Наталья Осипова, генеральный директор КЦ "Вятский"

Видео 14:34, 30 марта 2018 829 0

"Особое мнение" от 18.02.14

Наталья Осипова:
"Самое страшное, что мы забываем людей, мы забываем имена. Я хочу, чтобы имя Анатолия Горбушина в этом мире жило... Будет авторский фильм Марины Разбежкиной о его книге и по его книге «Сюжеты о строительстве капитализма в России». В Кирове уже отсняты тонны материала..."


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Наталья Осипова

В. Сметанин: Начинается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Приветствую вас и приветствую гостью студии, чье особое мнение мы сегодня будем слушать — это Наталья Осипова, генеральный директор коммерческого центра «Вятский». Добрый день.

Н. Осипова: Добрый день.

В. Сметанин: Традиционно напоминаю, что пользователи нашего сайта могут не только послушать эфир, но и посмотреть — есть соответствующая кнопочка онлайн видеотрансляции. Кроме того, «Особое мнение» регулярно анонсируется, можете заранее узнать, кто будет гостем студии и задать вопрос. Приходите, задавайте, время еще есть. Начинаю с культурных тем — много мы с вами об этом говорили, еще до Нового года начинали, когда вы презентовали спектакль «Иллюзии» по пьесе Ивана Вырыпаева, и вот, наконец, премьера состоялась. Самое непосредственное отношение вы имеете к этому спектаклю. Вы меценат...

Н. Осипова: Я куратор проекта.

В. Сметанин: Но ваши финансы тоже участвуют.

Н. Осипова: Давайте я расскажу, как было дело. Когда ко мне пришли молодые ребята, актеры «Театра на Спасской» Яна Савицкая, Ваня Кандинов, Леша Красный и Катя Романова, собственно, у них было только горячее желание работать, сделать в нашем городе что-то экстраординарное, потому что тексты Ивана Вырыпаева в нашем городе ни разу не ставились, и пьеса «Иллюзии» — это самая свежая пьеса, которая идет на подмостках театров.

В. Сметанин: Это правда, что пьеса была написано по заказу немецкого театра?

Н. Осипова: Да, она писалась в рамках какого-то немецкого гранта. Это была такая история, которая рассказывает о сложности любви. Это довольно сложный текст, который говорит на простую, естественную тему. В спектакле есть такие слова: «Любовь — это простая вещь, которая дана очень немногим». Мы утрачиваем иногда это чувство простоты мира и простоты бытия. Вырыпаев умеет о простом бытии говорить совершенно удивительным, эвристическим языком. Весь спектакль соткан из историй. История каждого из четырех героев, двух супружеских пар, которые прожили долгую счастливую жизнь, любя друг друга, и что происходит с ними даже не в эти последние дни их жизни, а что происходит в их жизни, если смотреть на нее их точки этих уже пожилых людей, которые абсолютно иначе ее переосмысливают.

В. Сметанин: Не создается такого ощущения несоответствия картинки, ведь ребята молодые ведут повествование от людей, которые уже много прожили.

Н. Осипова: Ребята не играют стариков, они рассказывают истории. Это такой прием, когда актеры говорят не о себе, когда они предлагают историю кого-то. Если бы я, Владимир, рассказывала вашу историю, я бы говорила: знаете, у меня есть такой знакомый Владимир, он работает на одной известной радиостанции, и у этого Владимира... То есть, они рассказывают друг о друге. Их энергетика в данном случае очень важна. Вчера был показ в «Галерее Прогресса», и знаете, это ощущение, когда зал заряжен, это «электричество» просто передается и тебя бьет током от этого. Я просмотрела уже четыре раза, поскольку непосредственное отношение имею, и каждый раз я на этот текст смотрю иначе, и каждый раз спектакль набирает все новое, как вино, настаивается, и мы получаем новый аромат, новую консистенцию смыслов. В общем, мне кажется, что получилось очень здорово, я безумно рада, что все сложилось. Если уж говорить о моем участии, то что сделала я. Когда ко мне пришли эти ребята, я им предложила написать на грант и попробовать каких-то людей привлечь. Дальше мы с Яной Савицкой, с Ваней ходили в разные источники, искали хоть какую-то поддержку, причем не только финансовую. Нельзя сказать, что никто не откликнулся, но поддержала нас библиотека имени Герцена, которая дала нам свои площадки для репетиций и дала свои кресла, которые стали нашими декорациями. Нас поддержала любимая радиостанция «Эхо Москвы», которая стала о нам рассказывать, и нас поддержала Галерея Прогресса, в которой тоже будут показы происходить, Театр кукол, который дал свою малую сцену. Я думаю, это тоже для Театр кукол важно — раскручивать малую сцену как площадку, куда могут прийти взрослые люди, потому что пока взрослые люди могут прийти в Драматический театр, чтобы посмотреть Островского, на некоторые спектакли Театра на Спасской, и этим все ограничивается. Когда я вижу то, с каким вожделением вятские люди идут на показываемые привозные спектакли, на антрепризу, я понимаю, что у нас есть культурный голод. Здорово, что приехала Света Иванова, которая поставила этот спектакль безо всяких скидок на провинциальную площадку.

В. Сметанин: Какие могли бы быть скидки?

Н. Осипова: Вроде бы у нас не так воспитан зритель, вроде бы могут не так понять.

В. Сметанин: «Разжевывать», более доступнее подавать?

Н. Осипова: Да. Это не тот зритель, который посмотрел все пьесы Вырыпаева и пришел на очередное, этот тот зритель, который пришел на первую пьесу такого формата, он не знаком еще с таким форматом театра, когда актер играет не роль, а рассказывает историю — это гораздо сложнее. Поскольку история о любви, сам по себе текст такой... он не лиричный и не легкий, но он очень глубоко важный для каждого. Он цепляет, потому что все мы думаем о любви, а там как раз про любовь, про семейную любовь, про любовь в течение 54 лет. Легко любить в течение недели, а ты попробуй любить человека всю жизнь. Об этих нюансах, которые важны для человека... А что делать, если ты любишь жену друга? Ты любишь свою жену, но ты смотришь на жену друга и вдруг понимаешь: Боже мой, ты любишь жену друга, и что с этим делать?

В. Сметанин: А потом еще одну жену еще одного друга.

Н. Осипова: Знаете, Владимир, вот такого мелодраматизма у Вырыпаева совершенно нет, у него все по такому высокому «гамбургскому» счету, когда люди с предельной честностью отвечают на свои вопросы и с предельной честностью ищут свое место в этом мире. Это очень круто и очень важно, это тот текст, который вообще-то для молодых, не для стариков. За те четыре показа, что у нас были, а у нас был один показ для театральной общественности города, две премьера — 14 и 16 февраля, и показ в Галерее Прогресса для молодежной аудитории, там билеты намного дешевле стоили. Ближайшие показы 2 и 22 марта, билеты уже раскуплены, апрельские мы еще не поставили. Уже за те показы, что у нас были, мы поняли, что молодежная аудитория просто ловит каждую шутку, каждую иронию и хорошо воспринимает спектакль.

В. Сметанин: А мы-то думаем, что это поколение, воспитанное компьютером, Интернетом, с таким «клиповым» мышлением, что называется.

Н. Осипова: Вырыпаев сам с «клиповым» мышлением. Он — человек, тонко и четко чувствующий наше время. Мне кажется, что он абсолютный гений, который смог сформулировать невероятно важные вещи. Конечно, мы не можем их еще осознать, потому что мы сами в этом времени, внутри этой ситуации.

В. Сметанин: Мы соскочили с темы денег.

Н. Осипова: Я все про искусство, а вы все про деньги.

В. Сметанин: Деньги все-таки нашлись не в Кирове, и не обидно ли вам сейчас за то, что здесь, на этом уровне никто не смог оказать финансовую помощь?

Н. Осипова: Я хочу сказать спасибо «Культпроекту» и Министерству культуры, грант которых... На самом деле, нам еще не дали эти деньги, пришлось тратить свои личные, но я надеюсь, что они вернуться, когда мы получим грант. Я рада, что мы попали в этот большой грант Министерства культуры, и больше спасибо за это Надежде Конаревой, Лене Ковальской, тем людям, которые уже приросли к Кирову, которых здесь очень любят многие. Теперь что касается нашего культурного сообщества. Вообще-то есть люди, которые дают деньги, но как правило, когда я обращаюсь к своим друзьям, работающим в бизнесе с просьбой поддержать какой-то культурный проект, они говорят: «Я тебе дам 10, 20 тысяч, но, пожалуйста, нигде не упоминай мое имя». Я понимаю, что с одной стороны это такое православное, христианское мышление у человека — он хочет, чтобы это было в Кирове, но он не будет демонстрировать это. Мы не американцы, которые любят демонстрировать свою благотворительность. Это, мне кажется, правильно. Делаешь хорошее дело, так просто его делай, а не рассказывай и не демонстрируй. Все-таки много людей, которые помогали нематериально. Физически помогали, Катя Соловьева сшила великолепные костюмы. Весь этот проект делало девять человек, из них у троих были маленькие дети и двое были кормящими мамами. Поэтому «дети проекта», которые в течение месяца родителей не видели — это настоящие герои проекта. Я рада, что они терпели тот факт, что их мамы работали.

В. Сметанин: У Светланы Ивановой какие ощущения от Кирова, от ребят, от работы?

Н. Осипова: Мне кажется, Светлана Иванова вернется. Вчера я ее провожала на вокзале, у нее в глазах стояли слезы. Мне кажется, она приедет скоро. Я боюсь загадывать, но мне кажется, что 22 числа она будет. У нас даже есть смелое предположение, скажу всем страшную тайну — быть может, 22 марта она будет заменять одну из актрис.

В. Сметанин: Нужно напомнить, что Светлана — актриса театра «Практика».

Н. Осипова: Она великолепная актриса и очень тонкий режиссер. Она поставила очень бережно к тексту, изящно и очень красиво. Это очень красивый спектакль, с красивыми костюмами, красивой картинкой. Он такой... лечащий душу.

В. Сметанин: От показа к показу велась корректировка работы, что-то подсказывала режиссер?

Н. Осипова: Они набирают от показа к показу, я вижу, как они все лучше и лучше... Свобода появилась. На премьере все были в очень нервном состоянии, все переживали. Сейчас они

стали свободнее играть. Появилась такая легкость.

В. Сметанин: Где можно поподробнее узнать, где анонсируется, как попасть на спектакли?

Н. Осипова: На март уже раскуплены билеты, апрельские пока не поставлены. Следите а информацией, она есть в группе в Вконтакте и Фейсбуке, будет информация в Театре кукол. Две площадки, где будем показывать — это Галерея Прогресса и Театр кукол. Информацию нужно искать там.

В. Сметанин: Показы будут продолжаться до той поры, пока они будут востребованы, пока будут раскупаться билеты?

Н. Осипова: Я скажу так. Поскольку это проект, который делается в рамках гранта, то это история на год. Будет ли жить спектакль через год, я вам сказать не могу — это тот горизонт, за который пока никто заглядывать не готов. До конца этого года, не театрального сезона, а астрономического года мы точно будем показывать в городе Кирове.

В. Сметанин: Меня сейчас осенило: это же очень серьезная вещь, нужно будет отчитываться, что сделано...

Н. Осипова: Конечно, Владимир. Ладно, за ночь грант написали, потом же нужно будет все отчеты делать — это большая работа. Кстати, мы сейчас ищем творческих людей в Кирово-Чепецке, кому хочется нас позвать и кто готов нам предоставить площадку. Нам бы хотелось это показать не только в Кирове, хотелось бы и в области свозить этот спектакль, потому что он перевозной.

В. Сметанин: Это ваша инициатива или это обязательное условие гранта?

Н. Осипова: Это не условие гранта, это просто очень хочется сделать, хочется вовлечь в театральную жизнь как можно больше людей. Та часть людей, которая вовлекается в культурную, театральную жизнь, она становится здоровой частью общества, которая потом делает весь этот мир лучше, чище, светлее. У меня появился пафос, и это ужасно.

В. Сметанин: Это хорошо. Я напомню, что это особое мнение Натальи Осиповой, генерального директора КЦ «Вятский». Давайте останемся в этой культурной теме. Признаюсь, накануне мы с Натальей созванивались, договаривались об эфире, и она удивительную вещь сообщила, что у нас в Кирове побывала режиссер с мировым именем — это Марина Разбежкина.

Н. Осипова: Не побывала, а еще есть и работает. Сейчас мы с вами говорим, а она снимает.

В. Сметанин: Давайте вы сами расскажите цель ее приезда, потому что очень много мыслей в голове рождается, и хотелось бы как-то покорректнее это выразить. Это все связано с той книгой, которая сейчас лежит на столе — «Сюжеты о строительстве капитализма в России». Это, к сожалению, ваш ушедший из жизни супруг Анатолий Горбушин написал эту книгу еще в начале 2000-х.

Н. Осипова: Да, эта книга была написана еще в начале 2000-х, он хотел ее к сорокалетию опубликовать и не опубликовал. В третьей годовщине его смерти эту книжку я сделала, потом я ее дарила важным для меня людям. У нас было много проектов с Борисом Павловичем, в том числе я участвовала в работе лаборатории «Живому театру — живого автора». В рамках этой лаборатории в Кирове была в том числе Марина Разбежкина, с которой мы... не скажу, что подружились, но друг другу понравились, и на прощание я подарила ей эту книжку, а через несколько лет она мне позвонила и сказала, что хочет сделать по этой книге фильм. Он так и будет называться - «Сюжеты о строительстве капитализма в России». Я не без сомнения согласилась, хотя для меня важно, чтобы имя моего мужа продолжало жить. Знаете, самое страшное, что мы забываем какие-то вещи, забываем людей, забываем имена. Я хочу, чтобы имя Анатолия Горбушина в этом мире жило. Для меня это безумно важно, личностно важно. Почему это все произошло именно сейчас — в точке 2014 года, в той политической ситуации, в которой мы находимся, в реставрации каких-то советских правил, законов всей системы, в той точке важно оглянуться назад и понять, что произошло в 1990-е. Несколько крупных культурных московских структур сейчас готовят проекты про 1990-е. Театральный центр имени Мейерхольда будет ставить спектакль про 1990-е — это будет мюзикл, красные пиджаки с цепочками, потому что 1990-е — это весело. Это время очень веселое, такой «Веселый Роджер». У Марины совершенно другой аналитический подход, ее интересуют люди, которые сделали последнюю, четвертую русскую революцию. Она заинтересовалась судьбой моего мужа именно с этой точки зрения, героями того времени, которые могли бы стать героями сегодняшнего времени. Книга дает очень откровенный личностный материал — тут рассказы о том, как делался бизнес, рассказы о человека, как он себя чувствовал,делая бизнес, много личных сюжетов о семейной жизни. Человек един — нет такого бизнесмена, который делает дело, и второго бизнесмена, который дома детей воспитывает и с женой ссорится. Это один человек, это наше поколение. В сегодняшней точке оказалось важным это понять, что происходило, и через это понимание осознать сегодняшний день и осознать судьбу поколения.

В. Сметанин: Что конкретно в сегодняшнем дне подталкивает оглянуться в те 1990-е? Какие параллели для вас очевидны?

Н. Осипова: Марина считает, что есть эти параллели, и эти параллели она видит в серии заказных убийств, которые сейчас в Москве и в Московской области возобновились. Я не вижу этой проблемы как раз. Это ее точка зрения, не моя. Она считает, что 1990-е возвращаются, а мне кажется, что мы прошли эту революцию и сейчас идет реставрация. Это будет авторский фильм Марины Разбежкиной. Я не знаю, каким он получится, но это будет ее взгляд на произошедшее. Даже когда она снимала, она нашла огромное количество людей, о которых я даже не знала, что есть такие люди, и как много они для моего мужа значили, и как много делалось вместе.

В. Сметанин: Фильм документальный. Там, собственно, те самые люди, которые отражены в этой книге?

Н. Осипова: Да, это документальный фильм, фильм о человеке, о его книге и по его книге, и это фильм о 1990-х — обо всем поколении.

В. Сметанин: Я знаю, что Анатолий Евгеньевич писал о тех людях, с которыми общался, был знаком, о коллегах, о партнерах — разноплановые там типажи.

Н. Осипова: Марина всех этих людей нашла, с ними поговорила, это оказалось довольно интересно.

В. Сметанин: Это же безумная работа.

Н. Осипова: Я посмотрела, как она здесь работает. Я могла бы привести ее к вам, на «Эхо Москвы», но она так работает, я не понимаю, когда она вообще отдыхает. Получилась очень высокая интенсивность съемок здесь, в Кирове, в какой-то момент оказалось, что есть много людей, которых нужно заснять, и они отсняли просто тонны материала, который нужно пересмотреть и переработать. Она точно еще приедет в Киров, абсолютно точно будут досъемки. Будет еще повод поговорить.

В. Сметанин: Где проходили съемки — непосредственно на рабочем месте, дома?

Н. Осипова: Да, дома, на рабочем месте, на даче, на месте, где все это произошло. Мне ужасно нравится, как Марина работает. Вся ее съемочная группа — это три человека: она, оператор Денис и Лиза, их директор, администратор, все в одном, и Лиза еще за рулем. Они втроем работают с очень высокой интенсивностью, но судя по тому имени, которое есть у Марины, и судя по тому, что к нам она приехала из Венеции, там у нее один проект, от нас она едет в Лондон, там у нее съемки другого проекта, и у нее целый лист фестивалей... Вы же знаете, что есть школа Марины Разбежкиной, школа документального кино, где она учит, как это делать. Делать малыми группами, малыми силами и малыми бюджетами — на мой взгляд, это тот путь, которым в сегодняшней культуре надо двигаться. У меня наложились эти два проекта — съемки фильма и постановка спектакля «Иллюзии». Это истории малобюджетных культурных проектов, сделанных на грантовые деньги. У Марины тоже грант.

В. Сметанин: Я поинтересовался списком фильмов, снятых Разбежкиной и списком премий, которые она получила на всевозможных фестивалях, и у меня сразу же закралась мысль о том, что это делается и для какого-то фестиваля в том числе. Вообще, как в перспективе оцениваете эту картину?

Н. Осипова: Пока рано говорить. Я хочу, чтобы этот фильм был снят. Для меня это история о том, что сегодня, глядя на эту историю, рассказывая о ней перед камерой, а это очень тяжело, Владимир, сидеть перед видеокамерой и говорить в нее... Мне было очень тяжело, особенно поначалу. Мне важно отстранить от себя эту историю, потому что за эти десять лет... Я в нее окунулась сейчас, я поняла, что я не пережила ее. Я продолжаю жить в этой истории. Это лично моя психологическая история.

В. Сметанин: Сыновья тоже задействованы?

Н. Осипова: Сыновья у нас в разных городах и странах. Арсений в Москве встретится с Мариной. Сначала он категорически отказался сниматься, сейчас вроде бы он изменил свое мнение, встретится с ней, а Савва летом приедет, и посмотрим. Пока я с ним об этом не говорила.

В. Сметанин: Ясно. Сейчас у нас небольшой перерыв, буквально две минуты, после которых продолжится особое мнение Натальи Осиповой, генерального директора КЦ «Вятский».

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение». Сегодня мы слушаем особое мнение Натальи Осиповой, генерального директора КЦ «Вятский». К теме бизнеса хотелось бы перейти. На этой неделе в нашем городе пройдет очередной «Business Camp», это такое ответвление федеральной программы «Ты — предприниматель», когда отбирают молодых, начинающих или только стремящихся открыть свой бизнес людей, с ними работают тренеры, специалисты всевозможные, и мы часто слышим, что у нас на уровне области, на уровне города разные программы реализуются по поддержке предпринимательства. Увы, что называется, «выхлоп» получается совсем даже незначительный, очень мало, кто в бизнес приходит, снизу не видно активного движения. Вы в своей работе молодым предпринимателям что-то подсказываете, с вами советуются? Как вы считаете, нужно ли поднимать, эту «свежую кровь» вливать?

Н. Осипова: Определенно, нужно. Радостная новость, что продолжаются такие бизнес-лагеря, в нашей области их делают хорошо. Я знаю людей, которые этим занимаются, это такие истории действительно качественно организованных процессов. Кроме того, что нужно учить, а это у нас есть, чтобы эти люди потом могли делать бизнес, все-таки нужна инвестиционно благоприятная среда. Это то же самое, что вы берете хорошее зерно, качественное, прекрасно отобранное, и бросаете его на камень. Не очень хорошее зерно, посаженное в хорошую почву, скорее даст вам результат, нежели это прекрасное, качественное зерно, но брошенное без влаги и почвы просто на камень. В этой ситуации молодые, талантливые ребята оказываются перед нелегким выбором. Сфер, где они могут применить свою активность, проявить свои навыки и таланты, не очень много. На моих глазах в этом году закрылось несколько компаний молодых предпринимателей, кто не справился с рынком.

В. Сметанин: А что конкретно их «выбило»?

Н. Осипова: Отсутствие заказов, отсутствие хорошо выстроенных внутренних отношений с партнерами, потому что учить бизнесменов в том числе проговаривать, как мы будем зарабатывать деньги, и как мы будем потом их делить. Серии неудач — одних ребят просто-напросто ограбили, им пришлось брать кредит и дальше они впряглись в ситуацию, которая в конечном итоге их разорила. На самом деле, нужна поддержка не только в плане обучения и консультирования — это очень важно, нужно, и нужно, чтобы консультировали не только бизнес-тренеры, но и органы власти, потому что главные проблемы нам сейчас создают органы власти. Довольно сложно соответствовать всем постоянно возникающим требованиям как налоговой инспекции, так и Роспротребнадзора, пожарных и других проверяющих структур. То есть, это одна история, да. С другой стороны, нужна в целом благоприятная экономическая ситуация, это история не только Кировской области, а России в целом, когда человек может спокойно пойти в банк, взять деньги под «человеческий» процент, которые его не разорит, когда он может быстро открыть компанию, когда он получит сбыт, спрос — это то, что называется экономической активностью населения. Вот с этим очень большие проблемы. Даже когда они идут, они открывают свою компанию, первые же проверки таких молодых ребят довольно сильно выбивают "из седла", хотя сейчас принят закон, чтобы не проверять три года, и это правильный закон. Он нужен не для того, чтобы они делали что попало, а чтобы они чуть-чуть окрепли. Да, есть какие-то льготы для начала бизнеса, но нужно еще больше льгот. Я думаю, что не потеряло бы наше государство ничего, если бы ввело налоговые «каникулы». Это практикуется в западных странах, это принято. Самое главное, что должно появиться в России — должно появиться целое новое поколение, новая генерация предпринимателей. Ее не было в советское время, и они нужны. Это должно быть поколение, их должно быть очень-очень много. Во-вторых, нужна целая новая волна людей собственно самого бизнеса, этой бизнес-активности.

В. Сметанин: Мне кажется, что нужна еще новая волна и новое поколение чиновников. Мне зачастую кажется, что государство абсолютно не заинтересовано в этом развитии.

Н. Осипова: Поэтому в чиновники должен идти человек, который попробовал бизнес. Тогда он будет понимать, что он разрешает, что запрещает. Знаете, как раньше молодого специалиста заставляли обязательно пройти практику на производстве перед тем, как он пойдет в аспирантуру. Вот так же и сейчас — перед тем, как сажать человека в кабинет с бумагами, нужно, чтобы он в реальном секторе экономики поработал. Иначе он не понимает тех людей, которые к нему приходят, и у нас получается дисбаланс, когда сидит чиновник с хорошей зарплатой, совершенно не заинтересованный в общеэкономическом росте. У него от этого не зависит ничего: одного человека он принял или десятерых, решил он их вопросы или не решил, от этого ничего не будет зависеть в его жизни. Как он будет работать, Владимир?

В. Сметанин: Сейчас, в существующих реалиях это возможно изменить?

Н. Осипова: Всегда все возможно изменить. Я видела, как работают чиновники в Израиле. Одно из моих самых сильных впечатлений в Израиле было, когда мы пришли — огромный зал в метров 150-200, там маленькие кабинки, где сидит чиновник — ты его видишь, это вообще исключает ситуацию коррупции. У него есть лист — мы были в середине дня, он уже 40 человек принял. Он работает на это количество. Он совершенно прозрачный — ты видишь его. Мы были в миграционной службе, вот так там работают с людьми, которые только приехали и ищут себе работу в службе занятости. Вот это одно из самых сильных впечатлений от Израиля — то, как организована работа чиновников.

В. Сметанин: Мне почему-то кажется, что уровень зарплаты у них далеко не заоблачный.

Н. Осипова: Не знаю, какие у них зарплаты. Я ведь не против высоких зарплат у чиновников, я против того, что они не заинтересованы в результате. Мы видим, что параллельно с моими культурными проектами — спектаклем «Иллюзии» и фильмом, который снимала Марина Разбежкина, произошло еще одно крупное событие — лаборатория Лоевского. Я знаю, какие деньги на это выделялись — они в несколько раз больше тех денег, которые мы затратили на «Иллюзии». И сколько человек побывало на этой лаборатории? Действительно, приехали очень интересные ребята, и если будет поставлен спектакль «Отрочество», я очень надеюсь, то это будет подарком всем нам. Настолько чудесная пьеса Пулинович, и так точно ребята играют эти подростковые комплексы — даже тот черновик, представленный на лаборатории Лоевского, на меня произвел огромное впечатление, если это дойдет до спектакля, то это будет браво. Лаборатория стоила городу огромных денег, а спектакль «Иллюзии» - я скажу, какая будет статистика, сколько человек его посмотрит, пока 400 человек наша аудитория. Уже 400 человек в Кирове его посмотрело, за 4 показа.

В. Сметанин: Вот еще какая ситуация: нам же «сверху» было сказано еще до Нового года, что в феврале решится ситуация с худруком Театра на Спасской. Февраль уже на исходе, а тут не слуху ни духу.

Н. Осипова: Я не в курсе, был ли у вас Владимир Иванович по итогам этой лаборатории, рассказывал ли он вам. Насколько мне известно, а я в данном случае не прямой источник, все три режиссера получили предложение поставить спектакли, но худрука из них не выбрали. Это мои данные, но, наверное, их стоит проверить. Я бы очень хотела, чтобы они поставили «Отрочество». Я люблю Толстого, диссертацию по нему писала, мне самой очень хочется увидеть этот спектакль. Я знаю, как трудно поставить Толстого. Его прекрасно ставил Фоменко, и вдруг я вижу в нашем Театре на Спасской, молодым режиссером поставленную по пьесе Пулинович совершенно «толстовскую» ткань — и психологизм, и нюансы, это так прекрасно.

В. Сметанин: Я бы все-таки хотел еще спросить про бизнес. Заметна активность в этом плане — недавно у нас открылся второй «Макдональдс» рядом с цирком. Известно, что в ближайшее время появится ресторан быстрого питания «KFC». Есть вероятность, что и «Burger King» сюда зайдет. Вас все устраивает? Пусть открываются?

Н. Осипова: У меня очень сложные ощущения по этому поводу. С одной стороны, мне кажется, что мы получим ситуацию, какую мы получили в секторе продуктовых магазинов с приходом федеральных сетей. Зашли федеральные сети, которые могут себе позволить год работать в убыток, которые могут себе позволить демпинговать по ценам, и которые выбили из рынка качественные кировские сети, где были хорошие продукты и хорошее обслуживание. Мы потеряли сегмент премиум-класса продуктового рынка вообще навсегда. Уже больше года прошло, а он не возобновился. Немножко его взял на себя «Глобус», но сейчас «Глобус» под таким ударом, что если мы еще и его потеряем, то будет совсем грустно. И что мы теперь видим — точно также город гостеприимно открывает ворота этим крупным игрокам фаст-фуда. Дети, конечно, в восторге, что будет «Макдональдс». В юго-западном районе была одна история, а тут, в центре города, рядом с цирком — это, конечно, лучшее место. Конечно, там будет очень высокая покупательская проходимость. Не окажется ли, что мы потеряем тех игроков качественного общепита, которые сейчас есть и которых мы с вами не очень оцениваем. При всем том, что я понимаю, что дети любят «Макдональдс», он вкладывает огромные деньги в рекламу. Это та любовь, которая хорошо проплачена, спланирована и воспитана. Никто из кировских игроков не сможет вкладываться в пиар. Извините, но это вредная пища, которая очень не полезна нашим детям. Я, как мама двоих детей, которые тоже в свое время просили сводить их «Макдональдс», и как им запретишь, если это их мечта, но ведь есть ту еду, которую там продают, нельзя, это вредно для ребенка. Вреден этот белый хлеб, вредна газировка, и те бургеры, которые вкусные и так красиво выглядят — их состав совершенно неполезен. Что мы будем делать с этим? Мы точно знаем, что туда придут люди и будут есть эту вредную пищу. Результат по здоровью мы получим через несколько поколений, результат по экономике мы получим сразу. Мы получим разорение тех игроков продуктового сектора кафе и закусочных, которые сейчас есть, от которых будет сильных отток.

В. Сметанин: Можно посоветовать каждому решать самому, идти туда или нет.

Н. Осипова: Можно посоветовать каждому заглянуть в Интернет и почитать, что такое хорошо, и что такое плохо в смысле его здоровья, и подумать, во сколько лет он хочет умереть сам, и во сколько лет он хочет, чтобы умер его ребенок.

В. Сметанин: Вот так жестко завершается программа «Особое мнение». Наталья Осипова, генеральный директор коммерческого центра «Вятский». Спасибо, что были у нас. До встречи.

Н. Осипова: Спасибо вам, Владимир.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта