотят, чтобы их чада пошли по их стопам. А есть такие вообще? У вас вот занимаются?

Л. Шварцблат: Есть, да. Кому я рассказываю, есть достаточно много желающих, но такая возможность есть. Когда мы обсуждали идею проекта, мы пришли к мнению, что действительно у нас среди тех мотивов, которые движут предпринимателями, часто есть семейный бизнес, передать детям. Но при этом дети должны быть готовы принять и правильно управлять, для этого их должны научить. Ну, у школы другие задачи.

С. Занько: Вообще это должно стать интересным, наверное.

Л. Шварцблат: А мы как раз умеем это делать, проект это показал, и с нашими выпускниками мы это видим. Поэтому мы таких родителей, которые хотят такой судьбы своим детям, приглашаем принять участие.

С. Занько: А насколько он массовый вообще, этот проект? Он не первый год, 16 лет, вы говорите.

Л. Шварцблат: Проект, который в августе в этом году будет в Кировской области, он на 240 человек. Опять же там очень напряженный бюджет, очень маленькое финансирование в этом году, поэтому 400 человек, которые были в прошлом году, мы в этом году провести не можем. Проект, который будет в Анапе, там всего 100 человек, но мы планируем, проведя в этом году, уже понять там базу, лагерь, возможности, которые там есть, уже в следующем году развивать. У нас одна из важных составных частей – это большое количество гостей предпринимателей, которые приезжают. Конечно, в Краснодарском крае у нас, казалось бы, таких контактов нет, тем не менее, мы уже с Торгово-промышленной палатой, с «Деловой Россией», с программой для предпринимателей договорились, они нам обещали помочь найти предпринимателей, мы тоже сейчас этим занимаемся.

С. Занько: Местных?

Л. Шварцблат: Местных, которые могут приехать в лагерь, рассказать детям о том…

С. Занько: А вы только местных, из Краснодарского края будете приглашать или каких-то…

Л. Шварцблат: Некоторые кировские уже готовы приехать.

С. Занько: Кировские-то молодцы, если приедут, потому что нужно поддерживать своих детей, это подрастающее поколение новых предпринимателей, которые будут делать экономику этой области. А приглашаете ли вы каких-то звезд федерального значения, с международным бизнесом?

Л. Шварцблат: Пока обсуждаем, точного решения не принято. В этом году в силу сроков, может быть, и нет, хотя лагерь большой, больше тысячи детей, и возможно, они приедут в другую…

С. Занько: Я поняла. После этого вопроса сразу подумала, а на что вы детей ориентируете? На крупное производство, семейный бизнес? На чем в первую очередь вы делаете акцент? И какой посыл? Т. е. чем родители занимаются, анализируете и какие-то такие бизнес-кейсы решаете, или это заявка от правительства, от региона?

Л. Шварцблат: У нас задача – это, во-первых, сформировать позитивное отношение к предпринимателю, потому что, как показывает анализ, дети, которые заканчивают школу, в большинстве своем и в целом население относится плохо, и это неправильно, потому что все, что нас окружает, создается предпринимателями. Так что задача сформировать позитивное отношение к предпринимателю. Мы не ставим цели, чтобы все наши выпускники стали предпринимателями, но мы хотим, чтобы они позитивно относились, это раз, а во-вторых, видели для себя такую возможность в будущем. Потому что, когда только что мы проводили проект, ко мне подошел один из участников и говорит: «Лев Давидович, вы меня не помните. Я у вас учился в 1996-ом году». Конечно, не помню. Человек был врачом и работал врачом, а потом наши знания ему помогли, и он создал фирму, частный бизнес в сфере медицинской.

С. Занько: Знания ни в коем случае не припадают?

Л. Шварцблат: Как раз вот такие люди, мы надеемся, будут понимать лучше рыночную экономику и не будут попадать в финансовые пирамиды и прочие неправильные вещи.

С. Занько: Что тоже важно, родители будут по рукам бить и говорить: «Куда понес наши деньги, куда семейное?» Спасибо большое, это была программа «Особое мнение», ее вела сегодня я, Светлана Занько, мой собеседник сегодняшний - директор Учебно-делового Молодежного Центра Бизнес-инкубатор Лев Шварцблат. Благодарю еще раз, до свидания.

Л. Шварцблат: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта