Владимир Сизов, ректор ВСЭИ

Видео 14:34, 30 марта 2018 580 0

Особое мнение от 5.03.14

Владимир Сизов:
"Если успеете взять кредит, то берите. Во время инфляции это крайне выгодно. Но при условии, если банки не успели поднять процентные ставки по кредитам. Бизнесменам я бы порекомендовал вложиться в сырье и оборудование. Это в настоящий момент самое правильное дело: закупить еще не подорожавшее оборудование и как можно больше сырья..."


Печатная версия передачи:

Гость – Владимир Сизов

Ведущая: Юлия Афанасьева

Ю.Афанасьева: На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. И у меня в гостях сегодня Владимир Сизов, ректор Вятского Социально – Экономического института. Владимир Сергеевич, добрый день.

В. Сизов: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Я очень рада Вас видеть в студии. Хотела бы сначала напомнить, как можно с нами связаться. Во-первых, нас можно услышать на 101 и 0, также нас можно смотреть на сайте echokirova.ru, есть видео- и аудио-трансляция. И также можно задавать вопросы всем нашим гостям на сайте echokirova.ru. Чем и воспользовалась одна из наших слушательниц, представилась она как Наталья. Я хотела бы начать программу как раз с вопроса с сайта. Итак, цитирую: «А в вашем вузе наблюдается коррупционный элемент? Господин Солодовников не так давно докладывал об этом в кировских вузах».

В. Сизов: Вопросы коррупции мы, мне кажется, давно решили тем, что перешли на тестовую систему сдачи экзаменов и зачетов. И в этой ситуации собственно кому деньги давать? Компьютеру? Студент остается один на один с компьютером и отвечает на вопросы, после чего компьютер выдает результат, его оценки. Поэтому, мне кажется, вот таким образом мы ушли от большей части возможных проявлений. Гарантировать невозможно, но за последние, скажем так, пятнадцать лет такой коррупционной составляющей у нас не наблюдалось.

Ю. Афанасьева: Но и, насколько я понимаю, у вас вуз платный, коммерческий?

В. Сизов: Ну скажем так, на платной основе студенты учатся. Вообще все вузы являются не коммерческими организациями. То есть у нас целью не является извлечение прибыли.

Ю. Афанасьева: Мне просто кажется, что вопрос коррупции более, так скажем, остро встает в бюджетных вузах, где есть бюджетные места.

В. Сизов: Мне кажется в любом вузе, где преподаватель со студентом остаются один на один, этот элемент может возникнуть.

Ю. Афанасьева: То есть у вас давно уже все вступительные экзамены проходят на компьютерах в тестовой форме?

В. Сизов: Ну, вступительные экзамены сейчас проходят вообще, сдают студенты ЕГЭ.

Ю. Афанасьева: ЕГЭ, да.

В. Сизов: Поэтому здесь вообще нет никакой коррупционной составляющей. А экзамены, еще раз говорю, в тестовой форме, поэтому преподаватель не присутствует во время проведения экзамена.

Ю. Афанасьева: Ну, это Вы сейчас имеете в виду экзамены, которые на сессии?

В. Сизов: Да, конечно.

Ю. Афанасьева: Ну, хорошо. На сколько я понимаю, и стипендию у вас в вузе студенты не получают?

В. Сизов: Те, кто учатся на бюджетной основе, у нас есть бюджетные студенты, они получают стипендию, как и все студенты.

Ю. Афанасьева: А все-таки есть бюджетные места?

В. Сизов: Да, есть бюджетные места.

Ю. Афанасьева: Ну, прошу прощения, я вот не знала. Ладно, хорошо, давайте тогда далее по запланированным сегодня темам. Я бы хотела обсудить с Вами экономическую ситуацию в стране как с человеком, который интересуется этим вопросом. Владимир Сергеевич, скажите мне, пожалуйста, что у нас сейчас происходит? Это кризис, это финансовое оздоровление? Что это?

В. Сизов: Ну, кризиса пока нет, это однозначно. Однако есть существенное замедление экономического роста, связанное с сокращением промышленного производства, с уходом из России ряда зарубежных инвесторов. Потому что один из показателей кризиса – это накопление долгов и невозможность, скажем так, государства рассчитаться по своим долгам, по внешним или по внутренним долгам. Но у нас в России, в общем-то, один из самых низких в мире внешних долгов. Мы еще 10 лет назад по всем долгам практически рассчитались. А по золотовалютным резервам мы вообще находимся на 4 месте в мире, то есть хороший показатель. Цены на нефть и газ на мировом рынке тоже достаточно высоки, а это главный источник бюджетных доходов России. Так что говорить о таком экономическом кризисе, наверное, это слишком. То есть он нам пока не грозит. Это не значит, что он не может случиться, может, но в настоящий момент это не кризис и, в общем-то, каких-то сигналов ярких, указывающих на то, что кризис близко, нет.

Ю. Афанасьева: А как бы Вы одним словом назвали ситуацию сейчас? Ожидание?

В. Сизов: Нет, я уже говорил, что это замедление экономического роста, ну, можно сказать, что это рецессия, и то это будет не совсем, так сказать, точно.

Ю. Афанасьева: А вот у меня есть такое ощущение, что все люди как раз находятся в таком напряженном состоянии ожидания, бизнесмены тоже сидят чего-то ждут, не берут кредиты, а смотрят, что дальше будет. Вот есть у Вас прогноз того, что будет, каким образом будет развиваться ситуация?

В. Сизов: Ну, скорее всего все-таки будет ухудшаться ситуация, исходя их текущей ситуации с девальвацией рубля. То есть девальвация она, хотя и предыдущие выступающие…

Ю. Афанасьева: Да, сегодня была программа «Разворот на бизнес», в которой тоже обсуждали эту тему.

В. Сизов: Утверждали, что девальвация поможет и так далее. От девальвации выигрывают только три игрока. Это государство, олигархи, которые продают российские природные богатства за рубеж за валюту, ну и банки, которые имеют особые отношения с Центробанком и которым позволено играть, скажем так, валютами на повышение, на понижение. Ну, например, Центробанк ведет широкомасштабные игры с курсом рубля. То есть, иначе говоря, выигрывает только тот, кто имеет много валюты и несильно зависит от курса рубля, потому что является тем, кто этот курс устанавливает. Все эти игроки действительно выигрывают от девальвации национальной валюты, все остальные, так или иначе, проигрывают. То есть могут быть кратковременные какие-то улучшения ситуации, но в целом. Ну вот говорят, что поднимутся импортные товары, значит российские товары будут покупать.

Ю. Афанасьева: Станут более конкурентоспособными.

В. Сизов: Ну, надо же понимать, что, во-первых, российские товары тоже поднимутся вслед за импортными товарами в цене, это раз. И они, мало того, не могу не подняться, это не простое желание производителей обогатиться быстро за счет девальвации, нет. Дело в том, что у нас большая часть промышленности, так или иначе, завязана на импортные товары, на машины импортного производства, на комплектующие и даже на сырье импортного производства. Даже приводился там пример, что агропромышленный комплекс, но мы и мясо все закупаем за рубежом. Поэтому с чего бы этим ценам упасть сильно, то есть никакой выгоды для производителей тоже не будет, для большинства, большинство потеряют.

Ю. Афанасьева: А что дальше будет с курсом рубля, как Вы думаете?

В. Сизов: Ну, здесь, понимаете, сказать точно не могу, могу предположить. Рассуждать, наверное, так, как рассуждал Центробанк, что действительно отпустить немножко рубль, то есть чтобы он ослабел, но не так сильно, как хотелось, вернее не так сильно, как получилось. А получилось-то дальше что? Дальше неожиданно фактор Украины сыграл. То есть люди испугались, и рубль стал вести себя не так, как планировалось, то есть он опустился слишком низко. И сейчас, в общем-то, от этого фактора Украины очень многое зависит. То есть если все-таки войны не случится, то есть не случится ввода войск, ну, войны такой настоящей, потому что война уже идет, информационная война. То есть если посмотреть на экраны телевизора, что вещают российские СМИ и что говорят иностранные СМИ, то есть у нас каналы-то иностранные тоже идут, это две больших разницы. Поэтому информационная война идет, но вот нет пока острой фазы. И здесь, мне кажется, что у нас руководство достаточно мудрое, в таких ситуациях они уже были и как-то всегда выходили сухими из воды, надеюсь, и на этот раз также получится. Поэтому рубль постепенно укрепится и, я думаю, что та оценка, о которой мы когда-то говорили с Вами, 35 рублей – это справедливая цена для рубля, да, я считаю, даже 36 – это завышено. Если же этого не произойдет, то обвал может происходить и дальше, и 40, и выше может быть.

Ю. Афанасьева: А как-то Вы связываете падение курса рубля, например, с прошедшей олимпиадой, мол, все деньги на олимпиаду истратили, и на поддержку экономики не осталось?

В. Сизов: Ну, олимпиада – это ведь тоже один из двигателей экономики, поэтому говорить о том, что все истратили на олимпиаду, наверное, неправильно. С одной стороны конечно можно сожалеть, что на нее были выделены слишком большие деньги, именно на олимпиаду, а на другие важные национальные проекты не досталось. Но с другой стороны надо радоваться, что эти деньги вообще не легли мертвым грузом в стабилизационном фонде или в фонде будущих поколений, а все-таки худо-бедно, но работали. Это очень важно, потому что их зарабатывали и тратили в России, то есть опосредованно очень многие люди заработали на олимпиаде, она создала определенные движения в обществе и в экономике. Впрочем, если деньги, потраченные на олимпиаду, вот я здесь не могу сказать, все зависит, откуда эти деньги взялись, то есть если их просто напечатали, то есть сделали дополнительную какую-то эмиссию, не обеспеченную реальным ростом товаров и услуг в стране, в этом случае такие деньги, конечно, могли создать дополнительные экономические трудности. Все зависит от того, откуда эти деньги взялись.

Ю. Афанасьева: Ну, хорошо. Мы с Вами конечно это вряд ли когда-нибудь узнаем. А вот, смотрите, меня в институте на курсе экономической теории учили, что ослабление рубля позитивно отражается на наших российских производителях. То есть какая-нибудь американская курица становится дороже, а кировская курица остается дешевой. Ну это в теории, а вот на практике, как Вы считаете, кировские производители от девальвации выиграют?

В. Сизов: Ну, собственно, я уже сказал Вам, что кировские производители вряд ли сумеют выиграть.

Ю. Афанасьева: Ну, кто-то использует, а кто-то не использует иностранное сырье.

В. Сизов: Еще раз говорю, используют все практически, потому что ну а кто не использует? Сейчас все технологии импортные. То есть современные технологии, а на старых технологиях, на которых работали наши бабушки и дедушки, ничего не заработаешь. Поэтому, так или иначе, все абсолютно пользуются. Ну, телефонами вы пользуетесь, телевизорами вы пользуетесь, компьютерами вы пользуетесь. Это все импортные технологии.

Ю. Афанасьева: Ну, хорошо. Взять сельхоз производителей, давайте возьмем сельхоз производителей. Фермерское хозяйство в районе Кировской области.

В. Сизов: Доильный аппарат импортный, компьютер, который считает, сколько литров молока надоили с коровы, тоже импортный. Корма и то лучше импортные покупать, ну добавки какие-то. Я уж не говорю про комбайны. Все импортное.

Ю. Афанасьева: Ну, хорошо. А вот скажите, как сейчас вести себя обычным потребителям, таким как мы с Вами? Что делать?

В. Сизов: Если есть деньги, покупать дорогие товары, которые вы собирались купить. Это вот правильно абсолютно. Если нет денег, успокоиться и жить дальше.

Ю. Афанасьева: А кредиты? Брать или не брать?

В. Сизов: Кредиты сейчас, ну вот опять надо посмотреть. Если банки не успели поднять процент, они вообще-то должны были поднять процент, потому что Центробанк тоже процент поднял на 1,5 %. В принципе всегда после этого следует поднятие процента в остальных банках. Ну, вот если успеете взять кредит, то можно взять.

Ю. Афанасьева: То берите. И лучше в национальной валюте.

В. Сизов: Потому что когда инфляция высокая, кредит выгодно брать, я уже как-то об этом говорил. Но если инфляция не очень высокая, то в принципе кредиты – невыгодная вещь. Сейчас за счет девальвации национальной валюты, ну вот если она останется такой высокой, если не будет большого отскока, кредиты вообще-то выгодно в принципе взять.

Ю. Афанасьева: Я бы вот хотела озвучить статистику за 2013 год. Кировстат недавно написал, что в 2013 году кировчане меньше делали вклады в банки, и также в этом году выросла задолженность населения по кредитам. О чем Вам говорит эта тенденция?

В. Сизов: Ну, здесь несколько причин. Главная, на мой взгляд, то, что за два, три последних года существенно упали процентные ставки по вкладам, то есть они три года назад были в два раза выше практически, это раз. Сейчас во многих банках, крупных во всяком случае, процент по вкладам предлагают тот, который близок к официальному курсу инфляции, то есть где-то 6 %, ну, может, предлагают где-то 7,5 %, не существенно. Но процент инфляции на самом деле зависит очень от того, как его считать. То есть одно дело – методика Росстата, они считают перечень товаров и услуг определенных, то есть увеличение цены, а другое дело, как считает потребитель реально. И потребитель может свой инфляционный процент вычислить по тем товарам, которые он реально использует. И товары, которые учитываются Росстатом, и товары наши, которые мы учитываем, могут сильно отличаться. И когда мы подсчитываем, ну, мы тоже проводим такой подсчет, у нас всегда получается 20-25% как минимум, а у Росстата 6%. И если я знаю, что на те товары, которыми я пользуюсь, цены поднимутся в среднем на четверть, то чего ради я буду отдавать деньги в банк, 100% теряя на том, что я их положил туда. И я их не получу, я ни прибыль не получу, ничего вообще не получу. Поэтому люди не хотят, так сказать, в убыток себе вкладывать деньги, и поэтому находят, видимо, какие-то другие пути. Другая причина особенно в этом году, я думаю, это запуганность граждан действиями Центробанка. С тех пор как Набиуллина туда пришла, какая-то активность по поводу отзыва лицензий у банков, и я даже знаю у своих друзей, они действительно в панике, то есть они забирают деньги, даже которые те были, и держат в кубышке, потому что неуверенны, что завтра возьмут и у этого банка не закроют, так сказать, лицензию.

Ю. Афанасьева: А в кубышке держат в рублях или в долларах?

В. Сизов: Ну, в долларах предпочитают, конечно. То есть тогда, когда забирают деньги, это было еще до скачка, они переводили в доллары, и так вот лежат. Ну никому ж не хочется попасть в просак. Ну, а что касается задолженности населения перед банками, я думаю, здесь банки сами виноваты. Просто они очень легко стали давать деньги. Ну, опять есть случаи, примеры среди моих каких-то знакомых, даже которые живут в сельской местности, им высылают «письма счастья» такие из банков, в которых лежат кредитные карты на определенную сумму, и ты можешь эти деньги легко взять и воспользоваться ими, но раньше такого никогда не было. Создавались комиссии кредитные, которые решали, давать человеку в кредит, сможет ли он отдать этот долг, поручителей брали обязательно, которые гарантировали, что отдадут долг. А сейчас любому гражданину, Вы, наверное, тоже получали когда-нибудь такие письма, где, пожалуйста, можешь пользоваться. Вопрос, вы вообще, так сказать, были, уважаемые господа банкиры, в деревне какой-нибудь глухой, где заработную плату не платят или платят пять с половиной тысяч, и как они будут отдавать? Они эти ваши письма манной небесной считают, они сразу тратят деньги и не собираются ничего отдавать. Потому что даже если придут арестовывать их имущество, так нечего арестовывать. Ну, арестуете, пожалуйста, а куда вы это денете? То есть нечего взять-то. Поэтому банки здесь сами себя загоняют в такую яму. Я думаю, это действуют менеджеры среднего звена, то есть им есть указание, что надо выдать такое-то количество кредитов, они всеми способами их выдают, а как получать их обратно, это уже не их задача, этим должны заниматься другие люди. Вот ситуация только так развивается.

Ю. Афанасьева: А скажите, пожалуйста, Вы как-то говорили на одной из программ, что у Вас много друзей бизнесменов в том числе, вот с ними Вы эту сложившуюся ситуацию в экономике обсуждали?

В. Сизов: Ну, со многими не обсуждал, но кое с кем обсуждал, да.

Ю. Афанасьева: Вот что люди говорят, что они сейчас будут делать? Ну, кроме тех, которые уже в кубышки сложили.

В. Сизов: Нет, те, кто в кубышки сложил, тоже стараются что-то купить, потому что на самом деле доллар тоже подвержен инфляции, и он падает. Это рубль падает быстрее, чем доллар, но

доллар тоже падает, поэтому держать в долларах смысла особого нет, надо, чтобы деньги работали.

Ю. Афанасьева: Ну, в общем, идти всем в магазины и…

В. Сизов: Нет, бизнесмены не в магазины идут, они закупают оборудование и сырье. То есть на настоящий момент самое правильное дело, если вы занимаетесь бизнесом, у вас есть деньги, надо срочно закупать еще не подорожавшее сильно, а оно уже начало дорожать, оборудование и как можно больше сырья, потому что это единственный надежный источник сохранения ваших денег.

Ю. Афанасьева: Владимир Сергеевич, а считаете ли Вы жителей города Кирова и области финансово грамотными?

В. Сизов: Нет, абсолютно.

Ю. Афанасьева: Вы знаете, наш с Вами коллега, уже экс-секретарь Общественной палаты Кировской области Тахир Мамедов недавно предложил повышать финансовую грамотность населения в плане бюджета и бюджетного процесса, чтобы люди понимали, как формируется бюджет, что там происходит и что от чего зависит. Вот как Вы думаете, это нужно делать?

В. Сизов: Видите, если бы люди могли влиять на этот бюджетный процесс, тогда был бы смысл. Тогда надо обучать, конечно, чтобы они были грамотными, чтобы они отслеживали, но ведь в реальности, ну, хорошо, люди будут знать, как формируется бюджет, но повлиять на это не смогут. Тогда зачем? То есть мы тогда еще больше их будем дразнить, и еще больше будет, так сказать, ненависти к властям, которые все это делают, какие-то, возможно, новые пикеты, еще больше критики. Зачем?

Ю. Афанасьева: Ну, а как? Вот смотрите, сейчас же у нас все люди во всем разбираются особенно, когда сидят на кухне.

В. Сизов: Нет, это они думают, что разбираются, но на самом деле большинство не разбирается.

Ю. Афанасьева: Я хочу сказать вот о чем, что это же очень популярное такое мнение, что вот наше правительство, допустим Кировской области, не так все делает, не туда деньги тратит, вот надо туда, туда и туда. А когда начнешь действительно вникать в бюджетный процесс, допустим, можешь понять, что по-другому действительно никак. Может быть, в этом будет польза и наоборот меньше будет недовольных?

В. Сизов: Ну, я уже высказал свою позицию, Вы попробовали задать вопрос по-другому, но я отвечу снова. То есть, если нет реальных рычагов воздействия на этот процесс, то и смысла, в общем-то, нет.

Ю. Афанасьева: Смысла вникать нет. Хорошо, я поняла. Ну, в общем-то, я от экономических тем как раз предлагаю перейти к общественным и снова вспомнить Тахира Мамедова. На неделе наша Общественная палата Кировской области выбрала представителя от нашего региона в Федеральной палате, и как раз им стал Тахир Алиевич. Я хотела бы вначале спросить, как Вы оцениваете вот этот принцип формирования Общественной палаты России, что теперь половина ее членов из регионов страны?

В. Сизов: Ну, во-первых, я рад за Тахира Алиевича. Я с ним, так сказать, в очень добрых отношениях давно, и рад, что он продвинулся по своей карьерной лестнице. Что касается принципов формирования Общественной палаты России или Кировской области, думаю, что он изначально неверный и четко отражающий задачу, которую власть ставит перед созданием Общественной палаты.

Ю. Афанасьева: Ну, давайте про Россию и про Кировскую область.

В. Сизов: Ну, вот я считаю, если половина членов Общественной палаты назначается высшим должностным лицом региона, а вторая половина добирается первыми, разве можно говорить о реальном представительстве общества в Общественной палате? То есть получается, что глава, президент или губернатор подбирают из общества тех людей, которые ему угодны, которые ему нравятся. Там же нет представительства всего общества, то есть всех взглядов и так далее. Вот я вообще уважаю всех людей, которые в Общественной палате находятся, но там есть такие общественные организации, состоящие из одного или из двух членов. И кого они представляют эти общественные организации? Странный, на мой взгляд, принцип, и, мне кажется, что власть просто создала весьма управляемую структуру, удобную себе, и прикрывается претензией народа, что тот к общественной жизни у нас не допущен. Вот мы же допустили, вот есть Общественная палата, а на самом деле она не решает вопросов никаких, у нее не опять-таки рычагов воздействия на власть. Какие ресурсы у Общественной палаты? Единственное, чем она более или менее реально занимается, она проводит экспертизы. Но провести экспертизу это не значит, что вас услышат, то есть вас могут послушать, но никаких выводов из этого не сделать. Не наделена Общественная палата ни Российская, ни Кировская полномочиями на основании своих экспертиз каким-либо образом изменять решение власти. Власть может прислушаться, может и не прислушаться. Это ее личное дело. Поэтому Общественная палата – такой колокол, я бы сравнил с паровозным гудком для выпускания пара. Ну погудели, погудели, пар вышел, едем дальше.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Вот Вы сказали, что неправильный принцип формирования Общественной палаты в принципе Кировской области.

В. Сизов: Нет, вообще, и России в том числе.

Ю. Афанасьева: Как Вы считаете, как надо ее формировать?

В. Сизов: Ну, надо формировать также, как выбирают депутатов по большому счету. То есть на выборах.

Ю. Афанасьева: Всенародные выборы.

В. Сизов: Конечно. То есть общественный выборы.

Ю. Афанасьева: И то есть вот с избирательными участками?

В. Сизов: Принцип должен быть выборный. Будут ли это участки или еще какой-то другой вариант, это может быть даже интернет-голосование, я не знаю. Но факт тот, что участвовать и выдвигаться могут любые граждане. И граждане вообще должны выдвигать тех людей, которые действительно представляют интересы общества. А у нас того, кто будет представлять интересы общества, назначает губернатор или президент. Ну, это же странно.

Ю. Афанасьева: А как Вы считаете, представитель в Общественной палате Российской Федерации от Кировской области теперь есть и нам от этого, что будет? Тепло, холодно? Что-то изменится?

В. Сизов: Ничего не изменится. Ну, будет и будет. Он будет решать какие-то общественные вопросы. Я думаю, что конечно Тахир Алиевич сможет какие-то вопросы решать, менять и так далее, но если Общественная палата в принципе не может воздействовать на власть, то смысл от того, что они там будут что-то решать?

Ю. Афанасьева: А может она не нужна вообще?

В. Сизов: А вот тут я не согласен. При всей моей критичности к Общественной палате, все-таки это хоть какой-то, пусть такой кривой, но инструмент общественный, пусть он будет. Может быть, что-то из этого хорошее получится. Знаете, я бы так сказал, сама Общественная палата не наделена никакими полномочиями, но если посмотреть список, кто в нее входит, там вообще люди-то достойные входят, очень интересные люди, и они работают. И те, кто работает, они двигают что-то в обществе, но не потому что это Общественная палата, а потому что они сами по себе люди сильные, и к ним прислушиваются, они как-то продвигают какие-то идеи. Поэтому личность там в Общественной палате много значит.

Ю. Афанасьева: Вот про личность в Общественной палате. Теперь собственно нужен новый секретарь, кого Вы видите на этом месте?

В. Сизов: Ну, Вы знаете, в Общественной палате собралось много замечательных людей. На мой взгляд, с теми задачами, которые перед ней стоят, там может справиться любой. Сейчас там Марат Ошерович возглавляет, он может справиться. Есть там достойные люди, Улитин допустим. Да любого возьмите, любой справится с теми задачами, которые стоят. Там нет непосильных задач.

Ю. Афанасьева: А как Вы считаете, какими-то особыми качествами секретарь Общественной палаты должен обладать? И если да, то какими?

В. Сизов: Он должен уметь хорошо говорить, чтобы зажигать сердца людей. Все-таки это Общественная палата, и он должен общаться с народом, с обществом. Поэтому это немаловажно, на мой взгляд. Быть таким лидером, пусть, может быть, не самым сильным, но все-таки к которому люди прислушиваются и который может сказать нечто такое, что заденет сердца людей.

Ю. Афанасьева: Я напомню, это «Особое мнение» Владимира Сизова, ректора Вятского Социально – Экономического Института. Мы сейчас уходим на рекламу и очень скоро вернемся в студию.

Ю. Афанасьева: Мы возвращаемся в студию, я напомню, это «Особое мнение» ректора Вятского Социально – Экономического Института, Владимира Сизова. Меня все также зовут Юлия Афанасьева. Владимир Сергеевич, давайте к темам общественным вернемся. Вот скажите, пожалуйста, считаете ли Вы себя блогером?

В. Сизов: Я себя блогером не считаю, хотя блог веду. Вот скажем так.

Ю. Афанасьева: О чем Вы пишете?

В. Сизов: Я пишу о православном предпринимательстве. Я веду блог на сайте православных предпринимателей, называется «Опора - Созидание». Не так часто, но раз в месяц где-то выхожу.

Ю. Афанасьева: А в общем и целом к блогерскому сообществу, к тем, кто пишет в твиттер, в живой журнал, как относитесь?

В. Сизов: Ну, есть разные блогеры. Кто-то настоящий журналист, и мне интересно читать, особенно экономические анализы различные интересные проводят люди, с удовольствием читаю, общественный какой-то анализ ведут. Я фамилии даже некоторых знаю, но не буду упоминать. Но кто-то, как мне кажется, в школе не доучился и даже не понимает этого, выдавая какие-то унылые, банальные и неинтересные перлы, а уж я про эти интернет-троллей вообще молчу, то есть что попало пишут.

Ю. Афанасьева: Вот Вы знаете, наша Государственная Дума вновь собирается приравнять блогеров к журналистам, и депутат от ЛДПР Вадим Деньгин предложил внести поправки в закон «О СМИ». Популярным блогерам предлагается получать аккредитацию как средство массовой информации. Как Вы оцениваете это предложение?

В. Сизов: Я и к аккредитации средств массовой информации плохо отношусь, а тем более, чтобы блогеров приравняли к средствам массовой информации. Отрицательно. То есть как и вообще к любым действиям, которые хоть как-то умаляют или ограничивают свободу слова и самовыражения. Все, что ограничивает, на мой взгляд, это все плохо и недопустимо, это нарушает конституционные права граждан, наши с Вами.

Ю. Афанасьева: А считаете ли Вы, что блогеров, так скажем, по смыслу можно приравнять к журналистам?

В. Сизов: Понимаете, вот есть блогеры, которые и есть настоящие журналисты, они умеют работать, может быть, даже оканчивали журналистские факультеты и в принципе они же несут информацию.

Ю. Афанасьева: Я сейчас не то немного имела в виду, я сейчас имею в виду то, что журналист в своей работе должен опираться как раз на закон «О средствах массовой информации» и журналист очень многое не имеет права сказать, а блогер, как обычный человек, может высказать свое оценочное суждение, как говорится. Я вот это имею в виду.

В. Сизов: Понял, да. Но мне кажется, что все-таки пусть разделяются блогеры и журналисты. И люди точно будут знать, что если это пишет журналист, то информация проверена и она, так сказать, может быть надежным источником каких-то фактов и так далее. А если пишет блогер, значит, соответственно люди будут знать, что то, что он пишет, может быть и не правдой. Если блогер хочет, чтобы ему доверяли, тогда регистрируйся как СМИ. Пусть это будет добровольным хотя бы актом, но не надо заставлять людей.

Ю. Афанасьева: А считаете ли Вы это попыткой введения интернет-цензуры?

В. Сизов: Ну, нет. Конечно это не цензура, потому что цензура, если в полном смысле слова, то надо заранее согласовывать текст, который ты написал с цензором, он должен дать добро, и после этого только ты публикуешь. Вот это цензура. Тут же не призывается, что мы давайте будем вас контролировать, тут такая хитрая вещь, что вы сами себя контролируйте, пишите, но оглядывайтесь, потому что, если что-то не то напишете, мы вас за веревочку-то дернем и призовем к порядку. Поэтому это не цензура.

Ю. Афанасьева: А Вы кстати сами вот тут упомянули про интернет-троллей. Как Вы считаете, поможет ли эта инициатива, например, бороться с троллями?

В. Сизов: Ну, мне кажется, что нет, потому что они же в основном дают комментарии к каким-то статьям, то есть они не пишут эти статьи. Тогда надо запретить писать комментарии, только так можно с троллями бороться. А если их не запретить ,то они, как были, так и будут. Ну, вот я не знаю, я иногда читаю, конечно, что они там пишут, но чаще всего даже не заглядываю в подвал этот, потому что смысла нет, безобразия какие-то сплошные.

Ю. Афанасьева: А Вы каких блогеров читаете? Можете несколько фамилий перечислить?

В. Сизов: Мне нравится очень Никита Кричевский. Вот что в памяти всплыло. Не знаю, еще каких.

Ю. Афанасьева: Хорошо. У нас с Вами, в общем-то, осталось немного времени, 6 минут. Я надеюсь, что мы еще с Вами успеем одну тему обсудить. Это инфоматы. В Кирове собираются поставить специальные электронные устройства, которые будут содержать информацию о культурных объектах, туристических маршрутах, об экскурсиях. Вот как Вы считаете, поможет ли это заинтересовать приезжающих к нам людей?

В. Сизов: Прежде, чем ответить на этот вопрос, я расскажу ситуацию с, так сказать, интернет-киосками, которые в вузах стоят. Это те же самые инфоматы, только не про культурные достижения, а о том, что есть в вузе, куда можно пойти, где какой кабинет находится, расписание и прочее. Так вот в этих киосках студенты в основном ищут один раздел: «Где и как устроиться на работу». А все остальное их не интересует, поэтому вот эти инфокиоски, которые предлагается поставить, они, может быть, не оправдают ту цель, которая, в общем-то, благая перед ними ставится. Их можно поставить в гостиницах, а еще лучше прямо в номерах гостиничных. Но с другой стороны, вы же понимаете, сейчас современные гаджеты позволяют найти любую информацию, а уж если человек приехал, он точно с телефоном приехал, к Интернету подключен, то есть или планшет есть, или ноутбук есть. Проблемы найти любую информацию не составляет. Но в гостиницах для облегчения, может быть, и надо, в аэропорту смысла нет, потому что если он прилетел, ему не до этого, ему надо получить багаж и бегом или на такси, или на автобус, ну в лучшем случае, пока ожидает багаж, может от нечего делать этот инфомат посмотреть. Если опять-таки это будет за счет денег гостиницы или за счет денег РЖД, то ради бога, то есть это ваши деньги, что хотите, то и делайте. Но если это какая-то инициатива по раскручиванию бюджетных денег, то я резко против.

Ю. Афанасьева: А вот смотрите, как Вы считаете, зачем люди в основном ездят в Киров? Ездят ли они ради туристических маршрутов или ездят они все же больше в командировки и по делам?

В. Сизов: Пока Киров, к сожалению, не туристический город, хотя потенциал у него конечно есть, но для этого нужно многое и многое еще вкладывать. В первую очередь люди ездят по делам, бизнес, потому что практически 90% бизнеса, который у нас в Кирове есть, он не кировский, он принадлежит либо Москве, либо Питеру, либо Перми, поэтому надо же приезжать контролировать бизнес. И во вторую очередь ездят к родственникам. Все, других нет.

Ю. Афанасьева: Но вот если представить, что человек приехал в командировку в Киров, у него запланированы какие-то встречи, дела и так далее. Как Вы считаете, будут ли его интересовать экскурсии, пойдет ли он в музеи, храмы или сделает дела и все, уедет?

В. Сизов: Разные люди есть. Мы встречаем очень много гостей, приглашаем и так далее. Есть люди, которым это интересно, но сам он не пойдет, то есть ему надо это организовать, потому что, даже если ты знаешь куда сходить, надо же еще туда добраться, это тоже представляет определенную сложность. Поэтому, если он приехал в командировку, я думаю, что приглашающая компания чаще всего организует такие экскурсии. А есть люди, которые не интересуются этим, то есть вот просто не интересуются. Они интересуются работой, отработали и уехали, им, в общем-то, все равно. Их кстати, наверное, большинство. Я вот встречаюсь, процентам 60% ничего не интересно, но процентов 40 с удовольствием ходят, им интересен тот город, в который они приехали.

Ю. Афанасьева: А вот Вы сказали, что есть потенциал у Кирова. Как, по-вашему, правильно этот потенциал раскрутить, с позволения сказать?

В. Сизов: Нет, чтобы его раскрутить, его надо сначала реализовать, потому что должны возникнуть культурные объекты. Мы очень многое в этом отношении потеряли. Я не очень давно был в Вологде, вот город сумел сохранить эти культурные свои объекты, они сосредоточены в одном месте. А у нас их не меньше, но они разбросаны по городу и не представляют единого целого. Вот знаете, «старый город» говорят, у нас вроде бы город-то старый, а вот этой части старинной нет, ее надо искусственно делать, ну пусть это будет новодел, но и ничего. Сейчас многие города идут по этому пути. Вот Китай восстановил практически все, что было разрушено, все новодел, но миллионы туристов туда едут, чтобы это посмотреть. Прежде всего, надо Соборную площадь восстановить, надо кремль вятский восстановить, какие-то храмы, какие-то исторические здания. И вот тогда уже можно и привлекать людей. А сейчас под что? Под эту свистунью?

Ю. Афанасьева: Трифонов монастырь.

В. Сизов: Вы знаете, Трифонов монастырь – это гордость Вятской земли, но таких монастырей и гораздо лучших в каждой области есть еще и не один, а с десяток.

Ю. Афанасьева: Спасибо, Владимир Сергеевич, у нас, к сожалению, закончилось с Вами время, надо нам с Вами уступить место новостям. Я благодарю Вас за эфир. Я напомню, это было «Особое мнение» Владимира Сизова, ректора Вятского Социально – Экономического Института.

В. Сизов: Ну, а я воспользуюсь случаем и уже начну поздравлять женщин с наступающим Женским Днем. Поздравляю всех!

Ю. Афанасьева: Спасибо большое! Спасибо. И всего доброго.

В. Сизов: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта