Сергей Коротков, а/к "Оренбуржье"

Видео 14:34, 30 марта 2018 538 0

Интервью от 06.02.14

Сергей Коротков:
"... Население Оренбургской области имеет возможность прилететь из поселков области в Оренбург и в Орск. Зимой 3 раза в неделю, летом 5. Местные (ред.: авиарейсы) являются доступными населению. Тариф из любого районного центра до Оренбурга составляет 700 рублей..."

Печатная версия передачи:

Ведущая – Светлана Занько

Гость – Сергей Коротков

С. Занько: 13:05 в Кирове. Это программа «Интервью». Меня зовут Светлана Занько. Мой сегодняшний гость – Сергей Коротков, коммерческий директор авиакомпании «Оренбуржье». Добрый день, Сергей.

С. Коротков: Здравствуйте.

С. Занько: Очень приятно вас видеть в нашей студии. Вы – первая ласточка среди перевозчиков, которые работают с аэропортом «Победилово» здесь, в студии.

С. Коротков: Мне тоже приятно, спасибо.

С. Занько: Вдвойне. Давайте начнем со знакомства, Сергей, потому что мы, когда готовились к программе вчера, не могли найти вашу фотографию в Интернете, сейчас вас сфотографировали, чтобы наши слушатели знали, с кем имеем дело, с кем я сегодня веду беседу. Вы – коренной оренбурженец?

С. Коротков: Да, я родился в Оренбурге, вырос и учился там. По образованию – лингвист-переводчик.

С. Занько: Что вас занесло в авиакомпанию?

С. Коротков: В авиакомпанию изначала меня занес иностранный язык – это первое, что было и привлекало, там можно было развернуться, работая заграницей в авиакомпании «Оренбургские авиалинии». Это давало хорошую практику и возможности. Это было чисто случайно – я попал в авиацию случайно. Далее все пошло интересно. Я поработал представителем авиакомпании, затем пробовался в роли инженера, не имея инженерного образования, работал логистом там же, но при разделении аэропорта и «Оренбургских авиалиний» я решился попробовать поработать в коммерции. Мне предложили коммерческую сферу – таким образом я очутился на этом посту.

С. Занько: Знаете, какая интересная вещь. Когда я читала различные материалы по авиаперевозкам внутри ПФО, об авиакомпании «Оренбуржье» нашла следующие сведения: «единственный новый участник программы развития рынка авиаперевозок – авиакомпания «Оренбуржье», созданная на базе государственного аэропорта Оренбурга, начало полетов в которой было приурочено к старту программы». Все ли верно в этой информации, которую я сейчас озвучила?

С. Коротков: На самом деле, немножечко было не так. Изначально на базе аэропорта создавалась региональная компания, безо всяких участий в каких-либо программах по инициативе Оренбургской области, администрации, в том числе губернатора была поставлена задача открыть те маршруты, которые были потеряны в советское время. Это не только региональные перевозки по Приволжскому округу, но и местные перевозки, так как Оренбургская область очень большая, в советское время летали по области. Именно с этой целью была создана авиакомпания «Оренбуржье». Однако сложилось так, что появилось на свет постановление правительства РФ о субсидировании перевозок. Авиакомпания «Оренбуржье» заинтересовалась, приняла участие в пилотном проекте, в принципе, успешно.

С. Занько: Давайте немножко уточним. Когда была создана авиакомпания «Оренбуржье»? нужно сказать, что это государственное унитарное предприятие, по инициативе областного правительства оно было создано.

С. Коротков: На самом деле, компания была создана в 2013 году. Был выбран тип самолета чешского производства, «Л-410», и в феврале мы получили первые три самолета.

С. Занько: На какие средства они были приобретены?

С. Коротков: Они были приобретены на средства аэропорта, но с поддержкой государства, то есть, администрации Оренбургской области. Далее, в апреле и мае мы получили еще два самолета. Таким образом, на сегодняшний день наш парк состоит из пяти самолетов «Л-410». Помимо этого у нас еще есть малая авиация.

С. Занько: Малая авиация – это те самые старые советские самолеты, которые летали внутри области. В Кировской области тоже была такая ситуация, все вспоминают, горькими слезами обливаясь, что это когда-то было. И они у вас действуют?

С. Коротков: У нас это сохранилось, все это действует. Мало того, мы открыли местные перевозки по области – тоже при поддержке администрации. Здесь уже у нас действует внутреннее постановление о субсидировании перевозок. Население Оренбургской области имеет возможность прилететь из поселков Оренбургской области в Оренбург и в Орск – это еще один наш областной центр довольно крупный.

С. Занько: Я с удовольствием бы выделила пару минут на этот вопрос, поскольку уверена, что огромное количество людей в Кирове заинтересовано в этом. Сколько районов Оренбургской области сейчас охвачено внутренними перевозками?

С. Коротков: В данный момент мы летаем в семь районных центров.

С. Занько: А с какой частотой совершаются полеты?

С. Коротков: По зимнему расписанию мы летаем с частотой три раза в неделю, а летом где-то порядка пяти.

С. Занько: Местные жители могут летать по области и могут летать в соседние регионы, не только в ПФО, но и за его границами, и кроме того, у вас есть международные рейсы.

С. Коротков: Да, есть и международные рейсы. Стоит отметить, что опять же при поддержке области местные перевозки являются доступными населению.

С. Занько: Доступными насколько?

С. Коротков: Доступнее не бывает, наверное. Как пример – тариф с любого районного центра до Оренбурга составляет всего 700 рублей.

С. Занько: Вот сейчас мы задумались об этом, потому что в свете того, что сокращается и железнодорожное сообщение, количество электричек уменьшается, наше правительство задумывается о том, как компенсировать это автоперевозками. Понимаем, что все равно это не 700 рублей, однако, если есть необходимость – а Оренбургская область большая, как и Кировская, она тоже не маленькая, есть необходимость прилететь в центр или куда-то дальше, то 700 рублей – вполне подъемный тариф. Вы сказали, что эти авиаперелеты частично компенсируются бюджетом. Какой части?

С. Коротков: Бюджетом заложена компенсация - практически 70%.

С. Занько: Вели ли вы уже статистику за прошедший год, какое количество ваших земляков воспользовалось вашими внутренними рейсами по Оренбургской области?

С. Коротков: Если учесть тот факт, что мы начали местные перевозки с октября прошлого года, то есть, мы проделали огромную работу по восстановлению посадочных площадок в районных центрах – это заняло немало времени, и мы начали летать с октября. Мы перевезли с того времени порядка двух тысяч человек.

С. Занько: То есть, еще и площадки восстановили?

С. Коротков: Да, опять же при поддержке администрации области площадки в районах были восстановлены.

С. Занько: Я все равно хочу углубиться в этот вопрос еще. Вот есть площадка в каком-либо районе Оренбургской области, как она обслуживается? Что необходимо, чтобы там было? Там есть взлетно-посадочная полоса, какой-то обслуживающий персонал? Как это выглядит?

С. Коротков: На сегодняшний момент требования к посадочным площадкам такие же, как к аэропортам, то есть, там должна быть своя взлетно-посадочная полоса, которая должна регулярно чистится, ограждение периметровое, служба безопасности, полиция, служба досмотра, служба перевозок – все в полном объеме, и, грубо говоря, небольшие терминальчики в виде вагончиков, где пассажиры проходят регистрацию. Все так же, как в аэропорту.

С. Занько: Очень интересно. Авиакомпания в Кирове работает все-таки в рамках федеральной программы региональных перевозок в ПФО, там тоже есть компенсация со стороны бюджета – 50%. Насколько мне известно, до этого момента у нас было сообщение с Самарой, потом оно прекратилось. Сейчас оно снова восстановилось, буквально с этой неделе. Сегодня была большая презентация в аэропорту. Скажите, как долго велись переговоры с аэропортом «Победилово» и возникали ли в процессе переговоров какие-то сомнения о том, что нужно это авиасообщение налаживать?

С. Коротков: Скажу так: у нас были сжатые сроки по открытию рейса, потому что в рамках постановления действуют жесткие условия субсидирования. Если компания что-то нарушает, что субсидирования никакого не получаем. Поэтому были поставлены жесткие сроки, и в пределах двух недель мы организовали полностью совместно с аэропортом «Победилово», прошли всю процедуру, необходимую для того, чтобы начать плодотворное сотрудничество и открыть рейсы сюда, в аэропорт.

С. Занько: Сложностей не было?

С. Коротков: Сложностей как таковых не было. Все было доступно, легко. В процессе, может быть, что-то где-то нужно наладить, но, думаю, со временем мы это уладим.

С. Занько: Это действительно очень высокая скорость налаживания взаимоотношений. Это все заслуга программы по ПФО, я так понимаю?

С. Коротков: Ну да.

С. Занько: Правильно расставлены приоритеты. Рассматриваете ли вы возможность открытия в других направлениях, других авиалиниях с вылетом из Кирова? Заглядываете ли вы так далеко?

С. Коротков: В принципе, любая компания заглядывает далеко. Могу сказать, что мы рассматриваем любой аэропорт, который может поддержать этот проект и дать авиакомпаниям утерянные связи между городами ПФО, и не только ПФО. В принципе, цель этого постановления в том, чтобы установить те советские связи между городами, которые были утеряны.

С. Занько: Если правильно я поняла про развитие этой программы по ПФО, изначально была предложена некая сетка полетов, из каких городов и куда, и те компании, которые подавали заявки на участие в проекте, так или иначе были вынуждены вписываться в эту сетку. Я не знаю, на самом деле, расширяется ли она сейчас, планируется ли ее расширение. Остались ли свободные маршруты и как вы на это смотрите?

С. Коротков: На сегодняшний день свободных маршрутов нет. На самом деле, цель постановления и субсидирования состоит не в том, чтобы увеличить маршрутную сеть за счет субсидий, а наоборот. Я поясню. Получается, что авиакомпания при поддержке государства начинает летать, раскатывает рейс, пассажиров становится все больше и больше, соответственно, следующим этапом со стороны правительства будет полностью уход от субсидий, авиакомпания встает на самоокупаемый рейс, который пользуется спросом, а правительство в свою очередь смотрит на другой маршруты, субсидирует тот, что еще не раскатан.

С. Занько: Это примерно также, как обстоят дела в США. Это модель действует и действовала. Правительство собирается действовать в том же направлении, но только пока в ПФО. Пока неизвестно, когда этот проект будет транслироваться на другие регионы, насколько я знаю.

С. Коротков: Сейчас есть еще одно постановление о межрегиональных перевозках. Там предусмотрена модель «хаб» – крупного узлового аэропорта, с помощью которого можно осуществлять перевозки в регионы. Такие перевозки тоже субсидируются, и авиакомпания «Оренбуржье» выполняет тоже такие перевозки. У нас есть рейсы «Екатеринбург – Оренбург». Здесь Екатеринбург является крупным узловым аэропортом, и Оренбург как региона. Данная сеть субсидируется, есть постановление 12.42.

С. Занько: То есть, Екатеринбург является узловым аэропортом, тем самым «хабом», о котором вы сказали, и дальше уже из него можно осуществлять другие рейсы. А Приволжский федеральный округ сам нуждается в таком узловом аэропорте?

С. Коротков: В принципе, в ПФО уже сейчас прослеживается. На мой взгляд, их три сейчас: Уфа, Казань и Самара. Если посмотреть на карту Приволжского округа, то сразу видно, что эти три аэропорта находятся в центре и для авиакомпаний, которые рисуют свою маршрутную сеть, становится понятно, что именно это те опорные точки, в которые нужно летать и из которых нужно вылетать.

С. Занько: Вы заговорили о спросе, о том, что когда авиакомпания раскрутит маршрут, когда наполняемость самолетов достигнет точки, что будет приносить прибыль, или хотя бы выйдет на самоокупаемость, соответственно, этот рейс передается уже в коммерческое пользование авиакомпании, и дальше правительство будет смотреть на другие направления. Давайте заострим свое внимание именно на наполняемости, на спросе. Буквально недавно мой друг «постил» фотографии, где два человека летело в самолете из Казани в Самару, и также с пересадкой дальше. Это очень низкая наполняемость, и мы много об этом говорили. Когда, вы думаете, наполняемость самолетов достигнет той самой точки окупаемости и вообще дальше коммерческой выгоды?

С. Коротков: Здесь уже за нас подумало правительство. То постановление ПФО действует в течение трех лет.

С. Занько: Правительство рассчитывает, что в течение трех лет будет настолько раскручен?

С. Коротков: Да, и в принципе, все компании с ним согласны, что три года – достаточный срок, чтобы полностью выйти на самоокупаемость.

С. Занько: Насколько велика вероятность, что этого не произойдет, что население все-таки не станет летать?

С. Коротков: Такая вероятность есть, она не исключена, но самой первой причиной может быть какой-нибудь кризис, как это уже было после 1990-х годов. В принципе, что-то другое не может помешать авиационному бизнесу.

С. Занько: Расскажите мне, пожалуйста, какие усилия прилагает авиакомпания, для того, чтобы раскручивать свои рейсы, и должен ли аэропорт прилагать усилия, чтобы у населения того региона, в котором находится аэропорт, возникло понимание, что перелеты – это доступно, что это хорошо, что мы можем летать с какой-то периодичностью, раз в год хотя бы. Я имею в виду не бизнес-туристов, и не тех туристов, которые способны платить любые деньги за перелеты, а население в целом.

С. Коротков: Безусловно, идеальный маршрут – это тот маршрут, в котором задействованы и аэропорт, и авиакомпания. Аэропорт в том смысле, что он предоставляет пассажиру качественное обслуживание, транспортную доступность, так как у нас большинство аэропортов находятся далеко от города, поэтому если пассажир уверен, что он не опоздает на рейс, прибудет вовремя, и его обслужат как подобает, то со стороны авиакомпании это безопасность перелетов, которые она предлагает, и также качество обслуживания на борту. Если все это совместно работает, что маршрут может считаться идеальным, и человек всегда будет пользоваться им.

С. Занько: И для этого нет необходимости в дополнительной информации, в какой-то инфраструктуре, услугах, рекламе?

С. Коротков: Конечно, без этого сейчас никуда.

С. Занько: Как распространяется информация в аэропорте, в Самаре, например? Что мы можем там видеть? Я в Самаре не была никогда

С. Коротков: Дают поддержку через Интернет, на сайтах аэропортов появляется первая информация. Также сейчас в аэропортах есть всяческие рекламные конструкции, которые позволяют давать какую-то информацию о компании, открывшей рейс, ну и различная печатная продукция – это минимум, который может дать аэропорт. Все остальное – это уже СМИ в городах, то есть, радио, телевидение, те же Интернет-порталы, социальные сети.

С. Занько: Судя по всему, ваша компания рассчитывает на то, что программа перевозок по ПФО (и ее развитие в России) все-таки уложится в те сроки, в те расчеты, которые правительство в нее заложило. Сейчас компания прибыльно работает?

С. Коротков: Компания на данный момент, с условием субсидирования – да.

С. Занько: Работает прибыльно, с этим проблем нет, вы от нас не откажетесь в ближайшее время, как это уже бывало в нашей истории. Вот пройдет три года, или два, например, и вы по-прежнему будете сконцентрированы на внутренних перевозках, или вы смотрите дальше? Может быть, сезонные какие-то перевозки – на юг, на Кавказ?

С. Коротков: Любая компания стремится к росту. В авиации не должно быть застоя, то есть, есть какая-то маршрутная сеть, и все, на этом остановились – тогда авиакомпания не будет прибыльной никогда. Рост подразумевает какие-то нововведения в компании. Первое – это, конечно, рост воздушного парка, судов, но не однотипных, а тех, которые могут летать на среднемагистральные маршруты и на дальнемагистральные.

С. Занько: В связи с этим немножечко про авиапарк. Сейчас у вас чешские самолеты. Какие самолеты планируете покупать в будущем? Только ли иностранного производства или рассматриваете и наши, российские самолеты?

С. Коротков: На самом деле, в бизнес-плане нашей компании предусмотрено развитие парка и увеличение пассажировместимости. В 2015 году мы планируем при хорошем раскладе приобретение судов 70-80 кресел. То есть, на данный момент мы уже ведем переговоры с лизинговыми компаниями, подыскиваем наиболее оптимальные воздушные судна…

С. Занько: Все-таки, это иностранные?

С. Коротков: Мы сейчас рассматриваем и иностранные, и российские суда. Скажем, российско-украинский «АН-148». Естественно, выбор упадет на тот самолет, который оптимально подойдет и в котором будет экономика.

С. Занько: 70-80 посадочных мест – такие самолеты требуются для каких направлений?

С. Коротков: Эти самолеты будут летать на маршрутах, которые превышают 2000 км, от 1500 до 4000 км.

С. Занько: Давайте уточним. Маршрут нашего кировчанина, который вылетает из аэропорта «Победилово» до Самары, например, и уже сейчас он может сесть на какой-то самолет и улететь за рубеж из Самары?

С. Коротков: Да, естественно.

С. Занько: Он может сделать это из Казани, может сделать это из Перми…

С. Коротков: Из Уфы – из любого города, где есть среднемагистральные и дальнемагистральные авиаперевозчики.

С. Занько: Вы думаете, у аэропорта «Победилово» есть перспектива открытия собственных международных авиалиний?

С. Коротков: Я думаю, у любого аэропорта есть такая перспектива.

С. Занько: Что для этого нужно?

С. Коротков: Во-первых, нужно создать условия для авиакомпаний так, чтобы им было интересно зайти на этот рынок. Международные перевозки – это таможенные, пограничные процедуры. В России с этим тяжело, скрывать не будем, это занимает большой промежуток времени. Это неудобство как для пассажиров, так и для перевозчиков. Если у перевозчика идут постоянные задержки, то он начинает сомневаться, почему и из-за чего. Причины, как правило, в наших недоработанных структурах. Если взять в пример Запад, то там сейчас все налажено, все делается для того, чтобы пассажир находился в аэропорту минимальное время. Я надеюсь, что мы когда-то тоже придем к этому, и люди почувствуют, что они могут минимизировать время, потраченное в аэропорту и пользоваться перевозками не только внутренними, но и международными.

С. Занько: Сейчас ваше личное мнение – имеет ли смысл такому аэропорту, как «Победилово», планировать развитие международных перевозок, лицензироваться, вкладываться в это, или возможно в течение ближайших пяти лет, может, вы обозначите какой-то временной период, сконцентрироваться на развитии чего-то другого?

С. Коротков: У «Победилово» уже есть первый шаг – это региональные перевозчики, которые сейчас приходят. Для крупных компаний региональный перевозчик тоже своего рода «магнит». Как правило, региональные перевозчики заключают контракты, соглашения с крупными перевозчиками, и регионалы «подвозят» пассажиров под крупных перевозчиков, подстыковывают время, все делают для того, чтобы пассажир почувствовал, что он в минимально короткий срок может добраться до места назначения. Поэтому «Победилово» уже сделало первый шаг. Дальше остается не только с их стороны, но со стороны региональных перевозчиков помочь аэропорту развиваться в направлении международных перевозок.

С. Занько: То есть, здесь важны стыковки. Даже если мы сейчас не говорим о международных перелетах из аэропорта «Победилово», летим в другие крупные аэропорты, то здесь очень важно, какое время выделяется для посадки этого самолета, и этот вопрос, во сколько мы прилетаем в Самару и что мы можем там увидеть, куда полететь дальше, насколько удобное это время – я попрошу вас ответить после короткого перерыва.

Реклама.

С. Занько: Возвращаемся в студию. Я сегодня веду интервью с Сергеем Коротковым, коммерческим директором авиакомпании «Оренбуржье». Мы остановились на том вопросе, насколько удобно время прилета из Кирова в Самару для того, чтобы попасть на стыковочный рейс и продолжать свое движение по стране или за рубеж. Мы прилетаем в Самару в два часа по московскому времени. Если это просто частный полет, ничего страшного, для бизнеса – не очень, хотя правильно вы мне в перерыве сказали, что или 32 часа на поезде – нужно выбирать. Наверное, и для стыковочных рейсов, для дальнейшего передвижения тоже не очень.

С. Коротков: Да, здесь можно говорить о том, что наша сеть построена таким образом… Я уже говорил про три узловых аэропорта – это Самара, Уфа, Казань. Мы старались построить маршрутную сеть так, чтобы привозить пассажиров в эти крупные города утром, а увозить вечером, потому что все перевозчики стремятся летать либо в дневное, либо в вечернее время. Это не прихоть компании – это перевозчики подстраиваются под пассажиров. У авиакомпании не всегда получается сделать все рейсы удобными, и поэтому приходится где-то чем-то жертвовать. Можно сказать так6 если человеку все-таки нужно улететь, он полетит. Авиакомпания, увидев, что есть спрос на направление, в следующий сезон обязательно поменяет время.

С. Занько: То есть, битва за время в сетке прилета-отлета имеет свою логику: чем больше наполняемость самолета, тем более выгодное время авиакомпания может предоставить для этого рейса. Давайте поговорим о безопасности полетов, безопасности тех самолетов, на которых мы сейчас летаем в Самару. Вы говорите, что это чешский самолет. Сколько там мест, как давно он производится, какова надежность, как мы его оцениваем?

С. Коротков: Чешский самолет «Л-410» производится еще с советских времен. Чехи в этом плане молодцы – они сохранили то достояние, в отличие от России, которое у них было. На сегодняшний день самолет «Л-410» соответствует всем международным требованиям. В нем стоит самое современное навигационное оборудование. Безопасность этих самолетов на высшем уровне. Авиакомпания «Оренбуржье» получила все самолеты 2013 года выпуска, то есть, самолеты все абсолютно новые, все регламенты и технические обслуживания самолеты проходят также вовремя. В нашем аэропорту «Оренбург» мы имеем техперсонал, обученный, который имеет все сертификаты и лицензии на проведение технического обслуживания данных самолетов. На сегодняшний день при пяти воздушных судах мы имеем 25 экипажей, на данный тип воздушного судна. Сегодня у нас есть огромный резерв летчиков, которые могут заменить своего товарища в любой момент.

С. Занько: Как это удалось авиакомпании? Мы помним прекрасно разбирательства после страшной трагедии в Казани, когда все СМИ писали, эксперты говорили, что абсолютно утрачен летный состав вообще по всей России, совершенно нет командиров кораблей, непонятно, что с техническим составом, непонятно, что с обслуживающим составом, который на земле находится… А вы сейчас говорите, что при 5 самолетах – 25 экипажей?

С. Коротков: Да, это действительно так. Я уже упоминал о малой авиации, которая есть в парке. Именно оттуда большая часть экипажа пришла на «Л-410». То есть, люди переучились, люди обучались в сертифицированных учебных центрах – это Сасовское училище в Рязанской области. Вторая половина летчиков обучалась непосредственно в Чехии, в Куновицах.

С. Занько: В это вкладывалась сама авиакомпания?

С. Коротков: Да, все вложения были со стороны авиакомпании. Действительно, такое количество экипажей позволяет нам сейчас говорить о дальнейшем росте авиакомпании. Удалось собрать такое количество летчиков именно благодаря малой авиации и той технике, которая, как это ни плачевно звучит, была списана в свое время.

С. Занько: Очень интересно, сколько получают летчики и технические сотрудники, которые работают на внутренних авиарейсах? Я имею в виду, можно сравнить тех, кто летает на самолетах внутри Оренбургской области и тех, кто летает по России?

С. Коротков: Скажем так, разница там неощутимая. Она есть, конечно, но сейчас наша компания дает возможность всем летчикам совершить какой-то рост, переучиться на новый тип воздушного судна. Мы на этом не останавливаемся – на сегодняшний день наши летчики продолжают учиться. Мы вводим новых командиров…

С. Занько: Сколько получают?

С. Коротков: В районе 150 тысяч – это оклад командира воздушного судна. Что касается техников, здесь оклады у них разнятся от 80 до 100 тысяч.

С. Занько: Люди держатся за свои места?

С. Коротков: Конечно, держатся.

С. Занько: Насколько это серьезная, социальная значимая часть – авиаперевозки, работа в аэропорту, на авиасудах для оренбуржцев? Это престижно у вас?

С. Коротков: Профессия летчика всегда престижна.

С. Занько. Просто про нее забыли на какое-то время. Помните, были инициативы правительства привлекать сюда иностранных летчиков?

С. Коротков: Да, но это не потому, что престижная профессия, а потому, что их просто не хватает, дефицит кадров. Летчик – это всегда престижно, это лицо компании. Во все времена летчики и стюардессы – первые лица компании, которые поддерживали имидж.

С. Занько: Кстати, где стюардесс обучают?

С. Коротков: У нас на самолетах нет стюардесс, только два пилота.

С. Занько: На маленьких, бюджетных самолетах нет стюардесс, но ведь вы планируете большие суда?

С. Коротков: Большие самолеты мы планируем, да, но от распоряжения учебного центра зависит, какие воздушные суда мы возьмем.

С. Занько: Если я правильно вас поняла, летчики, которые сейчас работают в вашей авиакомпании – это люди, получившие образование в Советском Союзе и постсоветском пространстве наших сохранившихся еще тогда учебных заведений?

С. Коротков: Я могу сказать, что не только такие летчики, есть много молодежи. У нас в области есть Бугурусланское летное училище, где обучаются молодые кадры, там своего рода «кузница» летчиков.

С. Занько: Вы их сразу там «заказываете», смотрите, кто хороший, кто как?

С. Коротков: На самом деле, сейчас очень сильная конкуренция среди компаний. Сложно конкурировать с такими компаниями, как «Аэрофлот», который предлагает намного больше денег. Конечно, мы пытаемся. Не знаю, как везде, но у нас в Оренбургской области молодежь идет поэтапно, от простого к сложному – от мелких воздушных судов к боле крупным. То есть, проходят полный этап от «АН-2» до «Боинга». На данный момент мы учим экипажи, но конкуренция дает о себе знать – летчики могут уходить в другие компании.

С. Занько: Большая текучка?

С. Коротков: На сегодняшний момент пока нет. Думаю, как только мы начнем приобретать воздушные суда большей вместимостью, она начнется, это неизбежно.

С. Занько: То есть, ваши летчики, которые обучатся летать на больших судах, через какое-то время, вероятно, смогут рассматривать предложение от более крупных компаний?

С. Коротков: Естественно. Это происходит по всей России.

С.Занько: Это история «Мимино». Никуда не денешься. Спасибо большое за такое замечательное, познавательное интервью. Я напоминаю, что в гостях у меня сегодня был коммерческий директор авиакомпании «Оренбуржье» Сергей Коротков. Меня зовут Светлана Занько. Всем до свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта