Владимир Журавлев, депутат Кировской городской думы

Видео 14:34, 30 марта 2018 538 0

"Особое мнение" от 12.02.14

Владимир Журавлев:
«Если бы я стремился стать главой города — да, возможно, меня здесь знают и узнают. Я, к сожалению, не узнаваем в области. А не надо забывать, что у нас почти миллион четыреста тысяч населения, в городе проживает всего пятьсот тысяч»


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Владимир Журавлев

В. Сметанин: Все верно, начинается программа «Особое мнение». Добрый день, меня зовут Владимир Сметанин. Гость нашей студии, чье особое мнение мы сегодня услышим, это Владимир Журавлев, депутат Кировской городской Думы. Владимир Вениаминович, добрый день.

В. Журавлев: Здравствуйте.

В. Сметанин: Давненько вы у нас не были. Если не ошибаюсь, впервые в этом 2014 году.

В. Журавлев: Совершенно верно.

В. Сметанин: Ну что, я думаю, чаще будем встречаться.

В. Журавлев: Надеюсь.

В. Сметанин: Был бы повод. Напомню для наших слушателей, что на нашем сайте http://echokirova.ru/ есть не только есть не только аудио, но и видеотрансляции, кроме того, анонсы «Особых мнений», которые ну нас выходят в эфир в понедельник, во вторник, в среду, в четверг. Они заранее выкладываются, можете посмотреть, кто придет, и, соответственно, задать вопрос этой персоне. Ну что, сразу перехожу к вопросам, если позволите. Начну с одной из крупнейших аварий, которая произошла у нас в области, это авария на железной дороге в Нововятске. До сих пор там сохраняется режим чрезвычайной ситуации. Уже собираются комиссии, в том числе независимые комиссии по оценке причиненного ущерба. Как вы думаете, в этих условиях, в связи с тем, что случилось, как себя должна повести городская власть, что предпринять?

В. Журавлев: Вы знаете, Дмитрий Николаевич Драный не собирал депутатов по этому вопросу, не просил помощи. Соответственно, я думаю, что они сами справляются. И мне сейчас сложно давать какие-то оценки, насколько правильные действия администрации города или, например, я знаю, что губернатор там выезжал, смотрели. Раз не просят, пока не комментируют, значит, пока вроде бы справляются. Я также вижу это из газет, из информации на сайте администрации города, из информации правительства области. Понятно, что виноватых вроде бы на территории Кировской области нет, т. е. это железная дорога, это федеральный игрок, монополист. Насколько действовать правильно, грамотно – не знаю, не мне судить, я не знаю ни регламентов, ни правил. Но вроде бы идет эта техногенная катастрофа, от которой не застрахован сегодня никто.

В. Сметанин: Ну, в ходе обсуждения этого вопроса выяснилась тема такая больная, она давно уже существует в нашем городе. Оказывается, значительная часть из пострадавших, чьи гаражи там, собственно, сгорели, и автомобили, и имущество сгорело, они не были должным образом оформлены. Т. е. вот стихийно они возникли на этом месте, и всё. Вас эта тема интересует? Нужно ли что-то продолжать делать в этом направлении, сносить эти гаражи, не сносить? Администрация регулярно предупреждает об этих вещах. Нужно ли в какое-то правовое поле это выводить?

В. Журавлев: Я однозначно за то, чтобы это выводить в правовое поле, но ведь нужно отметить (кто юристы – это понимают), что в правовом поле в том числе находится и законодатель. Те люди, которые в течении долгого срока, вроде бы не имея разрешения и каких-то документов, но пользуются, имеют право фактическое и т. д. Юриспруденцией часто это начинает признаваться как за возникновение права.

В. Сметанин: Собственности?

В. Журавлев: Да. Традиция, практика так поступать и т. д. Это тоже один из источников права, который законодательно может, условно говоря, быть признанным, правовым, правовой деятельностью и т. д. И я все-таки склонен, чтобы государство в нашей стране, правительство области, города, федеральное правительство все-таки поворачивалось к людям, а не к закону. Т. е. когда выгодно себе, они говорят: «Ребят, это незаконно». Когда невыгодно, они поворачивают в другую сторону. Но слава богу, в последнее время, я смотрю, особенно с приходом президента Путина, что власть начинает поворачиваться лицом к людям. И это и Дальний Восток, и, помните, проблема на юге у нас была, т. е. выплаты всем, выплаты в полном объеме и т. д. Несмотря на то, что вроде бы федеральный бюджет принадлежит всему народу, люди не против когда, в России особенно, когда кому-то плохо, мы готовы помогать. И мы это понимаем. Здесь нужно, я считаю, сделать не так, как по закону (мы не в Германии живем, и у нас чиновники не те, которые в Германии, честные и т. д.), а нужно поступить по существу, по жизни. И если действительно у людей не было разрешения на этот гараж, но если была фактически машина, человек пользовался много лет, признать эти права, и если компенсировать (тем более компенсация будет не правительства области, а я думаю, что железная дорога, федеральная структура), по пусть компенсируют. Я за людей.

В. Сметанин: Ну, возможно, граждане-то сами тоже не должны, не могут дремать в этой ситуации, да и вообще в ситуации любой угрозы. Вот накануне у нас прозвучало мнение главного редактора «Бизнес новостей» Олега Прохоренко по этому поводу. Он считает, что все-таки нужно страховать свое имущество, предвидеть те риски, которые могут возникнуть, ну а мы, это национальная у нас особенность, традиция, мы надеемся на авось, и вот пока, что называется, не клюнет петух, ничего не делаем.

В. Журавлев: Но вот я, например, не считаю, что у нас есть национальная особенность в разгильдяйстве и т. д. Я в свое время в Германии по президентской программе учился целый год, был знаком близко достаточно с немцами, и ничем от нас не отличаются. Другое дело, что сформирована вот эта формула правового поведения в голове, так это ведь не безусловный рефлекс, а это условный рефлекс, который вырабатывается в обществе под действием со стороны, например, властей, других общественных организаций, учреждений, воспитательных, образовательных и т. д. Это формируется. И вот здесь как раз влияние власти и действия власти должны быть последовательными, конструктивными и системообразующими. Всё. Мы, русские, по крайней мере проживающие в Кирове, мы – европейцы по своим цивилизационным вещам. Единственное – ведем себя нецивилизованно. В этом всем разница, но это поправимо, это воспитание, это можно за одну жизнь все изменить.

В. Сметанин: Так что, по вашему мнению, по большому счету не стоит делить нас и Европу

В. Журавлев: Однозначно нет, и это мое прочувствованное заключение. Другое дело, я с вами, Владимир, полностью согласен как экономист в том, что нам нужна страховая система, это подушка безопасности. И я считал и считаю, что страхование, знаете, квартир, от того, когда вода пробегает от жителей верхних, когда что-то загорелось в квартире. Во-первых, это общественные деньги, которые, мы знаем, что страховые деньги никуда не деваются, даже если фонд не израсходован, там 90% идет государству в виде налогов, если фонд не израсходован. Поэтому эту систему страхования во всех сферах надо развивать. И чем она будет более развитой и массовой, тем дешевле страховка. И когда человек сталкивается с какой-то проблемой или бедой, у него есть подушка безопасности.

В. Сметанин: Хорошо, переходим к другой теме, тоже весьма значимой для вас. Я знаю, министерство промышленности и торговли на днях разослало в регионы рекомендации по поводу

того, что не нужно сносить нестационарные торговые объекты, киоски, попросту говоря, до вступления в силу схемы размещения НТО. Это что, означает некую победу, в том числе у нас, в городе Кирове? Ассоциация защиты прав малого и среднего бизнеса во главе с Валерием Туруло сколько уже бьется на протяжении последних лет. Это повод вздохнуть спокойно или это все-таки так.

В. Журавлев: Нет, я считаю, что это не какая-то победа, а это, я считаю, правда восторжествовала и логика развития ситуации, ситуации в нынешней социально-экономической ситуации. Получается, что Валерий Николаевич, Антон Долгих, Дмитрий Русских, Владимир Журавлев были правы, когда отстаивали права на эту торговлю. Просто меня поражают местные чиновники, почему я их критикую, и областную власть, и городскую, у них самих уровня компетенции не хватает, но они не привлекают других людей в качестве экспертов. Тем более уж святое. Трое из мной перечисленных являются депутатами. Вы привлеките, мы готовы возглавить эти комиссии, выработать правила. Зачем эта конфронтация – непонятно. И я считаю, вообще в цивилизованном обществе после того, как Минпромторг выпустил это письмо, господин Драный, который упирался, должен добровольно подать в отставку. У нас должна быть честь профессиональная. И он откровенно… и я ему это в лицо говорил при нашей беседе с глазу на глаз, т. е. мы ведем сейчас какие-то встречи, я ему говорил, что это его ошибка и он рано и или поздно поплатится за это. Восторжествовала правда и логика, мы ничего не придумали.

В. Сметанин: Вот у меня вопрос. Собственно, вот вы произнесли слово «некомпетентность чиновников», которые принимают решения. Как вообще некомпетентный человек может занимать такую должность? Кто ему это позволяет вообще?

В. Журавлев: Я, например, всегда говорил, что я ратую за отставку главы администрации, губернатора нашего критикую за то, что они и сами не могут, и не могут организовать. Я, например, сам тоже не семи пядей во лбу, но если есть, я на своих предприятиях привлекаю экспертов, не стесняюсь. А люди, у них что, или самомнение, или нет опыта, хотя я, например, считал и считаю, что Никита Юрьевич, например, у него интеллект выше среднего, но в области управления он не совсем компетентный, не совсем хватает опыта, недостаток опыта. Что такое не компетенция у исполнителя власти? Это недостаток опыта. Так привлеките, привлеките этого же Туруло.

В. Сметанин: Что бы мы могли подсказать в этой ситуации? Как раз-таки привлечение экспертов?

В. Журавлев: Да-да, экспертов. Привлекайте – вот весь вопрос, и не будет никаких проблем и претензий. Я считаю, что проблемы с НТО в городе – это проблема того, что Дмитрий Николаевич и сам не смог эту проблему решить, у него было свое мнение как у дорожника: очистить улицы от всего, - неправильно это, мертвый город. И второй момент то, что непонятное слово на 10:27 областью, я считаю, что Никита Юрьевич поручил Георгию Николаевичу Мочихину заниматься этим НТО, так-то должен быть закон об НТО на уровне области принят, город может какие-то правила разрабатывать, но они бывают не совсем такие легитимные. А ведь есть еще проблема: в Кирове мы можем решить вопрос, а есть Чепецк, есть Слободской, есть Котельнич…

В. Сметанин: Соглашусь с вами. Мы тут как-то концентрируем внимание на областном центре, но районные центры, крупные города с большим населением.

В. Журавлев: Законы издает только правительство области, город – подзаконные акты, это мы четко должны понимать.

В. Сметанин: А вот эти эксперты извне, они независимыми экспертами, на ваш взгляд, могут быть, или они все-таки должны работать в команде чиновничьей, общей команде, чтобы в случае чего разделить госответственность?

В. Журавлев: На самом деле, я уже и Дмитрию Николаевичу не раз предлагал, даже Никите Юрьевичу, вы… Ведь есть эксперты разные: есть те, которые критикую, критикуют просто – и все, есть на федеральном уровне такие политики.

В. Сметанин: Баламутами назовем их.

В. Журавлев: Да-да. А я могу за себя, например… Или вот как их, Яценюк, знаете, на Украине, он не готов стать премьер-министром. Ну, я к примеру говорю, это как раз чисто политики, я не осуждаю их. Вот, кстати, что касается лично меня, я неоднократно Дмитрию Николаевичу предлагал возглавить, например, разные комитеты и комиссии, но меня просто торпедируют, понимают, что я просто там выведу на чистую воду всех, и не совсем приглядно тогда, может быть, будет выглядеть администрация города. В частности, например, когда, знаете, был вопрос, на городской Думе рассматривался, кого назначить председателем комитета антикоррупционного городской администрации…

В. Сметанин: Даже есть такой?

В. Журавлев: Да. Оппозиция предложила меня, мою кандидатуру, но на самом деле почему-то городская Дума в лице Единой России все сделала для того, чтобы не сделать. И знаете, кто у нас является председателем? Владимир Васильевич Быков.

В. Сметанин: Как неожиданно.

В. Журавлев: Если мы хотим бороться с коррупцией, то мы должны бороться, а не делать вид. Эта имитация, эта мимикрия власти нынешней просто раздражает, и раздражает людей. И на что они рассчитывают…

В. Сметанин: Все-таки по поводу нестационарных торговых объектов, что же будет в дальнейшем? Как, по-вашему, будет развиваться ситуация после рекомендации Минпромторга? Это все-таки рекомендация, к которой можно прислушиваться или не прислушиваться, это не директива.

В. Журавлев: На самом деле, я знаю, что такое эта рекомендация. Будут сделаны и оргвыводы, потому что это федеральное правительство берет под свою защиту эти ларьки, берет просто предпринимателей. Мы с самого начала видели эту проблему в том, мы соглашались с Дмитрием Николаевичем, я с ним соглашался, я сам противник того, чтобы торговали сигаретами, пивом круглосуточно…

В. Сметанин: Ну, пивом уже не торгуют и сигаретами уже не торгуют.

В. Журавлев: … перцовыми настойками тоже круглосуточно. Но я предлагал переформатировать, ведь есть у нас проблема с федеральными сетями: мелкие наши производители хлеба, молока, колбасы, они не могут войти в федеральные сети, и это совершенно другой качественный продукт. Я предлагаю: места, где стояли ларьки, они уже ходовые, и это очень важно в розничной торговле (кто занимается – то понимает), и давайте мы переформатируем – и вместо ларьков появятся мини-магазины. В частности, в архитектуре городской Ириной Васильевной были приняты четыре вида этих павильонов, это стекло, пластик. И когда Дмитрий Николаевич говорит, что ларьки портят архитектуру, городской пейзаж, я согласен с этим, а эти мини-магазины способны во многих местах изменить. И самое главное, в отличие от ларьков, эти мини-магазины должны

находиться в спальных районах, а не на центральных улицах, где нет или далеко находятся продуктовые магазины. У нас загруженность магазинами в центре более сильная, а Юго-западный, Лепсе, Филейка… магазинов там не так много, поэтому павильоны могли бы сыграть положительную роль. Во-первых, социальные цены, во-вторых, это качественный экологический продукт, потому что от производителя, и плюс это рабочие места, занятость. Мы убиваем даже не двух зайцев, а четырех зайцев. Но почему-то Дмитрий Николаевич не могу это понять и услышать. Может быть, это письмо Минпромторга ему поправит тот взгляд, который у него есть на сегодняшний день.

В. Сметанин: А насколько могла бы быть вообще доступна эта продукция в этих небольших павильонах? Потому что качественное, экологически чистое – это всегда наталкивает на мысль, что это все очень дорого.

В. Журавлев: Нет, смотрите, какая ситуация. Мы говорим про свою сеть, у нас есть, но я не буду говорить, чтобы не было рекламы, и на колбасном заводе, у нас и молочный комбинат есть, у нас есть четыре своих хозяйственных, назовем их колхозами, т. е. это СПК. Во-первых, мы можем торговать с небольшой наценкой, где мы торгуем. Во-первых, нужно сказать, что в федеральных сетях на колбасу и на мясные изделия наценка 45-50% за счет скидок, рокировок, «дайте нам скидку 25%» - «нет таких скидок» и т. д. В итоге наценка получается 45-50%.

В. Сметанин: Т. е. если колбаса стоит 200 рублей…

В. Журавлев: Да, она будет 300 стоить. У нас же 11% наценка от оптовых цен, т. е. колбаса будет стоить 220 рублей. Плюс я вам хочу сказать…

В. Сметанин: Подождите, ведь размер наценки регулируется законодательством.

В. Журавлев: Нет, пока в России этого нет, в Германии есть регулировка розничной наценки, оптовой наценки на продукты питания, притом даже по группам. Это и есть влияние государства. Мы в рынок не вмешиваемся, участники производят, а мы устанавливаем нормы. И без этого рулежа… Кто-то мне скажет, что это не рыночных механизм, пусть посмотрят экономику Германии, Дании, Голландии, Швеции, Финляндии, Норвегии, они этим регулированием занимаются – то, что я называю социальным государством или фактически это социалистическое государство, принципы.

В. Сметанин: 11% вы сказали, да?

В. Журавлев: Да, 11%. И я хочу сказать, что, например, в сети мы поставляем, начинается от тридцати суток колбаса, в нашей собственной сети колбаса 3-5 дней. Мы понимаем, чтобы было от тридцати дней – это и упаковка другая, это и консервация, и добавки всевозможные, чтобы сохранить вкус и качество продукта – вот и все.

В. Сметанин: Я предлагаю в этой предпринимательской теме остаться все-таки. Еще в конце прошлого года Никита Юрьевич, отчитываясь об итогах 2013, заявил, что наша область находится на первом месте в Приволжском федеральном округе по развитию малого предпринимательства. На днях появились данные Кировстата о том, что да, действительно, малое предпринимательство у нас развивается довольно активными темпами, и основная ниша, куда приходят эти люди, это небольшая торговля, небольшие магазинчики, небольшие павильоны, небольшие кафе и т. д. Для вас это положительное явление, вы действительно это замечаете?

В. Журавлев: Я не обладаю этими статистическими данными. Да, я слышал об этом. Мне трудно делать какие-то заключения, могу только сделать только один вывод – это точно не заслуга власти исполнительной, не заслуга губернатора, не заслуга главы администрации, который делает все,

чтобы бизнес из некоторых сфер убрать. Это, прежде всего, реклама, общественный транспорт, нестационарные объекты и т. д. И ничего не делается, чтобы что-то развивать, кроме, может быть, «Гордормостстороя» или отдельных МУПов, в которые вкладываются деньги. Это не совсем правильно. Фактически это начало не совсем понятной для меня политики. Нет системы. Выстройте систему, дайте форму, тогда я буду понимать, куда мы двигаемся. Если такое есть, это показатель… Как если есть отраслевое строительство экономики, это я как экономист говорю, ну, промышленность, сельскохозяйственная, то тогда развивается средний бизнес, если это производство. Малый бизнес – это услуги, сервис, а куда деваться людям? - У нас была бы крупная безработица. Я читал исторические книги: народ у нас на Вятке купеческо-ремесленный, у нас и промышленность появилась после того, как в Киров были эвакуированы из Питера, из Нижнего Новгорода крупные заводы, Великая Отечественная война помогла – мы с такими ремесленно-торговыми традициями. Во все и развивается скорее традиционно. К сожалению. Хотелось бы выстраивать уже на современном уровне промышленное производство и сельское хозяйство.

В. Сметанин: В результате этого отстаем, разрыв увеличивается по сравнению с западными странами.

В. Журавлев: Конечно. Поэтому радоваться этому нет смысла в сегодняшней ситуации.

В. Сметанин: Законы менять?

В. Журавлев: Нужно не законы менять – законов достаточно. Нужно менять команду, приводить людей дела, которые будут развивать промышленность и сельское хозяйство. Все остальные разговоры – в пользу бедного. Помните, у нас в конце прошлого года Никита Юрьевич отчитался перед Путиным, что мы построили рекордное количество жилья. Действительно, миллион квадратных метров, но это тоже заслуга частного бизнеса и неотрегулированного сектора, который в моем понимании есть, сектор строительства немножко ведет себя нагловато, но опять же, позволяет действующая власть. Мы посмотрели нормы, на которые власть кивает: на миллион жилья нам необходимо 4800 мест в детских садах и примерно 5200 мест в средних школах. За эти 5 лет построено новых 450 мест в дошкольных учреждениях.

В. Сметанин: Т. е. два детских сада?

В. Журавлев: Я по местам, потому что норма выражается в местах.

В. Сметанин: Я имею в виду Киров. Два детских сада.

В. Журавлев: Да, я про Киров говорю. И при этом 500 всего мест в средней школе. Так, Никита Юрьевич, это социальная инфраструктура: детские сады и школы.

В. Сметанин: Одно тянет за собой другое.

В. Журавлев: Одно тянет другое. А почему не строим? Вопрос, я считаю, сейчас однозначно в законе есть – это организационная работа власти. Встречайтесь со строителями. Мы прикидывали, например, по «Солнечному берегу», так вы добавьте 1000 рублей на квадратный метр, вложите в строительство, государство, сделайте это, договоритесь со строителями, введите это в условия освоения этой земли – и детский сад появляется на микрорайон, появляется школа. Добавьте ещё 2000 – появляется школа. Почему мы строим новые микрорайона, не планируя детских садов и школ? И почему граждане не требуют этого? Вот это задача исполнительной власти, и это претензия к Никите Юрьевичу.

В. Сметанин: А если ещё автомобильные стоянки, парковки вспомнить…

В. Журавлев: Да. Следующий вопрос – это парковки. И нам очень важно введение коэффициента, когда, знаете, пятно застройки есть, вводится коэффициент вводимой площади жилой и сколько должно быть машиномест. Это тоже проблема, это следующая проблема. К власти претензий много. Главное, я вижу, как это можно сделать, мало того, меня всегда упорство власти поражало, потому что они сами не могут, так привлеките тех людей, которые готовы работать, например, я бы, может, и не критиковал бы власть, а сейчас запахивал бы там и говорил: «Ребят, готов взять ответственность и тянуть эту лямку». По сельскому хозяйству, по ЖКХ проблем очень много, и они не решаются.

В. Сметанин: На ваш взгляд, власти по-прежнему будут себя так уперто вести и не считаться с мнениями людей, которые являются специалистами в этих отраслях? Чем это чревато?

В. Журавлев: Во-первых, я не призываю к революции, я считаю, что в революции не выиграет ни одна из сторон. Может быть, запад выиграет, потому что Россия начинает слабеть, т. е. между собой народ и власть не могут договориться, это известный конфликт, который в истории Древнего Рима описан, в древнегреческой мифологии и т. д. Власть должна сделать выводы. Я думаю, что должна появиться совесть у людей: если ты не справляешься, зачем идти на второй, на третий, на четвертый сроки и т. д. И нам нужно более строго спрашивать. Я сейчас понимаю, что, например, Никиту Юрьевича исполняющим обязанности назначили, но ведь проблема-то общая. У меня есть люди, с которыми я общаюсь в администрации президента, это не высшее, но среднее звено, с которыми мы ведем мониторинг, мы общаемся, они четко говорят, что у нас в Кирове нет нормальных политиков, которые смогли бы пойти на должность губернатора и т. д. Все, кто хочет, они неприемлемы. Власть, к счастью, понимает, и многие кандидатуры, которые я проговаривал, они говорят: «Ну что вы, что вы!» Мы это тоже понимаем.

В. Сметанин: Давайте прерву вас, в теме выборов грядущих губернаторских мы чуть позже вернемся. У нас сейчас перерыв, пара минут.

В. Сметанин: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Владимир Сметанин, и особое мнение сегодня Владимира Журавлева, депутата Кировской городской Думы. Продолжим. Давайте к теме выборов. В январе была дискуссия по поводу итогов губернаторского срока Никиты Белых. Вы на этой дискуссии заявили, что не прочь стать председателем правительства Кировской области, но вы сказали, что Никита Юрьевич где-то в окружении должен остаться. Я не понял, что вы имели ввиду.

В. Журавлев: Я этим подчеркнул, что я, например, не чистый политик, я хозяйственник, тяготею всегда, наверное, к практике. Я готов занять должность, например, председателя правительства области, потому что у меня есть программа развития сельского хозяйства, экономики. Она уникальна, она была принята в Москве, на комитете по государственному сельскому хозяйству. Она, кстати, была презентована губернатору и Алексею Алексеевичу Котлячкову, кстати, Алексей Алексеевич Котлячков ее воспринял. Там упор делается на организационную работу, на конструктивную работу выстраивания структур именно правительством области. Я готов поработать и дать, что за три года я сделаю такое-то и даже за это ответить.

В. Сметанин: Три года? Я думал, гораздо дольше.

В. Журавлев: За три года очень многое можно сдвинуть процесс. Во-первых, если перестраивать сельское хозяйство, то это 10 лет, это связано с сезонностью сельского хозяйства, год важный длится недолго, говорят, месяц кормит год, - примерно то же самое, потом нужно восстанавливать племенное стадо, это раз, вести селекционную работу в растениеводстве. На это нужно примерно 10 лет, чтобы мы могли свои семена районированные снова давать хозяйствам, которые дают наивысший эффект, и плюс племенное стадо. Племя – это сложный процесс, примерно тоже нужно будет 10 лет. Но основы будут заложены, а там время покажет, т. е. я не ухожу.

В. Сметанин: Вы выступаете за разделение этих должностей, губернатора и председателя правительства?

В. Журавлев: Да, в моем понимании как человека, который знает, что такое государство, теория государства и права, эта история накопила с Древней Греции, Древнего Рима, в моем понимании при нынешней ситуации однозначно нужна или президентская республика (у нас президентская форма правления в России) и в области должен быть губернатор, но губернатор сегодня председатель, представляет исполнительную власть, а ему нужно стать третьей силой, «над схваткой». Во-первых, он себя выудит из-под удара, каждодневные эти вопросы, совещания и т. д., он мог бы заняться политикой, он мог бы заняться стратегией и т. д. Но вводится должность председателя правительства области, т. е. появляется исполнительная власть, появляется законодательная и появляется губернатор как третья сила, которая может выступать арбитром. В принципе, когда есть определенные споры и конструктивная работа между законодательной властью и исполнительной, то это в некое движение вперед, и губернатору проще. Сейчас все шишки валятся на него, когда появляется председатель правительства, он говорит: «Слушай, да я хорошо. Вот есть председатель правительства Иванов, вот он не вырабатывает». Он может из менять хоть каждый год.

В. Сметанин: Вы, похоже, ситуацией этой пользуетесь, шишечек ещё добавить в сторону губернатора?

В. Журавлев: Я всегда и Дмитрию Николаевичу говорю, а с Никитой Юрьевичем у нас нет диалога, к сожалению. Да, сейчас проще критиковать исполнительную власть, когда он занимается конкретным делом, а я вроде бы стою в сторонке, ну, в качестве депутата, на своем рабочем месте я тоже занимаюсь реальной работой. Мне проще критиковать, так ты тогда прислушивайся. И то же самое к Никите Юрьевичу, это нормальный процесс, только человек должен быть реальный, которым смог бы потянуть эту лямку. Который смог бы одновременно и собрать рабочий блок, который бы мог тянуть и ЖКХ, и сельское хозяйство, и промышленность – их надо решать в комплексе. Это важный компонент.

В. Сметанин: Сегодня в «Дневном развороте» мы обсуждали возможность самовыдвижения кандидатов на грядущих губернаторских выборах 20 февраля. Собрание наше областное будет голосовать, решать, быть самовыдвиженцам или не быть. Вы в этом вопросе какой точки зрения придерживаетесь?

В. Журавлев: Во мне всегда здравый смысл, я не совсем политик, я все-таки здравомыслящий человек. Чем чреваты самовыдвиженцы? Вроде бы демократично. Но сегодня когда у нас у многих людей нет рамок, нет границ, полезет всякая, откровенно говоря, шушера, не те люди которые смогут быть губернатором. Нужно быть реалистом.

В. Сметанин: Но ведь там есть фильтр определенный, 5% муниципальных депутатов плюс полпроцента избирателей.

В. Журавлев: На самом деле, это, наверное, неплохо, потому что быть губернатором не может человек простой, взял и захотел. Должен быть опят, человек должен показать себя. Ну уж не совсем все депутаты какие-то плохие, все равно что-нибудь… Мне кажется и хочется верить, что это лучшие люди, раз их избрали, особенно одномандатники, поэтому совсем плохого человека, который по крайней мере не сможет эту лямку тянуть, они не выберут. Хотя практика, к сожалению, такая есть. Но фильтр определенный, наверное, необходим, чтобы не было… не секрет, что там бывают не совсем уравновешенные люди могут заявиться на пост губернатора, которые и близко управлением не занимались. Нужна какая-то стабильность, нужен реальный человек. С другой стороны, когда эти партийные ограничения, та система, которая сегодня есть, - это тоже неправильно. Т. е. тут должна быть золотая середина.

В. Сметанин: В виде чего?

В. Журавлев: В виде сдержек и противовесов. Тут идеального нет. Конечно, можно смотреть на опыт других стран, европейский, американский, можно на советский опыт смотреть, но ведь нужно что-то и свое родить на земле Вятской, посмотреть в реальности, как тут логика движений, какие традиции. И попытаться в рамках законодательного поля эти нюансики сделать, которые позволили бы максимально демократично выбрать депутата.

В. Сметанин: А если бы была норма самовыдвижения кандидата, примерили бы ее на себя?

В. Журавлев: Я не скрываю... Я депутат еще около двух лет, но я привык заниматься какими-то хозяйственными вопросами, практическими. Если уж выступать, так выступать. Я не могу просто сидеть и молчать, когда я знаю, что могу сделать лучше, конкретнее, притом во многих отраслях. И я не скрываю, что сейчас появляются предложения мне попытаться выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора, к чему я отношусь нормально. Это реальность, и если я выступаю, то должен уметь и отвечать за слова.

В. Сметанин: Т. е. фактический ответ – да?

В. Журавлев: Нет, я скажу реалистично. Наверное, если бы главой города – да, возможно, меня здесь знают, узнают. Но, к сожалению, я не узнаваем в области, не надо забывать, что у нас почти миллион четыреста населения и всего в городе проживают под пятьсот тысяч, т. е. две трети населения области, меня там не знают. И я человек команды, я понимаю, что губернатор (и в этом ошибка Никиты Юрьевича, он попытался привести там каких-то людей, но это мало), чтобы стать губернатором, в моем понимании, нужно привести – четкий расчет – 200 управленцев, а сегодня этого нет ни у кого, ни у губернатора, ни у остальных кандидатов. Мы всех их знаем, они на слуху, которые хотели бы занять. И в моем понимании как практика, человека привязанного, я понимаю, что надо объединяться всем. Двести на ключевые посты, причем независимо от принадлежности к партии, какой-то социальной группе, люди, которые должны быть государственниками, т. е. работать на область, на регион – вот тогда можно сварить кашу.

В. Сметанин: Просто не могу не задать этот вопрос, потому что интересно услышать ваш ответ по этому поводу. Накануне стало известно, ну, пока официально пресс-служба Единой России эту информацию не подтвердила, но один из справедливороссов Константин Мошуренко, руководитель фракции этой партии в заксобрании положительно высказался по этому поводу. Речь о том, что, возможно, на губернаторских выборах кандидатом от Справедливой России будет выдвинут ваш коллега по гордуме Антон Русских.

В. Журавлев: Вы знаете моё скептическое отношение к Антону Русских как к депутату городской Думы. Поясню четко свою позицию. Во-первых, он не ходит фактически ни в одной рабочей группе, почти не бывает ни на одной рабочей группе, где он в том числе является членом. Даже не на все заседания городской Думы, он часто пропускает под благовидным предлогом, я это не оспариваю, но зачем шли тогда в депутаты, если вы не работаете? Второй вопрос: у человека пусть две судимости были погашены, последняя судимость – говорю как юрист – шесть лет ниже нижнего предела – за то, что он фактически мошенническими действиями, не правовыми вывел 25 млн., нанес ущерб бюджету города. Теперь идет депутатом, притом по партийным спискам.

В. Сметанин: Ну, это информация общедоступная.

В. Журавлев: Да, ситуация простая. Я не понимаю, если это слухи, я знаю, что его главой города пытались сделать… может, это все-таки слухи. Неужели у Антона Михайловича не хватит здравого смысла оценить реальность этого положения.

В. Сметанин: Ну, хорошо, т. е. на ваш взгляд, это совершенно не та кандидатура, которая могла бы претендовать на этот пост.

В. Журавлев: Я считаю даже, что даже депутатом быть ему просто должно быть стыдно за все те действия, которые он сделал.

В. Сметанин: Три минуты у нас остается. И я бы хотел вернуться к делам нашим городским. В начале января опять грянул гром, стройка, о которой мало кто знает, информация то ли скрывается, то ли замалчивается. Я имею ввиду строительство в овраге Засора. На январском заседании городской Думы вообще вопрос поднимался? Депутаты спрашивали, вы лично спрашивали, что там вообще такое происходит?

В. Журавлев: Знаете, действия воспользовались новогодними праздниками, мы этот вопрос пропустили. Я сам читал, у меня куча вопросов. Нет конкурса утвержденного… Это проблема администрации города и лично Драного Дмитрия Николаевича, когда он… понимаете, у него что-то в голову пришло, и он, не всегда проработав это законодательно, как директор маленького хозяйствующего предприятия, начинает действовать. Вы – городская администрация, где гарантия, что вы делаете лучше? Сколько вы, Дмитрий Николаевич, еще пробудете на этом посту? Зачем свое видение без совета с общественностью… да, это долго, пусть уйдет год, два, но давайте мы примем нормальное решение, почему за всех и за весь город решает Дмитрий Николаевич, тем более, в моем понимании, у него карт-бланша от населения нет. Т. е. по законной схеме выработал и сказал: «Я его предложил», а правительство области – это комиссия, где господин Быков и т. д., но депутаты не участвовали в выдвижении кандидатуры, они лишь утверждали ее. Я был противником Дмитрия Николаевича из-за того, что не хватает ему компетенции для главы администрации, это мое мнение.

В. Сметанин: Но в вашей компетенции задать вопрос…

В. Журавлев: Вопрос однозначно задам, будем разбираться. Так же как у меня есть вопрос по тому, сейчас там отбирают землю и Морозова, якобы под строительство. Кто это определяет, кто решает?

В. Сметанин: Речь идет о «Хлыновских палатах»?

В. Журавлев: Да, о «Хлыновских палатах». Плюс, я знаю, что там землю якобы вывели вторую половину, которую у Морозова отрезали раньше, тот район старого ипподрома, передали муниципальному предприятию ДК «Космос», где депутат городской Думы, мой коллега Иван Строев. Зачем ДК «Космос» большой участок земли? У нынешней администрации города и тех, кто возглавляет городскую Думу, есть какие-то вещи, которых то ли недопонимают, то ли ими кто-то руководит, но я считаю, что они однозначно вредят городу.

В. Сметанин: Опять мы пришли к некомпетентности власти, на ваш взгляд

В. Журавлев: К сожалению. И я буду критиковать до той поры, пока или не придут нормальные люди, или люди просто не начнут действовать, как должен глава администрации: собрать общественность. Та же самая система по дворцу-мемориалу, на общественность просто плюют. И как, например, Никита Юрьевич продавливает тот проект, собирается идти на выборы губернатора без решения этого вопроса.

В. Сметанин: К сожалению, заканчивается по времени программа «Особое мнение». Благодарю нашего гостя Владимира Журавлева, депутата Кировской городской Думы. Спасибо, спасибо. До новых встреч. До свидания.

В. Журавлев: До свидания. Спасибо.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта