Азиз Агаев, директор компании "Бизнес-информ"

Видео 14:34, 30 марта 2018 126 0

"Особое мнение" от 13.03.14

Азиз Агаев:
"Я думаю, что выборы плохо сказываются на экономике, потому что все начинают ждать: кто будет, приведет ли кого-нибудь из своих, чтобы ввести на наш рынок, отдать своим какие-то куски пожирнее... А еще я знаю ситуации, когда бизнесмены, чтобы не попасть в опалу, распределяют деньги, которые они выделили на поддержку кандидатов, по "всем корзинам".


Печатная версия передачи:

Ведущая: Юлия Афанасьева

Гость: Азиз Агаев

Ю. Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. И у меня в гостях сегодня Азиз Агаев, директор аудиторско-консультационной компании "Бизнес-Информ". Азиз Алиевич, добрый день.

А. Агаев: Здравствуйте.

Ю. Афанасьева: Здравствуйте, рада Вас видеть в студии. Перед тем как мы начнём разговаривать, я бы хотела напомнить, где нас можно услышать, увидеть, прочитать. Услышать, конечно же, на 101 FM. Увидеть можно на сайте echokirova.ru , у нас есть в студии две веб-камеры, нас можно смотреть. Нам можно писать в «Твиттер» vyzvon43, мы читаем в процессе эфира. Можно задавать вопросы нашим гостям на сайте echokirova.ru, чем воспользовалась одна из наших слушательниц, представилась она как Ирина. Вопрос такой: «Азиз Алиевич, что Вы скажите про присоединение Крыма к России?»

А. Агаев: С корабля на бал сразу. Что я скажу…

Ю. Афанасьева: Вы так тяжко вздохнули.

А. Агаев: Вопрос, с одной стороны, кажется очень простым, с другой стороны, он не очень простой. С точки зрения того, что уже какие-то решения приняты, о проведении референдума, о том, что уже порядок там присоединения обсуждён Крыма к России, чисто такие формальные моменты. Международные эксперты говорят, что это не отвечает полностью нормам международного права, хотя там определенные принципы соблюдаются (принцип самоопределения народа). Если меня просто как человека спросить, как я ко всему этому отношусь; то считаю, что ситуация, когда в государстве, при наличии большого количества населения другой национальности, язык не признаётся государственным или, как минимум, средством общения, эта ситуация недопустима. С этот точки зрения, я могу хвастаться, так сказать, республикой Азербайджан (потому что по происхождению я являюсь азербайджанцем), где русский язык является языком межнационального общения, где можно писать официальные бумаги на русском языке, тебе будут отвечать. При том что количество русскоязычного населения там не настолько много как на Украине. На и давайте, мы очень часто любим смотреть на Запад, посмотрим на Швейцарию. Какое бы количество людей не говорило, например, на ретороманском языке, это язык является государственным языком Швейцарии наряду с немецкоязычной частью, которое составляет большинство, франкоязычной частью, итальяноязычной. Все эти языки признаны государственными языками в Швейцарии. При чём здесь русский язык? Направление недовольства определенных людей на людей другой национальности – это тупиковый путь для каждого человека, потому что в конечном итоге это приводит к определенному массовому психозу, люди начинают психологически, психически болеть; потому что появляется чувство вины за то, что сделано в отношении других людей, пусть другой национальности и так далее. В связи с этим, что я могу сказать, если сегодня 80 % Крыма, например, или 70 % проголосуют за то, что они выходят из состава Украины и присоединяются к России, вот что значат наши слова законно это или незаконно?

Ю. Афанасьева: Есть ещё другой вопрос, России принимать или не принимать в свой состав Крым?

А. Агаев: Если люди хотят присоединяться – значит надо принимать. Честно говоря, тут масса аспектов по Украине есть. Например, меня очень задевает, когда люди могут возвеличивать подвиги фашиствующих людей, когда возвеличивают подвиги Бандеры и так далее. Почему? Потому что мои родственники, мои дедья, если можно так по-русски говорить, мой отец воевали за свободу этой страны, отбивали фашистские атаки, награждались за это. К сожалению, мои дяди все пропали без вести на этой войне, отец, слава Богу, вернулся, долгое время жил и был награждён правительственными наградами за то, как проявлял себя во время войны. Для меня проявления фашиствующих молодчиков, людей, которые начинают делить других людей по принципу, что ты одной крови, а ты сякой крови, вообще являются недопустимыми. Для меня это уже сигнал, что надо от этих людей держаться подальше. Если народ Крыма решил держаться от тех людей подальше, то это правильно. Если они хотят жить с Россией – значит, пусть присоединяются, пусть принимаются решения соответствующие и пусть присоединяются.

Ю. Афанасьева: А как Вы считаете, будут ли отрицательные последствия для нашей страны в случае присоединения Крыма к России?

А. Агаев: Можно ли так задавать вопрос? Может быть в большем контексте, а будут ли отрицательные последствия, если мы откажемся реагировать на то, что происходит на Украине, откажемся принимать, откажемся давать оценку тому, что происходит? Вот я всё по-русски по-прежнему говорю, на Украине, хорошо в Украине, для меня это совершенно неважно. Если мы отдадим, позволим приблизиться к нашим, собственно говоря, противникам, которые так нас и считают, противниками… Я до сих пор не понимаю размещения в Чехии и Польше противоракетной обороны. Это направлено против кого? Сколько бы мне не говори, что против Ирана, мне смешно. Проще было бы тогда на территории той же Грузии или ещё чего-то, ближе к Ирану, поставить эту систему и направить куда следует. Понятно, что против нас, соответственно, чем ближе эти люди к нам, значит, они тоже хотят сделать из России марионеточное государство. Хочу я этого как гражданин России? Нет, не хочу. Я хочу, чтобы Россию уважали, чтобы наши соседи понимали, что нельзя в соседа плевать.

Ю. Афанасьева: То есть России стоит принять Крым в свой состав, если проголосуют крымчане?

А. Агаев: Да, я так считаю.

Ю. Афанасьева: Спасибо Вам за Ваше мнение. Я напомню, это Азиз Агаев. Я сейчас предлагаю перейти к событиям кировским. Азиз Алиевич, скажите, следите ли вы за политической жизнью Кировской области?

А. Агаев: Ну да, как гражданин этой области, как житель этой области. Меня жизнь области интересует, жизнь города интересует. Я постоянно пытаюсь быть в курсе того, что происходит.

Ю. Афанасьева: Сейчас все политики, общественники очень активно обсуждают новые назначения в правительстве, предстоящие губернаторские выборы. Вот, скажите мне, пожалуйста, Вы очень близко общаетесь с бизнесом, бизнесменов выборы волнуют?

А. Агаев: Ну, если отвечать прямо на слово «волнуют», то, конечно, волнуют, всех это интересует. Другое дело, что те или иные события влияют и на градус этого волнения и на направленность. Кто-то после определенных событий или ситуаций, просто машет рукой и говорит: «Да пошли все они! Пусть кого хотят, того и ставят, мне вообще это не интересно!», кто-то начинает ругаться, кто-то, наверное, радуется, хлопает в ладоши – волнует.

Ю. Афанасьева: А как сказываются выборы на бизнесе, на них зарабатывают или, наоборот, бизнесмены, так скажем, эти выборы оплачивают?

А. Агаев: Вот я знаю ситуацию, когда большинство бизнесменов для того, чтобы потом не попасть в опалу, распределяют деньги, которые они выделили на поддержку кандидатов по всем корзинам. «Ну и пусть они сами разбираются, вместе с Кремлём, кто там будет губернатором или ещё кем-то». Конечно, финансирование происходит, происходит дача каких-то обещаний, потом кто считает себя выигравшим или проигравшим. Зарабатывают ли на выборах? Я думаю, что выборы плохо складываются, как правило, на экономике, потому что все начинают ждать.

Ю. Афанасьева: Чего?

А. Агаев: Кто будет, как себя поведёт, не проведёт ли ещё кого-нибудь из своих, чтобы засунуть в наш рынок принудительно, отдать куски оставшиеся, какие-то более или менее жирные, своим и так далее.

Ю. Афанасьева: Вот вы сказали, чтобы не попасть в опалу, а были на вашей памяти случаи, когда кто-то из бизнесменов реально попал в опалу? Можно, не называя фамилий, названий.

А. Агаев: Исходя из политических соображений, конечно, были.

Ю. Афанасьева: Какие были последствия для бизнеса?

А. Агаев: Последствия были такие, что у человека были проблемы с заказами, с доступом к административным структурам, потому что, вы же знаете, очень многое в деятельности наших предпринимателей зависит от того, как к нему относятся органы власти. Издержки от общения с представителями органов власти у предпринимателя огромные. Вот, собственно говоря, такое мнение.

Ю. Афанасьева: Понятно. Недавно наши депутаты Законодательного Собрания приняли закон о выборах губернатора Кировской области, в котором предусмотрена возможность самовыдвижения на этот пост. Вас это порадовало, огорчило, как Вы отреагировали на эту новость?

А. Агаев: Этот вопрос мы уже обсуждали, ещё когда эту норму не включили в закон, потом, когда появились предложения от губернатора области, потом, когда облизбирком вышел с такой инициативой. Как бы сказать, чтобы быть нерезким, вот, это поведение, когда человек сегодня ведёт себя так, а завтра ведёт в совершенно противоположном направлении, я его оцениваю как холуйское.

Ю. Афанасьева: А вы сейчас какого человека конкретно имеете в виду?

А. Агаев: Тех, кто сначала, когда им говорят, что надо форму самодвижения в обязательном порядке включить, когда им пишут об этом, они считают это нецелесообразным; а когда вдруг зажигается ситуация таким образом, что оказывается если не будет этой нормы, то существующему и.о. губернатора сложно будет пролезть на этот пост, то начинаются игры, пляски шаманские вокруг этих норм. Понимаете, о чём я говорю? Меня такие вещи очень часто раздражают. Я думаю, что и многих бизнесменов такие ситуации раздражают, но некоторые совершенно спокойно реагируют, говорят: «Ну и что? Ну, они там своё дело делают, а мы тут своё будем делать».

Ю. Афанасьева: Но вы считаете, что это сделано под Никиту Белых?

А. Агаев: Да.

Ю. Афанасьева: Хорошо, вот смотрите…

А. Агаев: С другой стороны, если широко на эту ситуацию посмотреть, если бы сразу была эта норма о самовыдвижении – пожалуйста. Почему вы сразу-то не включили эту норму? Мне могут сказать: «Мы что, не можем исправить свои ошибки?», ну дак вы тогда скажите, что глубоко ошибались и оказывается… Норма была сделана под конкретного человека.

Ю. Афанасьева: То есть вы к этому решению отнеслись со скепсисом, правильно ли я поняла?

А. Агаев: Да, на будущее в общем контексте она правильная, но в существующем контексте, в котором мы находимся, она неправильная.

Ю. Афанасьева: Я поняла ваше мнение. А ожидаете ли вы большое количество самовыдвиженцев на выборах?

А. Агаев: Ну, учитывая муниципальный фильтр… То есть на первом этапе самовыдвиженцев может быть будет и достаточно, но муниципальный фильтр пройдут считанные единицы (один, максимум два человека).

Ю. Афанасьева: А реально это сделать, скажем так, простому человеку, не политику, не большому бизнесмену, неизвестному человеку, стать самовыдвиженцем, кандидатом в губернаторы?

А. Агаев: Вот вы задаёте вопросы, ответы на которые очень для меня огорчительны. Почему? Потому что ответ на ваш вопрос – нет, нереально. С другой стороны, я из передачи в передачу говорю, что знаю на территории Кировской области людей, которые более достойны, чем существующие кандидаты, которые могут занять этот пост. Но они по каким-то причинам, либо по политическим, будучи членом «Единой России», условно говоря, если они так поступят, это безусловно скажется на их бизнесе; либо уже заранее боятся за свой бизнес, потому что вы знаете, что ведение бизнеса очень у нас зависит от того, как федеральные структуры контролирующие относятся к твоему бизнесу. Поэтому эти люди не выдвигаются, они могут обсуждать эти вопросы в приватной беседе, но когда речь идёт о том, что: «Ну давай!», он может отвечать тебе такими словами: « Ну, я-то давай, в принципе, мне всё равно. А посмотри, у меня работает, например, на предприятии 2 тысячи человек, если я это сделаю, то как это скажется на них. Ведь, если начнутся гонения, то на меня и на мой бизнес именно… Моё материальное положение позволяет относиться ко всему спокойно, а эти люди?» Понимаете, люди, исходя из этих соображений, стараются не высовываться. Вот эта ситуация мне не очень нравится, потому что получается, что на поверхность во всех политических структурах всплывают люди, которые по жизни никакую ответственность не несут. Понимаете, о чём я говорю, да? Которые могут сегодня вот так, а завтра по-другому. Сегодня они члены «СПС», послезавтра члены «Единой России», а послепослезавтра чёрт его знает, если там будет не «Единая Россия», а ещё что-то, то они будут, наверное, членами какой-нибудь сатанинской партии. Вот эта ситуация всегда меня очень огорчает. Когда вы спрашиваете, много ли будет самовыдвиженцев – нет, будет немного. Есть и достойные люди на территории Кировской области, которые любят этот край, которые работали бы действительно ради своей Родины, ради людей, потому что достаточно заработано? Да, такие люди есть. Я считаю, что регионом должен управлять сын этого региона.

Ю. Афанасьева: А вы можете назвать, конкретно, фамилии этих достойных людей?

А. Агаев: И? Вот перед этим я о чём говорил? Их после этого…

Ю. Афанасьева: Сколько у Вас работает человек в компании?

А. Агаев: У меня в компании 20 человек работает.

Ю. Афанасьева: Хорошо, будем гуманно относится к этим двадцати человекам. Давайте тогда, продолжим дальше. Ещё хочу спросить про одно назначение, новый зам появился у Никиты Белых, это Роман Антонов, чиновник, можно сказать федерального уровня. Вокруг этого назначения ходит много мнений, много сплетен. Кто-то считает, что этот человек должен помочь, так скажем, избраться действующему губернатору; кто-то считает, что сам этот человек может метить в кресло; кто-то ещё что-то говорит. Вот Вы как думаете, зачем он приехал в нашу область?

А. Агаев: Нисколько не хочу пиарить Романа Антонова, особенно говорить, что чиновник федерального уровня. Ну какие дела на федеральном уровне Роман Антонов сделает?

Ю. Афанасьева: Я не об этом спросила.

А. Агаев: Ну хорошо, давайте так, человек, который на сегодня уже может говорить о том, что о нём плохо говорят его враги, я уже думаю сказать, покритиковать. Ведь понимаете, наш менталитет такой, если ты кого-то критикуешь за что-то или что-то говоришь не так, как бы он тебя хотел слышать, он тебя уже считает врагом, да?

Ю. Афанасьева: Я Вас как журналист очень хорошо понимаю.

А. Агаев: Сейчас значит пожалуйста, вот Роман Антонов, приходит и мне не нравится. Это ресурс определённый? Да, это ресурс. Зачем нам такой ресурс? Кто-нибудь сказал, зачем нам такой ресурс? Никто не сказал. «Моя задача – обеспечить легитимность выборов». Скажите мне, чья задача – обеспечить легитимность выборов?

Ю. Афанасьева: Я так думаю, что избиркома.

А. Агаев: Раз.

Ю. Афанасьева: Действующей власти.

А. Агаев: Правоохранительные органы, Прокуратура, а кто такой Роман Антонов, чтобы обеспечить легитимность выборов? Чиновник федерального уровня, ну какие у него есть рычаги, законные рычаги, а не по понятиям рычаги, для того чтобы обеспечивать легитимность выборов? До каких пор мы будем жить вот так вот, понимаете? Неужели мы не можем найти путь к законному, так сказать, законной жизни? До каких пор? Дальше, он будет отвечать за общение с общественными организациями. Да поручите Николаю Михайловичу, он создаст коалицию общественных организаций, где будет обсуждаться всё лучше Николая Михайловича Липатникова. Никто этого не сделает. Посмотрите, хоть одна общественная организация откажется от участия в этой коалиции в интересах Кировской области? Да ни одна не откажется. Зачем нам Роман Антонов? Хорошо, межконфессиональное общение. У нас в Кировской области есть сегодня какие-то межконфессиональные противоречия? Я не вижу пока этих противоречий, слава Богу. Я вижу, что, когда надо, в отношении христианской конфессии, православной, благотворительностью занимаются мусульмане; когда какую-то помощь мусульманской общине, то помогают христиане. Здорово, слава Богу. Не это ли кусочек рая, когда люди друг другу помогают? Понимаете, вот и что? И сегодня получается, что нам спустили некого чиновника федерального уровня, да умного, владеющего языком (прекрасно владеющего языком), умеющего вешки расставлять (вот тут враги, а вот тут друзья), знаете зачем? Я не вижу целесообразности. А ведь ему платят зарплату из бюджета областного. Я в этот бюджет плачу налоги, я хочу знать, зачем человека такого ресурса сегодня прислали. Не нужен такой человек. Управлять областью должны не люди со стороны, управлять областью должны сыны этой области, люди, родившиеся здесь, выросшие здесь, люди которым стыдно, которым мы в любой момент можем сказать: «Тебе не стыдно, что ты делаешь со своими родными, друзьями, областью? Тебе не стыдно, что ты воруешь? Тебе не стыдно, что ты вне конкурса какой-то кусочек земли отдал кому-то?» Понимаете, о чём я говорю?

Ю. Афанасьева: Ну, вы имеете в виду те люди, которые дальше здесь будут жить и общаться со всеми нами, вами.

А. Агаев: У которых семья, дети, сыны тут вырастут. Он будет знать, что в случае чего, он поведёт в эту больницу своего ребёнка, в которой его ребёнка могут и не спасти, понимаете? Вот о чём я говорю.

Ю. Афанасьева: А считаете ли Вы, что предстоящие выборы не будут легитимными?

А. Агаев: Нет, не считаю. Они будут такими, какими их захотят увидеть кандидаты.

Ю. Афанасьева: А пойдёте на выборы?

А. Агаев: Я всегда хожу на выборы, всегда высказываю свою точку зрения, как минимум, путём проставления галочки в избирательной бюллетени.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю сейчас от выборов перейти ещё к другим темам. Обсуждаемая очень тема на этой неделе, на прошлой, это падение курса рубля. На прошлой неделе Кирилл Пасечник был в этой студии в программе «дневной разворот», и он посоветовал населению отказать от рублёвой наличности. А что бы Вы посоветовали?

А. Агаев: И куда деть рублёвую наличность?

Ю. Афанасьева: Он не уточнил, по-моему. Купить доллары, может быть, евро.

А. Агаев: Давайте разделим население на категории. Давайте скажем, что 60% населения, наверное, не имеют рублёвой наличности, которую надо бы было перевести в доллары.

Ю. Афанасьева: Вы имеете в виду, что не имеют сбережений?

А. Агаев: Да, у них нет таких денег, чтобы они… Многие из них платят ипотеку, либо платят проценты за кредит, за какие-то товары и так далее. Я как бы скромно, 60 %, но хорошо, будем разговаривать о, так называемом, среднем классе, потому что богатых, ну типа Кирилла Песечника, вопрос не интересует.

Ю. Афанасьева: Ну хорошо, вот тем, у кого есть сбережения, тем, кто копил на домик в деревне, на машину, что сделать?

А. Агаев: Если они переведут… Вот, вспомните, раньше был такой же ажиотаж, когда валюту купили, потом валюта упала. Вот люди купили и потом, когда им надо было вносить деньги, сколько лет подряд валюта не только не росла, но ещё и опускалась ниже того максимума, который был. Как я сейчас им посоветую? Скажу, а некоторые ведь послушают, купить валюту. Какую, американскую валюту? А если завтра американцы, учитывая ситуацию на мировых рынках, скажут, что все валюты, которые находятся за пределами соединенных штатов, будут обменивать по курсу 1 к 100 к новым долларам. Мы как себя будем чувствовать? Как оплёванные американцами люди? Вы же читали, что доллар ничего не стоит? Они не написали, что доллар имеет золотой эквивалент или что-то такое, они могут в любое время девальвировать, качели же постоянно происходят. Если ты не специалист в области валюты, надо заниматься валютой, да нет. Сберегать? Ну идите, покупайте золото, вкладывайте в металлический счёт в сбербанке, идите, ещё какие-нибудь посмотрите, варианты всегда есть. Как минимум, не надо держать их при себе, надо нести в надежный банк и пусть, пока вы принимаете решение, пусть, там хоть какие-то проценты бегут. А если занимаешься бизнесом, значит надо вкладывать в бизнес; если у тебя есть дети, вкладывай в образование своих детей; если у тебя сегодня плохая машина, а ты ждёшь, лучше поменяй, купи себе хорошую машину, тратьте на себя сегодня эти деньги; а если на домик, значит надо купить стройматериалы или договориться с надёжными компаниями городскими строительными, внести им эти деньги в качестве предоплаты. Есть ведь компании (Кирово-Чепецкое управление строительства), в которые ты можешь вложить деньги на этапе строительства, будешь понимать, что обманутым никогда не будешь, потому что там порядочные, честные люди работают, понимаете?

Ю. Афанасьева: То есть совершить эти отложенные покупки?

А. Агаев: Да, что тебе нужно, то и делай.

Ю. Афанасьева: Я предлагаю сейчас прерваться, потому что у нас реклама. Я напомню, это особое мнение Азиза Агаева. Мы очень скоро вернёмся.

Реклама

Ю. Афанасьева: Возвращаемся в эфир. Я напомню это особое мнение директора аудиторско-консультационной компании "Бизнес-Информ", Азиза Агаева. Меня всё также зовут Юлия Афанасьева. Азиз Алиевич, хочу обсудить с вами ещё Общественную палату

Кировской области. Как мы знаем, Тахир Мамедов теперь представляет нашу область в федеральной общественной палате, а место секретаря вакантно.

А. Агаев: Продаётся?

Ю. Афанасьева: Ну, если кто-то и продаёт, то не я. Как вы считаете, кто должен занять это место? Можете назвать либо имя-фамилию, либо, может быть, личные качества, которыми должен обладать секретарь Общественной палаты.

А. Агаев: Вы знаете, вот, опять говорю, чтобы наш менталитет не пострадал, никому из уважающих себя своих друзей не порекомендовал бы, не только секретарём стать, а войти в Общественную палату, потому что для меня это некий урон. Почему? Потому что любая структура должна системно какую-то функцию выполнять. Начинается обсуждение, что палата выполняет функцию передачи от общественности их болевых точек властям, что контроль за властями, ещё какие-то… Ну, какой контроль за властями, если власть назначает палату? Как передача? Ведь у нас есть нормы, устанавливающие, чтобы информация от населения властям переходила, депутаты должны встречаться в своих приёмных с людьми, должны их чаяниям отвечать. Но если система не срабатывает, то нужно ли создавать дополнительный орган, и опять за счёт населения? То есть у нас так, мы, если машина на четырёх колёсах не едет, приделываем пятое и думаем, что машина поедет. Или как мы про бизнес-омбудсмена говорили, что не заводится автомобиль, и мы вешаем на автомобиль мишку (бизнес-омбудсмена) и думаем, что сейчас… Ведь все функции, которые должны в обществе выполняться, по всем ним есть институты, которые должны выполнять. Но если не выполняют – значит есть системные ошибки, система не работает. Ну, давайте исправлять системные ошибки.

Ю. Афанасьева: А Общественную палату что, разогнать?

А. Агаев: А Общественную палату просто признать сейчас, тем более сейчас звезда Общественной палаты перешёл в федеральную… Сейчас взять и Зак.собранию принять решение, что закон утратил силу с такого-то числа, и всех распустить. А зачем, какую функцию она выполняет? Вы же тоже житель этой страны. Вы сами-то пользу от общественной палаты почувствовали?

Ю. Афанасьева: Иногда от них приходят интересные поводы. Я как журналист рассматриваю этот вопрос.

А. Агаев: Ну а как просто житель? Два созыва, как бы не жарко и не холодно. Ну, холодно с точки зрения, что они тратят наши деньги, которые мы могли направить на другие цели, на исправление тех же дорог в районах области, где живут ещё люди.

Ю. Афанасьева: Есть у нас ещё одно общественное явление, это экономический совет при губернаторе Кировской области. Я знаю, что у вас как раз есть новость относительно этого совета.

А. Агаев: Журналисты, всё знаете. Есть такой экономический совет, что я могу про него сказать? Последняя новость заключается в том, что я надеюсь, что скоро выйдет указ губернатора, учитывая, что я уже давно отправил заявление о выходе из экономического совета, что я уже не буду членом экономического совета. Считаю, что себя уважающий человек в так работающем экономическом совете работать не может.

Ю. Афанасьева: Вот объясните подробнее.

А. Агаев: Ну, за последние три года было, по-моему, пять заседаний экономического совета, с натяжкой, одно заседание можно назвать полезным. Коллеги пусть, члены совета, не обижаются, но я так считаю. Организация работы ужасная, несмотря на то, что председателем экономического совета является губернатор Кировской области. Очевидно всем, что губернатор не может управлять работой экономического совета. Те люди, которым он поручает, они не считают видимо совет органом полезным и мало времени уделяют его работе. Ну раз так, если собирается экономически совет только для того, чтобы периодически проголосовать за те или иные действия, которые экономический блок правительства совершил. Хорошо это? Ну да, мы повыступали, сказали, что вот это не очень хорошо, да тут не очень хорошо. «Хорошо, давайте ваши замечания в течение двух недель». Иногда даём замечания, иногда не даём замечания, на этом всё заглохло.

Ю. Афанасьева: То есть вы считаете, что вас не слышат?

А. Агаев: Не слышат и не умеют организовывать. Скорее всего, это всё, потому что никто не видит целесообразности этого органа. Если никто не считает себя полезным, надо же себя уважать, что там делать-то?

Ю. Афанасьева: А какие вопросы вы обсуждаете на экономическом совете?

А. Агаев: Социально-экономические ситуации, о налоговых льготах, об инвестиционной привлекательности. Вроде так-то звучит-то, но я такой человек , что если собираются умные люди, они принимают умные, как минимум, рекомендации, и потом эти рекомендации либо внедряются, либо им официально говорят, что рекомендации-то дурацкие. Тогда выводы: либо мы организуем так, чтобы рекомендации были умными, либо мы меняем тех людей, которые дают дурацкие рекомендации.

Ю. Афанасьева: За ваш опыт присутствия в экономическом совете, были рекомендации ваши, которые были услышаны и внедрены потом?

А. Агаев: Да, особенно это было при правлении Шаклеина и потом, думаю, что где-то на первом или втором заседании, которые проходили действительно серьёзно; я даже об этом и говорил действующему и.о. губернатора, что у нас были отдельные заседания совета, максимум два, в которых действительно было приятно поработать, сейчас нет.

Ю. Афанасьева: Давайте представим, например, что вас попросил зайти к нему Никита Белых и сказал: «Азиз Алиевич, останьтесь, пожалуйста», вы останетесь или нет?

А. Агаев: Вы знаете, несмотря ни на что я к любым должностям, людям, которые влияют на жизнь области, отношусь с определенной долей уважения. Если он позовёт как губернатор, я, конечно к нему приду; Если он попросит, но это же не просто должна быть просьба, он же у меня не стакан воды просит, тогда мы должны обсудить видение работы, например, этого же экономического совета, и должны что-то сделать для того, чтобы этот совет работал более эффективно, чем сейчас. То есть мы должны определить его функции, какие средство у него на выполнение этих функций есть, какие полномочия у него есть, какие права и обязанности есть у членов экономического совета, понимаете? А не просто так, что вот собрали как бы, но непонятно, что это такое. Всё должно быть натуральное. У нас в стране мы очень далеко пошли в создании различных институтов, но мы выхолостили содержание работы этих институтов напрочь. Главное, что люди, которые в этих институтах находятся, они соглашаются, то есть они идут на сделку («Вы нам статус, а мы будем играть свиту»). Но когда у людей проснётся гордость, совесть, ещё что-то, я надеюсь, что все институты заработают, страна будет ещё более сильной и процветающей.

Ю. Афанасьева: Или институты исчезнут.

А. Агаев: Или институты исчезнут, да. Но не исчезнут, потому что любому правителю всегда нужна видимость, что он советуется с народом.

Ю. Афанасьева: А реальный совет нужен?

А. Агаев: Умный человек всегда имеет реальный совет, причём очень часто, пусть это будет нелицеприятный, но реальный совет. Умный человек умеет организовывать дискуссии такого рода, в которых он получает больше информации, чем от людей, типа «друзей» вокруг себя, лизоблюдов, ещё кого-то. Нужно всегда иметь конструктивную, незлую или пусть немножко злую, дружескую или не очень дружескую критику, которая будет помогать тебе двигаться вперед.

Ю. Афанасьева: Азиз Алиевич, у нас, к сожалению, время закончилось. Я благодарю вас за эфир.

А. Агаев: Спасибо всем. До свидания всем.

Ю. Афанасьева: Я напомню, что это было особое мнение директора аудиторско-консультационной компании "Бизнес-Информ", Азиза Агаева. Меня зовут Юлия Афанасьева, всего доброго и до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта