Роман Титов, руководитель медиахолдинга "Вятинфо"

Видео 14:34, 30 марта 2018 833 0

"Особое мнение" от 13.02.14

Роман Титов:
«2013 год прошел под знаком либерализации избирательного законодательства... выпустили Ходорковского и Pussy Riot, в Москве состоялись первые выборы с самовыдвижением. Поправки вводятся и, я думаю, будут введены не только в Кировской области... И в этой связи мне очень странно, что депутаты, чью инициативу по введению этих поправок заблокировали энное количество времени назад, вдруг сменили масть и говорят: «А мы будем против». Ну это, извините, двойные стандарты...»


Печатная версия передачи:

Ведущая — Светлана Занько

Гость — Роман Титов

С. Занько: 13:07 в Кирове, это программа «Особое мнение». Веду ее сегодня я, Светлана Занько, а напротив меня — мой сегодняшний гость Роман Титов, директор и вдохновитель информационного агентства «ВятИнфо», все его.

Р. Титов: Разве ж это про меня? Простой человек, простой журналист. Здравствуйте, рад всех вас слышать. Хочу пожелать, чтобы до конца зимы была такая замечательная, легкая, теплая погода, как сегодня.

С. Занько: Почувствовал уже весну?

Р. Титов: Почувствовал, уже который день дыхание весны в воздухе. Не дай бог заморозит, как в прошлом марте-месяце.

С. Занько: Все хорошо: дыхание весны, щебет птиц, капли мокрого снега, стекающего с крыш. Но сосульки убивают!

Р. Титов: Не ввели ведь в свое время технологию сосульки лазером срубать, как Валентина Матвиенко предлагала в Питере в свое время. Я сосулек не чувствую — там, где живу, наверное, их нет. Крыши плоские, наверное, да.

С. Занько: Понятно. Давай начнем с новости, которую дали сегодня утром всем кировские СМИ — продавать спиртное на вынос запретили у нас в Кировской области. Правительство области установило новы антиалкогольные ограничения, которые касаются ресторанов, баров и кафе. С 15 февраля нельзя будет там продавать алкогольную продукцию для употребления не на месте покупки с 23 часов до 10 часов утра.

Р. Титов: Да, тоже сегодня слышал эту новость, и, признаться, мысли о том, что в пакете законов антиалкогольного законодательства есть лазейки, пришли совершенно недавно, когда я в своем районе натолкнулся на новый формат пивной, которая работает 24 часа в сутки, в которой пиво продают на разлив. Я зашел, поинтересовался, посмотрел, и, выйдя, подумал: лазейка так лазейка. Ты не можешь купить пиво легально в киоске, не можешь купить в магазине, но в любое время дня и ночи можешь прийти, затариться «полторашками», пол-литровкам, сумками этого алкоголя и сделать все то, против чего антиалкогольное законодательство, собственно, и принимается. Телепатия у меня, что ли, или дар предвидения - и раз, такие антиалкогольные поправки принимаются. Я оцениваю это, конечно, позитивно, потому что если есть правила, если есть проблема с алкоголизацией населения, а в Кировской области она очевидна, мы все время были лидерами в округе по уровню потребления алкоголя на душу населения, то эту проблему надо решать, и решать без лазеек. Когда областная власть, полиция, когда Сергей Александрович Солодовников тратит огромные силы на то, чтобы сдержать преступность, выясняется, что тут такая «серая» зона: приходи, покупай, «догоняйся». Светлана, ни мне, ни вам не придет мысль в час ночи пойти и затариться пивком, пройдя километр от дома и километр обратно, но раз эти заведения существуют, значит, они работают, значит, у них есть клиенты, которые оплачивают им этот 24-х часовой режим работы. Значит, ночью к ним «не зарастает народная тропа». То, что их ограничат в продаже, думаю, правильно.

С. Занько: Здесь нужно уточнить: если ты пришел и взял это пиво на разлив, или купил бутылку вина, при тебе ее открыли здесь же, в баре-ресторане, что, тебя охранник остановит, если ты недопитую бутылку в пакетике с собой выносишь?

Р. Титов: Я так понимаю, что охранников на выходе нет и не будет в большинстве такого рода заведениях. Здесь, скорее, я думаю, будут меры контрольные — совместные или одиночные рейды полиции, которая будет эти нарушения фиксировать. Пока сложно об этом говорить — новость утренняя, и таких детальных разъяснений по правоприменительной практике мы пока не получили. Можно ли будет покупать пиво на разлив по-прежнему, или надо будет употреблять его только на месте? Можно ли купить десять бутылок пива в заведении, открыть их, положить в сумочку и вынести, мы тоже не знаем. Пока только теоретические рассуждения. Вот будут разъяснения со стороны соответствующих ведомств, мы узнаем. Хотелось бы, чтобы ограничения были максимальными.

С. Занько: Жесткими — не продают, и все. Хотя я помню те времена, когда были подобные запреты, и вообще приличные заведения никогда не продавали на вынос алкоголь — тоже открывали бутылку вина, и только так ты мог ее забрать. То же самое было в ресторанах в Канаде — точно так же никто не контролировал, выносишь ли ты с собой бутылку или не выносишь, и вполне себе даже упаковывали людям после вечеринке вино с собой для того, чтобы продолжить им вечер.

Р. Титов: С другой стороны, мы были с вами в разных странах, видели, что в британские пабы никто не приходит и не просит нацедить ему ведерко «Гинесса», чтобы дома пить. Культура питья есть — употребление пива в барах, с закусками и прочее. А вот культура выноса пива и употребления его в гигантских количествах дома, заканчивая тем, что такая тара, как три литра, существует только в Российской Федерации — с этим надо что-то делать. Думаю, что культуру питья можно воспитывать не только, поощряя эту культуру, но и запретительными мерами. К сожалению, иначе не получится.

С. Занько: Ты почувствовал, когда ввели эти меры — у нас постепенно, одна за другой вводятся меры антиалкогольные? Почувствовал на себе, что тебе чего-то не хватает?

Р. Титов: Абсолютно не почувствовал. Я человек, который алкоголь употребляет, который считает алкоголь в умеренных количествах элементом образа жизни, без которого было бы сложно. Но чтобы прямо «сушняк», и посреди ночи надо бежать куда-то — ни разу не было. Что я делаю не так, не знаю. Сегодня довелось с коллегами, с уважаемыми СМИшниками поспорить в Фейсбуке. Когда люди говорят, что это ограничение свободы и прочее, мою свободу это не ограничивает никоим образом. Мне кажется, коллеги здесь судят тоже виртуально, потому что ни одного алкоголика среди них замечено не было.

С. Занько: То есть, не по себе судят?

Р. Титов: Не по себе судят. А давайте вступимся за права угнетенных любителей выпить три литра пива посреди ночи!

С. Занько: Понятно. Мы с тобой с темы спиртного перейдем к тебе здоровья, спорта. Я хотела тебя поспрашивать по поводу Олимпиады в Сочи. Буквально на днях журналист lenta.ru Андрей Козенко прогулялся по павильонам. В частности, он был в павильоне «Россия Великая», где представлены все регионы. Я бы очень хотела там побывать, побывала на некоторых выставках —в основном там пищепром, типа «Золотая осень». Мне все это очень нравится, это такой «флешбэк» в детство. Я тогда, правда, была очень расстроена нашим стендом, он мне показался очень скудным, но другие стенды прямо булками-калачами-колбасами блистали. И ты как-то успокаиваешься: все хорошо. Здесь — другое, здесь спорт. Прочитав репортаж Козенко, я расстроилась. Он написал: «Богатая, как известно, лесом Кировская область скромно, но с достоинством представлены матрешками и фотоальбомами «Из Вятки с любовью». Я тогда еще не видела нашего стенда и подумала: ну что матрешки? У кого нет этих матрешек, причем тут Вятка? И тут же ты вспоминаешь великолепное открытие Олимпиады, где просто большинство кировчан было в шоке — дымковская игрушка в гигантских размерах везде и всюду. И пошла эта тема, что тут, ребята, можно было заработать столько денег. Можно было эту дымку, Вятку так прославить, инвестиции бы потекли рекой в наше область. Бац — вчера открываешь Интернет и смотришь: матрешки открываются, а внутри вот она, родная дымка. Прямо радостно!

Р. Титов: Радостно. Насколько я слышал, к нашему стенду немало иностранцев подходит, фотографируются — у нас же там дымковская барышня работает. Там продавать что-либо нельзя, но на стенде помогают слепить дымковскую игрушку. Ее лепят многие, помню, Дмитрий Анатольевич ее лепил, когда приезжал в Киров. К сожалению, в силу организационных причин, в силу секретности этого открытия никто не мог знать, что дымка там будет. Но представляете, какая радость и гордость! Этот символ, надеюсь, узнаваем не только для кировчан, но и для всех жителей России. Если мы сможем грамотно распорядиться, капитализировать это наследие Олимпиады... Жаль, что Кировскую область считают исключительно таким местом, где много леса, в том числе благодаря Навальному и прочее-прочее. Это очень ограничивает суждения. Дымка — это такая квинтэссенция. Это наша история, потому что мы помним, дымка более 400 лет назад была создана. Есть целая легенда, что Иван III селил из Устюга местное население, которое «бузило» в свое время, и их выселили в Дымку. Устюжане в своих традициях слились с местным населением, и в итоге появился такой продукт межкультурного обмена — дымковская игрушка. Серая игрушка, белая в основе, и эти яркие цветовые пятна, которые могут зимой скрасить скуку — это здорово.

С. Занько: Что сейчас нужно сделать? Я вот себе представляю, как только появились первые кадры открытия Олимпиады, это все должно было быть размножено на всех сайтах с фотографиями нашей игрушки, с ссылками на производителя, где купить, как достать, и вообще, кто-то должен заняться этим срочно и немедленно.

Р. Титов: Там же был еще интересный момент: купола Собора Василия Блаженного в середине этой группы тоже были исполнены в стилистике дымки, цветовая гамма очень близкая. Это тоже хитрая параллель — один из пределов храма Василия Блаженного был создан вятскими мастерами и посвящен вятскому святому.

С. Занько: А кто это знает?

Р. Титов: Я, как историк, знаю. Я надеюсь на то, что дымковская игрушка, которая в последние годы превратилась в такой промысел — вот он есть и есть, он занял свое место на сувенирных полках, он может получить новый стимул к возрождению на волне этого интереса.

С. Занько: Это кто сейчас, Павел Николаевич Сырцев должен этим заняться?

Р. Титов: Думаю, наши менеджеры от культуры должны подсуетиться, потому что если они не подсуетятся, думаю, наши предприниматели, если таковые есть,а они есть. В голову приходят разные мысли вплоть до футболок с изображением олимпийских колец в дымковской символике.

С. Занько: Ты представляешь, если бы было, может, это действительно правилами Олимпиады запрещено, но если бы была возможность сделать не просто павильон, где граждане всех стран знакомились с регионами России, а была бы такая ярмарка...

Р. Титов: Это запрещено олимпийскими правилами.

С. Занько: Устроили бы в Сочи, за пределами Олимпийской деревни.

Р. Титов: Кто бы знал. Очень надеюсь на возрождение дымковской игрушки именно в виде символа Вятского края. Сейчас всплывает, сразу приобретает актуальность инициатива, которая в конце того года возникла — насколько помню, двигал ее дизайнер Даниил Мамин, по разукрашиванию некоторых домов в нашем городе дымковской символикой. Если его за то раньше кто-то критиковал, может быть, даже я критиковал, то теперь этот толчок, когда символика прошла на Олимпиаде, когда 3 миллиарда человек увидели — грех не сделать, грех не воспользоваться этим для брендирования региона.

С. Занько: Должны пойти спортивные костюмы с дымковской символикой, футболки, бейсболки, шляпки из соломки, которые у нас тут тоже плетут, льняной ленточкой в дымковской расцветке.

Р. Титов: Да, потому что сувениры из Вятки в виде магнитиков, продаваемых на вокзале — это хорошо на холодильник повесить, но «живой» сувенирки мало, и мастериц мало, и само наследие, как оно будет передаваться, вызывает большие тревоги. Думаю, сейчас это надо капитализировать.

С. Занько: Надо сделать выбор между Глинышком, Истобенским огурцом и Дымкой.

Р. Титов: Как говорил Мао Цзэдун, «пусть цветут все цветы Земли», но дымке конкурентов нет.

С. Занько: Еще тема спорта. Буквально только что был «Дневной разворот», в котором опять обсуждалась ситуация вокруг «ТерраСпорта», до чего мы дошли-доехали. Та фраза, которая у меня родилась — пикеты не пикеты, цепочки живые, которые пролагают пути технике, прокуратура, задержания, Евгений Кокоулин сейчас с нами на связь выходил из отделения полиции... Что это такое? Считаешь ли ты правильным, что политики подключаются на разных этапах к этому? Сначала коммунисты, теперь «Яблоко». Никому не запрещают — это тоже граждане, у них есть своя позиция, но при этом же они все равно называют свою партийную принадлежность. Правильно это или нет?

Р. Титов: С Кокоулиным мы на эту тему спорили. Не то чтобы это был спор — он позвонил по телефону, мы с Женей давно хорошо знакомы, не все его взгляды я могу разделять, это мое право. Он спросил мое мнение по поводу этой ситуации. Я сказал, что я не согласен с методами, которыми эта ситуация развивается со стороны инициативной группы и точно не согласен с подключением партийных организаций. Это вредит самим гражданам, которые инициативную группу создали. Если на начальном этапе подключились коммунисты, мы видим, что на сегодняшний момент они из этой ситуации вышли, и митинг, который был заявлен, по-моему, две недели назад был посвящен другой проблематике. Сегодня идет явная маргинализация протеста. «Яблоко» «Яблоком», но давайте посмотрим, к каким политическим организациям относятся другие люди, которые сегодня активно комментируют эту тему, которых задерживает полиция и которые «рулят» этим процессом не месте. Это анархисты, люди из организации «Автономное действие», которую некоторые эксперты считают экстремистской. Когда люди хотят всего лишь решить свою задачу по сохранению какой-то территории, по ее развитию, вдруг на их стороне начинают выступать люди с яркими политическими оттенками-окрасками — я считаю, что это точно вредит делу. Есть большое количество людей, которые пытаются сделать политический капитал на ситуации. Мне бы хотелось верить, что убеждения и идеалы все же другие у тех политических сил, которые подключаются, но жизненный опыт не дает мне возможность такие суждения принимать. Ситуация пошла по пути, по которому она не должна была идти — это маргинализация, это действия, которые находятся на грани закона. Полиция уже вынуждена действовать в рамках соблюдения закона, когда она полностью встанет на полностью строителей спортивного комплекса, тогда, думаю, протест просто станет вне закона. Я понимаю граждан, понимаю их обеспокоенность, озабоченность. Откуда они находят время посреди рабочего дня протестовать? Кто эти люди?

С. Занько: Пенсионеры, студенты могут быть.

Р. Титов: Мне вообще сама ситуация не очень понятна. Точнее, понятна, и вызвана отчасти тем, что в этом районе практически нет спортивных кружков и секций, но зачем протестовать против строительства спорткомплекса, цены на абонементы в котором будут сильно дешевле, чем в других спорткомплексах Киров — по-моему, цена будет 1200, это не очень дорого, это точно те деньги, которых стоит здоровье людей.

С. Занько: Скажи тогда, кто и где прокололся, может быть, из представили властей, администрации, допустив подобный взрыв людского негодования?

Р. Титов: Мы как-то говорили даже на эту тему. Я считаю, что люди начинают активно действовать в той ситуации, когда у них мало информации. По строительству этого комплекса информации было объективно мало. Активная работа с населением началась после того, как «гайки» завернулись, и критическая ситуация перешла в активную фразу. Это пиар, которого, к сожалению, на начальном этапе не было. Если бы был — возможно, все было бы по-другому. Точно также ситуация развивалась вокруг строительства бизнес-центра в сфере на углу Профсоюзной. Люди возмутились тогда, когда появился забор, а они не понимали, что будет за этим забором происходить. Такие ситуации должны планироваться заранее. К сожалению, тут городская власть, я считаю, прокололась.

С. Занько: Должна работать информационная служба. Следующее, что я хочу с тобой обсудить. Наш вчерашний эфир «Дневной разворота» мы специально собрали, чтобы понять, как относятся депутаты к тем поправкам в избирательное законодательство Кировской области, которые презентовала Ирина Верзилина в понедельник на комитете перед депутатами в свете выборов, которые надвигаются. Поправки, как нам пояснила Ирина Геннадьевна, были оправданы тем, что прошлой весной четыре закона по избирательному законодательству новые вышли, и законы также, как теперь и поправки, были направлены на демократизацию избирательного законодательства. В том числе эта демократизация включает в себя возврат нормы самовыдвижения. Мы опросили глав наших фракций и выяснилась такая ситуация КПРФ и ЛДПР против возврата этой нормы...

Р. Титов: В то время как год назад они выступали «за», насколько я помню.

С. Занько: При этом «эсеры» и «Яблоко», несмотря на то, что их нет в ОЗС, «за». До «единороссов» мы не смогли дозвониться. Как ты считаешь, ограничит ли этот пункт, если его примут, возможности кандидатов от партий в выборной кампании? Я хочу это понять.

Р. Титов: Я думаю, что не ограничат, потому что у партии есть аппарат на местах, есть сторонники, есть члены этих партий, которые могут выполнять функции активистов на период этих выборов. У большинства партий, представленных в ОЗС, а также тех, кто там не представлен, есть депутаты в территориальных органах на местах. Как бы законодательство не менялось, партии имеют определенный приоритет и перевес в возможностях выполнить требования, которые избирательное законодательство вводит. Я точно не склонен оценивать эту ситуацию, как говорят некоторые «горячие головы», как действия в интересах конкретного кандидата и тому прочему. Люди добрые, у нас 2013 год действительно прошел под знаком либерализации избирательного законодательства и либерализации вообще. У нас под конец года выпустили Ходорковского и «Pussy Riot». У нас в Москве состоялись первые выборы самовыдвижения за последние годы, в которых имел возможность принять, и, считаю, провел успешно кампанию совершенно оппозиционный кандидат Алексей Навальный. Поправки вводятся и будут введены не только в Кировской области. Это веяние, которое идет с прошлого года и оно идет по стране. В этой связи мне очень странно, что депутаты, чью инициативу по введению этих поправок заблокировали некоторое время назад, вдруг масть сменили и говорят, что будут против выступать. Это, извините, двойные стандарты. Вы за эту норму выступали, почему вы вдруг передумали? Если вы чего-то боитесь — я так понимаю, бояться нечего. Если вам не нравится какой-то из кандидатов — это ваше право, но опять же двойные стандарты. Как принимать под себя, так вы молодцы, а как принимать в рамках общего процесса в стране, так вы против. Мне это странно. Думаю, уж кому боятся не надо, так это партиям, а демократизация очевидна, потому что каждый человек, который пройдет по ослабленной нижней планке федеральных норм... Есть же «коридор», который федеральным законом определяется — сбор подписей и так далее. Мы идем по нижней планке. Эти нормативы сможет выполнить любой вменяемый кандидат в губернаторы. Я уверен, что таковые будут, и таковых кандидатов могли бы не быть, если бы действовало предыдущее законодательство, которое ограничивало права простых граждан в выдвижении на пост губернатора, сегодня же этих норм нет. Сегодня говорится о том, что на избирательных участках будут видеокамеры, будут прозрачные урны. Сегодня процесс виден и понятен. Пространство для фальсификации сокращается до предела. Я за эту норму, и не очень понимаю, почему какие-то из фракций выступают против.

С. Занько: ЛДПР тоже употребила словосочетание «двойные стандарты». Когда мы хотели, не приняли, а когда-то кто-то хочет, его принимают.

Р. Титов: Подождите, а кто не принял? Сами депутаты его и не приняли. Как можно кого-то обвинять в двойных стандартах, если решения на Заксобрании принимает депутатский корпус методом голосования. Если не приняли, значит, на тот момент вы сами не протащили эту инициативу, не проработали до конца, не убедили ваших политических оппонентов в том, чтобы она была принята. Это же демократия, и на этот раз будет абсолютно демократическая процедура. Люди сами будут решать, пройдет эта инициатива или нет. Где двойные стандарты? Я вижу двойные стандарты только в непоследовательном отказе голосовать, причем раньше вы были за эту инициативу.

С. Занько: Это особое мнение Романа Титова, руководителя медиахолдинга «ВятИнфо». Сейчас мы прервемся на короткую рекламу, после чего вернемся в студию.

Реклама.

С. Занько: Продолжается программа «Особое мнение». Наш сегодняшний гость Роман Титов, руководитель медиахолдинга «ВятИнфо» продолжает его высказывать. Меня зовут Светлана Занько. Мы перейдем к теме детей, патриотизма, воспитания, истории — все вместе. В связи с теми событиями, которые произошли в Москве, со стрельбой в московской школе, где мальчик пришел и расстрелял своего педагога и полицейского, и не знаю, что делал потом, долго ждал чего-то — он даже сам до сих пор не озвучил, чего ждал тогда.

Р. Титов: Сигнала из космоса, я думаю.

С. Занько: В связи с этим много различного рода обсуждений, много инициатив, понятно, что поднимался вопрос об оружии, и ты говорил уже в эфире об этом. Сейчас еще одна инициатива — обязательный осмотр у психиатра предлагают проводить с младенчества, и сделать его также обязательным и в школах. С таким предложением выступил глава Государственного научного института судебной и социальной инициативы им. Сербского Зураб Кекелизде. По его словам, введение в детских садах должности психолога, но еще и предмета прикладной психологии с 3 класса в школы позволит избежать трагедий.

Р. Титов: Я боюсь, уважаемый ученый как-то спутал в одну кучу психологов и психиатров, потому что психолог — это человек, не имеющий медицинского образования, применительно к школе это прежде всего педагог, который владеет навыками психологии, а психиатр — это квалифицированный сотрудник, который получит медицинское образование. Здесь как-то все в кучу. Единственное, что я хочу добавить: обязательное психиатрическое обследование школьника в возрасте до 17 лет уже существует, точно проводится в некоторых регионах страны. Там диапазон — 3, 5, 8 и дальше, но поскольку российское законодательство ограничивает права врачей в этом плане, то все эти психиатрические обследования проводятся в школах исключительно с письменного согласия родителей. Многие родители отказываются, опасаясь, что если у их детей найдут какой-то диагноз, это окажет негативное влияние на их жизнь, но мне в этой ситуации чуть-чуть не понятно: если ваш ребенок болен, то вы хотите об этом знать, даже если это изменит его жизнь, или вы хотите пребывать в неведении, пока не случится вот такая трагедия?

С. Занько: У меня есть ощущение, что большинство родителей как раз желают пребывать в неведении, и это не сейчас случилось, потому что стыдно в нашем обществе, когда ребенок болен.

Р. Титов: Врачебную тайну, в том числе применительно обследования детей в школе, никто не отменял. Эти данные попадут только к родителям, к опекунам, и согласование лечения тоже будет проводиться исключительно по согласию родителей.

С. Занько: Я начала эту тему, хочу объяснить, что я имею в виду. Хорошо, вводят обязательное психиатрическое обследование. Приходит психиатр, разговаривает со школьным или детсадовским психологом. Они в идеале должны вести некую историю и ребенка, и работу с родителями. Если у нас введут эту норму, если будет приходить психиатр, также, как сейчас в школах происходит — психолог делает определенные тесты, выдает из родителям, вкратце говорит, что это может значить, и дальше сам же поясняет, как же это проследить в развитии — я не могу следить, не могу с вами взаимодействовать, я один на всю школу. Здесь с психиатрами то же самое. Они выдают родителям заключение, рекомендацию, соблюдая врачебную тайну, а дальше?

Р. Титов: Психиатр не будет просто выдавать рекомендацию. Психиатр — это врач, врач обязан лечить пациента в идеале, и в идеале лечить не только ребенка, но и родителей педагогически. Психиатрические отклонения ребенка — это заслуга не только школьных нагрузок, но и той среды, в которой он растет. Мне не очень понятны механизмы, как это будет реализовываться детально, пояснений нет, но я точно знаю, что будет вестись дело на каждого ребенка, будет вестись анамнез во временной прогрессии. Если у ребенка находятся отклонения, то это не значит, что ему сразу хлорпромазин назначат и превратят его в овощ. Страшно то, что сегодня детям, которые испытывают большие нагрузки в школе, и это может приводить в отклонениям, лечение назначают сами родители, из-за того, что боятся к психиатру обратится. Действий препаратов надо отслеживать во времени, их должен назначать и отслеживать врач. Такие ситуации, которых мы пока не увидели, можно предотвратить, как эту безумную стрельбу в московской школе. Это не 100%-ное решение проблемы. В США с 1950 года ведется психиатрическое обследование детей в школах, стреляют по-прежнему, но вопрос, на который, наверное, нет ответа – а этих случаев, если бы не было психиатрической диагностики, было больше или меньше? В Америке 6 миллионов детей находятся на психиатрическом учете и получают препараты психиатрического цикла. Возможно, если бы этих детей не лечили, ситуация была бы намного хуже, они бы шли, стреляли, прыгали и прочее. Думаю, что психиатрическая помощь и поддержка должна решить проблему подростковых суицидов, этих странных эпидемий, которые через Вконтакте передаются — мы уже видели групповые самоубийства, прочие вещи. Сейчас эту инициативу начинают подавать как некую тоталитарность или еще что-то. У детей в школе сегодня гигантские нагрузки по сравнению даже с нами. Невозможно просто в голове удержать все то, что от тебя требуют в школе, вне школы, кто-то должен отслеживать, все ли в порядке с твоей головой, это для твоей жизни очень важно.

С. Занько: Вообще непонятно, как в России проводятся исследования по этому вопросу. Мы постоянно говорим о том, что Интернет искажает сознание ребенка, телевидение искажает сознание, ребенок только в этом и живет, школа большую нагрузку дает, родители не обращают внимание… Где исследования? Где то, после чего можно сделать какой-то вывод и комплексную программу разработать?

Р. Титов: Думаю, что статистические исследования появятся после введения общей психиатрической диспансеризации детей. Когда будет общая статистическая база, когда будет база по отклонениям, по наиболее частым причинам появления этих отклонений… Исследования так просто, из ниоткуда не появляются. Если будет создана правильная служба психиатрической помощи, мы и получим результаты, которые позволят эту деятельность корректировать в дальнейшем. К сожалению, психологические отклонения и заболевания – это факт сегодняшнего дня. Чем раньше их обнаружат, тем меньше шансов, что дело дойдет до стрельбы и до других менее значимых, но не менее опасных отклонений.

С. Занько: Такая многогранная тема, здесь можно обо всех гранях говорить, и о семье, и об участковых, и о социальных службах - обо всем. Думаю, что мы этой теме посвятим один из «Педсоветов родителям» и там ее обсудим более широко с разными специалистами. В государстве предложили законодательно защитить российскую историю. Председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков предложил принять закон о защите российской истории, сообщает Интерфакс, по его мнению, в России и за рубежом есть много желающих исказить нашу историю, нашу точку зрения на исторические события. Пушков полагает, что уголовная ответственность за оправдание советской и нацистской оккупации, введение которой обсуждает Латвия, направлена против России. Напоминаю также, что летом 2013 года глава комитета Госдумы по безопасности Ирина Мировая предложила ввести уголовную ответственность за критику войск антигитлеровской коалиции. В общем, со всех сторон, и с нашей стороны обсуждают уголовную ответственность за нашу точку зрения на историю, с латвийской стороны обсуждают уголовную ответственность за искажение их точки зрения на историю… Понимаешь, что происходит сейчас?

Р. Титов: Это нормальный геополитический процесс, как мне кажется. Вопрос в том, что если мы говорим о ситуации о Великой Отечественной войне и о том, что было за несколько лет до нее и после, то здесь наша точка зрения есть правильная точка зрения. Так получилось, мы эту войну выиграли, мы понесли тяжелейшие потери, понесли экономические потери в том числе по восстановлению отбитой у фашистов территории той же Прибалтики, той же Молдавии, той же Украины. Давайте вспомним, как встречали советских воинов в странах бывшего Варшавского блока, когда освободители на танках въезжали туда, в Прибалтике, в Молдавии — в условиях абсолютного безвластия люди выходили с цветами, люди встречали наших воинов, благодарили, плакали за освобождение. Сегодня идет психологическая война на многиз фронтах, искажается не только история, искажается реальность сама. Я с интересом слежу за Олимпиадой не только с нашей стороны, но слежу и за тем, что публикуется в западных СМИ и в блогах и слежу за комментариями. Понимаете, людей можно дурачить неработающими двойными унитазами, забитыми биатлонистами, или бобслеистами дверями до бесконечности, но люди не дураки. Любая статья как начинается — «Возвращение российского фигурного катания», «Русские снова добились успеха», но в стране притесняют ЛГБТ-сообщества, в стране тоталитаризм и прочее, прочее. Люди пишут в комментариях, не русские, а те же американцы - «Вы что, нас пытаетесь за идиотов держать?». Идет попытка коррекции реальности применительно к Олимпиаде. Попытки коррекции истории в Прибалтике идут давно, ан Украине, извините, используют зверства белогвардейцев — вот, жертвы голодомора показываем, вот, Советы такие жестокие. А вы знаете анекдот: Советы зверски оккупировали многие страны, оставляя после себя школы, заводы… Это было на самом деле. Не было оккупации! Было помощь, было освобождение. Оккупация была гитлеровская. Ставить на одни весы истории преступления фашистского режима и то, что оставляли после себя советские люди — свободу, образование, это хуже Шендеровича.

С. Занько: Скажи мне, пожалуйста, все-таки введение уголовной ответственности за критику войск антигитлеровской коалиции?.. В свете того, что еще единый учебник истории будет принят.

Р. Титов: Единый учебник истории точно необходим, точно необходима государственная концепция истории, я за это неоднократно в Интернете, и в этой студии говорил. Это был один из вопросов, который я хотел задать на пресс-конференции Путина в Москве, то необходимости создания единой концепции. Это в том числе и для детей, чтобы дети наши читали учебники и понимали…

С. Занько: А уголовная ответственность за то, что не так, как в учебнике истории?

Р. Титов: В некоторых странах есть уголовная ответственность за отрицание Холокоста —объективного преступления нацистского режима, которое было. Людей, которые критикуют сам факт Холокоста, уголовно наказывают. В этой связи уголовная ответственность за отрицание преступлений фашистского режима в России мне кажется абсолютно очевидным. Более того, надо наконец-то надавить, поставить сапог на голову и все гидре фашистской, которая дома свастикой расписывает и прочее. Извините, в стране, которая выиграла войну, понесла потери, это… Порой жалеешь, что нет принудительной психиатрической госпитализации, если обращаться к теме, которую мы раньше обсуждали. Да, нужна уголовная ответственность, я считаю.

С. Занько: Спасибо. Это было особое мнение Романа Титова, руководителя медиахолдинга «ВятИнфо». Еще раз спасибо за твое особое мнение. Я прощаюсь с вами. Меня зовут Светлана Занько. До новых встреч.

Р. Титов: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта