Михаил Курашин, вице-спикер Заксобрания

Видео 14:34, 30 марта 2018 316 0

"Особое мнение" от 19.02.14

Михаил Курашин
"Никто не скрывает, что назначение Романа Антонова связано с грядущими выборами губернатора. Одна из его функций до сентября — это как раз функция проведения выборов... Я знаком с Романом Валерьевичем давно и могу сказать, что он человек достаточно требовательный и жесткий. И я считаю, что такой жесткий руководитель Кировской области нужен..."


Печатная версия передачи:

Ведущая – Юлия Афанасьева 

Гость – вице-спикер Законодательного собрания Михаил Курашин

Ю. Афанасьева: 13:07 в Кирове. На 101 FM программа «Особое мнение». Меня зовут Юлия Афанасьева. И у меня в гостях сегодня вице-спикер ОЗС Михаил Курашин. Михаил, здравствуйте. М. Курашин: Добрый день.

Ю. Афанасьева: Давно не виделись. Рада Вас видеть. Добро пожаловать. Я бы сначала…

М. Курашин: Вас с возвращением в эфирную студию.

Ю. Афанасьева: С возвращением меня. Спасибо. Я бы хотела сначала напомнить, где еще можно нас услышать и увидеть. Это сайт echokirova.ru , там есть ссылка на прямую аудио-трансляцию, на прямую видео-трансляцию. У нас в студии все также есть камеры. Также нам можно писать в «Твиттер» visvan43, можно писать мне в «Твиттер». По ходу программы кое-какие сообщения мы озвучиваем. Ну что, я предлагаю начать. Завтра пройдет заседание ОЗС, и одним из пунктов в повестке дня значится утверждение нового зама Никиты Белых Романа Антонова. Это человек, который был помощником полпреда президента в ПФО Михаила Бабича. Вот, Михаил, как Вы считаете, зачем нужен Никите Белых новый зам?

М. Курашин: Ну, на самом деле один из таких ключевых блоков работы губернатора – это блок по так называемой внутренней политике. Работы с муниципалитетами, работы с гражданскими обществами, работы со средствами массовой информации с региональными, до недавнего времени, до назначения Антонова исполняющим обязанности, входили в сферу полномочий непосредственно самого губернатора. То есть ни один из существующих замов губернатора этот блок не охватывал, и, соответственно, получалась такая ситуация, что самому губернатору непосредственно приходилось этими вопросами заниматься и курировать их.

Ю. Афанасьева: Ну а как же член правительства Борис Геннадьевич Веснин?

М. Курашин: Член правительства Борис Геннадьевич Веснин является руководителем департамента. То есть в данном случае это не уровень заместителя председателя правительства, и соответственно получается, что в условиях, когда отсутствует зам и эти функции сведены на первое лицо, получается, что это был один из немногих, единственный, наверное, департамент, который напрямую подчинялся губернатору. Это на самом деле не очень удобно, вчера и сегодня на комитетах, когда, собственно, обсуждали кандидатуру Антонова, эти мысли звучали о том, что на самом деле внутренняя политика – это не только выборы, не только муниципалитеты, это в том числе и вопросы социальные, экономические и так далее. То есть, соответственно, получается, что многие блоки, точнее все блоки, которые существуют на уровне других заместителей, они также касаются вопросов внутренней политики. И поэтому появление нового зама в статусе первого зама позволяет сконцентрировать всю информацию у одного человека, у этого заместителя.

Ю. Афанасьева: А вот статус первого зама это по иерархии некое такое особое положение?

М. Курашин: Ну, это второй человек после губернатора. То есть в данном случае первый зам уже будет координировать работу всех замов.

Ю. Афанасьева: Хорошо. А вот, Михаил, есть такое мнение, что назначение Антонова связано с грядущими выборами губернатора.

М. Курашин: Ну, а это никто не скрывает. Только нужно понимать, почему это может быть и еще одной из причин целесообразности введения этой должности. Если сам губернатор контролировал и организовывал бы процесс проведения открытых выборов, его тут же обвинили бы в том, что он использует административный свой ресурс для того, чтобы обеспечить себе победу. То есть в данном случае это полномочие передано заместителю и, собственно, никто не скрывает то, что одна из таких функций до сентября у Антонова – это как раз функция проведения выборов губернатора Кировской области.

Ю. Афанасьева: Хорошо. А на комитетах Вы, я насколько понимаю, обсуждали кандидатуру нового зама. Как Вы ожидаете, на пленарном заседании завтра не возникнет никаких возражений?

М. Курашин: Ну, пока что могу сказать, что по всем комитетам, по которым прошло представление, кандидатура была поддержана. На самом деле отрицать очевидное достаточно тяжело. То есть можно задавать много вопросов относительно того, все-таки нужен нам в первую очередь первый зам по экономике, или по социальной сфере, или по внутренней политике. Это дискуссионные вопросы. Но с учетом того, что мы этот год будем проживать все-таки в рамках избирательного процесса, то есть в рамках предстоящих выборов, то, наверное, актуален именно такой зам. А то, что касается непосредственно самой кандидатуры Романа Валерьевича, тут сомневаться в его компетентности, профессионализме, я думаю, ни у кого нет основания. Это и человек, который прошел депутатство на уровне регионального парламента; депутат Госдумы притом, что в комитете по бюджету; это человек, который был, главным федеральным инспектором в Пермском крае; это человек, который работал советником как раз по этому же направлению по внутренней политике полпреда, то есть этот человек – профессионал.

Ю. Афанасьева: Ну, как Вы заметили, это непростой такой чиновник, а чиновник, так скажем, из высших эшелонов. Есть ли какой-то скрытый смысл в его назначении, как Вы думаете?

М. Курашин: Ну, так уж сложилось, что я знаком с Романом Валерьевичем несколько раньше, то есть мы еще пересекались в бытность, когда мы реализовывали проект под названием «Молодая Гвардия Единой России», и в то время как раз пересекались с ним. Я могу сказать, что скрытый смысл заключается в том, что Антонов – человек достаточно требовательный, где-то даже, можно сказать, жесткий. И сегодня, опять же в преддверии этого года и в преддверии того, что может произойти в силу различных проблем, в том числе связанных со сложностями бюджета, я считаю, что такой вот жесткий руководитель Кировской области нужен.

Ю. Афанасьева: А не является ли он, я прошу простить мой жаргон, «смотрящим» за Кировской областью от Кремля?

М. Курашин: «Смотрящим» за чем? То есть «смотрящим» за тем, чтобы здесь выборы прошли нормально? Ну, наверное, да. То есть еще раз говорю, этого никто и не скрывает. Другое дело сказать то, что он может стать человеком, который каким-то образом будет активизировать работу, муниципалитетов, муниципальных глав на то, чтобы те начали более качественно заниматься, расширяя налоговые базы, финансовые дисциплины и так далее и тому подобное. Ну, я считаю, что это тоже хорошо, это правильно. И если Москва ему дает такое поручение или губернатор дает такое поручение, обеспечить, вернуть компетентность местного самоуправления, то я только за это.

Ю. Афанасьева: Ну, хорошо, давайте еще про выборы поговорим. Завтра Вы также будете обсуждать проект закона «О выборах Губернатора Кировской области», и одно из главных новшеств – это то, что депутаты все же обсудят возможность самовыдвижения кандидата. С чем связана такая смена решения?

М. Курашин: Ну, на самом деле…

Ю. Афанасьева: Передумали.

М. Курашин: … неправильно сказали, это не новшество. То есть мы говорим о том, что самовыдвижение – это то, что было до прошлого года в законе о выборах, на всех уровнях возможность самовыдвигаться.

Ю. Афанасьева: Но первый вариант закона, который приняли депутаты ОЗС, этой возможности…

М.К.: Большинство, давайте так, большинство…

Ю. Афанасьева: Хорошо, большинство. Помню я, кто голосовал, я помню, да.

М. Курашин: Хотелось бы напомнить, что оппозиционная партия как раз настаивала на том, чтобы самовыдвижение оставить

Ю. Афанасьева: Но в итоге?

М. Курашин: В итоге не поддержали.

Ю. Афанасьева: Убрали. Почему передумали?

М. Курашин: Сегодня конъюнктура меняется, и в первую очередь меняется конъюнктура на федеральном уровне, то есть все-таки идея превращения общероссийского народного фронта в некую политическую силу, эта идея развивается, в том числе посредством подобных законодательных инициатив и установок, которые проступают из Москвы. То есть сегодня, я думаю, что и Москва и регионы все больше начинают понимать, что упоминание или выдвижение от партии власти является для кандидатов отчасти якорем, который будет тормозить их. И поэтому мы, я думаю, столкнемся с ситуацией, когда кандидаты будут опять же абстрагироваться от партии власти, не только кстати «Единая Россия», я думаю, что найдутся желающие и от других партий отойти от партии и выдвигаться самостоятельно. Это на самом деле демократично, более демократично. К чему это приведет, не получится ли ситуация, что все, кто будут отходить от партии, побегут под крышу народного фронта, время покажет. Не исключен и такой вариант, что подобные изменения, точнее возвращение к возможности самовыдвижения будет приводить к тому, что партии будут терять своих наиболее конкурентоспособных членов, которые будут переходить через самовыдвижение в народный фронт.

Ю. Афанасьева: Если вспомнить процесс принятия первого закона «О выборах Губернатора Кировской области», тогда как раз мы остались без возможности самовыдвижения по причине того, что депутаты от «Единой России» проголосовали против.

М. Курашин: Да.

Ю. Афанасьева: То есть, Вы хотите сказать, что они поняли, что этим решением сами себя подставили по сути?

М. Курашин: Ну, как бы так, они это признают. И когда только начались разговоры о том, что у нас, возможно, появится законопроект, возвращающий самовыдвижение, во многих внутренних таких совещаниях мысль о том, как сейчас депутаты будут выглядеть в глазах избирателей, что вот в том году убрали это, а в этом году включили, проскальзывает. Здесь все-таки хотелось сказать, отметить, что, наверное, не столько мнение региональных депутатов учитывается, сколько есть определенные рекомендации, установки, которые идут из Москвы, из Кремля.

Ю. Афанасьева: Дали команду сверху.

М. Курашин: Грубо говоря, да.

Ю. Афанасьева: Хорошо. А если эту поправку примут, ну учитывая, что Вы сказали, была команда сверху, надеюсь, что примут, ожидаете ли Вы на губернаторских выборах большое число кандидатов-самовыдвиженцев?

М. Курашин: Нет. В любом случае, втягиваясь в тяжелую, большую, трудозатратную и финансовозатратную кампанию по выборам губернатора, человек должен обладать не только финансовыми возможностями, но и в первую очередь пониманием того, что за отведенное время его должны узнать в территориях для того, чтобы его поддержали. Таких людей у нас не так много.

Ю. Афанасьева: Ну то есть стать самовыдвиженцами смогут априори сильные кандидаты?

М. Курашин: Сильные и, я бы сказал, уже известные.

Ю. Афанасьева: Хорошо, ладно. А вот если говорить о законе «О выборах Губернатора», там тоже в списке поправок есть пункт: «Предусмотреть возможность составления протокола об итогах голосования не только на бумажном носителе, но и в электронном виде». Вот это насколько важно?

М. Курашин: Опять же с точки зрения общей логики процесса это конечно правильно, что протокол составлен в электронном виде, ну вот как с электронными ящиками для голосования говорили о том, что электронный ящик позволяет избегать фальсификации, потому что, вроде как, там стоит мозг, искусственный интеллект, и он не зависит от человеческого фактора. Но практика показала, что все-таки от человеческого фактора он зависит, можно запрограммировать, можно поставить дополнительные чипы, счетчики и так далее.

Ю. Афанасьева: В России все от этого зависит.

М. Курашин: Да. И поэтому вариант того, что итоговый протокол будет рукописный и в электронном виде, по логике это хорошо, на практике, я думаю, что это сильно на ситуацию влиять не будет.

Ю. Афанасьева: А возможность всяких утечек? Кто-то выложил в Интернет до официальных итогов…

М. Курашин: А эта информация, если Вы участвовали в кампаниях, эта информация практически идет с момента закрытия избирательных участков, эта информация всегда идет.

Ю. Афанасьева: Ну обновляется каждый час, да.

М. Курашин: То есть там сидят наблюдатели, которые сразу же каждые полчаса передают информацию в центры, в штабы избирательные, эта информация становится публичной. Поэтому здесь ничего такого страшного нет и, на мой взгляд, чем больше таких утечек будет, то, наверное, тем более сложно будет потом сфальсифицировать выборы. То есть если контролировать каждые пять минут прохождение этого электронного протокола, и каждый, кто его увидел, выложит, предположим, в Интернете эти цифры, то потом их переформатировать-то уже сложнее.

Ю. Афанасьева: Хорошо, я поняла Вашу логику. Михаил, скажите, пожалуйста, Вы бы хотели в будущем стать депутатом Госдумы?

М. Курашин: Наверное, нет.

Ю. Афанасьева: Почему?

М. Курашин: Глядя на вот этих наших старших коллег и в том числе тех, которые вышли из нашего региона, я начинаю понимать, что уровень, точнее точка принятия решения находится отнюдь не в Государственной Думе. То есть инициативы, которые идут непосредственно от депутатов, во-первых, их не так много, но в этом, собственно, ничего такого крамольного нет, и у нас большинство законопроектов готовится исполнительными органами власти. А вот то, что в принципе у них возможность выдвинуть свой законопроект без одобрения Кремля невозможна, приводит к мысли о том, а что там тогда делать?

Ю. Афанасьева: То есть там ничего не решается?

М. Курашин: Ну, в большей мере да. То есть здесь, по крайней мере, есть возможность выходить со своими законопроектами, пытаться убеждать, доказывать, пробивать, а там все намного жестче в этой связи. Поэтому с точки зрения своей собственной эффективности и полезности я считаю, что там я бы не смог работать.

Ю. Афанасьева: Так, ну хорошо. Значит, новый федеральный закон коснется Вас в меньшей степени. Я говорю о законе, который недавно был принят, он предусматривает новый порядок выборов в Государственную Думу, половина депутатов будет избираться по партспискам, половина – по мажоритарным кругам. В общем-то, также как было когда-то.

М. Курашин: Также как было.

Ю. Афанасьева: Да. Поддерживаете Вы этот порядок или нет?

М. Курашин: Да.

Ю. Афанасьева: Объясните.

М. Курашин: Поддерживаю, потому что на самом деле мы, к сожалению, долгое время живем в ситуации, когда круг людей, которые находятся у нас в управлении, в органах власти, в думах, меняется крайне слабо. Это в основном одни и те же люди, и эти люди зачастую проходят не в силу своих достоинств, а в силу того, что они находятся близко к руководящим органам. Когда появляется возможность конкурировать с самовыдвиженцами, то здесь, соответственно, вопрос встанет в профессиональной готовности этих людей конкурировать и выигрывать. Как показывает опыт, в таких ситуациях обновление власти происходит более энергично и более качественно.

Ю. Афанасьева: Простите, Михаил, а Вы считаете реальной, так скажем, конкуренцию со стороны самовыдвиженцев по новому закону, учитывая то, что им усложнили эту процедуру максимально?

М. Курашин: Ну ведь это вопрос мотивации. Им не создали условия, когда это невозможно, да эта процедура сложная, да это непросто, но в данном случае, если человек действительно поставил себе цель, и он четко понимает, зачем он идет в государственную Думу, я думаю, что ничего невозможного нет.

Ю. Афанасьева: Ну вот смотрите, чтобы самовыдвиженец смог поучаствовать в выборах, ему придется собрать подписи, это 3% от численности избирателей в округе и в среднем это не меньше 14 тысяч подписей за полтора месяца.

М. Курашин: Ну 14 – 17 где-то.

Ю. Афанасьева: Это вообще реально?

М. Курашин: Реально. А почему нереально?

Ю. Афанасьева: Ну, наверное, этот самовыдвиженец должен быть опять же непростым человеком.

М. Курашин: Опять же вот тут нужно четко понимать, это не человек, который, условно, шел по улице и решил, почему бы мне не попробовать стать депутатом. Это в любом случае будут люди, у которых есть определенная команда, у которых есть определенные финансовые ресурсы и, собственно, подготовительная работа, которая будет проводиться еще на предварительном этапе.

Ю. Афанасьева: То есть Вы считаете вот этот принятый закон, так скажем, упрощением порядка выборов в Госдуму?

М. Курашин: Насчет упрощения не скажу, потому что я все-таки предположу, что формирование по партийному принципу проще, но с точки зрения обновления власти, мне кажется, да. С точки зрения появления новых людей. Потому что люди, которые засиделись во власти, они же очень сильно тормозят.

Ю. Афанасьева: Ну а вот объясните мне, пожалуйста, Вашу логику, я не понимаю, о каком обновлении власти может идти речь, если все партии, которые сейчас находятся в Госдуме, автоматически имеют возможность туда попасть, те партии, которые сейчас имеют своих представителей в региональных ОЗС, также автоматически имеют возможность.

М. Курашин: Половина, но есть же самовыдвижение, вторая-то часть – самовыдвиженцы.

Ю. Афанасьева: Ну да, про самовыдвижение…

М. Курашин: По самовыдвижению там часть, естественно, пойдет от партии, но в том числе это открывает дорогу и тем, кто не в партии.

Ю. Афанасьева: Я вот сейчас говор про новые партии. Про новые партии, которым будет крайне затруднительно на самом деле туда попасть.

М. Курашин: Почему?

Ю. Афанасьева: Ну потому что сначала они должны пройти…

М. Курашин: Собрать подписи.

Ю. Афанасьева: Нет, сначала эта партия должна быть представлена на муниципальном уровне, потом партия должна быть представлена в регионе.

М. Курашин: Это если кандидаты пойдут от малых партий, а если он пойдет как самовыдвиженец, у него упрощается же это все.

Ю. Афанасьева: Ну он только подписи пойдет собирать.

М. Курашин: Я считаю, что это опять же конъюнктурные изменения, связанные с тем, что раскрутка народного фронта происходит. То есть люди пойдут, таким образом, при поддержке народного фронта…

Ю. Афанасьева: То есть пойдут самовыдвиженцы от народного фронта?

М. Курашин: При поддержке, наверное.

Ю. Афанасьева: При поддержке.

М. Курашин: То есть тем самым они, условно говоря, будут себя отделять от правящей партии или от каких-то других партий.

Ю. Афанасьева: Но новым-то партиям получается все равно жизнь усложнили, потому что сначала, будьте добры, получите мандат на муниципальных выборах, потом на региональных, а потом попробуйте избраться в Госдуму.

М. Курашин: То, что касается партийных, ну а Вы считаете, это неправильно? То есть Вы считаете, что…

Ю. Афанасьева: Я Вас спрашиваю, усложнили им жизнь или упростили?

М. Курашин: Я считаю, что им создали, прописали четко алгоритм, как они могут попасть во все уровни власти и муниципальные, и региональные. Потому что партии, которые не имеют представительства на муниципальном уровне, это в принципе не партии и не только формально по закону, а в принципе по логике. У нас есть определение, сколько человек должно быть в каком количестве субъектов, отделений, и тогда партия может считаться всероссийской, но опять же мы ведь понимает, что мы живем в России и иногда это количество оно условное. То есть люди какие-то есть, но их партийная принадлежность, точнее их партийная деятельность ничем не проявляется. Поэтому этот алгоритм он прописывает сейчас, по крайней мере, как нужно двигаться малым партиям.

Ю. Афанасьева: Я бы хотела процитировать Вам «Коммерсантъ»: «Общий смысл нововведений — не только ограничение для похода в Думу новых партий, сколько максимальные ограничения для прохождения в Думу независимых одномандатников, именно это является основным замыслом реформы». Правильно ли я понимаю, что с этим утверждением Вы не согласны?

М. Курашин: Я опять же предполагаю, что эта фраза вырвана из какого-то общего смысла, потому что каким образом мы говорим об ограничении независимых, если до этого времени вообще слово независимые кандидаты не звучало. Сейчас оно, по крайней мере, звучит.

Ю. Афанасьева: Ну это смотря конечно с чем сравнивать.

М. Курашин: Ну, возьмем последнюю избирательную компанию, там независимых не было, сейчас появляется понятие независимых, поэтому о каком ограничении мы можем говорить? Мы говорим о том, что оно появилось, это уже плюс, вопрос в том, что успеют ли к следующему избирательному циклу появиться эти независимые кандидаты, достойные и конкурентоспособные, это второй вопрос. То же самое касается малых партий. Собственно, кто мешает сейчас работу активизировать и начинать бороться за места? У нас выборы ежегодно проводятся на муниципальном, на региональном уровнях. Участвуйте, и тогда к следующим выборам в Госдуму вполне вероятно появится шанс.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Михаил, я предлагаю на этом прерваться, у нас впереди реклама. Я напомню, это особое мнение Михаила Курашина и мы скоро вернемся.

Ю. Афанасьева: Я напомню, что это особое мнение вице-спикера ОЗС Михаила Курашина. Меня все также зовут Юлия Афанасьева. И вторую часть программы я бы хотела начать с вопроса с сайта echokirova.ru. Антон спрашивает: «Михаил, почему Вы оказались в числе сторонников уничтожения парка у Дворца пионеров?»

М. Курашин: Я оказался не в числе сторонников уничтожения парка, а в числе тех людей, которые поддерживают идею создания строительства спорткомплекса, который бы позволил благоустроить данную территорию. У нас почему-то, еще раз говорю, я эту мысль уже озвучивал в рамках общественных слушаний, мы почему-то провели некий водораздел между понятием строительство и благоустройство. Парк у нас вот в таком виде, он должен в таком девственном виде и оставаться с пустырем вместо футбольного поля, с борщевиком по окраинам, с грязью и так далее. Вот это мемориал, а благоустройство этого мемориала в виде появления спортивного комплекса, который дополняет смысл парка, рассматривается, как некая попытка уничтожить парк или захватить парк. Я за то, чтобы эта территория была благоустроена. Я считаю, что, если есть возможность ее благоустроить, тем более не за счет бюджета, а за счет инвестора, предлагающего вполне разумные условия в последующем для жителей, то этой возможностью надо пользоваться.

Ю. Афанасьева: А можно уже примерно предположить, сколько деревьев придется срубить, чтобы построить?

М. Курашин: Ноль. Речь идет о строительстве на территории пустыря.

Ю. Афанасьева: На пустыре.

М. Курашин: То есть деревьев ноль.

Ю. Афанасьева: Хорошо, спасибо за ответ. Давайте дальше продолжим, у меня тоже дальше такие неполитические темы. 17 февраля вступил в силу новый запрет, связанный с продажей алкогольной продукции предприятиями общепита на вынос. С 23 часов, а в воскресенье 5 часов вечера им нельзя продавать алкоголь. Как Вы к этому новшеству относитесь?

М. Курашин: Как человек непьющий я, скажем так, с одной стороны поддерживаю, с другой стороны, что, собственно, меняется у нас? Логика продажи на вынос даже в кафе попадала под логику существующих ограничений, связанных с продажей алкоголя. То есть предполагалось, если в кафе и ресторанах разрешено продавать, то предполагалось, что речь идет о том, что разрешено продавать только исключительно для употребления непосредственно в этих местах. То, что ввели это ограничение на самом деле, мне кажется, ничего особо не поменяет, потому что те, кто и раньше не продавал, они и не будут, а те, кто раньше продавал, они будут.

Ю. Афанасьева: Найдут возможность.

М. Курашин: Конечно найдут возможность. То есть бирки смывать, или бутылки все открытыми продавать, или в графины переливать, это вопрос технический. Поэтому как гражданин я поддерживаю подобные ограничения, но опять же как исполняться это будет. Опять будет ходить у нас губернатор с главой города по злачным местам и искать, где продают. Ну, не дело это этих людей, неправильно это. Такие показательные вещи в данном случае, на мой взгляд, не профилактирующую меру принимают, а в большей мере популистское действие. Если каким-то образом пытаться ограничивать, то надо, на мой взгляд, сейчас переключиться на то, что попытаться ограничить продажу все-таки вот этих всех замечательных «фуфыриков», о которых многие говорят, там «перчики» и все остальное. То есть с продажей легального алкоголя ситуация достаточно понятная, население ее принимает, критики уже практически нет. То есть давайте мы сейчас переключимся на другую тему, связанную с алкоголизацией. И вот здесь как раз сложностей-то очень много. Ну и буквально на позапрошлой неделе собирались по запросу Слободской администрации и рассматривали вопрос о том, как же все-таки ухватить за хвост непосредственно вот эту продукцию, потому что она по закону попадает с одной стороны в непищевую спиртосодержащую продукцию, с другой стороны она не попадает в законе под лицензирование. И тут такая получается «вилка», потому что мы понимаем, что кроме тех, кто продает вот эти «фуфырики» есть и такие предприниматели, которые продают эти аналогичные средства, с аналогичным содержанием алкоголя, спирта чисто в косметологических целях. И, соответственно, взять и ввести лицензирование, то тогда мы можем столкнуться с ситуацией, когда власть будут обвинять в том, что она создает административные барьеры, то есть появление новых лицензий. Разграничить каким-то образом вот эту продукцию во всем составе косметологической продукции, то есть то, что продают для пьющих, и то, что для косметологии, пока мы не нашли вариантов по какому принципу можно было бы это разграничить.

Ю. Афанасьева: А, как Вы выразились «фуфырики», продают, насколько я понимаю, в магазинах бытовой химии, парфюмерии и так далее?

М. Курашин: В магазинах необязательно, в ларьках, подвальчиках, то есть их продают в принципе достаточно повсеместно, я уже не говорю о нелегальной продаже.

Ю. Афанасьева: А если возвращаться к запрету продажи алкоголя на вынос, как Вы считаете, реально это повлияет на борьбу с алкоголизацией?

М. Курашин: Нет. Ну, я еще раз говорю, как показывает опыт внедрения, опыт профилактики цивилизованной продажи алкоголя, что у нас предприниматели в основной своей массе, по крайней мере по городу Кирову, понимают ситуацию и готовы идти на встречу, то есть многие отказались, и не только предприниматели, но и многие структуры отказались от того, чтобы заниматься скрытой продажей всевозможных алкогольных продуктов. То есть те, кто понимают, они понимают, те, кто понимают, но делают назло, потому что для них это бизнес, ну вот с ними будет сложнее. Опять, я говорю, будем заниматься тем, что будем ловить кого-то за руку.

Ю. Афанасьева: Хорошо. Немного времени у нас осталось, я хотела бы с Вами успеть еще небольшую тему обсудить. Мой коллега, главный редактор газеты «Бизнес новости» в Кирове Олег Прохоренко недавно написал колонку под названием «Туруло победил», он имел в виду письмо Минпромторга, в котором рекомендовано региональным и муниципальным властям остановить наступление на нестационарную торговлю. Как Вы считаете, прислушаются ли к этой рекомендации в Кирове?

М. Курашин: Могу сказать, что вчера на экономическом комитете, которым как раз руководит Валерий Николаевич, обсуждался этот вопрос, был представитель от городской администрации, который, собственно, четко обозначил позицию, что это же рекомендации, то есть, соответственно, воля городской администрации, городских властей прислушиваться или не прислушиваться. И в целом, проводя мысль о том, что мы будем в любом случае продолжать эту работу, представитель городской администрации вступил в достаточно жаркую дискуссию, общий смысл которой заключается в том, что пока этот вопрос неразрешим, то есть пока та ситуация, которая есть, остается.

Ю. Афанасьева: И неважно, что там пишет Минпромторг.

М. Курашин: Ну, это рекомендации. Да, неважно. С другой стороны я соглашусь с Олегом, который обозначил в своей статье мысль о том, что это все-таки первый звоночек. И наверняка понимая то, что многие муниципалитеты не среагируют на эту рекомендацию, вполне вероятно, что появятся какие-то новые нормативные акты, которые возможно будут уже носить не рекомендательный, а более жесткий характер.

Ю. Афанасьева: А уточните, пожалуйста, фамилию, кто от городской администрации приходил?

М. Курашин: Сидельников.

Ю. Афанасьева: Кто?

М. Курашин: Сидельников, начальник Управления по развитию предпринимательства. И еще одно, что мне очень понравилось в статье Олега, это идея превратить ларьки в некие красивые, органичные, стилизованные, практически архитектурные формы.

Ю. Афанасьева: Да.

М. Курашин: То есть провести конкурс и действительно попробовать, таким образом, и разрешить ситуацию, и решить другие задачи, связанные с благоустройством и так далее и тому подобное. То есть идея классная. Что мешает сейчас городу пойти по этому пути, я, честно говоря, не знаю. Ну, хотя с другой стороны может быть они этот вариант и не обсуждали, поэтому я надеюсь, что представители городской администрации также прочитают статью Олега и сядут за стол переговоров с ларечниками по обсуждению вот этой модели.

Ю. Афанасьева: Как Вы считаете, насколько это реально и воплотимо в жизнь то, что у нас, допустим, появятся на улицах киоски в виде бочонков с огурцами, матрешек, грибов рыжиков? Как идея звучит здорово, но насколько это реализуемо?

М. Курашин: Тут понимаете, ведь вся проблема заключается в том, что ларечник, (я не хочу их обидеть, просто это, чтобы было понятно, о ком мы говорим, упрощенно) имея гарантии, что его не будут трогать, вполне, вероятно, готов пойти на то, чтобы, условно говоря, подумать о том, как приукрасить свое торговое место. Но если мы с Вами помним, у нас эпопея с ларьками – это эпопея даже не только этого века, но и прошлого, когда ларечников заставляли чуть ли не ежегодно менять ларьки на более новые дизайны, новые формы и так далее и тому подобное. И под конец вот те события, которые сейчас происходят, когда им просто говорят: «Все, убирайтесь, вы нам тут не нужны!». Поэтому, если у предпринимателей будет некая гарантия того, что им дадут спокойно работать, я думаю, что они с удовольствием пойдут по этому пути.

Ю. Афанасьева: А если судить по действиям администрации города, как Вы считаете, они-то вообще заинтересованы эту ситуацию разрешить?

М. Курашин: Я хочу, чтобы они были заинтересованы. То есть я не могу залезть в голову ни к главе города, ни к главе администрации, но судя по действиям, их устраивает эта ситуация, раз они не пытаются идти на какие-то компромиссы.

Ю. Афанасьева: Ну, то есть ситуация конфликта, или ситуация, когда ларечникам говорят: «Уходите!»?

М. Курашин: Ну, похоже, их устраивает вот эта ситуация, потому что во всех остальных случаях они бы все равно пытались найти какой-то вариант, не доводя до того, что люди выходят с пикетами и с митингами, и количество митингующих постоянно растет.

Ю. Афанасьева: А какое развитие этой ситуации Вы видите дальше?

М. Курашин: Ну, я все-таки надеюсь, что, как говорится, предпринимателям дадут возможность нормально работать, спокойно работать.

Ю. Афанасьева: В виде бочонков с огурцами?

М. Курашин: Опять же это в идеале.

Ю. Афанасьева: Хорошо, Михаил, я благодарю Вас за эфир. Я напомню, что это был вице-спикер ОЗС Михаил Курашин. Завтра будет пленарное заседание, за ним можно следить online, наверное, Вы будете писать что-то в «Твиттер»?

М. Курашин: Ну, в течение самого пленарного особо некогда, но по итогам может быть что-то в блоге или в «Твиттере» появится.

Ю. Афанасьева: Хорошо, благодарю Вас за эфир. Спасибо большое. И до встречи.

М. Курашин: До встречи.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта