Андрей Вавилов, руководитель КРО "Опора России"

Видео 14:34, 30 марта 2018 667 0

"Особое мнение" от 3.02.14

Андрей Вавилов:
"Денег, которые выделяются (ред.: бизнес омбудсмену) на сегодняшний день - а я слышал, что еще и 3 миллиона урежут - поверьте, не хватит. Поэтому омбудсмен сегодняшний будет тратить свои деньги и время, для того, чтобы этот институт работал..."


Печатная версия передачи:

Ведущая – Светлана Занько

Гость – Андрей Вавилов

С. Занько: 13:09 в Кирове, это действительно программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько. Это понедельник. И мой гость сегодня – Андрей Вавилов, руководитель кировского регионального отделения «Опоры России». Добрый день, Андрей Николаевич.

А. Вавилов: Добрый день.

С. Занько: Начнем с того документа, который поступил вам 29 января по линии вашей организации. Документ, насколько я понимаю, поступил от Министерства промышленности и торговли РФ, понятно, что не только вашей организации. Что интересно и ценно для нас сейчас – там затрагивается тема нестационарных торговых объектов и малого бизнеса, а это тема очень горячая, мы ее активно обсуждаем уже не первый теперь год, у нас есть постоянные спикеры на эту тему, у нас есть много звонков, и что не месяц, то бывает какой-нибудь митинг, протест против снова нестационарных объектов и против какой-либо смены схемы размещения этих объектов. Мы понимаем, и тут были озвучены чаяния самих предпринимателей, мы понимаем намерения, чем мотивирует город свои действия, когда говорит о том, что город должен быть приведен в порядок, не должно быть не благообразных торговых объектов. Хочу привести небольшой опрос перед тем, как уточнить, что же именно Министерство промышленности и торговли РФ имеет в виду и почему сейчас вышел такой документ. Небольшой опрос, который провели наши коллеги на сайте «Бизнес-новостей». В опросе приняло участие не слишком большое количество человек, но достаточное, чтобы сделать некую выборку. 141 человек принял участие. Вопрос звучал так: «Зачем такие торговые объекты нужны?». Голоса распределились следующим образом. 22% человек ответило, что ларьки нужно оставить на своих местах, почти 36% думают, что нужно оставить только те ларьки, которые соответствуют всем требованиям закона, а остальные снести, 38% считают, что ларькам вообще не место на улицах города, их нужно снести и 3,5% все равно. То есть, большое количество людей – больше 50% – считает, что ларьки так или иначе должны присутствовать. Я понимаю, что за это время в Министерство промышленности и торговли РФ поступило достаточно большое количество жалоб и, смею надеяться, предложений, как это должно быть. Так что же пишет Министерство?

А. Вавилов: В частности, оно делает акцент на то, что участились случаи произвольного пересмотра схем размещения нестационарных торговых объектов.

С. Занько: То есть, этот мотив был – произвольное изменение схем?

А. Вавилов: Да, именно произвольное, без согласования с предпринимательскими структурами, что противоречит закону о торговле, статье 6, части 10.

С. Занько: Как именно противоречит?

А. Вавилов: Они трактуют это все просто как сокращение торговых точек. Естественно, Министерство торговли за то, чтобы торговля никогда не уменьшалась. Если у них не будет объектов учета, то и Министерства торговли не будет, поэтому для них любое уменьшение торговых точек – это нарушение закона о торговле. Они также ссылаются на то, чтобы не допускать закрытия законно функционирующих объектов, четко разграничивают законные и незаконные. У нас было совещание буквально на той неделе в городе, во вторник, и я как раз донес информацию об этом документе. Присутствовала прокуратура, и поставил вопрос ребром: что у нас законно функционирует, а что незаконно. И представитель прокуратуры ответил, что все ларьки, которые решением суда не сносятся, они в законной схеме. На самом деле, сегодня такая ситуация и происходит: все ларьки, которые по состоянию на весну прошлого года по решению суда не требовали сноса, они все попали в схему размещения НТО. Министерство торговли настоятельно рекомендует поддерживать местного товаропроизводителя, собственно, о чем мы все и печемся, но при этом должна быть четкая специализация – молоко, хлеб, вода, отдельно выделены печатные издания и цветы. В шаговой доступности рекомендуется специализацию вводить, и она будет поддерживается. Еще год назад, будучи исполняющим обязанности уполномоченного по защите прав предпринимателей, по обращению Туруло на имя Титова, я год готовил практически в таком же разрезе ответ, в котором с Дмитрием Николаевичем, со службой города на протяжении трех недель вырабатывали конкретную позицию того, как дальше ларечникам жить и что им ждать, куда им развиваться. Молоко, хлеб, вода, цветы, газеты никоим образом не должны развиваться. Я встречался с представителями этих пяти направлений - к ним есть небольшие изменения предлагаемые, но они-то как раз остаются все на своих местах, их никто не трогает. Я бы сказал, что администрация городская не скажу что идеально, но вразрез этому документу ничего не предпринимает. Что еще здесь сказано – необходимо заблаговременно предупредить предпринимателей. Я этот вопрос задавал городской администрации – когда вы сказали первый раз предпринимателю, что в этой части города ларьки больше не должны присутствовать? Мне внятно никто не сказал, но эта ситуация тянется около двух недель. Конечно, у любого предпринимателя есть горизонты планирования. У нормальных предприятий – 3-5 лет, у кого-то – 1-2. При каждой встрече с Дмитрием Николаевичем Драным первый вопрос ему задаю – предупредите заранее предпринимателей. На что он отвечает - у нас по-вятски так, что хоть мы предупредили всякими правдами и неправдами отверчиваются от получения писем и так далее. То есть, предпринимательство тоже «хоронится» и не пытается получить документы о том, что грозят изменения. Четкой границы до сих пор нет – то ли суды начались, когда по этим решениям их начали выгонять с насиженных мест, либо еще как-то раньше, на год-полтора назад я не смогу ситуацию отмотать. Я считаю, что все началось, когда правительство в конце 2010 года разработало порядок, как разрабатывают схему в конце года. Можно сказать, оттуда у нас началась эра… Больше трех лет мы этим вопросом занимаемся, зная, что прокуратура здесь тесно переплетала эти события, схема НТО была разработана когда-то, ее прокуратура когда-то запретила принимать, и в апреле прошлого года был найден компромисс – на год никаких действий не предпринимаем, никого не сносим и за год должны определиться. Только опять год прошел, но ни о чем не договорились, либо мы все политизировали и отошли от самих проблем бизнеса. Для меня, если политики и предприниматели не договорились, это в принципе плохо, что опять дотянули, апрель уже на носу, и надо в авральном режиме все решать, либо принимать решение, что в 2014 году само Министерство торговли хочет все

разношерстные законы субъектов РФ привести к некоему однообразию, закончить эпопею в апреле, либо как-то продлить.

С. Занько: Я хочу для себя расставить какие-то точки. Документ, которые пришел от Министерства промышленности и торговли РФ, 29 января он к вам поступил, там Министерство говорит, что в 2014 году совместно с заинтересованными органами исполнительной власти и экспертным сообществом планируется подготовка изменений в закон о торговле.

А. Вавилов: Да, действительно так. Они пишут – вы не дочитали – что там еще с привлечением субъектом малого предпринимательства, за этого год договорится и сделать полное единообразие, выпустить совместный закон, как дальше существовать НТО.

С. Занько: Тогда я хочу понять: либо сейчас Министерство промышленности и торговли говорит, ребята, стоп, никакого апреля, в 2014 году будем собираться, договариваться и решать, либо все-таки есть какой-то срок…

А. Вавилов: Они не говорят никому «стоп», это письмо носит рекомендательный характер. Если предпринимательство созрело раз и навсегда этот вопрос закончить, то мы его будем заканчивать в апреле. Единственное, что тут всячески Министерство рекомендует предлагать разные альтернативные вещи. Я так полагаю, что это должно касаться и местных товаропроизводителей, и предпринимателям должны предлагаться места в случае ликвидации… Я, конечно, не ездил по тем местам, которые предлагает администрация, но все, что сегодня делается, на 98% попадает в эту рекомендацию.

С. Занько: Я не успела всю рекомендацию прочитать, но те вещи, которые были вначале, я выхватила. Кроме того, что нужно обсуждать с экспертным сообществом, в которое я почему-то включила и представителей малого бизнеса, поскольку они тоже являются экспертами в своем бизнесе, там еще написано, что сохранение бизнеса должно руководствоваться принципом: сохраняется место – сохраняется бизнес, но все-таки они говорят, что он должен быть перепрофилирован, не всякий бизнес должен сохраняться. Здесь, насколько я понимаю, позиция города достаточно жесткая – ларьков с пивом, с сигаретами, вероятнее всего, не будет.

А. Вавилов: У нас их не будет с 1 июля по закону, с пивом и с сигаретами, они сами по закону пропадут.

С. Занько: Когда вы презентовали эту рекомендательную записку от Министерства промышленности и торговли РФ на прошлой неделе, какова была реакция города? Они сказали, что все так и делают?

А. Вавилов: Мы не успели это пообсуждать, я только успел услышать реплики Валерия Николаевича Туруло, и по его обращению эта бумага родилась, но я передал господину Кошкареву, он сегодня исполнял обязанности главы администрации, он как раз курирует это направление, я передал ему именно для работы, чтобы они тоже руководствовались этими документами. Я как общественник не могу им приказать, потребовать обратной связи.

С. Занько: Что нам теперь ждать?

А. Вавилов: Я думаю, хоть какой-то намек, что все это перейдет в цивилизованное русло.

С. Занько: Никто только не может понять, где оно, это русло.

А. Вавилов: К сожалению, и предпринимательство, и муниципалитет пока на разных баррикадах сегодня. Мое видение таково, что муниципалитет должен быть заказчиком торговых мест, и он попытался сделать анализ, где не хватает, еще что-то – муниципалитет должен быть заказчиком, что в это время, в этом месте требуется то-то, то-то и то-то. Бизнес может спонтанно рождаться, но у нас уже есть спонтанные такси, спонтанные автобусные маршруты и так далее. К чему это приводит – мы уже знаем.

С. Занько: Вы хорошую фразу сейчас сказали – муниципалитет должен быть заказчиком торговых мест. Я хочу под этим слоганом перейти к следующей теме. Я возвращаюсь к новости, которая была опубликована в конце прошлого года, а именно 31 декабря – первая ярмарка товаров фермеров состоится 25 января, это вы и сказали тогда в беседе со мной. Вы говорили, что та продукция животноводства и всего, что выращивается на полях, в том числе и мед, нужно все это дело продавать на ярмарках выходного дня, и первую мы планируем 25 января. Все это будет для фермеров. Мы тогда все дружно аплодировали в ладоши и говорили, что нам очень этого не хватает. Мы все дружно – это наша редакция, потому что у каждого есть определенный опыт с ярмарками выходного дня. Вот, 25 января прошло, а ярмарки мы не посетили. Что происходит на этом рынке?

А. Вавилов: Произошло немножко другое. 21 января было совещание в администрации города, которое проводил главный федеральный инспектор по вопросам НТО. 21 января я сделал презентацию этого проекта. График у нас поменялся, стратегию мы поменяли – решили вывести ее на уровень города, чтобы было понимание, признает ее город или нет, и как раз там были представители фермерских хозяйств, были представители местных производителей. На презентации я задал им вопрос, устроит ли их такой формат. Мы пошли ее провести не ради того, чтобы ее провести, мы пошли по тому пути, надо или не надо бизнесу, фермерам, городу, населению.

С. Занько: Прошу прощения, я вас прерву, еще раз напомню – мероприятие, которое планировалось на площади Авитек каждую субботу с 9 до 15 часов, где фермеры области могли бы приезжать, продавать свои товары каждую неделю либо два раза в месяц. Все на первый взгляд было очень логично. Вы презентовали это 21 января представителям администрации, там были представители от фермеров, что они сказали?

А. Вавилов: Они сказали, что их этот формат устраивает, что они готовы включаться в эту работу. После 21 числа мы сейчас составляем график поездок по районам области, и 25 февраля едем в славный город Уржум презентовать одно из этих предложений.

С. Занько: 25 февраля, через месяц?

А. Вавилов: Мы еще не проводим ярмарку, мы к ней готовимся. Мы оповещаем предпринимателей, фермеров, население, работаем с городом. Мы понимаем, нужно это или нет. Поверьте, я, наверное, тогда немножко оговорился, что 25 января уже ярмарку проведем, потому что ярмарка – это сложный процесс. Это наличие безопасности, туалетов, всего. Это будет не на площади ХХ партсъезда, а рядом, напротив самолета. Не будем торопить события, все сложится так, как оно должно сложиться.

С. Занько: Андрей Николаевич, опять же сроки. Мы говорили об этом месяц назад, теперь 21 января презентация, 25 февраля вы еще только побываете в Уржумском районе, а в прошлом году, надо напомнить, вы ездили по всей области, каждую неделю где-то бывали. И дальше следующий район, следующий и следующий… Это очень хорошо, с ними встречаться. Еще раз, возвращаясь к вашему выражению – муниципалитет должен быть заказчиком. Когда вы презентовали этот проект, муниципалитет что сказал: фермеры сказали «да», им это нужно, им это подходит. Что сказала администрация?

А. Вавилов: Господин Кошкарев на прошлом совещании сказал, что будут поддержаны и другие альтернативные проекты, кроме ларьков.

С. Занько: Прямо такой фразой сказал? И теперь мы должны догадываться, что он имеет в виду?

А. Вавилов: Я бы не стал торопить события…

С. Занько: А вот нам нужно!

А. Вавилов: Давайте тогда возьмемся за эту работу, потому что я тоже общественник, я это делаю на общественных началах. Для меня Новый год выдался быстрошерстным – с 2 по 20 января у моего ребенка резались зубы, была температура, мне было не до общественной работы, поверьте, не потому что не хочу, потому что мне физически невозможно было это сделать. Все должно быть хорошо спроектировано…

С. Занько: Андрей Николаевич, вашей общественной организации, вам, как общественнику, или городу какие нужны знаки, чтобы они поняли, что рынки выходного дня не раз в сезон на Театральной площади с саженцами деревьев и ложками, а рынки пищевые нужны людям? Что должно произойти, какой знак, какая поддержка вам должны быть оказана и кем? Люди должны собрать подписи? Прийти в администрацию, чтобы она это поняла? Или еще одно письмо из Министерства торговли должно последовать? Я хочу от вас услышать, кто мешает…

А. Вавилов: Нам никто не мешает, но у нас все не быстро, к сожалению. Прийти, позвонить Дмитрию Николаевичу…

С. Занько: У Дмитрия Николаевича есть понимание, что это необходимо, или он тоже считает, что нужно подумать?

А. Вавилов: Дмитрий Николаевич в отпуске. Попытаться найти самому… Понимаете, мы, предприниматели, ни от кого ничего не ждем. Мы объявили и начала процесс. Если в этом процессе какие-то силы начинают нам помогать, конечно, мы от этого не откажемся, тем более, это общественная работа – лишь бы нам не мешали. Поэтому мы ничего не ждем, но если администрация города проявит активную позицию, что это надо, конечно, мы это сделаем гораздо быстрее. Непросто администрации города поддержать какой-то общественный проект, для этого должны быть какие-то решения думы, еще что-то, поэтому я бы не ускорял события, надо переосмыслить.

С. Занько: А фермерский союз в этом не заинтересован? Они не могли встать и сказать, что да, ребята, нам нужна ярмарка выходного дня два раза в месяц, организуйте нам?

А. Вавилов: Фермерский союз у нас областной, а это город. Как может общественная организация…

С. Занько: В городе не производится мясо и молоко?

А. Вавилов: Областная общественная организация не может заставить город. Давайте не будем никого заставлять, все созреют и выскажут какую-то свою позицию. Будет у вас в следующий раз Дмитрий Николаевич в эфире, вы его спросите. Я не могу за них отвечать.

С. Занько: Андрей Николаевич, я вам обещаю, обязательно спрошу. Я напоминаю, что это особое мнение Андрей Вавилова, руководителя кировского регионального отделения «Опоры России». Мы вернемся в студию через пару минут.

Реклама.

С. Занько: Возвращаемся в студию, это программа «Особое мнение». Меня зовут Светлана Занько, моего гостя - Андрей Вавилов, это руководитель кировского регионального отделения «Опоры России». Мы продолжаем. Я напоминаю нашим слушателям, что всегда есть возможность задать на нашем сайте вопрос спикеру заранее. На сайте есть анонсы с фотографией спикера, с его должностью или позицией в обществе, которую он занимает, и туда можно написать любой вопрос, который вас интересует. Сейчас я вижу три вопроса на сайте, смотрите, какой вопрос прислала вам Надежда: «Наверное, вы уже рады, что не стали омбудсменом? Поделитесь своими мыслями на эту тему, Андрей. Спасибо, Надежда».

А. Вавилов: Вопрос летаргический почти. Завтра будет обсуждение предпринимательским сообществом кандидатов на эту должность. Рад или не рад? Я в принципе рад, что этот институт будет создан. Мы, как общественники, давно за это ратовали, поэтому… Кто будет возглавлять, наверное, тоже важно.

С. Занько: Там четыре кандидатуры, вы их видели?

А. Вавилов: С точки зрения человечества, лет через пятьсот никто и не вспомнит, кто был омбудсменом в Кировской области.

С. Занько: Это-то ладно, хотя очень жаль, на самом деле. Есть ведь разные мнения по поводу того, что вы сейчас сказали. Вы говорите, что рады, что этот институт в Кировской области возникнет. У нас спикеры высказывали свои мнения, что должность бизнес-омбудсмена – это еще один забор между властью и бизнесом, а вовсе не наоборот.

А. Вавилов: Пусть недальновидные люди поспорят со мной в эфире, если хотят, что такое омбудсмен и зачем он нужен. Да, я понимаю, что омбудсмен создан из-за того, что что-то где-то не работает. Если на сегодняшний день что-то где-то не работает, пусть будет омбудсмен, когда все заработает, он сам уйдет, но будет не нужен. Но если сегодня есть спрос на обращения к нему… Как только перестанут ходить обращения – омбудсмен будет не нужен. Поэтому давайте делать свое дело профессионально и не пытаться какие-то идеи очернять или решать, нужно это или нет.

С. Занько: Вот еще одно мнение – Максим Пасютин, директор «Комсомольской правды» в Кирове, когда мы обсуждали должность омбудсмена и что нашлись деньги на его содержание, сказал, что если «человек будет получать зарплату, и это станет его местом работы, то важно, что это за деньги, насколько они сопоставимы с тем, кто туда идет. Хватит ли той суммы, о которой мы говорим, человеку, чтобы разделить личные и профессиональные интересы, защиты тех самых прав не отдельных группировок, холдингов и структур, а в целом бизнес-сообщества». Вы согласны с такой репликой Максима Пасютина?

А. Вавилов: Максим, я бы вам ответил. Когда я год исполнял обязанности в этой должности на общественных началах, и господин Данелян – мы туда шли не за деньгами, не за славой. Мы шли отдавать текущему бизнесу все, что мы смогли наработать, тот опыт защиты предпринимательства, который мы накопили за этой время. Того финансирования, которое сегодня выделяется, не хватит ни на хороших юристов, ни на содержание хорошей инфраструктуры омбудсмена. Омбудсмен как таковой, пусть даже с каким-то окладом будет работать фактически на общественных началах, потому что все деньги, которые будут приходить на оклад, будет тратить на содержание инфраструктуры. Нужны юристы, нужно вовремя написать адвокату, еще что-то. Поэтому не считайте чужих денег, зарабатывайте свои.

С. Занько: А он не считал чужих денег, он говорил, что если это будет освобожденная должность, на зарплате, то важно, сколько денег будет получать человек. А если у него свой бизнес, то ему будет некогда, придется взвешивать там и здесь.

А. Вавилов: Закон гласит, что если у омбудсмена не будет в принципе никакого жалования, то он не будет обладать теми функциями государственного служащего, которые он должен применять в защите предпринимательства. Какое-то денежное содержание должно быть. Второе, повторюсь – денег, которые выделяются на сегодняшний день, я слышал, что три миллиона урежут – поверьте, не хватит. Сегодняшний омбудсмен будет тратить свои деньги и время на то, чтобы этот институт работал.

С. Занько: Хорошо. Следующий вопрос с сайта. «Андрей, зачем вы стали соучредителем ОНФ в Кирове и какой отдачи вы ожидаете от этого?», – пишет Ирина.

А. Вавилов: Ирина, спасибо за вопрос. ОНФ заработал еще в 2011 году. Тогда Владимир Владимирович Путин бросил клич, что общественные организации на местах могут помочь, чтобы наша страна как-то видоизменялась. Поэтому для меня опыт общественной работы и те знания, которые накопились – их нужно куда-то передавать. Я тогда уже вступил в «Народный фронт», сейчас это уже серия №2, продолжение, выбор я уже сделал именно в том, чтобы знания, опыт, накопленный общественными организациями, перешел на государственный уровень. Задача «Народного фронта» и всех общественников объединиться, чтобы они были услышаны не только сами у себя на кухне, а именно на государственном уровне, на уровне Президента РФ.

С. Занько: Какой отдачи ожидаете? Это вторая часть вопроса.

А. Вавилов: Отдача? Хочу, чтобы наша общественная организация, ее идеи были услышаны и были приняты соответствующие изменения в законодательстве, или была бы какая-то работа проведены, если эти законы не выполняются.

С. Занько: Третий вопрос с сайта, очень ожидаемый вопрос для меня, для вас, может быть, будет сюрприз. Возмущенный пишет: «Когда откроется «Макдональдс» у Цирка?».

А. Вавилов: Возмущение хорошее или плохое? Уже требуете открытия?

С. Занько: Там много-много вопросительных знаков, видимо, требование.

А. Вавилов: Если требование, то вам доложу – завтра будет последняя рабочая комиссия, после которой откроется «Макдональдс». Скорее всего, это будет на этой неделе, в конце ее.

С. Занько: У нас остается буквально три минуты, но не могу не задать вопрос, потому что это громкое такое действие. 29 января сотрудниками полиции был задержан Сергей Рылов, глава Кировской ипотечной корпорации. Не потому задам вам вопрос, справедливо или несправедливо задержали, потому что следствие и суд, потом будем делать выводы. Наверняка вы видели запись задержания Сергея Рылова на улице. Весь Интернет пестрил этими записями, не было ни одного портала, который бы ее не выложил. Помните, с заламыванием рук, с такой хорошей встряской - в общем, действие достаточно любопытное. Какова ваша реакция была на такой способ задержания?

А. Вавилов: К сожалению, я не видел, но задержание таким методом… Опять же, у нас очередные перегибы как всегда. Есть люди, которые действительно могут скрыться, еще что-то, а есть те, которые публичные и вменяемые. Получается, что у нас любой человек заведомо «быдло». Мы заведомо можешь сбежать, тебя заведомо надо унизить, лбом об пол и так далее. Когда у нас изменится правосудие или УВД в лучшую сторону и общество изменится… Мне кажется, это просто издержки нашего пока еще больного общества. К сожалению, мы пытаемся сначала унизить человека, а потом разобраться в нем, может, и не стоило его унижать.

С.Занько: Вообще, в принципе унизить человека, сразу его поставить на позицию четырехточечную… А потом это сразу же выложили в Интернет.

А. Вавилов: Я не видел, но у меня всегда вызывает возмущение, когда к нам относятся как к скотам, будто мы русский язык не понимаем. Ладно бы сообщалась, что была попытка к бегству, еще что-то, но если человек не оказывает никакого сопротивления, уронить его на землю – это не про Сергея в принципе, это практика постоянно встречающаяся. Бей своих, чтобы чужие боялись, получается.

С. Занько: Понятно. Это было особое мнение Андрея Вавилова, руководителя кировского регионального отделения «Опоры России». Меня зовут Светлана Занько. Спасибо большое, до свидания, до новых встреч.

А. Вавилов: До свидания.

Комментарии (0)


Создание и продвижение сайта