Наталья Осипова, гендиректор КЦ "Вятский"

Видео 14:34, 30 марта 2018 745 2

Особое мнение от 21.01.14

Наталья Осипова:
«Общественная палата должна была стать институтом, который представляет гражданское общество... Мой хороший знакомый Сергей Бачинин... с воодушевлением и радостью пошёл туда работать и потом он увидел, как это всё скатывается в бюрократию, как палата превращается в мертворождённое дитя...» 


Печатная версия передачи:

Ведущий — Владимир Сметанин

Гость — Наталья Осипова

В. Сметанин: Здравствуйте, начинается программа «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин, приветствую вас, желаю удачного дня. Приветствую гостью студии, чье особое мнение мы сегодня услышим — это Наталья Осипова, генеральный директор коммерческого центра «Вятский». Здравствуйте, Наталья.

Н. Осипова: Здравствуйте.

В. Сметанин: Мы с вами в последний раз встречались еще в прошлом году, в 2013. поэтому с наступившим вас. Да, 7 января еще было, но, признаемся, что эфир было в записи, мало кто работает в новогодние праздники...

Н. Осипова: Сегодня раскрываем все секреты.

В. Сметанин: Поздравляю вас с наступившим 2014, со всеми праздниками. Напомню нашим слушателям о том, что все «Особые мнения» анонсируются на нашем сайте echokirova.ru. Вы можете заходить, задавать вопросы гостям. Кроме того, на сайте есть аудио и видеотрансляция эфира. Так что заходите, если есть такая возможность. Мы в предыдущем «Особом мнении» с вами остановились на такой лирической ноте — вы рассказывали о театральной постановке, об «Иллюзиях» Ивана Вырыпаева. Вы тогда сказали, что в феврале будет проект?

Н. Осипова: Совершенно точно.

В. Сметанин: И уже какие-то подвижки есть?

Н. Осипова: Совершенно свежие, горячие новости — буквально вчера мы встретили с поезда Светлану Иванову, культовую московскую актрису и молодого режиссера, которая согласилась в Кирове поставить спектакль Ивана Вырыпаева, тоже абсолютно культовой фигуры 1990-х и 2000-х, директора театра «Практика», режиссера, сценариста, который написал такой текст «Иллюзии». Сейчас это один из самых востребованных спектаклей в Москве, он идет в театре «Практика». И вот, молодые ребята из Театра на Спасской, Яна Савицкая, Ваня Кандинов, Алексей Красный и Катя Романова решили сделать этот спектакль здесь, в Кирове. На самом деле, это не лирическая история, Владимир, это история про бизнес, о том, можно ли вообще сделать независимый культурный проект и как это сделать хотя бы окупаемым. Доходным — нет, не будем строить иллюзии, чтобы хотя бы был ноль. Я сейчас провожу этот эксперимент в режиме реального времени. Мы пытаемся свести эти концы с концами. Мы уже объявили и назначили день премьеры — это 16 февраля, сразу после Дня святого Валентина в малом зале Кукольного театра. Билеты скоро поступят в продажу, следите — зал маленький, всего 80 билетов будет. Мы за этот месяц должны успеть сделать абсолютно все, поэтому репетиции проходят с 10 утра до 12 ночи. Как ребята выдержат, я не знаю.

В. Сметанин: Хотелось бы узнать вашу деятельную роль в этом.

Н. Осипова: У меня роль Скруджа Макдака, который пытается всех зафиксировать в жесткую рамку, чтобы мы все успели сделать, и найти деньги. Деньги мы нашли, кажется, нас поддержал «Московский Культпроект» — это президентский грант. «Культпроект» снова приезжает сюда. Я надеюсь, что все срастется, но пока я иду по такой зыбкой почве, как канатоходец. Мне самой интересно, как у нас все это получится.

В. Сметанин: Вы говорили, что основная часть расходов — это оплата работы режиссера.

Н. Осипова: Не только оплата работы режиссера, сейчас стало выясняться, что нужно будет потратить деньги на рекламу, на раскрутку, потому что Театр кукол ни у кого не ассоциируется со взрослым местом. Малый зал Театр кукол вообще не очень востребован. Там люди не бывали и не бывают. Нам нужно будет как-то объяснить тем любителям театра в нашем городе, которые благодаря Борису Павловичу уже привыкли к хорошим актуальным театральным постановкам, собственно говоря, тем любителям театра, ради которых это все создается, что можно будет прийти на спектакль, который будет не в Театре на Спасской и не в Галерее Прогресса — двух устойчивых культурных местах нашего города, а в малом зале Театра кукол.

В. Сметанин: Можно сказать, что дело Бориса Павловича живет, и в том числе выливается именно в таком проекте.

Н. Осипова: Да, эти ребята полны решимости. Это их первый проект, и хочется верить, что он будет не последним, что у них есть решимость привозить и делать интересные вещи, касающиеся театра в нашем городе.

В. Сметанин: Вы назвали четыре имени актеров. Какую-то изюминку хотелось бы выцепить из этого всего, чтобы люди пришли.

Н. Осипова: Давайте я вас расскажу, с чего начинается этот спектакль.

В. Сметанин: Давайте.

Н. Осипова: Две пожилые пары, которые прожили жизнь, казалось бы, счастливую, рассказывают о том, как прошла их жизнь, как они долго и верно любили друг друга. Играют это четыре молодых человека, которые не привязаны — актер не играет роль, актер играет текст. На самом деле, это история о любви, о том, как любовь неоднозначна, как она непроста - люди стоят на пороге смерти, и как она через точки зрения каждого из этих героев оказывается абсолютно иной. Мы получаем четыре разных картины одного и того же прошлого, прошлого, которое становится актуальным через их воспоминания. Это невероятно сложный текст, потому что в нем еще происходит игра временем. Мы же не знаем, что такое время — мы живем в настоящем. Сейчас мы с вами говорим в прямом эфире, мы храним прошлое и устремлены в будущее, и вот это постоянное понимание, что толща времени всегда существует в данном моменте требует глубокого философского понимания. Этот спектакль для меня философский. Когда мы говорили со Светой Ивановой, я сказала, что сейчас пойду на «Эхо Москвы», обязательно анонсирую нашу премьеру 16 февраля, она ответила, что надо сказать, что это простая история о простых человеческих чувствах и о любви. Ничего простого я там не нашла, я вам скажу.

В. Сметанин: Простая человеческая история о любви у меня ассоциируется с «Любовью и голубями».

Н Осипова: Вот это непростая история о простой любви, как раз после Дня святого Валентина... На самом деле, первый показ будет 14 февраля в 20-00, мы еще не знаем, будет ли это открытый показ, или закрытый. Те, кто придут в кассу Театр кукол, они узнают, будет ли премьера 14 в 20-00, или все-таки будет только 16 в 18-00.

В. Сметанин: Ну что, стоит только пожелать слушателям — как только узнаете, что открыта продажа билетов, нужно поторопиться, количество билетов ограничено — всего 80. возможно, что-то еще с вашей подачи, с подачи ваших коллег, единомышленников будет организовано в Год культуры, который наступил в области?

Н. Осипова: Внутри этого гранта будет еще один спектакль Ирины Брежневой, который она будет ставить со слабовидящими и слепыми детьми. Этих детей поставить на сцену, воплотить их мышление в музыке — я уверена, что такой талантливый человек, как Ирина Брежнева, сделает это очень круто и сама с нетерпением жду этой постановки. В обоих спектаклях будет музыка Романа Цепелева, он будет композитором обоих спектаклей.

В. Сметанин: Живая музыка будет?

Н. Осипова: В случае с Ириной Брежневой знаю, что будет живая, и на фестивале «Сдвиг» будет абсолютно точно живая музыка.

В. Сметанин: Каким вам видится Год культуры? На что бы вы сделали ставку, чего вам хочется видеть?

Н. Осипова: Я вот против каких-то «годов». Год предпринимателя у нас был — закончился, и что теперь? Бизнесом не заниматься? Начался Год культуры — а до этого что у нас было?

В. Сметанин: В культуру идти, бизнес какой-то продвигать.

Н. Осипова: Мне такой подход не кажется очень конструктивным. Может быть, это приведет к тому, что власть станет давать больше денег на культуру. Хотя вот лично наш опыт — когда мы пришли с живой инициативой, с живыми людьми, готовыми что-то делать, просили у Департамента культуры хоть какой-нибудь поддержки, вы знаете, очень грустно мне говорить, но этой поддержки мы не получили, ни в каком виде — ни в финансовом, ни в организационном.

В. Сметанин: Наверняка они вам ответили, что конец года уже, бюджет сверстан, все распределено, лишних денежек нет и так далее.

Н. Осипова: У нас ведь были просьбы и попроще, мы были готовы, чтобы нам и как-то организационно помогли. Вот мы сделаем этот спектакль, и кто-то из слушателей захочет его привезти в какой-нибудь небольшой город Кировской области, мы бы хотели сделать гастроли по Кировской области, но нужно, чтобы нам кто-то в этом помог.

В. Сметанин: Перемещение из города в город — на это тоже нужны средства.

Н. Осипова: Конечно.

В. Сметанин: У нас, кстати, не только Год культуры, у нас еще и год выборов губернатора. 14 января Никита Белых стал врио главы нашего региона, и в тот же день он озвучил в своем «жж», что он собирается идти на выборы. Еще до Нового года стало известно, что еще одним кандидатом на выборах станет Сергей Мамаев, глава кировского отделения КПРФ и депутат от нашей области в Госдуме. И вот недавно появилась информация, что от ЛДПР в выборах будет принимать участие Кирилл Черкасов. Вот, три явные кандидатуры уже есть. Хотелось бы вас спросить в связи с этим. В последний раз в 2003 году мы избирали губернатора. Согласитесь, волнительно думать о том, что же нас ждет в этом году, какой будет избирательная кампания. Вы как себе это все представляете?

Н. Осипова: Во-первых, очень радостно, что снова будет предвыборная кампания, а не назначение, потому что Никита Белых на свой пост был назначен, а не выбран, назначен Президентом Медведевым. Ему предстоят первые выборы в этой области. Сейчас он как раз узнает, как к нему относится население Кировской области. Во-вторых, я уже говорила в одном из ваших эфиров, что мне не очень нравится ситуация, когда все дружно комментируют назначение Белых в качестве и.о. губернатора как благоволение Кремля и по сути готовое решение, что раз он будет и.о., то будет и губернатором. Это дискредитирует саму идею выборов и право народа высказать свое мнение. С третьей стороны, если говорить о сегодняшних кандидатурах, то выбор у нас, Владимир, невелик - между КПРФ, ЛДПР и Белых... Это проблема русских выборов — они, в общем-то, безальтернативны.

В. Сметанин: «Справедливая Россия» еще заявит о себе.

Н. Осипова: Посмотрим, кем она о себе заявит. Поэтому, с одной стороны, вся ситуация выборов хороша, что дает народу право высказать свое мнение о власти, а с другой стороны, очень много сомнений, касающихся того, насколько эти выборы будут честны, легитимны и прочее.

В. Сметанин: Губернатор заявил, что они будут честными, открытыми, легитимными.

Н. Осипова: Владимир, когда губернатор Никита Белых первый раз был назначен на этот пост, каково было его воодушевление - он пришел как самый молодой губернатор, он пришел как оппозиционер. Конечно же, с ним были связаны очень многие радужные иллюзии, надежды. Вся та часть общества, которая была готова к переменам, ждала, что произойдет чудо. И увы, сейчас мы можем констатировать, что такого чуда, которого мы все ждали — а мы ждали не экономическое чуда, ведь все мы понимали, что живем в «бульоне» Российской Федерации, одна Кировская область не может вдруг стать суперуспешной. Мы надеялись настоящей либерализации. Со стороны Белых было сделано несколько попыток такой либерализации и выстраивания гражданского общества. Критиковать легко, но часть этих попыток была абсолютно безуспешной.

В. Сметанин: За что вам больше всего обидно, неудобно об этом думать?

Н. Осипова: Все силы, которые были потрачены на Общественную палату. Она должны была стать тем институтом, который представляет гражданское общество. Например, мой хороший знакомый, один из тех людей, который делал революцию 1990-х, Сергей Бачинин с воодушевлением и радостью пошел туда работать сначала, и потом увидел, как это все тоже скатывается в бюрократию и как Общественная палата превращается в такое мертворожденное дитя, которое реально не представляет интересы общества, туда пролезли люди, которые просто хотят быть при власти и которое не стало тем новым органом гражданского общества.

В. Сметанин: Эту ситуацию можно изменить каким-то образом? За счет новых систем работы, за счет новых людей, нового мировоззрения?

Н. Осипова: Где вы видите новых людей, Владимир? Мы с вами живем в политике «старых» людей.

В. Сметанин: Круг у нас достаточно ограничен, согласен. Одни и те же люди постоянно мелькают на этой политической арене.

Н. Осипова: Губернатора Белых сегодня уже не тот 33-летний перспективный юноша, которым мы его все увидели и которым были в первое время очарованы. Мы увидели, что, во-первых, он не умеет собирать команду. Те люди, которых он с собой привел, по разным причинам уехали из Кировской области. Часть из этих людей он не смог защитить. Процесс над Навальным показал, что он не умеет защищать свою команду.

В. Сметанин: Буквально накануне заявил губернатор, что пути с Навальным у него давно разошлись, идейная такая нестыковка получилась.

Н. Осипова: Ему же нужно выбрать, с кем он — с Путиным или с Навальным. Как вы думаете, накануне выборов?.. Мне это кажется очевидным.

В. Сметанин: Многие уже упрекнули, что это фактически означает, что «Единая Россия» поддержит его на грядущих выборах.

Н. Осипова: Я читала комментарий, что встает вопрос сейчас, от какой партии будет выдвинут Никита Белых. Сейчас он беспартийный, из «Правого дела» он ушел. Если он примет такое решение, вступит в партию «Единая Россия», то многих своих сторонников он лишится. Ему предстоит очень тяжелый выбор, но он же политик. Мне очень горько об этом думать, но я полагаю, что он примет ожидаемое решение.

В. Сметанин: У него же есть еще возможность в качестве самовыдвиженца, изменить законодательство. Для вас какой путь, наверное, самовыдвижение?

Н. Осипова: Для меня однозначно он сможет сохранить свой авторитет только в том случае, если не вступит в «Единую России», потому что, вступая туда, он предает свои идеалы юности и ту большую часть людей, которая была готова за ним идти как за лидером оппозиции. С другой стороны, он теряет свою уникальность как единственный губернатор из оппозиционного крыла — он эту позицию имел и сразу ее теряет. А что он, собственно, приобретает? Я пока не очень вижу, что. По-моему, ничего. На мой взгляд, это был очень ожидаемый шаг, и, возможно, он так поступит — я думаю, что он так поступит, но это будет политическим проигрышным шагом.

В. Сметанин: На уровне Госдумы сейчас очень активно обсуждается вопрос, там есть законопроект о том, чтобы в избирательный бюллетени вернулась графа «Против всех». Какой вклад она может внести в эту грядущую предвыборную кампанию?

Н. Осипова: Мы узнаем, каков у нас этот самый негативный электорат. Мы посмотрим на его процент. Мы понимаем, что он будет высок. Еще эта графа, если вдруг «Против всех» окажется больше 50%, может сорвать выборы, так что некий риск есть.

В. Сметанин: Но выборы придется в любом случае проводить, насколько я понимаю, повторные выборы назначать.

Н. Осипова: Нужно будет думать о новых лицах. Это проблема сегодняшней русской политики — нет новых лиц. Мы знаем все эти лица, мы к ним привыкли, ничего нового мы от них не ждем.

В. Сметанин: А вот еще одно лицо, на протяжении всего прошлого года эти речи велись, но на уровне слухов. Действующих глава УМВД по Кировской области Сергей Солодовников некоторыми людьми на полном серьезе рассматривался в качестве губернатора Кировской области.

Н. Осипова: Ваш немой вопрос в чем?

В. Сметанин: Как вам такой кандидат, как действующий глава УМВД?

Н. Осипова: Это старая история про то, что силовики идут во власть. Мне кажется, что если мы меняем структуру власти и вся власть концентрируется в руках силовиков, мы получаем то самое тоталитарное деспотичное государство, о неизбежности которого так много говорят разные политологи. Поэтому для меня это крайне негативный сценарий, который, в общем, не говорит, что сам по себе Солодовников как-то плох, просто силовик на позиции губернатора мне кажется сразу очень большим риском и шагом назад.

В. Сметанин: В общем, полицейский должен заниматься своим делом, тем, что он умеет делать?

Н. Осипова: Видите, какой вы жесткий, Владимир. Я так не сказала. Действительно, хочется, чтобы политики занимались политикой, силовики занимались порядком в стране.

В. Сметанин: Кстати, на днях Сергей Солодовников заявил, чем он собирается заниматься в этом году. Основное внимание будет уделено, по его словам, лесопромышленному комплексу. Многих удивило его заявление о том, что полиция вовсе не терроризирует бизнес и к честным бизнесменам у правоохранителей никаких претензий нет. Действительно не терроризирует?

Н. Осипова: Мы же с вами в прошлом году говорили о знаковых посадках. И что, теперь считать, что все те люди, которые попали «под замес», которые до сих пор сидят, что они все нечестные? Суда еще не было, между прочим, соответственно, даже юридически мы не имеем право так сказать, уже не говоря о том, что честное имя этих людей надо бы защитить. Между официальной риторикой пресс-конференции и реальными поступками есть расстояние. К сожалению, с какого-то момента вся правоохранительная система стала играть роль вот такого вот...в 1990-ые годы был криминальный рэкет, а сейчас довольно сильный прессинг со стороны и чиновников, и силовиков на бизнес. Мы видим результаты.

В. Сметанин: Вы сами лично, как человек, занимающийся бизнесом, сталкивались с этим?

Н. Осипова: Да, сталкивалась.

В. Сметанин: Примеры?

Н. Осипова: У нас закрыли «закуску» на спич-фабрике. Было проведено распоряжение, причем юридически мы имели право там торговать, у нас был сертификат, была лицензия, но был приказ Солодовникова о том, чтобы убрать все закусочные и их убрали.

В. Сметанин: Пытались как-то оспорить?

Н. Осипова: Нет, Владимир.

В. Сметанин: Смирились, понимая, что ничего уже не изменить?

Н. Осипова: Мы слишком «маленькие», хорошо понимаем, что в противостоянии силовым структурам мы проиграем сразу. Мы даже в него ввязываться не стали.

В. Сметанин: Какая сейчас атмосфера царит в бизнес-сообществе? Вы общались со своими коллегами, высказывают ли они какие-то надежды, или атмосфера всеобщего пессимизма все же превалирует?

Н. Осипова: Прошлый год закончился очень удручающими прогнозами длительной рецессии в экономике, падения роста валового продукта и других важных показателей. За эти несколько несколько дней нового года, как вы понимаете, ничего в лучшую сторону измениться не могло. Сами по себе праздники, Крещение, зима... Не хочется говорить о пессимистичных вещах. Дело в том, что наш поколение — это не то поколение, которое шло по прямой расчищенной дороге, это поколение 1990-х, которое, собственно, делало новую Россию и делало новый русский бизнес. Это то, о чем мы с вами говорили до эфира — мы хорошо понимание, что это первое поколение, как первые солдаты, идущие в атаку — они всегда погибают, и полководец, который шлет их в атаку, понимает, что они все погибнут. Да, очень тяжело заниматься бизнесом. Другое дело, что та ситуация, которая сложилась с бизнесе сейчас, она влияет на такую вещь, как инвестиционный климат. Это означает, что деньги не пойдут ни в Кировскую область, ни в Россию в целом, ни в бизнес. Они будут выводиться, и цифры по выведению денег из страны чудовищные. Люди не говорят так откровенно, как я здесь, о том, что им не нравится в российском устройстве, они просто принимают решение, где они будут жить, и они выводят деньги. Вот это очень грустная тенденция. Что с ней делать? Конечно, создавать привлекательный инвестиционный климат. Конечно, уменьшать давление силовиков на бизнес. Конечно, делать все разрешительные процедуры более быстрыми, разумными, понятыми. Конечно, превращать тех же пожарников из людей, которые приходят выписывать штраф, в людей, которые приходят наладить пожаробезопасное производство, эксплуатацию. То есть, хочется, чтобы власть в какой-то момент осознала, что надо помогать, поддерживать, потому что не надо рубить сук, на котором сидишь. Понимаете, сейчас мы все-таки сидим на высоких ценах на нефть и этим питается бюджет страны. В какой-то степени высокие цены на нефть, об этом рассказывал Константин Сонин в своей лекции, тормозят развитие бизнеса. Это ситуация, почему папуасы в Африке не заинтересованы в развитии и почему всегда южные части страны менее развиты, чем северные. Если ты живешь на севере, тебе приходится шевелиться, приходится пробиваться — трудности закаляют. Когда у нас высокие цены на нефть и газ, и мы наполняем бюджет, нам не надо шевелиться, чтобы бюджет был наполнен. У силовиков, у чиновников деньги есть и им не нужен малый бизнес, чтобы получать зарплату, и они в нем не заинтересованы.

В. Сметанин: Такие грустные выводы, на этом я предлагаю прерваться. Напомню, что это особое мнение Натальи Осиповой, генерального директора КЦ «Вятский». Буквально полторы минуты рекламы, и мы вернемся.

Реклама.

В. Сметанин: Продолжается «Особое мнение». Меня зовут Владимир Сметанин. Гостья студии, чье особое мнение мы сегодня слушаем — Наталья Осипова, гендиректор КЦ «Вятский». Хотелось бы продолжить эту экономическую тему. Тема с нестационарными торговыми объектами, с киосками, ларьками, как мы их привыкли называть, всплыла после Нового года. Вчера, 20 января работники, владельцы киосков проводили пикет, говорили «Руки прочь». Ситуация там действительно очень сложная, есть программа размещения, кто-то туда попал, кто-то не попал. Ассоциация защиты прав малого и среднего бизнеса, которую возглавляет Валерий Туруло, говорит о том, что киоски будут перепрофилироваться, нужно дать им шанс, чтобы торговать продуктами местного производства, это будет полезно и достаточно востребовано жителями нашего города. В чем основные проблемы видите в этом?

Н. Осипова: У каждой медали есть две стороны. С одной стороны, я, как владелец продуктовой сети, хорошо понимаю, что киоски с очень небольшими затратами, очень плохо контролируемые составляют для стационарных магазинов определенного рода конкуренцию. С другой стороны, мы хорошо понимаем, что это тот самый малый бизнес, который и так у нас исчезает. Это рабочие места, которые, как правильно говорили на этом пикете, будут потеряны. Люди останутся без работы и им будет нечем кормить свои семьи. В целом, это снижение деловой активности. Человек, который решает торговать в киоске, берет на себя определенный риск. Он закупает эти товары, он начинает какую-то деловую активность, он уже рискует. Вот мы этих людей потеряем, а это активная часть населения. Куда она пойдет — я не знаю, но она уже не станет никогда заниматься бизнесом. Она пойдет в какие-то госучреждения. Соответственно, что мы получаем? Мы получаем «схлапывание» частных инициатив, частных рабочих мест и разрастание госсектора, а в госсекторе новых мест для этих людей не придумано. То есть, это социально непродуманный шаг.

В. Сметанин: Может, не обязательно госсектор, не обязательно какие-то бюджетные места, а те же продавцы, но уже в стационарные торговые объекты, или там уже достаточно тяжелая конкуренция, уже не пробиться?

Н. Осипова: Туда можно пробиться, но между человеком, который работает на хозяина и человеком, который берет на себя ответственность, есть очень большая разница. В нашей сети работает много людей как раз такого плана - кто когда-то вел свой бизнес, не справился, и теперь они пришли к нам. Я могу сказать, что это лучшие работники. Поэтому, конечно, я буду рада, если эти люди придут в нашу торговую сеть. Мне очень грустно за эту тенденцию. Сама по себе эта тенденция очень малорадостна. С другой стороны, нельзя сказать, что она совсем бессмысленна, потому что действительно были факты... Понимаете, магазины и «большие» продавцы» обязаны соответствовать всем требованиям торговли, а через киоски часто шел товар несертифицированный, с испорченными сроками хранения, люди травились этим товаром. Была проблема в том, что этот малый бизнес очень трудно контролировать. И вот, это соотношение — риск этих киосков и стабильность их отсутствия. Если мы говорим о ситуации с развивающейся экономикой, с экономикой роста, то, конечно же, нужно оставлять киоски и давать возможность этим людям вырастать. Если мы говорим о стагнации, то мы понимаем, что мы обречены. Вот те две стороны медали, которые я вижу.

В. Сметанин: Может быть, есть еще одна сторона? Как раз-таки местные производители мясной, колбасной, молочной продукции, для них выход на эти киоски — серьезный шаг для развития?

Н. Осипова: Обычно бывает не так. Если наш молочный комбинат имеет свою сеть магазинов, то вряд ли он станет развивать еще дополнительную сеть молочных киосков. У него со сбытом все хорошо — сколько производит, совершенно успешно это и через федеральные сети продают. Поэтому те люди, которые имели киоски — это не те люди, которые что-то производили. Эти люди просто решили соединить два тренда, присоединиться к тренду «Покупай вятское!». Они будут думать о выживаемости, значит, будут торговать тем, на чем можно накрутить побольше выгоды. То есть, это две разные группы людей: те, кто держат киоски и которые производят вятское, вот что я хочу сказать.

В. Сметанин: Получается, что Ассоциация защиты малого и среднего бизнеса тут лукавит, когда говорит, что мы запихнем местную продукцию в эти киоски, и они будут востребованы?

Н. Осипова: Как они ее запихнут, каким образом?

В. Сметанин: Создадут цепочку «производитель — продавец».

Н. Осипова: Такие цепочки создает рынок. Такие цепочки это как заставить воду течь в определенном русле. Вода течет по естественным впадинам и низинам. Существует логика рынка, и экономические связи создаются через логику рынка, а не через логику указов или каких-то постановлений. Не то что лукавят, думаю, они принимают желаемое за действительное.

В. Сметанин: Продолжается «Особое мнение». У нас остается не так много времени. Я сейчас хочу перейти к теме образования, потому что вы, Наталья, имеете самое непосредственное отношение к этому, вы кандидат филологических наук, ничего не путаю? В конце декабря Президент Путин подписал указ о реализации проекта под названием «Глобальное образование». Суть его заключается в том, что в ближайшие три года три тысячи молодых людей, которые закончили бакалавриатуру в российских вузах, будут поступать в ведущие вузы Запада. Государство будет тратить на это деньги, достаточно серьезные, на одного студента это порядка 1,5 миллиона рублей. Три года должен человек отучиться и потом обязательно вернуться в Россию и три года в обязательном порядке у нас отработать в таких сферах, как медицина, образование, инженеринг и так далее. Мы тем самым признаем, что не можем вырастить достойный кадры у себя в стране?

Н. Осипова: Я бы так не сказала. Во-первых, обмен информацией, обучение в западной системе в любом случае очень эффективно. Мне нравится, что этих людей обяжут вернуться и проработать три года в России.

В. Сметанин: У меня ассоциации с Петром Великим возникли.

Н. Осипова: Абсолютно, у меня тоже. Это делал Петр, и то, что он сделал, было очень эффективно. Люди, отучившиеся там, впитавшие в себя ту систему ценностей, ту деловую культуру, культуру бизнеса, они потом создали мощный рывок развития России. Поэтому сама по себе эта идея очень хороша. Что заставляет меня задуматься — а каким образом будут отбираться эти люди? Мне кажется, что это дети наших чиновников.

В. Сметанин: В проекте говорится, что молодые люди должны будут сами поступать. В том случае, если они поступят, вот тогда они смогут претендовать на эти бюджетные деньги, регистрироваться на сайте этой программы.

Н. Осипова: Прекрасно известно, что наши дети поступают в западные вузы, находят грантовую поддержку международных организаций и учатся. То есть, это не такая ситуация, что единственный способ попасть учиться заграницу — внутри этой программы. На сегодняшний день мы живем в глобальном мире с глобальной системой образования. Вопрос: когда люди зарегистрируются на этой странице, кого будут отбирать? По каким критериям будут отбирать, кому дать полтора миллиона, кому не дать? Много русских детей, юношей и девушек, уже учатся за рубежом. Посмотрим. Очень не хочется, чтобы хорошая идея оказалась под колесами русской коррупции.

В. Сметанин: Интересна мысль о том, что если человек все-таки не вернется после обучения, то он должен вернуть увеличенную сумму, порядка 13,5 миллионов рублей. Меня настораживает, каков будет процент тех, кто не вернется обратно на Родину, не захочет работать у нас.

Н. Осипова: И механизм востребования этих денег.

В. Сметанин: Интересна идея о том, что в первую очередь эти ребята, отучившись в западных вузах, обязаны будут вернуться на Родину и обязательно будут работать не только в центральной России, но и на Дальнем Востоке и в Сибири.

Н. Осипова: Сама по себе идея прекрасная., тем более, что, когда вы сказали, насколько конкурентоспособно русское образование — по существующим рейтингам мы видим, что не очень. Западное образование позволит этим людям получить знания, которые они потом будут применять здесь. Идея очень хороша. Посмотрим. Лишь бы не коррупция.

В. Сметанин: Возможно, стоит расширить рамки? Возможно, стоит организовать программу, когда уже работающих специалистов мы отправляем на Запад?

Н. Осипова: Есть такие программы, когда возвращают наших выпускников, в университеты, по крайней мере. Университет получает какую-то премию, я не знаю, сколько именно денег, но университет получает премию за то, что он вернул русского специалиста в Россию. Я такие примеры знаю — мой выпускник Алексей Вдовин, который закончил докторантуру в Тартусском университете, у него было несколько разных предложений, но он выбрал Россию, Высшую школу экономики, где он сейчас работает профессором.

В. Сметанин: Не возникнет такой ситуации, распространенной, уже достаточно давно существующей, когда человек возвращается из-за границы, и ему говорят: «Забудь все, чему тебя учили, у нас тут все по-старинке», и человек окажется совсем не у дел с этими потраченными миллионами?

Н. Осипова: Такой ситуации не возникнет, возникнет другая: его знаний, которые работали в той системе, должны быть адаптированы к этой системе. Получится некий микс. Но мы же говорим об умных людях, поэтому, думаю, это будет работать, это должно, по крайней мере, работать. Посмотрим, насколько хорошо будет работать.

В. Сметанин: Наверняка возникнет нюанс о том, что это все-таки международные политические связи и слежка за этими людьми со стороны госбезопасности, почва для создания агентуры, вербовки...

Н. Осипова: Владимир, вы в выходные смотрели про агента 007?

В. Сметанин: Нет, не смотрел, я уже давно не смотрю телевизор, потому что маленький сын не дает скучать. Еще две минуты у нас остается. Думаю, что серьезное событие состоялось вчера - был впервые за многие годы открыт рейс из Кирова в Санкт-Петербург в нашем аэропорту «Победилово». Как вы оцениваете это событие? Вы часто летаете?

Н. Осипова: Я летаю часто, но я не летаю из «Победилово». Мне приходилось несколько раз летать, когда совсем было невозможно этого избежать. Первый раз я летала на «АН», и это было так страшно. Он летел на высоте 5 тысяч километров три часа до Москвы. Все это время он так шумел, что мне казалось, что он реально машет крыльями. Конечно, это были три часа ужаса. Последний раз я летела тоже из Москвы, уже на «ТУ», в самолете было человек пять. Конечно, хорошо, что у нас появилась возможность слетать в Петербург. Если они будут держать цены в районе 4,5 тысяч за билет, то составят большую конкуренцию железным дорогам, и для Кирова это большой плюс.

В. Сметанин: Со стоимостью купе сопоставимо.

Н. Осипова: Это дешевле будет, чем купе. Второй момент — такие перевозки не будут быстро рентабельными. Не так много людей летает — раз, и люди боятся летать на русских самолетах, русскими авиалиниями, внутренними рейсами после всех известных нам трагических событий.

В. Сметанин: На рейс на Санкт-Петербург импортный самолет.

Н. Осипова: Маленький там самолетик, 50 мест. Сколько лет этому маленькому самолетику? Кто будет его технически обслуживать?

В. Сметанин: Это другой вопрос, который в СМИ, к сожалению, не отображен. Завершается программа «Особое мнение». Спасибо большое, я благодарю Наталью Осипову, генерального директора коммерческого центра «Вятский». До новых встреч, как говорится, успехов. Поводы обязательно найдутся для бесед. До свидания.

Н. Осипова: Несомненно. Хорошего дня.

Комментарии (2)

  • 23 января 2014 | 10:07

    куку-рузник

    Он летел на высоте 5 тысяч километров ----маладца ОСИПОВА!!!!Космонавты летают на 400 км.., а она на 5000... УРРРА
  • 21 января 2014 | 22:42

    Билли-Берда

    Уважаемая Наталья Осипова!!!!! Для выдвижения ЕДРОм Белыху не обязательно вступать в ЕДРО

Создание и продвижение сайта