Азиз Агаев, директор компании «Бизнес-информ»

Видео 14:34, 30 марта 2018 70 0

"Особое мнение" от 20.02.14

Азиз Агаев:
"Неуплачивающие налоги не являются полноценными гражданами... Потому что у них внутри сидит страх: если они вдруг проявят свою принципиальную позицию, то (ред.: это) быстро накопают и поставят их на место..."


Печатная версия передачи:

Ведущая – Светлана Занько

Гость – Азиз Агаев, директор компании «Бизнес-информ»

С. Занько: Добрый день. Это действительно программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. И у меня в гостях директор аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ» Азиз Агаев. Здравствуйте, Азис Алиевич.

А. Агаев: Здравствуйте. Здравствуйте, уважаемые слушатели.

С. Занько: Вот ОЗС сегодня утвердил кандидатуру г-на Антонова в качестве заместителя нашего исполняющего обязанности губернатора. Буквально на днях было несколько комитетов по вопросам социального развития, по регламенту и по энергетике. Рекомендовали сначала и после чего люди сделали вывод, что, скорее всего, ОЗС эту кандидатуру утвердит. Мы знаем, что г-н Антонов будет курировать вопросы внутренней политики, но и не только. Большие материалы в прессе. Все, кому интересно, могут почитать. Я вот лично почитала один из последних материалов, который называется «Антонов: Я против «прокладок» во власти». Специально говорю это слово для того, что бы, может быть, заинтриговать и отправить в «Бизнес Новости» и, пожалуйста, читайте. Он впечатлил, видимо, депутатов и под этим хорошим впечатлением, а иначе быть не может, иначе бы не проголосовали, депутаты поддержали эту кандидатуру. Вы наверняка тоже читали этот материал.

А. Агаев: Да.

С. Занько: И посмотрели, как выступал г-н Антонов. Он Вас тоже впечатлил? Он достаточно убедителен был?

А. Агаев: Если так ставится вопрос, да, Антонов владеет очень хорошо языком, он владеет методами воздействия на публику. Я несколько опубликованных фраз даже приведу. Пожалуйста, вот его фраза: «Они нас всех с вами воспринимают как людей в пиджаках и костюмах, которые находятся во власти». Обратите внимание на выражения, которые он использует. «Нас с вами», Антонова еще нет, но он уже говорит: «Нас с вами».

С. Занько: Это было до утверждения?

А. Агаев: Это было до утверждения, да. Или, например, такое выражение как: «Я, находясь в администрации президента…». То есть не «в аппарате полномочного представителя в Нижнем Новгороде», а «находясь в администрации президента, занимался, в том числе, вопросом сноса ларьков», не то, что «добился результата по вопросу сноса ларьков», а «занимался». Ну, типично используемые методы воздействия, то есть когда «О! Занимался! О! В администрации президента! О! Мы уже с Антоновым как бы одна семья!». Понимаете? «Нас с вами» и так далее.

С. Занько: Ну, все это характеризует его как грамотного в политических вопросах человека?

А. Агаев: Грамотного, политического, а в некоторых местах пишут: (он, видимо, или кто его представляет) «государственного деятеля», который, еще раз говорю, хорошо владеет языком. Ну, например, такое специфическое очень выражение: «будем сажать за стол переговоров», не «усаживаться», не «присаживаться», не «собираться обсудить», а «будем сажать».

С. Занько: К представителям города относились эти слова?

А. Агаев: Я думаю, что это уже относится не только к представителям города, а к тем, кто посмеет возражать Антонову в ОЗС, или еще где-то, или еще в каких-то организациях

С. Занько: Нет, это на самом деле вырванные из контекста фразы.

А. Агаев: Да, конечно.

С. Занько: Потому что там конкретно было сказано: «я надеюсь, что совместно с коллегами мы будем сажать за стол переговоров и представителей города, и представителей инициативных групп, и находить пути решения вне залов суда». И здесь аплодисменты бурные.

А. Агаев: Конечно.

С. Занько: Потому что кто же не поддержит такое замечательное и дельное предложение.

А. Агаев: «Чем больше тратим краски, тем меньше верим в сказки», - есть такое выражение. То есть чем больше мы говорим, тем меньше будет на самом деле дел. У меня есть как у специалиста по управлению вопросы. Значит, мы с Вами уже определились, что Антонов – это более или менее сильный ресурс, человек, умеющий как минимум воздействовать на аудиторию. Если пришел ресурс, если его оплачивают, и оплачивает не из своего кармана Никита Юрьевич, а оплачивают из кармана бюджета и администрация президента, которая его, так сказать, послала сюда, то возникает вопрос, для решения каких проблем. Я хочу знать как налогоплательщик, для решения каких проблем этот ресурс появился на территории Кировской области. Из того, что он сказал, и из того, что сказал Никита Юрьевич, «внутренняя политика» или «внутренняя политическая стабильность» или то, что он сказал, что, по его мнению, внутренняя политика - это, прежде всего, взаимодействие с общественными организациями, я не убежден, что мы должны оплачивать этот ресурс. Почему? Потому что у нас нормальная, стабильная внутриполитическая обстановка, никакого раздрая в ОЗС у нас нет.

С. Занько: Все четко определено?

А. Агаев: Все. И мы даже знаем, если нужно, чтобы ОЗС какое-то решение принял, мы соберем политсовет и скажем, как голосовать. И все будет так, как нужно. Члены партии «Единая Россия» часто забывают, что они, прежде всего, люди и граждане Вятской области, это мне так кажется, а только потом они члены какой-либо партии. Поэтому они будут голосовать, никаких внутриполитических противоречий нет, нет никаких внутриобластных противоречий между областью и городом, нет таких противоречий. Соответственно, это, по моему мнению, определенного рода лапша, которая вешается на уши слушателей, для того, чтобы люди поверили. И вопроса по взаимодействию с общественными организациями у нас нет. Мы знаем с вами самые авторитетные общественные организации, давайте назовем их. Вятская торгово-промышленная палата, Совет хозяйственных руководителей, Ассоциация защиты интересов малого бизнеса, Общественная палата Кировской области, ну можно привести какие-то боевые, афганские организации и так далее. Скажите, какие у них есть противоречия с властью? Если только у Туруло лично есть противоречия с городской администрацией, которые он решает, определенные задачи поставлены перед ним общественной организацией. Вы знаете, что есть какие-то вопросы по взаимодействию у власти? Все, что нужно, всегда будет одобрено, пусть через видимость дискуссии, но будет одобрено, будет поддержано, и никаких проблем с этим я вообще не вижу. И я не согласен оплачивать этот ресурс, тем более, что личность сама по себе не однозначная. То есть если посмотреть его бизнес-историю, если посмотреть, какие он общественные организации возглавлял. Вот по моим сведениям, даже есть общественная организация, которая учреждала некую фирму, ведущую игровую деятельность на территории Нижегородской области, ну, организацию азартных игр. Не знаю, так это или нет.

С. Занько: Но в свое время это был законный бизнес.

А. Агаев: Знаете, законный не всегда означает моральный. Мы ведь хотим, чтобы нами управляли высокоморальные люди, наверное. Мы хотим, чтобы они были как минимум чисты или хотя бы как минимум признались в том, что они в свое время совершили какие-то ошибки. И у человека должны быть какие-то твердые принципиальные убеждения. А не переход из «СПС» в «Партию пенсионеров», из «Партии пенсионеров» в «Единую Россию», отсюда сюда...

С. Занько: Это типичная ситуация для наших политиков. Нет?

А. Агаев: Ну, очень жаль. Конечно да. Просто вопрос в том, что нужен такой ресурс или не нужен. Понимаете?

С. Занько: Вы считаете, что нет?

А. Агаев: Я считаю, что не нужен. И понятно, что человек приехал для чего-то. Для чего? Кто его послал? Либо его сам Никита Юрьевич попросил, так сказать, приехать, чтобы все было легитимно. Губернатор должен быть избран легитимно, значит, все выборы до этого были не легитимны? Давайте об этих тогда вещах говорить. Что у нас было не легитимно? И что самовыдвижение будет возвращать легитимность? Глупо это связывать. Как можно такую конструкцию построить? «Позиция администрации президента … губернатор должен быть избран легитимно». И вторая позиция. Это ложный силлогизм, понимаете? То есть это ошибочно построенное заключение. И второе, так сказать, составляющее этого заключения, что возвращение самовыдвижения обеспечивает эту легитимность.

С. Занько: Вы не согласны с этим?

А. Агаев: Абсолютно не согласен. Потому что это не самовыдвижение до тех пор, пока не будут убраны муниципальные фильтры. Какое самовыдвижение? Чего мы над людьми смеемся, зачем мы пудрим им мозги?

С. Занько: Там все равно 5 % необходимо собрать…

А. Агаев: Все равно как будет сказано, как политсовет решит, значит, так и будет, такие решения и будут, соответственно, приняты. Вот и все. А то, что времена поменялись или что-то еще, ну, смешно. Почему времена поменялись, и порядок наводить в сфере избирательного законодательства приехал Антонов? Если времена поменялись, почему правоохранительные органы не будут наводить порядок, чтобы соблюдалось избирательное законодательство? То есть Вы понимаете, есть масса вопросов, меня волнующих, как гражданина этой страны, гражданина этой области, как жителя этой области.

С. Занько: Вы с интересом будете наблюдать за деятельностью Романа Антонова в его должности первого вице-губернатора?

А. Агаев: У меня есть прогноз его деятельности. Я конечно буду наблюдать.

С. Занько: Какой прогноз?

А. Агаев: Я думаю, что эта деятельность не будет направлена на процветание Кировской области.

С. Занько: Она будет долгосрочная или краткосрочная эта деятельность, как Вы считаете?

А. Агаев: Варианты есть. То есть она может быть и долгосрочной в связи с тем, что он вполне может, так сказать, сесть на место Никиты Юрьевича. Но может быть и краткосрочной, если перед ним такую задачу поставили. Потому что Кировская область, по большому счету, может интересовать только людей, любящих эту область. У Антонова нет оснований любить Кировскую область.

С. Занько: То есть Вы за местных? Чтобы местные люди управляли этой областью?

А. Агаев: Конечно.

С. Занько: Хорошо. Следующий вопрос. Депутаты Госдумы предлагают поправить закон «О СМИ» и приравнять блогеров с десятью тысячами заходов на блог к СМИ со всеми вытекающими отсюда последствиями. В этом вопросе Вы, на чьей стороне, на стороне блогеров? Думаете ли Вы, что с принятием этого закона блогеры испугаются, и блогосферы закроются, или Вы считаете, что это вообще ничего не значит и это такое мертворожденное предложение? И вообще имеет ли это предложение, несет ли какую-то опасность, интересно ли оно для обсуждения и для того, чтобы заострять на этом вообще внимание?

А. Агаев: Есть несколько соображений на эту тему. Конечно любой закон, который предусматривает ответственность, несет опасность того, что этот закон будет использован против неугодных людей, как часто у нас в стране происходит. Потому что мы за рубкой леса не видим щепок, а очень часто вопрос щепок является главным в конечном итоге, потому что мы именно через щепки, так сказать, разводим в конечном итоге тот огонь, который охватывает весь лес. Второе соображение заключается в том, я в этом глубоко убежден, ну, тут можно по-разному, можно исследования проводить, я считаю, что блогерство является, собственно говоря, журналистикой.

С. Занько: Вы считаете так?

А. Агаев: Я так считаю.

С. Занько: В современном мире?

А. Агаев: Да, в современном мире. Почему? Потому что журналист, когда пишет, публикует, показывает, он несет какую-то информацию. Раньше мы газету получили, мы верили все в газеты, да? Большинство людей как минимум. То есть все, что написано в газете, для нас было правдой. Или в телевидении. До сих пор многие люди смотрят на телевидение и ведь реально верят, даже во всякие передачи типа «инопланетяне прилетели уже и ходят ушастые, рукастые по территории» и так далее. Ведь есть способы раскрутки журналов блогеров, правильно? Мы все знаем, они все этим занимаются, они раскручивают друг друга. Что делает блогер? Он делает ту же самую работу фактически. Он пишет, размещает фотографии, распространяет ту или иную информацию со своей точки зрения. Что делает журналист? Журналист делает то же самое, согласитесь. И в связи с этим, раз так, то есть тут еще одна позиция. Я всегда считал, что у журналиста ответственность перед страной и перед судьбами людей гораздо больше, чему обычного человека, который просто свое мнение высказывает, потому что журналист распространяет ту или иную точку зрения. Блогер делает то же самое, он распространяет. И все эти попытки сказать, что «ну, я же никого не заставляю заходить ко мне на сайт или на мой журнал». Мы ведь никого не заставляем покупать газеты или включать «Эхо Москвы» и слушать тоже, но, тем не менее, кто-то зашел, кто-то включил, кто-то купил газетку и прочитал, согласны? В связи с этим, я считаю, что сам подход правильный.

С. Занько: А что неправильно? То есть приравнять нужно?

А. Агаев: Боюсь, что реализация может быть неправильной.

С.Занько: Могут перегнуть?

А. Агаев: Да. То есть, если мы приравниваем, то давайте, значит, не специальный закон, а внесем изменения в закон «О средствах массовой информации».

С.Занько: И внедрим туда блогеров?

А. Агаев: И внедрим туда блогеров, имеющих десять тысяч посещений.

С.Занько: То есть Вы не считаете, что это ограничение свободы слова?

А. Агаев: Нет, не считаю, потому что человек может точно также продолжать высказывать свое мнение, но только без оскорблений, без клеветы и так далее. Что очень важно, потому что очень часто мы видим то на сайтах блогеров, то со стороны всяких анонимных комментаторов, что…

С.Занько: А что тогда и комментаторов к ответственности привлечь?

А. Агаев: Не то чтобы к ответственности. А нужно подумать, что с этим делать. Ну, хорошо, какой-то человек что-то там пишет и выкладывает, ему может быть интересно, как люди думают, а там в комментариях пошло поехало: «ты такой сякой…».

С.Занько: Ну, это, наверное, нужно к каждому какого-то цензора сажать. Потому что я не представляю себе программы, которая бы отделяла размышления человеческие, дискуссионные какие-то вещи от оскорблений.

А. Агаев: Вы ведь сейчас мне возражаете не по сути, Вы мне возражаете с точки зрения технически возникающих вопросов.

С.Занько: Ну, потому что этот вопрос будет в первую очередь стоять.

А. Агаев: Как только мы решим вопрос по содержанию…

С.Занько: Найдутся технические решения.

А. Агаев: Технические решения всегда находятся.

С.Занько: Ясно. Городские вопросы. Несколько будет заявлений от нашего, не знаю, как назвать, все время сомневаюсь

А. Агаев: Глава

С.Занько: Да, глава нашего города Владимир Васильевич Быков. Он предложил изменить формат общегородских собраний, цитирую: «Вот такие казенные собрания нам абсолютно не нужны». И далее он поясняет, почему они не нужны: «Потому что когда мы начинаем обсуждать какие-то вопросы - все молчат. Как только мы начинаем что-то строить, появляется масса инициативных граждан, которые высказывают свое мнение, говорят…». «Все молчат».

Поправьте, если я не поняла, может быть, Вы по-другому поняли, все – это общественность, которая приходит на эти собрания?

А. Агаев: Да, я так и понял.

С.Занько: «Как только мы начинаем что-то строить, появляется масса инициативных граждан, которые высказывают свое мнение, говорят: «А вы же нигде с нами об этом не говорили». Дальше следует предложение, на мой взгляд, дельное в некоторых частях: «Я предлагаю практику подведения итогов, которая существует направить на то, чтобы люди знали, что мы будем делать, как мы будем делать, и с кем мы это будем делать. Мы специально будем приглашать СМИ, камеры, чтобы все это снимать. Чтобы потом все знали…». Все – это опять же, мне кажется, народ. «…Что мы задавали вам вопросы». Вам - народ. «Мы спрашивали, а вы молчали». «Чтобы все знали, что вы молчали».

А. Агаев: Ну, вот, смотрите.

С.Занько: Вопрос. Перспектива подобных заявлений? Может быть народ будет активнее участвовать, испугается того, что он молчал, а нужно быть каким-то умным, разумным? Может вообще перестанет возмущаться? Или наоборот начнет?

А. Агаев: В отличие от некоторых позиций, которые были раньше, сама высказанная позиция содержит в себе несколько достаточно конструктивных моментов. У меня есть соображение по этому поводу. Почему органы власти или глава города об этом говорят только сейчас? Он уже сколько у нас глава города? Он что не понимал, что все общественно значимые вопросы нужно («Вас», «нас», «всех», ну, или как он выражается) информировать как можно шире? Почему нельзя было сказать людям, что пусть формально на законном основании администрация Кировской области дарит этот участок группе компаний «Коперник»? Если дарит, то, что они от него требуют. Если есть такой подарок, почему нельзя этот подарок делать на конкурсной основе. Эти же соображения должны быть нам всем известны. Или если это в полномочиях губернатора, значит, нам нужно тогда, может, подумать в какой-то степени о полномочиях губернатора в части дарения каких-то ключевых красивых участков за красивые глаза или за инвестиционный проект. Урезать и может быть как-то упорядочить этот вопрос. И вот когда он это говорит, у меня такое ощущение, что он не знал, что вообще-то до этого надо было с общественностью по-хорошему советоваться. И второе. Я вот до сих пор не видел ни разу, чтобы администрация где-то вывесила списки участвующих в общественных слушаниях. Вообще население-то участвовало в этих общественных слушаниях? Я не видел ни разу, чтобы кроме как маленького объявления в газете где-то еще говорили, что по какому-то объекту будут общественные слушания. Ну, может быть, на сайте администрации висит. Ну я мало газет покупаю.

С.Занько: Мы об этом говорили. Объясните мне вот эту фразу все-таки: «Я предлагаю практику подведения итогов…». Уже подведение итогов освещать, а процесс?

А. Агаев: Сам процесс в обязательном порядке, не только подведение итогов. Подведение итогов само собой будет, когда ты осветишь весь процесс, когда людям расскажешь правду. То есть если бы изначально сказали: «Дарится земельный участок фирме «Коперник» для строительства. Вы согласны дарить?». Вот с этого нужно начинать.

С.Занько: Да Бог с ним, с «Коперником». Сейчас вот стройка, пожалуйста, в Засоре. Где общественные слушания?

А. Агаев: Нету. Нет совершенно. И это неправильно. Если Вы помните, мы в вашем эфире о таких вещах уже говорили, когда я говорил, что не существует сегодня механизма в городе, когда люди, жители города реально информируются о значимых действиях органов власти. Сегодня нет этого механизма.

С.Занько: Вот мой вопрос. Перспектива подобных заявлений? Все-таки будет вот такая работа, о которой мы сейчас с Вами говорим, что заранее, общественные слушания, освещения, встречи, списки или это заявление и дальше ничего?

А. Агаев: Есть варианты. Первый вариант – человек держит свое слово и заставляет в ближайшее время в кратчайшие сроки разработать механизм привлечения широких масс к обсуждению всех значимых, вот такого рода проектов.

С.Занько: Я правильно поняла Вас, Азис Алиевич, что вот Азиз Агаев после этого заявления Владимира Быкова хочет видеть, услышать, что Владимир Быков говорит, что этот, вот этот, вот этот человек сейчас вот в такой-то срок…

А. Агаев: Да, в такие-то сроки.

С.Занько: …разработает документ и дальше он будет отвечать, например, за исполнение.

А. Агаев: Этот документ мы в ближайшее время за короткий срок вывесим и предложим всем его обсудить, устраивает ли такой механизм. Короткий срок. С указанием сроков. После этого механизм должен быть утвержден и принят.

С.Занько: А какой короткий срок?

А. Агаев: В администрации очень любят большие сроки. Ну, я думаю, что разработать такую «рыбу», как мы говорим, можно в течение двух недель

С.Занько: И обсуждать еще в течение…?

А. Агаев: И обсуждать в течение, условно говоря, месяца, двух. Пусть обсуждают.

С.Занько: Месяца, двух.

А. Агаев: Да, потом принять и начинать работать по этому механизму. Потому что сам процесс обсуждений тех или иных решений всегда требует большего времени. Сегодня у меня на этой неделе нет времени. Есть второй вариант. Как у нас обычно многие руководители делают, дал слово – взял слово. «Ну, вот сказал, но, понимаете, нет возможности, нет людей и нет ресурсов, чтобы разработать. Я очень хотел, вы же видели, что я сказал, что надо привлекать, но пока вот руки не доходят». Это у нас тоже очень распространено, Вы знаете.

С. Занько: Это правда. Это особое мнение Азиза Агаева, директора компании «Бизнес-информ». Сейчас на две минуты мы прервемся, вернемся и снова с Быковым.

С. Занько: Возвращаемся в студию. Меня зовут Светлана Занько. Это программа «Особое мнение». И у меня в гостях директора компании «Бизнес-информ» Азиз Агаев. Обещала, что вернемся с Быковым, с Быковым не Дмитрием, а с Быковым Владимиром Васильевичем, с нашим родным, дорогим главой нашего города, который в последнее время очень активно, кстати говоря, стал появляться в СМИ. И это удивительно. Такую активность я давно не наблюдала от администрации города. Есть подозрение, что она спровоцирована активностью населения, которая в последнее время наблюдается на улицах нашего города, но тем не менее. Вот еще одно доброе заявление, как мне кажется, Владимира. Быков призвал диаспоры участвовать в городских праздниках. Он сказал, что «Я хотел бы, чтобы мы в нашем плане празднования…». Имеется в виду празднования юбилея города. «…учли: надо чтобы различные национальности и диаспоры, которые проживают в городе Кирове активно занимались участием во всех мероприятиях. И не только в День города. Давайте после 23 февраля, 8 марта уже начинать их привлекать к плановым мероприятиям». Вы уж меня простите, но я вот тоже не понимаю: «Давайте после 23 февраля, 8 марта», ну, это я придираюсь уже правда.

А. Агаев: Ну у него дела до 23 февраля и до 8 марта надо женщин поздравить.

С. Занько: Я думаю, что он имел в виду, что во все праздники привлекать диаспоры, мне так кажется. Просто, ну, видимо сразу график вспомнил и как бы решил, что быстро не реализовать. Так вот у меня сложилось впечатление странное, правда, что то ли раньше не звали диаспоры на праздники, то ли диаспоры не шли на эти праздники, сопротивлялись и говорили: «Нет, у нас тут свои праздники, вы нас как-то не привлекайте, не вмешивайте». Ну, вообще все равно повеселило и порадовало меня это заявление, а Вас?

А. Агаев: А меня нет. Почему? Я специально, так сказать, так говорю, чтоб на контрасте было понятно. Потому что в городе проходит много мероприятий диаспор, о которых, видимо, Владимир Васильевич не знает. Ну, азербайджанская диаспора, например, регулярно проводит Кубок дружбы по футболу среди диаспор. Конкурсы национальной кухни, в которых участвуют диаспоры. Вы можете как-нибудь напроситься и объесться там вкусными вещами.

С. Занько: Я недавно слушала передачу про это. Я ехала в машине в вечернее время и облизывалась.

А. Агаев: Да, и при этом привлекаются не только представители одной диаспоры, а как раз привлекается много людей.

С. Занько: Разной национальности

А. Агаев: Разной национальности.

С. Занько: Там и белорусы, и комяки. Извините, они не любят, когда их так называют.

А. Агаев: Да. Вот не хочется говорить о национальностях, просто привлекаются люди, жители города Кирова и Кировской области, которые участвуют во всех этих мероприятиях. То есть эти вещи делаются этими общественными организациями в плановом порядке. Но если этого не было в плане городской Думы и Администрации, ну, очень жаль, что не было, не видели, не участвовали. Я уверен, что и другие диаспоры точно также могут и делают активно, участвуют в каких-либо мероприятиях. Поэтому с этой точки зрения есть несколько соображений. Первое – диаспоры есть, и с ними надо работать и поддерживать контакт, потому что мы должны видеть, что в Кировской области и в городе Кирове есть разные люди, красивые, умные, с различными культурами, и при этом все они любят свой город и Кировскую область. Вот с ними надо работать. И в плановом, и в неплановом порядке.

С. Занько: Владимир Васильевич заявил, что собирается.

А. Агаев: Наконец-то. Спасибо, Владимир Васильевич. Мы будем очень рады, если эта работа будет. Но у меня остался еще один вопрос. Еще два года или три года назад зрело у Александра Александровича Галицких и у Никиты Юрьевича, даже уже совещания проводились, начинать проводить в Кировской области Дни культуры отдельных стран. Более того мы уже даже о конкретной ситуации поговорили с Днями культуры Азербайджана на территории Кировской области, диаспора собралась и договорилась, как будет финансироваться это мероприятие и какие великие артисты, деятели культуры и искусства приедут и будут участвовать в этом, чья доля в какой степени будет финансироваться. Но вот такая хорошая идея куда-то…

С. Занько: А что случилось?

А. Агаев: Не знаю. Хочу спросить.

С. Занько: Я, честное слово, не знаю, что на это сказать, потому что через раз можно говорить об этом. Где-то было и куда-то ушло.

А. Агаев: Да. Причем уже было согласовано с посольством республики Азербайджан в Москве, то есть они уже были готовы, уже списки составлялись, были выделены специальные деньги через фонд Азербайджана. То есть все было уже, практически поддержка была заявлена. Может быть, мы с Вами в Поладова бы увидели.

С. Занько: Конечно. Я бы с удовольствием.

А. Агаев: Пожали бы ему руку. Поблагодарили бы за все, что он сделал для нашей страны, большого Советского Союза и для России, для Азербайджана. Представляете? Вот, наверное, все равно надо было.

С. Занько: Для меня бы это было не менее невероятно, чем побывать на Олимпиаде в Сочи, куда я не могу поехать.

А. Агаев: Совершенно верно.

С. Занько: Увидеть такую легенду. Ну, что следующий вопрос. Я думаю, что Вы поможете мне разобраться в этом. Аппарат бизнес-омбудсмена России Бориса Титова разработал законопроект, повышающий планки для определения крупного и особо крупного ущерба в налоговых преступлениях. Борис Титов предлагает крупный размер определять свыше 2 миллионов. То есть это преступление, если свыше 2 миллионов налогового ущерба. И далее особо крупный размер - свыше 10 миллионов. Правильно ли я понимаю, что повышение планки обозначает, что, если ты наворовал до 2 миллионов, а ведь если не сдал налоги, то наворовал, это ты еще не преступник в крупном размере? А в особо крупном ты еще не преступник, если наворовал меньше 10 миллионов.

А. Агаев: Ну, Вы почти правильно поняли эти понятия.

С. Занько: Мне трудно в процентах разобраться. Просто хочу словами человеческими…

А. Агаев: Эти понятия предопределяют строгость наказания. Сегодня, если я не ошибаюсь, 300 тысяч – крупный размер, свыше 300 тысяч считается крупным размером, а особо крупным размером считается свыше миллиона. И строгость наказания определяется. Если ты некрупный размер еще…

С. Занько: До 300 тысяч пока действует?

А. Агаев: Да, пока до 300.

С. Занько: Не уплатил налогов.

А. Агаев: Да, не уплатил, например, то, вроде как, посадки не будет.

С. Занько: Пожурят.

А. Агаев: Ну, пожурят, да. А сейчас будет, ну, можно 2 миллиона, условно говоря, не доплатить

С. Занько: А в какие сроки? За год?

А. Агаев: За год. Поэтому нужны ли такие подходы? Я, честно говоря, все эти аппараты омбудсмена, все эти омбудсмены и так далее… Ситуация очень противоречива. Во-первых, Вы знаете мою позицию, я считаю, что никакого омбудсмена не нужно, есть уже в стране органы, которые могут и защищать и карать предпринимателей. А, во-вторых, смотрите, в ситуации, в которой мы с вами находимся, примерно 80% малых и средних предприятий сегодня в той или иной степени стараются не уплачивать налоги. Значит, в этой ситуации снизить строгость наказания в отношение не уплачивающих это правильно или нет? При этом Вы должны понять одну вещь и все должны понять, что не уплачивающие налоги не являются полноценными гражданами, не потому что мы их исключаем из полноценных граждан, т.к. они не уплачивают, а потому что у них внутри сидит страх, что, если они вдруг проявят свою принципиальную позицию, то быстро накопают и поставят их на место. Вы понимаете, о чем я говорю, да? Поэтому вот в этой ситуации, например, встать на защиту предпринимателей, которые… Хотя многие юристы это делают. Вот встаешь с противоречивыми чувствами, понимаете? Особенно тогда встаешь, когда видишь, что в их отношение вообще беззаконие. Например, есть умные следователи, а есть следователи или сотрудники правоохранительных органов, которые не знают, как доказать, то есть не хватает компетентности, и используют всю мощь государственной правоохранительной системы для того, чтобы раздавить не только виновного, но и тех, кто с ним вдруг случайно оказался рядом. И вот конечно в этой ситуации, я считаю, что это вредная инициатива, потому что она не решает системно существующую проблему. Я считаю, что если вдруг появился этот (слово-то какое подобрать?) ни к чему не нужный пост омбудсмена, он должен решать системно вопросы защиты прав предпринимателей. Системно, а не так «вот давайте увеличим, строгость наказания снизим». Нет, тут надо решать во всех сферах вопросы одновременно, чтобы системно шла та работа.

С. Занько: Объясните мне, пожалуйста, снизят строгость наказания и что люди пойдут платить налоги? Или статистика по неуплате налогов улучшится?

А. Агаев: Нет. Просто подход видимо такой, что, ну, до 2 миллионов вроде как еще не вор.

С. Занько: Терпимо.

А. Агаев:: То есть, ну, мало ли 2 миллиона недополучит какая-то сфера. Я вот сейчас говорю и чувствую, что может некоторые предприниматели говорят: «Да о чем ты говоришь? Эти деньги все равно не дойдут по адресу учителям, врачам! Их своруют и так далее». Но вот мы до тех пор будем молчать, пока не будем платить. Мы можем говорить только тогда, когда мы платим, понимаете? Тогда нас не придут и не прижмут. Мы скажем: «Я заплатил. Почему вы сегодня отдали мои деньги Антонову на зарплату? Я не согласен!» Понимаете? То есть не нужен этот ресурс области. Или «почему своровали где-то эти деньги? Потратили бесцельно, неэффективно и так далее». И вот чем больше будет таких людей, которые смогут это сказать, тем лучше будет наша жизнь.

С. Занько: Ну, вот я тогда не буду просить Вас комментировать вопрос, который пришел к нам на сайт: «Почему все, кто раньше хотели стать бизнес-омбудсменами, отказались от этой идеи, и внезапно им стал Данелян?» Ну тут не совсем правда, почитайте, ребята, прессу, пожалуйста. «Как он решился променять зарплату директора крупного предпринимателя на небольшие деньги и все это в 65 лет?» - Олег пишет. Все это есть, Олег, в Интернете.

А. Агаев: Да какие проблемы? Он обеспеченный человек, эта зарплата для него вообще ничего не значит. Я просто считаю, что Данелян нормально работать может, он подходит к моим вопросам очень правильно. Ситуация в другом, что этот пост не решает возникшей системной проблемы в сфере предпринимательской деятельности.

С. Занько: И это особое мнение директора аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ» Азиза Агаева. Спасибо, Азиз Алиевич, что приходите к нам. Спасибо за Ваши мнения и Вашу позицию.

А. Агаев: Спасибо большое.

С. Занько: Я, Светлана Занько, прощаюсь с вами. До свидания.

А. Агаев: Всем до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта