Михаил Курашин, вице-спикер Законодательного собрания

Видео 14:34, 30 марта 2018 138 0

"Особое мнение" от 6.03.14

Михаил Курашин:
"...(ред.: после назначения врио губернатора Орловской области представителя КПРФ) шансов у Сергея Павлиновича (ред.: Мамаева) в Кировской области уже , наверное, нет. Если он продолжает веровать, то я думаю, что как раз ситуация грязных выборов - это ситуация, которая будет спровоцирована не со стороны губернатора..."


Печатная версия передачи:

Ведущая: Светлана Занько

Гость: Михаил Курашин

Темы: подготовка к выборам губернатора региона, дорожное строительство, уход Александра Лебедева из Слободской районной думы, перспективы восстановления авиасообщения с районами Кировской области

С. Занько: 13:06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Напротив меня мой сегодняшний гость, вице-спикер Законодательного Собрания Кировской области, Михаил Курашин. Добрый день, Михаил.

М. Курашин: Добрый день.

С. Занько: Как гибнут надежды, Михаил? Это материал, который написал Дмитрий Караваев. Сразу я не дала вам говорить дальше, хочу сосредоточиться на одной теме сразу под этим лозунгом. «Как гибнут надежды», так называется блог Дмитрия Караваева, главного редактора сайта «Бизнес Новостей». На прошлой неделе или в начале этой недели блог появился. И о чём говорит Дмитрий Караваев, я такую коротенькую выдержку: «Коммунисты получили Орловскую область». Две недели назад в Орловской области губернатором стал представитель КПРФ. «А иметь сразу два региона со «своими» губернаторами для КПРФ будет слишком».

М. Курашин: Роскошь.

С. Занько: Да, это слова Дмитрия Караваева. Такое предположение о том, что делят между собой партии регионы; и каждой партии, которая не является «Единой Россией» по региончику выделяют, чтобы был всё-таки кто-то свой. И говорилось о том, не только Дмитрием, раньше нашими спикерами говорилось о том, что какой-то регион должен достаться КПРФ. До этих выборов в Орловской области было непонятно какой, а теперь он есть. Дмитрий предполагает, что в связи с этим шансы представителей КПРФ в нашей области теперь невелики. Да что там невелики, говорит, совсем никаких. Вот после этого…

М. Курашин: Сворачиваем выборы.

С. Занько: Вот после этого был ответ Сергея Павлиновича Мамаева, что выборы будут грязными. По-моему, про Орловскую область он ничего не писал. Как вы расцениваете такие предположения о том, что всё?

М. Курашин: Ну, начнем с того, что на самом деле, если говорить о Дмитрии Караваеве, вот чем он мне нравится, это такой последовательностью, системностью размышлений, основанных на работе с различными информационными источниками. То есть такой достаточно серьезный подход. Поэтому я склонен буду считать, что мысль, которую он закладывал в свой материал, наверное, имеет место быть. Понятно, что он, наверное, много кто не знает, действительно ли существует разделение между партиями. Хотя мы можем лишь предполагать, что за лояльность поддержки тех или иных законопроектов на федеральном уровне, наверняка, идут какие-то торги. Может быть, одним из таких объектов торгов являются как раз кадровые решения, которые Кремль поддерживает по той или иной партии, по той или иной кандидатуре. Поэтому этот вариант, скорее всего, имеет место быть с точки зрения гипотетического размышления, а почему бы Кремлю с его жесткой централизованной политикой по управлению страной не заниматься тем, что вот таким образом пытаться удерживать лояльность оппозиционных партий. Что в данном случае охарактеризовать с точки зрения реакции? Я бы, наверное, поразмышлял не столько над тем ответом, который прозвучал из уст лидера коммунистов, сколько следующий ответ, относительно ситуации на Украине и её последствии для Кировской области. Это там следующий материал, который тоже появился на, я бы так сказал, прокоммунистическом информационном портале; где Сергей Павлинович призывает губернатора отказаться от всех исков и, вроде как, начать уже заниматься вопросами развития Кировской области. На самом деле там тоже материал, насыщенный политическими заявлениями о том; что оказывается, у нас очень много эмиссаров американских ездит к губернатору, честно говоря, там не видел ни одного, что оказывается эти эмиссары встречаются и с Сергеем Павлиновичем, уговаривая его снизить градус критики в адрес губернатора…

С. Занько: Иностранные эмиссары уговаривают Сергея Павлиновича снизить градус критики?

М. Курашин: Да.

С. Занько: Очень интересно.

М. Курашин: Вот такие заявления в данном случае тоже, как говорится…

С. Занько: А кто их сюда пускает в свете нынешней обстановки?

М. Курашин: Ну, раз они с Сергеем Павлиновичем встречаются, значит, похоже, как-то с ним. Может быть, они в Москве с ним встречаются, честно говоря, ещё раз говорю, я не видел в нашем здании, в сером доме, американских эмиссаров. Мне в данном случае бросилось в глаза, я не знаю действительно это искренне и неискренне, но такой некий более успокоенный тон Сергея Павлиновича в отношении размышления о ситуации с губернатором и с его будущим. Он, с одной стороны, подобные вещи кидает о том, что у нас полукриминальное правительство и так далее; с другой стороны, он уже достаточно спокойно призывает простить ему все высказывания до этого времени и отказаться от тех исков, которые были к нему предъявлены. При всём при этом, манипуляция относительно того, что это иски коммунистов, на самом деле, иски вполне конкретному человеку за вполне конкретные высказывания. Ничего общего ни к коммунистической партии, ни к оппозиции в этих исках со стороны губернатора, я, честно говоря, не вижу. Есть конкретный человек, обладающий определенным статусом, являющийся государственным служащим, достаточно публичным, который делает оскорбительное заявление адрес другого.

С. Занько: А что заставило Сергея Павлиновича, я, честно говоря, не читала, просить простить его слова и отозвать иски? Он просит губернатора, насколько я понимаю, да? Обращается к нему? Он достаточно жестко шёл на эти суды, жестко стоял на своей позиции и утверждал, что просить прощения тут не за что, слова его вполне искренне и имеют под собой основание.

М. Курашин: Вот я как раз хотел к этому вывести. Хочется очень верить, что статью Дмитрия Караваева прочитал, в том числе, Сергей Павлинович. Может быть, внимательно вникнув в неё, внимательно поразмышляв, он пришёл к выводу, что, наверное, Дмитрий был в чём-то прав. И шансов у Сергея Павлиновича в Кировской области, наверное, уже и нет. Хочется в это верить, потому что, если это не так, если он продолжает веровать, то я думаю, что как раз ситуация грязных выборов, это ситуация, которая будет спровоцирована не стороны губернатора. Мы помним ситуацию 11-го года, когда многих кандидатов в депутаты, в том числе, Сергея Павлиновича, коллег его по партии незаслуженно обвинили в том, что они входят в криминальный синдикат и так далее. К сожалению, сейчас я вижу ситуацию, когда сам Сергей Павлинович идёт такими же методами, когда он своего главного конкурента начинает без фактов и подтверждений обвинять, что он является криминальным элементом, криминальным лицом. Этот метод мы уже проходили. Почему использует тот, против кого он раньше был? Значит, как говорится, все заявления после выборов о том, что это клевета, что те, кто её использовал, нечистоплотные, то, скорее всего, это можно применить к тому, кто сейчас идёт по такому же пути.

С. Занько: Ну, посмотрим, насколько будут сбываться прогнозы. Ещё по блогам пройдёмся. Теперь уже обратимся к вашему непосредственно блогу. Разместили на сайте мы его пятого числа в 18:55, прям смотрю. «Регламент для депутатов - за депутатскую дисциплину или «оставить все, как есть».. По поводу дисциплины депутатов в голосовании, доверенности и присутствии на заседаниях, вы там пишите, точнее, неприсутствия на заседаниях. Не устаёте бороться вы за пятиминутки, где все партии в начале заседания могли бы высказаться; за отмену доверенностей или, по крайней мере, за злоупотребление ими, насколько я поняла, вы боретесь.

М. Курашин: За отмену.

С. Занько: За отмену конкретно, всё, хорошо, никаких отступлений. Это действительно сказывается на эффективности работы ОЗС, то, что нет пятиминуток и то, что доверенности получили такое распространение широкое, с ваших слов?

М. Курашин: Ну, давайте начнём с пяти минуток. На самом деле это то, что уже года полтора мы пытаемся внедрить.

С. Занько: Долго-долго, дак, может, бросить уже это всё?

М. Курашин: Вот для примера могу сказать, вчера, как раз во время проведения рабочей группы по обсуждению вот этих поправок, диалог состоялся; когда Дмитрия Михайловича Русских, как одного из наиболее активных депутатов во время пленарных заседаний, обвинили в том, что на последнем заседании он потратил 84 минуты.

С. Занько: На него потратили 84 минуты?

М. Курашин: Да, то есть 84 минуты он якобы выступал. На что, в принципе, Дмитрий Михайлович сказал достаточно правильно: «Так, вы нам дайте пять минут в начале, и тогда мы сэкономим вам 84 минуты дальше». То сеть, на самом деле, эта практика напрашивается. В ситуации, когда парламент является многопартийным, когда есть множество мнений, когда формат его предполагает, что он собирается раз в месяц, соответственно, возможности высказать то или иное отношение не хватает ни на комитетах, ни на каких-то иных мероприятиях, связанных с пленарным заседанием. В связи с этим было предложено то, что уже есть в Госдуме, взять эту схему «пять минут в начале по любому вопросу», фракция определяет, кто будет выступать, член фракции или, может быть, независимый депутат. Это позволит снизить градус, потому что я знаю, что ваши журналисты и вы следите за пленарными заседаниями, знаете, сколько там шума и гама бывает, конфликтов уже в процессе, в том числе с политическими оттенками. То есть, когда градус накаливается из-за того, что у людей накипело, и они хотят высказать. Почему председатель и партия большинства боятся этих пятиминуток, я, честно говоря, могу лишь догадываться исходя из каких-то намёков, которые звучат (что они боятся, что это будет критика в адрес председателя, это будет критика в адрес «Единой России»). Но, опять же, мы разговаривали с коллегами по оппозиционным партиям, речь шла в большей мере о том, чтобы высказывать своё отношение, свои позиции применительно к действиям исполнительной власти или…

С. Занько: Можно же регламент установить этих пятиминуток, договориться, о чем говорим, о чём не горим, на личности не переходим.

М. Курашин: Опять же в регламенте позиция относительно корректности не присутствует.

Я не думаю, что оппозиционные партии захотят обсуждать в течение выделенных пяти минут какую-то конкретную личность.

С. Занько: Хорошо, Михаил, скажите, есть перспективы у этих пятиминуток или нет?

М. Курашин: Мы будем бороться.

С. Занько: Всё равно будете продолжать бороться за пятиминутки? Хорошо, вот…

М. Курашин: Что касается доверенностей, на наш взгляд, данная практика имеет два негативных последствия: первое, она снижает уровень самоответственности со стороны депутатов, во-вторых, она стала неким элементом манипуляции.

С. Занько: На наш, это на чей взгляд?

М. Курашин: Тех, кто, во-первых, выступил инициаторами, то есть я и Дмитрий Михайлович Русских, и мы были поддержаны оппозиционными опять же фракциями, некоторыми депутатами из «Единой России». Что касается вопросов ответственности, посещение пленарных заседаний является обязанностью, это прописано законом. С учётом того, что на самом деле, избранным депутатам практически ничего нельзя сделать , с точки зрения, чтобы его как-то пожурить или исключить из депутатского корпуса, то получается, что эта норма фактически не обеспечена никакими мерами. Условно говоря, если я не исполняю и спросить с меня никто не может. Как следствие, у нас регулярно особым блоком подготовки пленарной является работа с депутатами, с точки зрения, обеспечения их явки, то есть названивают, уговаривают и так далее. Один из элементов разборов уже прошедшего пленарного заседания является как раз разговор о том, что явка у нас всё время плохая, в заключительных частях пленарного заседания у нас бывает, что и кворума нет, то есть дисциплина на самом деле расшатана.

С. Занько: То есть у вас предложение какое, отменить доверенности?

М. Курашин: Доверенности в данном случае являются тем элементом, когда депутат может не присутствовать, участвовать виртуально. С точки зрения тех, кто смотрит результаты принятия законов, чувак проголосовал…

С. Занько: Проголосовал, но сам не был.

М. Курашин: Да, его не было.

С. Занько: А ещё вы пишете, что, возможно, вот эта доверенность подписанная, она заполняется в последнюю минуту тем человеком, которому она вверена. Вот какие основания для таких предположений?

М. Курашин: Буквально в декабре , когда, опять же, из-за этих же доверенностей произошёл конфликт, и депутатами из оппозиции были запрошены непосредственно доверенности, было выдвинуто предположение после того, как их получили, что даже доверенности подписаны не теми людьми. Просто взяли подписи, посмотрели, подписи разнятся. Если ещё месяц раньше…

С. Занько: Подписи подделывают?

М. Курашин: Предположение там, я не могу сейчас никого обвинять, но в данном случае там такое предположение есть, эти доверенности сейчас хранятся у нас.

С. Занько: Вот нет человека и можно любые предположения, правда, строить получается?

М. Курашин: Вот, естественно, что можно понять, что человек, находясь где-нибудь в Москве, эту доверенность передать может; но постоянно возникает вопрос, как передают доверенности наши коллеги, которые находятся в СИЗО и местах не столь отдаленных. Для того, чтобы он написал эту доверенность, он предварительно должен изучить кипу документов законопроектов, которые нужно ему ещё как-то передать, потом заполнить эту доверенность, передать, не знаю, через адвоката, принести. Есть вопросы, которые включаются в повестку буквально в последние дни. Мы получаем, что человек, находясь, условно говоря, в Москве, в следственном изоляторе, он за этот вопрос тоже голосует. А как он заполняет эту доверенность? Отсюда возникает предположение, что перед началом заседания у нас проводится заседание фракций, и эти доверенности заполняются перед заседанием фракций. Это предположение, оно ничем пока не подтверждается, но, опять же, это почва…

С. Занько: А большой процент вообще в голосовании этих доверенностей, этих пустых кресел?

М. Курашин: На последнем заседание, которое было в январе, если мне не изменяет память, у нас отсутствовало 11 человек, которые передали свои голоса.

С. Занько: 11 человек, вот…

М. Курашин: То сеть, если мы берём, что у нас кворум 36, то 11 человек – это треть.

С. Занько: Треть, это треть голосующих. И тут ещё такой вопрос возникает, вот вы, депутаты оппозиционных фракций и не члены фракций, радеете за то, чтобы люди приходили на ОЗС, голосовали, сами проводили время, сами участвовали в дебатах, а что собственно избиратель-то? Вы так друг за другом зорко следите, а избиратели-то за вами чего не следят? У вас сейчас видео-трансляция есть, они должны вас знать вроде бы.

М. Курашин: Теоретически, да.

С. Занько: Людям-то вообще есть дело, избирателям, до этого?

М. Курашин: На самом деле, конечно, ситуация, как показывают, предположим, в Москве, когда пять человек голосуют за два ряда, у нас таких ситуаций нет; потому, наверное, можно предположить, что избиратели не так активно возмущаются по этому поводу. В районах иногда такие вопросы раздаются на встречах, о том, как у вас голосуют люди, которые находятся, предположим в СИЗО, или как вы принимаете решения…

С. Занько: Это вопросы? Они просто интересуются или возмущаются?

М. Курашин: Интересуются.

С. Занько: Интересуются, ну слава богу…

М. Курашин: Я в данном случае не разговаривал с избирателями какого-то конкретного депутата, который достаточно часто не присутствует. Я думаю, что есть, наверное, и возмущения, хотя честно могу сказать, что, наверное, Интернет-трансляция в большей мере ориентирована журналистов и интересующихся.

С. Занько: Пока?

М. Курашин: Да.

С. Занько: Но надо сообщить всем избирателям, которые интересуются, пожелать, чтобы их стало больше, чтобы они смотрели прямые трансляции так всё и есть.

М. Курашин: Я могу вам обратный пример привести о том, что я знаю, и знают избиратели, что на таких депутатов ярких, как, например, Русских и Туруло, за ними избиратели смотрят, в том числе, и во время трансляции. Они им говорят, что видели и согласны с их выступлениями.

С. Занько: Но их очень много и в СМИ, они ярко выступают…

М. Курашин: Именно на пленарках…

С. Занько: Не стесняются выступать… Пленарки – это прекрасно, но, помимо пленарок, есть ещё другая деятельность. Эти депутаты не стесняются появляться в СМИ. И вши коллеги, кстати, вас, между прочим, в том числе, с этими двумя депутатами обвиняют в том, что вы так хорошо пиаритесь в СМИ.

М. Курашин: Ну, в данном случае, это опять же…

С. Занько: Зато, в итоге, ваши избиратели очень внимательно следят за вашими выступлениями на заседаниях.

М. Курашин: Это радует, что они следят. Опять же, пиариться можно в стиле статьи, предположим, относительно того, чтобы кричать про Майдан и призывать губернатора отзывать иски – вот это пиариться. А когда мы разговариваем и разговор строится вокруг законопроекта, вокруг действий программ, мы говорим, что мы хотим, чтобы действия были в интересах людей, я считаю, что это больше работа, нежели пиар.

С. Занько: Еще про интересующихся из районов области. На прошлой неделе были прекращены депутатские полномочия миллиардера Александра Лебедева, было по этому поводу решение суда. И вот в адрес Лебедева депутаты Слободской думы направили письмо, где они указывали, в частности, что в настоящем случае торжество закона вызывает у нас больше сожаления, чем какие-либо другие чувства. Как можете прокомментировать такое письмо-обращение к Александру Лебедеву?

М. Курашин: Я знаю, что Александр Лебедев был не просто человеком, который известен только тем, что он миллиардер, а он в думе принимал достаточно активное участие по вопросам, связанным с осуществлением мер поддержки, в том числе со своей стороны. И со стороны слободских депутатов у него был реальный авторитет как коллеги. В данном случае, когда он попал в эту ситуацию с этими драками…

С. Занько: Дал в морду, что называется.

М. Курашин: Наверное, в данном случае это был пиар. Вполне вероятно, как депутат он об этом сожалеет, а я отчасти понимаю и сожаления его коллег.

С. Занько: Было много критики в сторону Александра Лебедева со стороны слободских, не слободских депутатов, - я не знаю, но многих, кто комментировал его деятельность в СМИ и в интернете о том, что не так часто Александр Лебедев бывал на заседаниях, что в общем никакого серьезного влияния на принятия решений и обсуждения он не принимает.

М. Курашин: Как раз вчера во время обсуждения по доверенностям, после мы размышляли. Есть коллеги, которые на самом деле делают, может быть, больше не в рамках публичной деятельности, пленарных заседаний, а делают больше за пределами. Показательная ситуация, когда (вернусь к нашим коллегам госдумовским) один депутат Госдумы присутствует на всех пленарных заседаниях и везде лезет с желанием выступить с критикой в адрес правительства, а другой выступают раз в год и озвучивают вполне конкретные действия в интересах Кировской области, которые они совершили.

С. Занько: Вы считаете, что Александр Лебедев больше делал для Слободского, на удаленке работая, нежели б он присутствовал на всех заседаниях.

М. Курашин: Я считаю, что в данном случае – да.

С. Занько: У нас еще есть одна минута, я хочу здесь добить. Все-таки какие мотивы, вы считаете, двигали депутатами Слободской думы? Только ли простое уважение к человеку, много достигшему в этой жизни?

М. Курашин: Каждый коллега, который уходит от нас, воспринимается как коллега близкий, не зависимо от того, какой он партии и по каким причинам. Мы теряем нашего коллегу – мы теряем нашего бойца, для нас это обидно.

С. Занько: А про инвестиции, на которые рассчитывали, но, хорошо, не поступили, про то, что он помогал и делал дворы, спортивные площадки. Не это ли важнее было для слобожан, когда они пишут?

М. Курашин: Разговор заключается в том, что ожидать, что просто так пришел человек, и завтра за ним начался большой поток денег…

С. Занько: Я сейчас ни в коем случае не обвиняю. Я говорю о том, что, может быть, слобожане подумали о том, как жалко: вот появились площадки, а теперь их не будет в таком количестве, на которое рассчитывали.

М. Курашин: Я думаю, что мотивов несколько. Первый мотив – это что все-таки теряем коллегу, во-вторых, это человек, который открывал возможность работать и с федеральным уровнем, и в-третьих, это то, что он инвестор.

С. Занько: Практическими делами мог помогать Слободскому? И помогал.

М. Курашин: Да.

С. Занько: Это «Особое мнение» Михаила Курашина, вице-спикера Кировского ОЗС, через две минуты после рекламы мы вернемся.

Реклама.

С. Занько: Возвращаемся в студию. Это программа «Особое мнение», веду ее сегодня я, Светлана Занько, и мой гость сегодняшний отвечает на мои вопросы, это Михаил Курашин, вице-спикер Кировского ОЗС. Мы сейчас обсудили и решили из ряда вопросов выбрать те, которые непосредственно касаются области, конкретные практические вещи, которые можно пощупать, ощутить, использовать на собственное благо. «Западный обход Кирова могут построить без федеральных денег», - вот такую вещь озвучил Сергей Щерчков, зампредседателя правительства области. Он сказал, что ему кажется, что нужно уже поставить себе некий дедлайн, не знаю, год он будет или два, и в случае, если мы не получаем федеральную поддержку, нужно делать проект более дешевым: по одной полосе в каждую сторону, и если мы не получим средства федерации, рассчитывать только на дорожный фонд Кировской области, на муниципальный дорожный фонд, и в 2015 году (это уже следующий) приступать к строительству самим. Сейчас стоимость строительства объездной дороги вокруг Кирова оценивается в 13 млрд. рублей. Это я практически целиком зачитала новость. И вот уже есть комментарии к этой новости, где пишут: «Западный обход Кирова могут построить без федеральных денег только на бумаге». Это комментирует наш читатель, а у вас какое мнение?

М. Курашин: Если эту новость уже до конца, то указана и реакция губернатора, который сказал, что с точки зрения приоритетности путепровод в «Чистые пруды» более важен, нежели «Западный обход». Что касается «Западного обхода»…

С. Занько: Это в случае, если мы будем использовать наши бюджетные деньги?

М. Курашин: Да. Это тема не новая, еще с начала века. Были интересные моменты, в частности, в 2007-2008 году, еще при прежнем губернаторе была информация в одном из СМИ, из наших региональных газет о том, что идея строительства Западного обхода является бизнес-проектом одного и местных олигархов, являвшегося на тот момент первым заместителем губернатора, который под это дело под себя переоформил все земли, через которые должны проходить 18 км данного обхода. Соответственно, значительная часть бюджета строительства данной трассы составляют средства на выкуп земель у данного лица. Из-за этого проект и получается такой дорогой. Это, может быть, сразу с червотинкой, а сама по себе идея объездной дороги вокруг Кирова актуальна, востребована по причине того, что те, кто живет в Юго-западном районе, в районе Луганской, Лепсе устали от количества большегрузов, которые двигаются по так называемым донорным улицам, по Производственной, совершая объезд города фактически через сам город. В результате этого ситуация с дорожными пробками усугубляется, помимо этого, конечно, для пробок есть и другие проблемы, но в том числе и эти большегрузы, которые транзитом идут через наш город, они тоже достаточно сильно мешают. Поэтому разговор о необходимости объездного пути достаточно правильный, мы не зря делали развязку на выезде из Кирове в сторону Мурыгино, Котельнича, нам нужно соединять сейчас участок Нового моста с Советским трактом, это позволит по крайней мере пускать часть транзита. Плюс ко всему, у нас оба направления развиты с точки зрения садоводчества, поэтому летом люди опять начнут приезжать-уезжать, а это возможность отчасти разгрузить въездную часть, что со стороны Советского тракта, что…

С. Занько: Это мы понимаем. Откуда возникло тогда такое заявлений зампреда правительства области?

М. Курашин: Потому что разговоры идут достаточно давно. Когда еще к нам приезжали первые лица, в девятых-десятых годах, эта тема поднималась, и вроде как федеральная поддержка нам была обещана. Но эта федеральная поддержка… прошло 4 года, достаточный срок, а мы ее все ждем, а она так и не свершается. Поэтому настало время определять время, ставить точку, время Х, когда снова возвращаться к этому разговору и принимать какое-то решение, либо мы его строим, либо этот проект мы откладываем на неопределенное время. Этот проект в портфеле есть, но его пока никто не достает. Также как разговору о том, чтобы возродить реку Вятку. Этот документ условно тоже в портфеле есть, но достать его без понимания, за чей счет это будет…

С. Занько: Правильно я понимаю, что Сергей Щерчков сделал такое сообщение просто чтобы напомнить людям, что мы имеем в виду еще и этот вопрос, как-то его решаем?

М. Курашин: Он же не просто так сделал, в формате мероприятия проведено.

С. Занько: Т. е. этот вопрос сейчас обсуждается в правительстве?

М. Курашин: Он регулярно обсуждается.

С. Занько: И именно правительство до 2015 года должно решить, строим или нет.

М. Курашин: Не только правительство. Правительство в данном случае не утверждает бюджет, это и мы будем решать, и бизнес-сообщество должно решать, потому что они будут загружать данную трассу, потребность в ней должна быть.

С. Занько: Правительство будет решать, выносить ли этот вопрос на ваше обсуждение или снять его?

М. Курашин: Включать ли ее в бюджет?

С. Занько: Да. Выносить, чтобы вы ее обсуждали, или не выносит.

М. Курашин: В данном случае мы не столько «Западный обход», сколько бюджет будем обсуждать.

С. Занько: Вот еще хорошая вещь по поводу того, куда можно было бы вложить наши бюджетные деньги, если б они были. Олег Кочкин, президент компании «Вяткаавиа», выступил в нашей студии с инициативой восстановления аэродрома в Кировской области. Олег Кочкин говорил о том, что в Кирсе, Вятских Полянах, Котельниче и Кильмези аэродромы, взлетно-посадочные полосы еще сохранились, их можно восстановить, а в других районах уже все, заново все строить. Он говорил, что таким образом можно наладить все внутренние авиасообщения в нашем регионе. Естественно, он сознает, что сделать это средствами бизнеса практически нереально, но по крайней мере у «Вяткаавиа» есть планы, они их разрабатывают, заключили договор с нашим политехническим, чтобы обоснования, расчеты подвести. И я думаю, что в ближайшее всемя эта инициатива будет озвучена. Они собираются в Департамент транспорта, и скорей всего, она будет озвучена и на собрании каким-то образом, хотя бы на обсуждение вынесена.

М. Курашин: Хотелось бы.

С. Занько: Ваше лично отношение к этому вопросу о восстановлении авиасообщения внутри Кировской области.

М. Курашин: Полностью за. Все, что касается малой авиации, тем более авиация внутри нашей области достаточно востребована, актуальна, потому что 3 месяца объехав практически все района области, я, честно скажу, накатался. И дело даже не в качестве дорог, а просто в дальности расстояний, которые нас связывают. Я за то, чтобы подобные проекты реализовывались, но нужно понимать, что… Я не знаю, начал ли Олег переговоры с кем-то из областного правительства в формате взаимоотношений и выработки вариантов государственной поддержки, либо же он начал с того, что в студии заявил, что он этим занимается.

С. Занько: Нет, они начали с того, что встретились со всеми СМИшниками, заключили договор с "политехом", заключили договор с Центром туризма. И они намеревались в ближайшее время, видимо еще ничего не совершилось, встретиться в Департаменте транспорта.

М. Курашин: Я бы шел по пути, который считаю более правильным, т. е. сначала начать переговоры о мерах государственной поддержки, а потом делать заявления, потому что ситуация в том, что если сейчас мы упремся в то, что в областном бюджете нет денег на господдержку. Как бы так не получилось, что у нас есть хороший проект, а областная власть такая плохая, она данный проект не поддерживает.

С. Занько: Какими могли бы быть меры государственной поддержки, на что могут рассчитывать, чего могут добиваться представители «Вяткаавиа»?

М. Курашин: Речь идет о вариантах лизинга. Взять самолеты: необходимы мероприятия, связанные с тем, что полосы есть, но их мало, необходимы еще диспетчерские службы.

С. Занько: Но самолеты в лизинг «Вяткаавиа» хочет брать не только для того чтобы летать только над областью, они открывают сообщение с югом нашей страны, но могли бы и внутри области.

М. Курашин: Здесь надо рассматривать этот проект как инвестиционный. Есть законы, есть программы, которые определяют меры государственной поддержки к инвесторам. Это и патронажный сертификат, и льготы, и содействие в предоставлении земельных участков, сооружений. Надо понять, что нужно. Правильнее начать все-таки с разработки целого инвестиционного проекта.

С. Занько: Они этим и занимаются сейчас.

М. Курашин: Они занимаются тем, что начинают его пиарить.

С. Занько: Хорошо, пусть все знают, нужно изучить общественное мнение, подготовить депутатов, правительство.

М. Курашин: Я не думаю, что общественное мнение против и депутаты против. Но есть финансовые ограничения.

С. Занько: Была бы обратная ситуация. Если бы они пришли с проектом, его посмотрели и сказали: «Нет, ребята, все, денег нет».

М. Курашин: Я думаю, никто бы этого не сказал по одной простой причине, что на территории Кировской области это единственная авиакомпания. И поддержать проект, который нужен области и может быть достаточно рентабельным, почему бы нет?

С. Занько: Еще и другая ситуация есть, когда у нас был здесь представитель авиакомпании «Оренбуржье», финансовый директор авиакомпании, и он рассказывал, что у них не три самолета, а тридцать сохранено, этих же АНов, что у них 25 комплектов экипажей, которые могут летать, и что они могут полностью обслуживать Кировскую область внутренними рейсами или даже еще какими-то другими, если бы была заинтересованность, были полетно-посадочные полосы и т. д. Может оказаться так, что выгоднее будет заключать контракты со сторонней организацией, нежели помогать развиваться собственной кировской организации. Мы должны бороться за вятских или здесь приоритет финансового строгого расчета? Ведь нам не придется помогать деньгами на лизинг самолетов в «Оренбуржье» - у них они уже есть, мы будем только им платить.

М. Курашин: Ну, трат на самом деле немало. С позиции правительства, региональных властей, удовлетворение жителей – это первоочередное. Если мы понимаем, что обе структуры готовы это делать, то в дело будет вступать в том числе и экономический вопрос. Не надо считать, что дешевле просто арендовать самолеты – и все. Если Кочкин будет развиваться, то мы получаем дополнительные рабочие места. Если мы берем северные, южные и ряд других территорий, проблемные точки…

С. Занько: 15 секунд у нас.

М. Курашин: Моногород, и создать дополнительные рабочие места – это плюс. Дальше, свой авиаперевозчик – это свои налоги, значит, налоги – нам. В простой математике: не надо самолеты в лизинг – это у них есть, а нам надо покупать… Надо сосчитать все расходы и походы, понять.

С. Занько: Но инициатива хорошая.

М. Курашин: Полностью поддерживаю.

С. Занько: Замечательно. Это была программа «Особое мнение», я сегодня беседовала с Михаилом Курашиным, вице-спикером ОЗС. Большое спасибо, Михаил.

М. Курашин: Пользуясь случаем, хочу поздравить всю женскую половину с наступающим праздником, любви, весны и удачи.

С. Занько: Спасибо.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта